Автор Тема: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса  (Прочитано 3022 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Tortilla

  • Гость

Нашла и перевела с немецкого: Tortilla
Страна: Германия
Издание: World Socialist Web Site
Авторы: Джон Клейтон и Пауль Бонд
Дата опубликования статьи: 3 марта 2012


Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса

Празднования 200 летнего юбилея со дня рождения английского писателя Чарльза Диккенса (1812 - 1870) несут на себе отпечаток современной версии официального лицемерия, возникшего в результате острого социального разделения, которое писатель большую часть свой жизни и обличал.



В 1854 году Карл Маркс назвал Диккенса одним из "великолепных примеров английских авторов, чьи подробные и красноречивые произведения дали миру больше политической и общественной правды, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые".

За 10 лет до того, Фридрих Энгельс назвал появление "нового класса романистов" - "признаком нового времени".

Его 200-й день рождения проходит в условиях, которые просто требуют появления писателя такого же ранга как Диккенс, с таким же восприятием действительности, юмором и острой общественной сатирой.

Произведения Диккенса подробно показывают какртину двух различных, борющихся друг с другом, миров, которые против собственной воли должны существовать рядом. Обитатели одного из них живут в крайней нищете, жизнь их - это непрерывная борьба за выживание. Против существования этого мира и "сочинял" Диккенс.

Многочисленные мероприятия в честь его 200-летнего юбилея, демонстрируют, что писатель и по сей день популярен, частично из-за участливого отношения к подавляемым и неимущим мира сего. Энгельс подразумевал именно Диккенса, когда в 1884 году писал о том, что новое поколение романистов обратит внимание "на неимущие и угнетаемые классы, на их судьбы и их счастье, их радости и горести".

Не просто так в английском языке появилось и закрепилось прилагательное "диккенсовский". Оно описывает, согласно словарю, "контекст и ситуации, свойственные прежде всего диккенсовским романам, а именно нищету, социальную несправедливость и другие аспекты викторианской эпохи."

В противоположность этому, жители другого мира, описываемого Диккенсом, существуют или в просто хороших финансовых ситуациях, или даже в беспрецедентной роскоши и блеске. Потомки этого слоя паразитов и взяли праздничную режиссуру по поводу дня рождения писателя в свои руки. Британская монархия, живущая в роскоши за счёт налогоплательщиков, была на празднованиях впереди всех. В рамках торжества в Вестминстерском аббатстве, принц Чарльз лично возложил венок на могилу Диккенса.

В одном из писем к другу, Диккенс писал о зажиточных бездеятельных классах следующее: "Ради Бога, если бы ты мог побывать со мной в прошлый понедельник на обеде в больнице! Там были люди, произносившие речи и излагавшие мысли, которых постеснялся бы самый последний, хоть частично умный мусорщик в замызганном платье, если бы что-то подобное пришло ему в голову. Лоснящийся, изрыгающий с пеной у рта, толстобрюхий, обожравшийся, неистовствующий от ярости, сопящий скот и его слушатели, подпрыгивающие от восторга! Ещё никогда в жизни я не видел с такой отчётливостью власти денег, что меня унизило и сделало неполноценным при одном лишь взгляде на это, причём впервые с тех пор, как я имею уши и глаза. Абсурдность происходёщего была слишком ужасна, чтобы я мог над ней посмеяться".

К тому же он не был безусловным поклонником монархии. История двух городов (1859) начинается с кровожадного описания варварства, которое предшествовало Французской Революции и которое стало её причиной; и с самодовольства аристократии: "Это были властители государства, имевшие в своём распоряжении и "хлеба и рыбы", кристалльно уверовавшие в то, что так будет всегда"

"Франция всё быстрей и быстрей катилась вниз. Банкноты выпускались и тут же тратились... Между делом беседовали о том, как лучше молодёжи обрубать руки, щипцами вырывать языки и сжигать живьём, если они не падают на колени перед грязной процессией монахов, проходящих мимо, чтобы отдать им честь".

В "Детской истории Англии" (1853), автор хвалит недавно основанную Американскую республику и противопоставляет её в качестве положительного примера тому, что "со дней Оливера Кромвеля" плохо в Великобритании. В глазах господствующего класса - провокационный комментарий.

Критик Джодж Лукас замечает, что в своих исторических трудах Диккенс прибегает к более абстрактному морализаторскому тону, чем в своих "современных" произведениях, где на него наступала непосредственная и кипящая реальность. При этом, даже если как в "Истории двух городов" он сожалеет о великой и сумбурной Французской Революции, то это сглаживается описаниями социальных условий, которые привели к таким огромным потрясениям.

Неясно, оценил бы Диккенс торжество в Вестминстреском аббатстве? Историк Юдит Фландерс замечает, что церемония была, с её точки зрения, "в высшей степени волнующей", но Диккенсу она вряд ли понравилась бы. "Он не желал никаких публичных церемоний, никаких скульптур, никакого публичного признания", вместо этого он хотел нормальных скромных похорон.

Чтобы учесть это пожелание и тем не менее отдать должное национальной великой личности, его похоронили в Вестминстерском аббатстве ранним утром, чтобы избежать большого стечения народу.  На одном из поминальных мероприятий в Рочестере (приморский город в английском графстве Кент. В окрестностях Рочестера помещено действие многих романов Диккенса, прим. перев.), где Диккенс вероятно и хотел бы быть похороненым, декламировал актёр Саймон Каллоу (английский актёр, известный по фильмам Амадеус и Четыре свадьбы и одни похороны, прим. перев.).

Посетители Вестминстерского аббатства были вынуждены признать, что мероприятия были не вполне во вкусе Диккенса. Архиепископ Кентерберийский (духовный лидер англиканской церкви, прим. перев.) отметил, что "у Диккенса было относительно мало общего с обычной религией". Диакон аббатства Джон Холл, имитировал лёгкую социальную озабоченность: "Страстность и человечность Диккенса, выраженные в его произведениях, оставили исключительно большой след в викторианской Англии и не потеряли свою актуальность и сегодня. Этими торжествами в честь его 200-го юбилея мы обязаны обновить наши обязательства помогать и улучшать жребий обездоленных сегодня."

Актёр Рэйф Файнс (британский актёр, посланник доброй воли ЮНИСЕФ, прим. перев.), во время церемонии прочитал пассаж из Холодного Дома (1853) - настоящую атаку на британскую правовую систему. Понятно, что диккенсовское уничижительное изображение социальной несправедливости находит широкий резонанс и сегодня. Нынешние власть имущие хотели бы просто-напросто  навсегда похоронить его с соответствующими почестями. Забавно, что в честь празднования 200-летия писателя, министр культуры Джереми Хант передал премьер-министру Джеймсу Кэмерону оригинальные издания "Тяжёлых времён" (1854) и "Холодного дома".

Дэвид Вутон, лорд-мэр Лондона (существующая в Британии должность, не путать с просто мэром Лондона. Лорд-мэр является главой Лондонской городской корпорации  и избирается ежегодно на Михайлов день собранием 108 традиционных гильдий лондонского Сити. В настоящее время должность лорд-мэра является преимущественно церемониальной. Так как лондонский Сити является, в первую очередь, крупным финансовым центром, роль лорд-мэра заключается в основном к поддержке и продвижению финансовых компаний Сити, прим. перев.) призвал в честь празднования юбилея Диккенса, этого "грандиозного писателя и лондонца", снова возродить веру в нашей деловой жизни. "Ещё никогда связь между экономикой и моралью не была так важна, как сегодня". 


Иллюстрация Фица (Хэблот Найт Браун, английский художник и гравер, современник Диккенса и его наиболее знаменитый иллюстратор, прим. перев.)  к "Истории двух городов"

Воззвание Вутона о моральном капитализме вызывает в памяти начало "Истории двух городов", и предисторию Французской Революции. Вутон призывает финансовый сектор "служить всей экономике и своим согражданам с целью "труднейшие времена", ну или по меньшей мере "жёсткие", превратить в лучшее время"

Самая необычная реакция на юбилей обнаружилась в бесплатной газете лондонского сити. Экономический редактор её Марк Зидвел предостерегает от того, чтобы делать из Диккенса защитника нищих и обездоленных, то есть именно тех слоёв общества, которых он от несправедливости и защищал.

Вместо этого Зидвел упрекает Диккенса в "недостаточном документальном реализме" и сравнивает "политически мотивированные преувеличения" в его романах с небрежностью его журналистики. Свою критику он обосновывает на одной из самых острых диккенсовских сатир на образование в Николасе Никльби (1839) («Жизнь и приключения Николаса Никльби»  — воспитательный роман Диккенса в трёх частях, прим. перев.) , обосновывая это тем, что положение тогда было намного лучше описанного Диккенсом, и наверное лучше, чем сегодня.

Большая часть диккенсовского сочувствия к угнетаемым берёт начало в его личном жизненном опыте, а именно в травме, оставленной арестом его отца из-за долгов. Тогда он должен был оставить школу и по 10 часов в день работать на фабрике, выпускавшей обувной лак. Несмотря на то, что это был недолгий период, он оставил очень глубокий след в жизни Диккенса, заставив постоянно заботиться о положении в обществе.

Зидвел приходит к выводу, что "лучший совет, который Диккенс смог бы дать нам сегодня", идёт из известнейшей сатиры на угнетаемых малых предпринимателей, представлении о счастье мистера Микобера из "Дэвида Копперфилда" (1850): "Годовой доход двадцать фунтов, годовые расходы девятнадцать и шесть, даёт в итоге счастье. Годовой доход двадцать фунтов, годовые расходы девятнадцать и больше, чем шесть, даёт в итоге несчастье". И Зидвел делает из этого заключение: "Он нас предупреждал".

Зидвел игнорирует уничтожающую критику диккенсовской сатиры. Как заметил Маркс о Диккенсе, Теккерее (английский писатель-прозаик, мастер реалистического романа, известен романом "Ярмарка тщеславия", прим. перев.), Шарлотте Бронте (английская поэтесса и романистка, один из наиболее известных романов "Джен Эйр", прим. перев.) и Гаскелл (Элизабет Гаскелл - английская писательница викторианской эпохи, прим. перев.), они описывают именно жестокость этого паразитического среднего класса, полного "предубеждений, аффектов, мелочной тирании и невежества...цивилизованный мир вынес этому классу свой приговор уничтожительной эпиграммой - они покорны тем, кто над ними и тиранизируют тех, кто под ними".

Слои общества, к которым обращается Зидвел, являются ещё более грабительскими, если такое возможно, чем те, кого описал в своих романах Диккенс. О них можно было по крайней мере сказать, что они представляют общественную систему, которая пока развивается.

За 142 года, прошедшие после его смерти, ни одно из центральных противоречий настоящего общественного устройства, так и не было решено. Эксплуатация, которую так живо описал Диккенс, всё ещё повседневность на планете от Африки до Азии и Латинской Америки.

Но и в тех странах, где нищета не так видна в результате борьбы рабочего класса за свои права и введения социального государства, обусловленного влиянием русской Революции, риск возвращения времён, описанных Диккенсом, неизмеримо велик.

С крушением международной банковской системы в 2008 году и введением мероприятий, направленных на экономию в странах, где сейчас глупость финансовой элиты должен оплачивать рабочий класс, этот сценарий становится всё вероятнее с каждым днём, как уже произошло в Греции. Возвращение этого сценария будет обусловлено ещё более жестокими условиями, поскольку капитализму викторианской эпохи всё же было позволено делать некоторые социальные уступки.

В Великобритании пенсионная система и система здравоохранения уже стали объектами постоянного нападения. В области образования плата за обучение увеличилась в три раза. Растёт безработица. Тёмные времена 19 столетия угрожают возвратом.

Оригинал статьи
« Последнее редактирование: Среда 28 Марта 2012 02:17:11 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Один из самых моих любимых авторов!!

Помню, когда я была в Лондоне, занесла меня нелёгкая в музей восковых фигур мадам Тюссо. Ну на первом этаже там всякие леди Ди и прочая тусовка, а в подвале аттракцион, так называемый "Дух Лондона".. Так вот спускаешься по крутой лестнице и первое, что видишь в полуосвещённом помещении - в углу скорченная фигурка подростка - Оливер Твист - ну просто как живая...

Tortilla

  • Гость


Лондон времён Чарльза Диккенса: старинные фотографии
Автор: Irina Klimina

В 2012 году исполняется 200 лет со дня рождения Чарльза Диккенса, и к юбилею знаменитого английского писателя была опубликована коллекция старинных фотоснимков Лондона викторианской эпохи - Dickens's Victorian London. Эти фотографии позволят нам отправиться в прошлое и окунуться в атмосферу тех далёких дней...


Так выглядела знаменитая улица Strand во второй половине 19 века. Слева - Сомерсет-хаус, где отец Диккенса работал клерком в одной из государственных контор.


На этом снимке, сделанном в 1865 году, запечатлена одна из улиц лондонского индустриального района Lambeth. Во времена Диккенса он был перенаселён: количество его обитатателей выросло с 28 000 (в 1801 г.) до 300 000 (на тот момент, когда была сделана фотография).


Здесь перед нами предстаёт здание лондонской таможни - Custom House, классический пример архитектуры 19 века. Фотография сделана в 1875 году. Слева можно увидеть очертания Биллингсгейтского Рынка.


На этой фотографии 1863 года - фабрика John Penn & Sons, производившая пароходные двигатели, и, возможно, один из джентльменов на снимке - не кто иной, как владелец фабрики  Джон Пенн.


Строительство железных дорог и метро изменило облик Лондона. На фотографии 1867 года можно видеть, как по городу прокладывают рельсы. На заднем плане - крыша станции метро Paddington Underground.


На этой фотографии перед нами предстает уличный торговец, продававший рыбу прямо со своей тележки на рынке лондонского Вест-Энда, недалеко от перекрёстка Seven Dials.


Вниманием прохожих завладело традиционное кукольное представление с участием всем известных персонажей - мистера Панча и его жены Джуди. Подобные шумные уличные действа не приветствовались лондонскими властями, однако Диккенс был на стороне Панча и Джуди. Он считал, что кукольные представления помогают людям найти отдохновение от суровой реальности, дают мудрые советы и учат морали.


Лондонская улица 1877 года. Юный чистильщик сапог - за работой. Общество Чистильщиков Обуви (Shoeblack Society) было основано в 1850-х годах и служило поддержкой для сирот и детей из неблагополучных семей. Диккенс оказывал активную помощь этой организации.


1875 год. Многие постоялые дворы, процветавшие в былые времена, утратили свою актуальность в эпоху железных дорог, и Oxford Arms - характерный пример того, что происходило с постоялыми дворами в дни Диккенса. Через год после того, как была сделана фотография, это здание снесли.


Люди на снимке занимаются выделкой кожи. Кожевенная фабрика Bermondsey была одной из крупнейших в городе. Снимок датируется 1862 годом.


Gray's Inn Lane, 1885 год. В 1827 году отец отправил сюда Диккенса, устроив работать клерком. Диккенс назовет это место "одним из самых унылых учреждений, когда-либо известных человеку".  Позже здания будут снесены.


На фотографии - St John's Gate, в годы Диккенса здесь находился офис издательства журнала Gentleman's Magazine.


London Bridge, 1875 год. К началу 20 века пешеходное движение на нем стало таким плотным, что пришлось увеличить ширину тротуаров на 1 метр.


Если вам интересна эпоха Диккенса, непременно посетите выставку Dickens and London, которая будет проходить в Музее истории Лондона до 10 июня 2012 г.

Источник

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3320
  • Из Дремучего Леса
Немного в тему статьи

Коути Катя

Детский труд

 Не секрет, что в викторианской Англии детям приходилось трудиться наравне со взрослыми. Дети постарше могли, к примеру, устроиться на фабрику или пойти в услужение, но даже самые маленькие городские жительницы не чурались работы. Так, популярным родом деятельности для девочек была торговля водяным крессом. Водяной кресс можно было собирать самим, но гораздо чаще его покупали на рынке, а потом перепродавали чуть дороже. Чтобы купить кресс на рынке, да еще и по выгодной цене, нужно было встать спозаранку и прийти на рынок в 4 часа утра, а иначе весь кресс будет раскуплен. Чтобы получить хоть какую-то прибыль, девочкам приходилось отчаянно торговаться, ведь иные торговки старались продать им поменьше и подороже. Когда кресс был куплен, его нужно было вымыть у колонки - холодным утром пальцы коченели от воды - а потом связать в пучки и начать трудовой день. Маленькие торговки стучались в двери, предлагая свой нехитрый товар, или же бродили по улицам, выкрикивая "Кресс, четыре пучка за пенни!" Заработки день на день не приходились. Так, восьмилетняя торговка, у которой взяли интервью в 1851 году, сообщала, что однажды она заработала феноменальную сумму - 1 шиллинг и 6 пенсов за день, при стоимости кресса в 6 пенсов. Обычно ее доход бывал гораздо скромнее - 3 - 4 пенса в день.

Самый продуктивный период торговли выпадал на интервал между 6ю и 10ю утра. Многие девочки завтракали лишь после того, как кресс был распродан. Завтрак зачастую представлял из себя пару кусков хлеба с маслом и чашку чая. Мясо дети видели только по воскресеньям, и то не каждый раз. Вернувшись домой после торговли крессом, девочки не теряли времени даром и занимались уборкой или же помогали матерям с их работой (например, дочки швеи могли пришивать пуговицы к рубашкам). Хотя у многих были игрушки, времени на игры почти не оставалось.
   
   Кроме того, женщины и дети нередко работали в шахтах, по 12 и более часов. В некоторых шахтах от них требовалось поднимать на поверхность корзины с углем, в других - тянуть за собой вагонетку груженую углем, которая привязывалась к талии с помощью цепи. Для этого приходилось передвигаться на четвереньках. Дети нередко тянули вагонетки наравне со взрослыми или же открывали затворку, чтобы вагонетки могли проехать. Сара Гудер, 8летняя девочка, открывавшая дверь вагонеткам, так описывала свою работу, "Я не устаю, но там где я сижу нет света, и мне страшно. Если рядом есть свет, иногда я пою, но только не в темноте. Тогда я не смею петь. Мне не нравится находится в шахте." В 1842 годы в шахтах работали 2 350 женщин, одна треть из них в Ланкашире. Но в 1842 году работа женщин под землей была законодательно запрещена. Кроме того, владельцы шахт больше не имели права нанимать на работу детей младше десяти лет. А десятью годами ранее, в 1833 году, были определены часы работы для несовершеннолетних - дети младше 13 лет не могли работать больше 8 часов в день, подростки до 18 лет - только 12 часов в день. Кроме того, детям запрещено было работать по ночам. Тем не менее, законодательные препоны можно было обойти с помощью махинаций - в некоторых случаях родители прибавляли свои детям пару лет, чтобы они могли работать дольше, а следовательно и зарабатывать больше. После 1842 года, женщины и девочки работали на поверхности, занимаясь в основном сортировкой угля. Их называли pit brow lasses.
   
   Но самая известная детская профессия 19го века - это, конечно, трубочист. Дома тогда отапливались преимущественно углем. Когда топливо сгорает, выделяется копоть, которая частично оседает на стенках трубы. Чтобы камины работали эффективно, не дымили, трубы приходилось время от времени чистить. Но каминная труба - это не футбольное поле, зачастую она была очень узкой. Поэтому для чистки труб требовалось или специальное оборудование, или же трубочисты маленького роста. Дети, иными словами. Ну а поскольку дети стоили дешевле новых технологий, англичане предпочитали применять именно их.

В подмастерья у трубочистам обычно отдавали мальчиков-сирот в возрасте от 4 лет - чем меньше тем лучше. Сиротские приюты хотели таким образом "обустроить будущее" своих воспитанников. Кроме того, вполне законным было принуждать к этой работе бродяжек. Хозяин маленького подмастерья обязался одевать его, кормить и обучать мастерству. Теоретически подмастерье мог дослужить до помощника трубочиста, но большинство мальчиков, когда их рост больше не позволял лезть в трубы, вынуждены были искать другую работу. А некоторые так и погибали в юном возрасте, потому что профессия трубочиста была связаны с серьезным риском.

Работа состояла в том, чтобы залезть в трубу и почистить ее скребком или щеткой. Некоторые дети на первых порах боялись лезть вверх по трубе, вдруг еще застрянешь. Обычной практикой считалось зажечь немного соломы или бумаги в камине, чтобы вынудить трубочиста двигаться вверх. Отсюда и происходит выражение, to light a fire under you (т.е. заставить кого-то работать побыстрее). Разумеется, у них не было защитной одежды или респираторов. В некоторых случаях дети застревали в трубах, срывались вниз или погибали прямо в трубе, задохнувшись от пыли. И можно только представить, какой они получали психологический ущерб, каждый день карабкаясь в узкое пространство - не все рождены диггерами, а для тех, кто страдает клаустрофобией, это воплощение кошмаров.

Хозяева редко заботились о благополучии подмастерьев, потому что маленький трубочист - это не долгосрочная инвестиция, он нужен лишь пока не подрастет. Дети спали в подвалах или на чердаках. Кормили их плохо, потому что чем тоньше подмастерье, тем он полезней. Кроме того, маленькие трубочисты редко мылись - воду для них никто разогревать не станет - поэтому год за годом на их теле накапливались слои сажи. Постоянное прикосновение кожи и копоти приводило,в частности, к раку мошонки (не говоря уже о раке легких и туберкулезе).

Никого особо не заботило их физическое состояние, а вот за духовным развитием маленьких работников строго следили. Согласно лондонским законам, подмастерья трубочистов могли работать лишь 6 дней в неделю. Воскресенье было выходным днем, когда мальчики должны были посещать воскресную школу чтобы изучать Библию. Можно лишь представить, что чувствовали дети, никогда не знавшие милосердия, сталкиваясь с подобным лицемерием. С другой стороны, религия давала им утешение и прогоняла одиночество. Это двоякое чувство отражено в стихотворениях Уильяма Блейка (см. ниже). В стихотворениях можно увидеть игру слов: трубочисты ходили по улицам и кричали "Sweep!" рекламируя свои услуги. В детских устах слово sweep - "чистить" - звучало как weep - "плакать."

В 1803 году было сформировано Общество по Замене Детей-Трубочистов, целью которого было найти оборудование, способное чистить трубы без применения детского труда. Такие щетки действительно были изобретены еще в 18м веке и улучшены Джозефом Глассом в 1828. Но использовать детей было все равно дешевле. В 1804, 1817, и 1819 предпринимались попытки запретить наем детей до 10 лет, но все законопроекты и политические кампании результата не принесли. Лишь в 1840м году Парламент запретил забираться в трубы лицам до 21 года. К сожалению, штрафы были так малы, что этот закон мало кого останавливал. Но в 1864м стараниями лорда Шафстбери штраф повысили до 10 фунтов (значительная сумма по тем временам). Эта новая мера получила как юридическую, так и общественную поддержку, и эксплуатация маленьких трубочистов пошла на спад.
   
   А теперь предоставим слово Уильяму Блейку, несколько стихотворений про трубочистов.
   

"The Chimney Sweeper" (from Songs of Innocence)

When my mother died I was very young,
And my father sold me while yet my tongue,
Could scarcely cry weep weep weep weep.
So your chimneys I sweep & in soot I sleep.

Theres little Tom Dacre, who cried when his head
That curi'd like a lambs back, was shav'd, so I said,
Hush Tom never mind it, for when your head's bare,
You know that the soot cannot spoil your white hair.

And so he was quiet, & that very night,
As Tom was a sleeping he had such a sight,
That thousands of sweepers Dick, Joe, Ned & Jack
Were all of them lock'd up in coffins of black,

And by came an Angel who had a bright key,
And he open'd the coffins & set them all free.
Then down a green plain leaping laughing they run
And wash in a river and shine in the Sun.

Then naked & white, all their bags left behind,
They rise upon clouds, and sport in the wind.
And the Angel told Tom, if he'd be a good boy,
He'd have God for his father & never want joy.

And so Tom awoke and we rose in the dark
And got with our bags & our brushes to work.
Tho' the morning was cold, Tom was happy & warm.
So if all do their duty, they need not fear harm.


МАЛЕНЬКИЙ ТРУБОЧИСТ

Когда я еще начинал лепетать,
Ушла навсегда моя бедная мать
Отец меня продал, - я сажу скребу
И черную вам прочищаю трубу.

Заплакал обстриженный наголо Том.
Его я утешил: "Не плачь, ведь зато,
Покуда кудрями опять не оброс,
Не сможет и сажа испачкать волос".

Затих и уснул он, приткнувшись к стене,
И ночью привиделись Тому во сне
Гробы на поляне - и их миллион,
А в них трубочисты - такие, как он.

Но Ангел явился в сиянии крыл
И лучиком света гробы отворил.
И к речке помчалась ватага детей,
Чтоб сажу в воде оттереть поскорей.

Мешки побросав и резвясь на ветру,
Затеяли в облаке белом, игру.
Сказал Тому Ангел: "Будь чистым душой!
И Бог, как отец, встанет рядом с тобой".

Со всеми во тьме пробудился наш Том,
Со всеми за щетку с тяжелым мешком -
И утром промозглым согрет трубочист:
Трудящийся честно пред Господом чист.



"The Chimney Sweeper" (from Songs of Experience)

A little black thing among the snow,
Crying "'weep! 'weep!" in notes of woe!
"Where are thy father and mother? say?"
"They are both gone up to the church to pray.

Because I was happy upon the heath,
And smil'd among the winter's snow,
They clothed me in the clothes of death,
And taught me to sing the notes of woe.

"And because I am happy and dance and sing,
They think they have done me no injury,
And are gone to praise God and his Priest and King,
Who make up a heaven of our misery."
A little black thing among the snow:
Crying weep, weep, in notes of woe!
Where are thy father & mother? say?
They are both gone up to the church to pray.

Because I was happy upon the heath,
And smil'd among the winters snow;
They clothed me in the clothes of death,
And taught me to sing the notes of woe.

And because I am happy, & dance & sing,
They think they have done me no injury:
And are gone to praise God & his Priest & Kingj
Who make up a heaven of our misery.


МАЛЕНЬКИЙ ТРУБОЧИСТ

Весь в саже на белом снегу он маячит.
"Почищу! Почищу!" - кричит, словно плачет.
"Куда подевались отец твой и мать?"
"Ушли они в церковь псалмы распевать.

Затем, что я пел по весне, словно птица,
И был даже в зимнюю пору счастлив,
Заставили в саван меня обрядиться
И петь научили на грустный мотив.

Затем, что я снова пляшу и пою,
Спокойно родители в церковь ушли
И молятся Богу, Святым, Королю,
Что Небо на наших слезах возвели".
   
   
   
   Стихотворения и переводы отсюда
   http://www.lib.ru/POEZIQ/BLAKE/blake.txt

http://samlib.ru/k/kouti_k/child_labor.shtml



торговка водяным крессом   Watercress Girl, 1867 by Ifold, Frederick   http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/311264.html


маленький трубочист   French School   "The Young Chimney Sweep's Dinner"   http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/292787.html


толпа  Robert William Buss   "The Crowd"   http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/292787.html


Типичный костюм pit brow lassie    http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/292787.html

Ссылки под иллюстрациями - на ЖЖ автора статьи про детский труд, по ним есть ещё картины, фотографии, подборки материалов по истории Великобритании

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
ПРОДОЛЖЕНИЕ


Рахитичная и чахоточная Британия

    Sep. 19th, 2014
ЖЖ Мангуст на Воеводстве



Согласно материалам, распространённым в конце августа - начале сентября 2014 британским Факультетом общественного здравоохранения (ФОЗ), на Альбионе всё серьёзнее проблема с социальными болезнями - рахитом, туберкулёзом и другими. Ещё недавно в медицинских кругах Соединённого Королевства официально считалось, что такого рода заболевания, чьё распространение и возникновение в значительной степени определено неблагоприятными социальными условиями, "широко представленные в Британии в XIX и начале XX веков", практически "ушли прочь вместе в викторианской эпохой".



Однако последняя статистика по Англии и Уэльсу свидетельствует: количество людей, госпитализированных в связи с недоеданием только за год выросло на 19%. Нет ничего удивительного в том, что в Британию стремительно возвращаются отступившие было болезни, потому что основным фактором их контрнаступления является реальная для миллионов и миллионов трудящихся крайняя бедность.

Количество поставленного в качестве основного диагноза "недоедание" для британских больных несколько уменьшилось, с 683 в 2012-13 до 612 в 2013-14; однако за тот же период его всё чаще и чаще, во многих тысячах случаев, указывают как сопутствующий. С 2009-10 повышение количества госпитализаций, при которых недоедание было указано одним из диагнозов, составило 71%.

Стремительный взлёт, в том же Лондоне, переживает туберкулёз. С рубежа 2009-10 в Англии госпитализированных с подагрой стало процентов, минимум, на 20% больше - до почти 5800 госпитализаций за период с апреля 2013 по апрель 2014. Во время оно подагру считали "болезнью королей", но в нынешней британской реальности она превратилась в индикатор отнюдь не "излишеств нехороших", а плохого питания.

30 августа 2014 британская леволиберальная "The Guardian" цитировала доктора Джона Миддлтона из ФОЗ, который отметил: "Дефицит витаминов, недоедание рассматриваются нынче в статистике госпитализации лишь в случае самых крайних проявлений. Однако они - маркеры той скудной диеты, на которой оказалась страна. Цены на продукты скакнули на 12%, цены на топливо - на двузначные проценты, а зарплата, напротив, упала, - являя в итоге токсичную комбинацию, вынуждающую многих британцев плохо и нездорово питаться". По мнению доктора, значительный подъём заболеваемости рахитом "в Манчестере, лондонском Ист-Энде, Бирмингеме и Западном Мидлэнде", в случае продолжения тенденции, "приведёт к вымиранию".

ФОЗ отмечает также рост других заболеваний, считавшихся в Британии "в основном, побеждёнными", - таких, как коклюш и корь. Их возвращение, по мнению врачей, в том числе, вышеупомянутого Миддлтона, - "барометр провала и небрежения", и "цивилизованная нация с развитой экономикой и здравоохранительной системой должна" увидеть в этом для себя указания на "крах своих политики в здравоохранении и соответствующих служб". Удвоилось количество госпитализаций со скарлатиной. "Исторически, скарлатина - болезнь, чьё течение резко осложняется социальными лишениями, и которую одолели, помимо антибиотиков, прежде всего улучшением условий жизни. Стоит обеспокоиться - ведь нынче мы наблюдаем период насильственной депривации, с самыми большими сокращениями зарплат со времён Диккенса", одного из самых известных и ярких литературных летописцев нищеты и лишений викторианской Британии.

Массовое снижение зарплат работников - естественный результат дичайших мер жёсткой экономии и урезаний социалки, которые проводит правящая коалиция центристских "Либеральных демократов" и правой Консервативной партии (к слову, возглавляет сейчас британское здравоохранение, и "рулит" огромным, в миллиарды фунтов, урезанием бюджета подведомственной сферы тори Хант), а также усилий работодателей, старающихся использовать развитие экономического кризиса для ухудшения условий и оплаты труда трудящихся. И принудительно вернуть работников к "викторианским" условиям, если не хуже.

Так, в результате целенаправленной политики коалиционного правительства было "отаурсосено" 457 тысяч рабочих мест в госсекторе, и труд всего этого почти полумиллиона работников разом оказался в разы хуже оплачиваем, лишен социальной защиты, а условия труда значительно ухудшились. Миллионы трудящихся, особенно в госсекторе, вообще потеряли свои рабочие места. На начало 2014 уровень безработицы среди молодежи составлял 21%. При этом уровень долгосрочной молодёжной безработицы (почти половина от общего количества) уже тогда считался "самым худшим за два десятилетия", увеличившись с 2010, по меньшей мере, на треть. Согласно опубликованным в начале января 2014 результатам опроса, проведённого благотворительной организацией "The Prince's Trust", "почти треть из долгосрочных безработных юношей и девушек подумывала покончить с собой".

Зато долги и финансовые проблемы банков и сверхбогачей, возникшие в ходе кризиса, правительство "социализировало" - за счёт жёсткой экономии, высасывающей соки из большинства населения.

Подавляющее количество британской бедноты сейчас - так называемые "работающие бедные", семьи, в которых взрослые работают. По подсчётам благотворительной организации "Shelter", "до 880 тысяч работающих родителей в Англии стараются есть как можно меньше, чтобы оплачивать другие счёта, главным образом, коммунальные, за отопление и электричество, транспортные расходы". Платить и за еду, и за тепло они не могут себе позволить. 37% работающих родителей "урезали затраты на покупку пищи".

Тем временем международная благотворительная организация "Save the Children", которая ранее работала только в странах, не относящихся к Большой семёрке, с 2012 стала работать в Британии - "ввиду тяжелейших уровней детской бедности". В мае 2014 в своём докладе, подготовленном при участии лондонского Института фискальных исследований, она озвучила ряд цифр и прогнозов - основываясь, к слову, на самых умеренных и консервативных оценках. Согласно им, к 2020-му уже треть всех британских детей, 5 миллионов, "будет обречена на нищую жизнь". Сейчас детская бедность охватывает четверть британского юного поколения, 3,5 миллиона, лишенных нормального питания, жилья и одежды.

Даже буржуазным "благотворителям" очевидна связь между ростом детской бедности и затяжному краху уровня жизни трудящихся. Исследование ясно показывает: половина семей с низкими доходами стала жить значительно хуже именно после 2008-2009, и "лицо бедности в Британии, особенно к 2020, - это будет лицо ребёнка, как правило, из семьи работников". Уже сейчас две трети бедных детей живут в работающих семьях, и указанная доля за последние 10 лет выросла на 20%. Свыше трети жилищ, в которых живут семьи трудящихся с детьми, находятся в плохом состоянии - домохозяйствам нечем платить за ремонт. 1,6 миллиона британских детей страдает от недостатка надлежащего отопления, что, к слову, повышает риск целого букета заболеваний. 2,7 миллиона детей Британии "лишены базовых потребностей, таких как здоровое питание".

В середине июля 2014 благотворительная "Child Poverty Action Group" опубликовала собственный доклад, подсчитав, на основании разработанных в правительстве же методик, что меры правительственных мер жёсткой экономии множат и усиливают детскую бедность. Причём "уровень детской бедности в Лондоне выше, чем в остальной части Англии". Более того, "Лондон имеет самые высокие показатели детской бедности в Британии", "в Лондоне больше бедных детей, чем в Шотландии и Уэльсе разом, а высокая стоимость жизни в столице увеличивает тяготы бедности". Согласно докладу 2013 "Campaign to End Child Poverty", в 40% территориальных подразделений Лондона уровень детской бедности был равен или даже превышал 25%, вплоть до печальных рекордов в 42% и 50%.

При этом, согласно последним спискам богатеев, составляемым влиятельными западными медиа и консалтинговыми фирмами, именно в Лондоне живут сотни и сотни миллионеров. Пропасть неравенства между трудящимися массами и кучкой правящей элиты в самом дорогом городе Британии становится всё шире, и мэр-тори Джонсон открыто поощряет процветающий слой паразитов, которому, по его настойчиво провозглашаемому мнению, "лондонцы обязаны быть сердечно благодарны".

Правые и "левые" партии истеблишмента демонстративно игнорируют проблемы, терзающие миллионы британцев, - потому что все они представляют и безоговорочно защищают политические интересы узкого слоя финансовой олигархии и кровно заинтересованы, чтобы даже тени публичной дискуссии о социальном неравенстве в обществе не возникало. Для желающих "выразить протест" мэйнстрим-медиа услужливо и тщательно промоутируют в качестве полезного капиталу канала, прежде всего, крайне правых, ту же Партию независимости Соединенного Королевства (UKIP, ПНСК).

У Британии - шестой по величине ВВП в мире, однако миллионы детей не имеют самого необходимого, а сотни тысяч молодых людей не хотят жить. Существующей системе нечего позитивного предложить подрастающему поколению, ставшему, по сути, жертвами ухнувшего в кризис капитализма. Это - приговор и британскому капитализму, и его государству, которое управляется политическими представителями сверхбогатых именно таким образом, что исправно приумножает миллионерам состояния, а миллионам - нищету. Изменить кошмарное и несправедливое положение дел сможет лишь социалистическое преобразование общества.

http://rikki-vojvoda.livejournal.com/
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Воланд

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 5268
Re: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса
« Ответ #5 : Суббота 20 Сентября 2014 22:08:50 »
Бред сивой кобылы
Когда все поют в унисон, слова не имеют значения.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса
« Ответ #6 : Суббота 20 Сентября 2014 22:46:22 »
Бред сивой кобылы

Хороший комментарий. А главное - содержательный! Между прочим, туберкулёз - вообще бич современного капиталистического общества. Знаешь, как заболеваемость подскочила в постсоветских странах? В Прибалтике в том числе. Ибо это болезни в первую очередь социальные. Рахит реально зависит от полноценного питания. Витамины очень важны. Это я тебе, как "северный ребёнок" говорю.

Так в чём бред-то?  ???

«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Воланд

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 5268
Re: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса
« Ответ #7 : Суббота 20 Сентября 2014 23:12:38 »
Хороший комментарий. А главное - содержательный! Между прочим, туберкулёз - вообще бич современного капиталистического общества. Знаешь, как заболеваемость подскочила в постсоветских странах? В Прибалтике в том числе. Ибо это болезни в первую очередь социальные. Рахит реально зависит от полноценного питания. Витамины очень важны. Это я тебе, как "северный ребёнок" говорю.

Так в чём бред-то?  ???
Это проблемы всего мира. Всего. А не отдельно взятой Британии. Тот кто написал эту статью предпочтёт наблюдать здоровье в Британии, уверен, а пишет муйню. "Рахитичная и чахоточная Британия"
Когда все поют в унисон, слова не имеют значения.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса
« Ответ #8 : Суббота 20 Сентября 2014 23:25:45 »
Это проблемы всего мира. Всего. А не отдельно взятой Британии. Тот кто написал эту статью предпочтёт наблюдать здоровье в Британии, уверен, а пишет муйню. "Рахитичная и чахоточная Британия"


Так в чём бред-то?  Я автора знаю. Он "муйню" не пишет в принципе. Он и не утверждает, что весь мир в шоколаде, одна Британия больна. Но данная статья о проблемах Британии на материалах по Британии. Ещё раз - в чём бред-то? Нет социального расслоения? Нет проблемы питания? Нет детской нищеты в отдельно взятой Британии? Есть. Как и в Германии, кстати. Я сама лично переводила материалы о том, что политики Германии бьют тревогу в связи с растущей детской нищетой. Это, на минуточку, в богатейшей ФРГ. Так в чём бред-то? Заголовок не понравился? Ну извини... Кстати, в южных странах туберкулёз распространён гораздо меньше. Там другие проблемы. В Африке, например, малярия.


А стартовая статья здесь вообще о том, что 200 лет со дня рождения Диккенса праздновали в первую очередь те, кого он так страстно ненавидел всю свою жизнь и обличал. Социальный раскол - 200 лет спустя после Диккенса. А писал он в первую очередь о Британии.
« Последнее редактирование: Суббота 20 Сентября 2014 23:29:19 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Воланд

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 5268
Re: Социальный раскол: 200 лет спустя после рождения Диккенса
« Ответ #9 : Суббота 20 Сентября 2014 23:53:18 »

Так в чём бред-то?  Я автора знаю. Он "муйню" не пишет в принципе. Он и не утверждает, что весь мир в шоколаде, одна Британия больна. Но данная статья о проблемах Британии на материалах по Британии. Ещё раз - в чём бред-то? Нет социального расслоения? Нет проблемы питания? Нет детской нищеты в отдельно взятой Британии? Есть. Как и в Германии, кстати. Я сама лично переводила материалы о том, что политики Германии бьют тревогу в связи с растущей детской нищетой. Это, на минуточку, в богатейшей ФРГ. Так в чём бред-то? Заголовок не понравился? Ну извини... Кстати, в южных странах туберкулёз распространён гораздо меньше. Там другие проблемы. В Африке, например, малярия.


А стартовая статья здесь вообще о том, что 200 лет со дня рождения Диккенса праздновали в первую очередь те, кого он так страстно ненавидел всю свою жизнь и обличал. Социальный раскол - 200 лет спустя после Диккенса. А писал он в первую очередь о Британии.
Бред в том, чтоб представлять, что в Британии на эту проблему обращают меньше внимания, чем где то. И Диккенс обличал то, что любил.
ЗЫ Интересно посмотреть уровень расслоения по странам. ГЛ как то выкладывал. Глеб, отзовись.
« Последнее редактирование: Суббота 20 Сентября 2014 23:56:15 от Воланд »
Когда все поют в унисон, слова не имеют значения.

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика