Автор Тема: "Силиконовая демократия"  (Прочитано 2398 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Tortilla

  • Гость
"Силиконовая демократия"
« : Вторник 7 Февраля 2012 22:54:01 »

Перевела с немецкого: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Frankfurter Allgemeine Zeitung
Автор: Евгений Морозов

"Силиконовая демократия"

Защитите анонимность

Интернет - это рай для потребителей и ад для граждан. Настало время для видения интернета как гражданской сети, которая спасёт нас от власти концернов. Первая часть новой колонки Евгения Морозова "Силиконовая демократия"



Гугль, фэйсбук и твиттер запустили арабскую революцию? Евгений Морозов больше не может слышать этого и потому решил создать эту колонку, которая отныне будет публиковаться и в нашей газете. "Силиконовая демократия" - само название подсказывает нам о чём это. Демократия, использующая все эти цифроровые достижения Силиконовой долины, и одновременно старающаяся быть начеку из-за этих же достижений. Публицист, родившийся в 1984 году в Белоруссии, учившийся в Стэнфордском университете, а ныне живущий в Калифорнии, считает, что нам необходимо скептически поразмышлять об отношении  демократии и технологии, частной сферы и контроля над ней. В своей книге „The Net Delusion“ (сетевые иллюзии) он настаивает на кибернетическом реализме: цифровые инструменты, это всего лишь инструменты, а общественные переломы стали возможны только в результате множественных усилий со стороны политических институтов и реформаторских движений. Революции также нуждаются в интеллектуальной питательной среде, которую интернет сам по себе не может создать. Морозов обращается не к потребителям, а к гражданам и спорит в первую очередь именно с идеей создателя фэйсбука Марка Цукербергера, подвергая критике "frictionless sharing“, якобы гладкое безупречное функционирование коммуникации и обмена. Первую заметку Морозова необходимо читать в свете соглашения, к которому американское общество потребителей принудило фэйсбук: концерн должен позволить "просветить" себя независимым контролёрам и опросить своих пользователей, согласны ли они предоставить свои данные ему для использования в коммерческих целях. Критики опасаются, однако, что это ничего не даст, а данные фэйсбук будет и дальше собирать и использовать, как ему угодно.

_______________________________________________________

Как оценил бы фэйсбук Джордж Оруэлл? Вероятнее всего никак, поскольку его аккаунт был бы моментально деактивирован. Он должен был быть рад, если бы его попросили предоставить копию первой страницы паспорта и зарегистрироваться под именем Эрика Блэра (Эрик Артур Блэр - настоящее имя английского писателя и публициста, прим. перев.). В этом отношении фэйсбук ещё равнее, чем СССР. Можно быть богатым и знаменитым, или преследумым диссидентом, но тот, кто не регистрируется под своим настоящим именем моментально получит неприятности на свою голову и будет преследуем с поистине кафкианским упорством.

 В прошлом году был временно закрыт аккаунт арестованного русского олигарха Михаила Ходорковского, его попросили прислать по электронной почте копию паспорта - из сибирской тюрьмы! И что же он мог сделать? Ничего. Недавно Салману Рушди сообщили, что на фэйсбуке он может оставаться только под именем Ахмеда Рушди, в противном случае он может провести свою жизнь в  другом виртуальном ничтожестве. В конце концов они пошли ему на уступки, но только после того, как Салман Рушди "откупился" от Марка Цукербергера. Однако не укаждого есть такая "опция".

То, что из этого извлекают пользу авторитарные режимы, похоже нимало не мешает предприятию. Китайский вариант фэйсбук-революции имеет все признаки контрреволюции. Фэйсбук обвинили в том, что был деактивирован аккаунт влиятельного интернет-активиста, который там фигурировал под псевдонимом Михаэль Анти. Когда в Египте временно закрыли сайт, основанный в Гугле  Уэлем Гхонимом (тоже псевдоним), то фэйсбук был совсем недалёк от того, чтобы обрезать крылья революционерам.

Стимулы к отказу от частной сферы

Время от времени каждый концерн поддерживает ту или иную идиотскую позицию, и фэйсбук здесь не исключение. Однако политика "настоящих имён" для этой фирмы - это не просто глупость, это существенная составная часть уродливой воображаемой картины будущего интернета, в которой реальной ценностью являются не с трудом заработанные деньги, а частная сфера. И финансовая политика фэйсбука основана на одной простой идее: или вы отказываетесь от свой личной жизни и отправляетесь в мир безграничного общения, или же вы охраняете свой мир, рискуя остаться вне океана развлечений. Выбор за вами.

По этой причине сообщение о том, что фэйсбук - под давлением федерального торгового комитета - позволит своим пользователям больший контроль над собственными личными данными, в перспективе принесёт немного. Своё отношение к псевдонимам фэйсбук не изменит. Но вместо того чтобы просто принуждать пользователей к отказу от частной сферы, концерн использует для этого коммерческие стимулы, такие как доступ к музыке или фильмам.

Всё это не означает, что личные данные не имеют больше никакой ценности. Напротив, за них можно получить то, чего не купишь за деньги. Что может конкурировать например с видимо неистощимыми музыкальными библиотеками, такими, как порталах Streaming или Spotify ? Однако попробуйте войти туда не имея аккаунта на фэйсбуке. Например Spotify требует от новых пользователей непременного владения фэйсбук-аккаунтом, что естественно возможно лишь тогда, когда вы готовы зарегистрироваться там под своим настоящим именем. Таким образом анонимное прослушивание музыки вам заказано. Когда нибудь это, кроме того, станет ещё сложно и дорого. Анонимное чтение ещё не стигматизировано, однако всё идёт к тому, что ситуация изменится, когда мы будем одалживать книги на сайтах  Amazon или Barnes&Noble, а не в публичных библиотеках. Им никогда не придёт в голову продавать наши данные, однако другие не преминут воспользоваться этой возможностью. Возможно они даже будут открывать нам кредиты в ответ на вопрос о том, что мы сейчас читаем.

Прозрачная скука

Всё это - часть большого проекта Силиконовой долины, связать весь потребительский мир в одну большую сеть и сделать её прозрачной. И это функционирует. Слишком часто мы покупаем вещи, рекомендованные нам нашими он-лайн друзьями, и тут же рассказываем об этом дальше, создавая Feedback - шлейф, который делает такие понятия, как "наглядное потребление" неадекватными. В этой новой экономике, опирающейся на личные данные, такие сервисы, как фэйсбук выглядят очень влиятельными агентами, выслеживающими наши самые интимные мысли, страхи и желания (от колыбели до катафалка) и зарабатывающими деньги на персонифицированной рекламе. Социальные сети также относятся к своим анонимным пользователям, как банки к "токсичным" бумагам: они дороги и отпугивают ценных деловых партнёров. Такие люди не нужны.

Чем больше древний конфликт между гражданами и потребителями разносится по сети, тем отчётливей проявляются контуры потребительски оптимизированного интернета. Он совершенно прозрачен, необычайно эффективен (всё тщательно организовано и поиск занимает буквально секунды), всё взаимосвязано и застраховано, вместе с псевдонимами исчезнет и кибернетическая преступность. Кроме того, он затхл, скучен и невыносим. Такой интернет - это рай для потребителей и ад для граждан. Как можно обратить внимание Эрика Блэра на "1984", когда Джордж Оруэлл не может выйти в сеть и лично прорекламировать свою книгу? А агитировать за неё ему нужно было бы: лишь немногие современные авторы могут себе это позволить - игнорировать фэйсбук. Для многих это единственное место для недорогого, грустного и яростного виртуального пути к читателю.

Расчитанные случайности

Будет время, когда мы разработаем модель гражданского интернета, который начнёт конкурировать с доминирующей моделью концернов. Хотим ли мы далее поддерживать располагающую к инакомыслию анонимность или откажемся от неё ради того, чтобы фирмы больше не боялись кибернетических атак? Хотим ли мы создать, в надежде на лучшее потребление, новую контролирующую инфраструктуру, которой будут злоупотреблять охочие до персональных данных правительства? Или мы хотим просто делать как можно больше случайных открытий, случайно натыкаться на новые и спорные идеи, критически думать и писать о том, что мы видим и читаем в сети?

Или мы хотим создать компютер, который будет проводить для нас автоматизированный поиск и наконец выдавать лишь предложения о покупках, указывать на близлежащие рестораны и всегда иметь наготове один ответ вместо множества? Хотим ли мы, чтобы интернет помнил обо всём, что происходило в режиме он-лайн, или чтобы наш дигитальный архив, который стареет с нами, тоже приходил в упадок? Все те, кто рассматривает сеть в качестве огромного каталога товаров, упадка конечно не желают, однако те, кто считает её частично дневником, не возражали бы.

Фэйсбук лишает нас фантазии

Как ни странно, но формируются и политические силы, которые необходимы для воплощения подобных идей. Даже прежде, чем развилась соответствующая идеология. Успехи европейской "Партии пиратов" - ободряющий сигнал. Однако все эти движения часто слишком радикальны и в тоже время недостаточно радикальны. Не только эксцентрики и близкие к технике молодые люди должны рассуждать о том, как должен выглядеть альтернативный интернет для граждан. Если эти идеи действительно смогут воплотиться, то лишь тогда, когда привлекут к себе людей из самых широких слоёв общества. И дебаты не должны ограничиваться только острыми вопросами реформы авторского права или легализации обмена файлами (в настоящее время это главные пункты этого движения), так как существует ещё много нерешённых дигитальных проблем.

В действительности нет ни одной области в политической жизни, на которую глобальная сеть не оказала бы влияния. И критическая позиция по отношению к нерешённым вопросам должна стать приоритетом для тех, кому небезразлична демократия и ещё до того, как технологические гиганты, такие как фэйсбук с его идеей "совершенного обмена", окончательно украдут у нас все фантазии. Рай для граждан, ад для потребителей! Таким образом мы представляем себе интернет: Occupy the Net – кто с нами?

Оригинал статьи

Об Авторе:


Белорусский публицист. Занимается аспектами политического и социального воздействия техники. Критикует наивность тезиса о том, что интернет сам по себе демократичен.
Получив стипендию Джоджа Сороса, он уехал в Болгарию, работал в Берлине. Морозов сотрудничает с New America Foundation и в настоящее время занимается исследованиями в Стэнфордском университете. Пишет для издания „Net.Effect How Technology Shapes the World.“

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика