Автор Тема: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.  (Прочитано 34300 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« : Понедельник 31 Октября 2011 00:49:11 »
Собственноручные показания майора литовской армии ПАШКОВА
       Не ранее лета 1942 г.
 
      Близкий фашистскому, режим в Литве установился в 1926 году, когда после переворота, власть взяли СМЕТОНА и профессор ВОЛЬДЕМАРАС. Сначала между ними не было заметных трений. Но со временем взгляды,  как во внутренней, так и во внешней политике, диаметрально разошлись.
      СМЕТОНА был сторонником умеренной фашистской диктатуры и во внутренней политике хотел сотрудничать с христианскими демократами и народниками, а во внешней политике ориентировался на англосаксов.
      ВОЛЬДЕМАРАС же стоял на платформе чисто фашистской диктатуры и с другими партиями общего языка не находил, а внешнюю политику ориентировал на Германию, (по договору между Литвой и Германией немцы могли покупать землю в Литве).
      СМЕТОНА имел больше сторонников, потому что его частично поддерживал литовский епископ и старшая часть населения, а ВОЛЬДЕМАРАС опирался большей частью на молодежь. ВОЛЬДЕМАРАС участвовал во всех торжествах, имел способности к публичным выступлениям и становился популярнее СМЕТОНЫ, чего не могли перенести сторонники последнего, в особенности его жена София и ее сестра Ядвига ТУБЕЛЕНЕ.
      (Поговаривают, что жена СМЕТОНЫ имела большое влияние на управление страной, без ее ведома не составлялся ни один министерский кабинет. Она была властолюбива и честолюбива. Любила карты, вино и общество мужчин. Постоянными ее друзьями были два ксендза ТАМОШАЙТИС и МИРОНАС, оба тоже любители карт, вина и женщин.)
      ВОЛЬДЕМАРАС должен был уйти из кабинета министров. СМЕТОНА утвердил новый кабинет, а в партии «Таутинников» произошел раскол. Сторонники ВОЛЬДЕМАРАСА отделились и ушли работать в подполье. Во главе «вольдемарников» встал некий Ольгерд СЛЕСОРАЙТИС, молодой человек, мало кому известная личность, а «Таутинников» возглавил премьер-министр ТУВЕЛИС.
      СМЕТОНА менял министров, но ни внешняя, ни внутренняя политика не менялись, а между тем назревали два больших события. С одной стороны, подпольная «вольдемаровская» организация подготовливала переворот в Литве (центр этой организации был [...]).
      Каунасская комендатура, иначе штаб формирований «Сависавга», сформировала три или пять батальонов по 400–500 человек в каждом. При формировании батальонов полагали, что они останутся в Литве и будут нести охранную службу, но немцы все сформированные батальоны выслали на фронт. Та же самая участь постигла и сформированные батальоны городов Вильно, Паневежис, Шавли, Мариамполь.
      Всего было сформировано около 20  таких батальонов. Но с течением времени число их сократилось наполовину. Многие солдаты и офицеры удрали домой,  часть солдат и офицеров ушла к советским партизанам. Другая часть – раненые и убитые. Сначала во главе формирования батальонов стоял полковник БОБЕЛИС, человек довольно серьезный. Его сместил капитан КВИСЦИНСКАС, человек горячий, вспыльчивый и в высшей степени симпатизирующий немцам. Впоследствии этот самый КВИСЦИНСКАС стал личным адъютантом КУБИЛЮНАСА.
      В конце штаб формирований возглавлял подполковник ШПАКЕВИЧУС, человек слабой воли, трус, исполняющий все немецкие приказания беспрекословно. Впоследствии, т. е. в 1944 г, перед приходом советских войск, этот самый подполковник ШПАКЕВИЧУС командовал полком, состоящим из 4 батальонов.
      Немцам этих формирований было недостаточно. Они хотели забрать побольше литовской молодежи, и потому вербовали на всякие работы.
      P. S. Говоря о формированиях «Сависавга», нельзя не упомянуть о первом батальоне, потом переименованном в тринадцатый. Этот батальон отличился при массовых расстрелах евреев. Он был собран большей частью из городских жителей, любящих легкую наживу, проходимцев и вообще людей  с темным прошлым.
      Они, уже напоенные немцами, после расстрела партии евреев, складывали одежду расстрелянных на извозчиков, привозили в казарму, продавали и на полученные деньги устраивали пьянство, драки. Расстрелами евреев командовали немцы. К месту расстрела привозили водку и давали расстреливающим для храбрости. Потом, видимо, и сами немцы побоялись держать этот батальон в гор. Каунасе и послали на советско-германский фронт, где он почти целиком погиб. Этим батальоном сначала командовал майор ШИМКУС, потом капитан ГАСЕНАС, а кто им командовал впоследствии – не знаю.
      Одним из таких формирований были т. н. подсобники «талкининкай». Сюда вербовали молодых мужчин. Они должны были ехать на фронт и там исполнять обязанности при германском военном транспорте. Но «добровольцев», т. е. тех, кто шёл по приказу германских властей, нашлось немного. Тогда стали ловить на улицах, ходили по домам и деревням. Немцы собрали якобы литовских представителей из которых решили формировать литовские легионы, но  не нашли для них командного состава...
      Существовали ли во время немецкой оккупации какие-либо подпольные партии, не знаю, ибо я к никакой ни легальной, ни нелегальной партии всю свою жизнь не принадлежал.
      Правда, в 1942 г., летом, ко мне пришли два литовских солдата, фамилия одного из которых ЮРГЕЛЕВИЧ, а другого не знаю, и просили, чтобы я пришел в 2 часа дня в дубраву поговорить о литовских делах, там меня будет ждать один человек. Но я туда не пошел и не знаю, что за человек меня просил прийти и о каких делах говорить.
      ПАШКОВ
 
       ЦА ФСБ России. Ф. 100. Оп. 11. Д. 6. Л. 255–257.
       Машинопись. Заверенная копия.
« Последнее редактирование: Понедельник 31 Октября 2011 01:25:03 от Tortilla »
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #1 : Понедельник 31 Октября 2011 13:25:53 »
Телеграмма шефа полиции безопасности и СД Гейдриха о политике Германии в отношении «отрядов самообороны» в Прибалтике
       Секретно
       29 июня 1941 г.
       гор. Берлин
 
      Командиру оперативной группы полиции безопасности и СД бригадефюреру СС НЕБЕ
      Командиру оперативной группы полиции безопасности и СД штандартенфюреру СС ОЛЕНДОРФУ
      Командиру оперативной группы полиции безопасности и СД бригадефюреру СС доктору РАШУ
      Командиру оперативной группы полиции безопасности и СД бригадефюреру ШТАЛЬЭКЕРУ
 
      В связи со сделанными мною 17 июля в Берлине устными заявлениями я напоминаю:
      Не следует чинить препятствий самостоятельным стремлениям антикоммунистических и антиеврейских кругов к чисткам во вновь занятых областях. Напротив, их [чистки] надо интенсифицировать и там, где это требуется, направить в нужное русло, но не оставляя никаких следов, чтобы эти местные «круги самообороны» не могли позже сослаться на какое-либо распоряжение или данное им политическое обещание.
      Так как такие действия, по очевидным причинам, возможны только в первое время после военной оккупации, оперативные группы и команды полиции безопасности и СД, по согласованию с военными органами, должны стремиться по возможности хотя бы во вновь занимаемых областях создавать предварительные команды, которые могли бы делать все, что требуется.
      Командирами таких предварительных команд должны быть отобраны только те силы полиции безопасности и СД, которые располагают необходимой политической интуицией.
      Создание постоянных отрядов самообороны с централизованным управлением пока что нужно избегать, пока что целесообразнее наблюдать погромы, проводимые местным населением, как было сказано выше.
 
      Шеф полиции безопасности и СД ГЕЙДРИХ
 
       РГВА. Ф. 500-к. Оп. 1. Д. 2.5 Л. 391–392. Копия. Машинопись.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #2 : Понедельник 31 Октября 2011 17:04:46 »
Отчеты оперативной группы «А» в РСХА
       Июль 1941 г.
 
      Настроение литовского населения хорошее и пронемецкое. Литовское население не согласно с самопровозглашенным литовским правительством во главе с полковником СКИРПОЙ. Правительство называют неким сообществом по интересам которое в первую очередь хочет получить материальную выгоду в нынешней неясной обстановке. Бывшие литовские партии предпринимают попытки установить контакты. Римско-католический епископ БРИСГИС, который пользуется авторитетом в литовском клире, готов к сотрудничеству. Он находится в тесном контакте с генералом РАСТИКИСОМ. [...]
      Форт VII в Ковно [Каунас] используется как концентрационный лагерь для евреев, он разделен на 2 отделения: 1) мужское; 2) женское и детское.
      В настоящее время в форте находятся 1500 евреев. Караульную службу несут литовские охранные отряды.
      В центральной тюрьме сейчас содержатся 1869 евреев, 214 литовцев, 134 русских, 1 латвиец и 16 поляков.
      Запланировано создание еще одного концентрационного лагеря для евреев в форте IX крепости Ковно [Каунас]. [...]
      Литовскому полицейскому аппарату, находящемуся в подчинении у оперативной команды, было поручено составить именные списки вильнюсских евреев, в первую очередь интеллигенции, политических активистов и состоятельных евреев. На его основании были проведены обыски и аресты. 4 июля было ликвидировано 54 еврея, 5 июля – 93 еврея, еврейское имущество было конфисковано. С помощью литовских полицейских чиновников проводится поимка коммунистов и агентов НКВД, которые, однако, в основной своей массе, видимо, скрылись. В то же время проводится поиск складов оружия, принадлежащего тайным военным польским организациям, о чем от литовской полиции поступают еще не проверенные сведения. Подготовлено создание еврейского квартала. По предложению оперативной команды, еврейский квартал должен быть объявлен полевой комендатурой запретной зоной для солдат вермахта.
      ...Положение в Ковно спокойное. Литовское население [...] в основном настроено прогермански и помогает всеми средствами немецким солдатам, полицейским органам и действующим в этом районе иными организациями. Их помощь в основном состоит в определении местонахождения и поимке литовских коммунистов, разрозненных красноармейцев и евреев. После отступления Красной Армии население Ковно спонтанно уничтожило более 2500 евреев. Еще одна большая часть была расстреляна службой вспомогательной полиции (партизанами).
       Оперативная группа «А»
       Местоположение гор. Рига
      1. В Ковно в общей сложности было уничтожено 7800 евреев, часть во время погромов, часть была расстреляна литовскими командами. Все трупы были ликвидированы. Дальнейшие массовые расстрелы невозможны, ко мне был вызван еврейский комитет, и ему было заявлено, что мы до сих пор не имели повода вмешиваться в отношения между литовцами и евреями. Предпосылка для нововведения: создание еврейского гетто, обозначение всех евреев желтой звездой Давида размером 8 на 10 см на левой стороне груди и размещение еврейским вспомогательным комитетом освобожденных, по нашему возможному приказанию, литовцами женщин и детей в новое гетто. Гетто будет располагаться в городе Вилиампоб (Viliampob) [...].
      Примерно 205 литовских партизан были оставлены нами в качестве зондеркоманды и подготовлены к проведению возможных расстрелов, в том числе и в других районах [...].
      В Вильнюсе тамошняя оперативная команда к 8 июля ликвидировала 321 еврея. Литовская служба порядка, которая после прекращения деятельности литовской политической полиции была отдана в подчинение оперативной команды, получила приказание принять участие в ликвидации евреев. Для этого были откомандированы 150 литовских чиновников, которые захватывали евреев и отправляли их в концлагерь, где они в тот же день были подвергнуты особой обработке. Эта работа сейчас начата, и ежедневно ликвидируется около 500 евреев, в том числе и саботажники. Примерно 460 000 рублей наличных денег, а также большое количество ценных вещей, которые принадлежали евреям, подвергнутым особой обработке, были конфискованы как вражеское имущество. [...]
      Литовской стороной оперативной команде были сообщены сведения о том, что во время большевистского господства примерно 12 000 поляков создали военную организацию и организовали лагерь с оружием. Начат поиск этого лагеря.
      Был достигнут прогресс в вопросе литовского стремления к самостоятельности в Вильнюсском районе, который курирует оперативная команда и военные власти. [...] В любом случае нельзя допустить создания литовской армии или военных формирований. Литовские службы предполагается разделить на 3 отдела:
      а) отдел самообороны;
      б) отдел охраны порядка;
      в) рабочий отдел.
      Эти отделы находятся под немецким надзором и руководством, время от времени им можно будет выдавать оружие. Название «полиция» для обозначения отдела обеспечения порядка не было разрешено оперативной командой, т. к. определение «полиция» может использоваться только для германских частей. Роспуск литовской политической полиции прошел в Вильнюсе без осложнений, некоторые подходящие силы работают по поручениям оперативной команды [...].
      Будут продолжены попытки создания из беларусов противовеса излишне активному литовскому населению. [...]
 
       РГВА. Ф. 500-к. Оп. 2. Д. 229. Л. 3, 4, 27–28, 32, 52–53. Копия. Машинопись.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #3 : Понедельник 31 Октября 2011 22:49:33 »
Приказ рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции в министерстве внутренних дел о задачах полиции в оккупированных территориях
       Секретно
       25 июля 1941 г.
       гор. Берлин
 
      Главное командование сухопутных сил № 24/41. (g)
      Адресовано:
      A) Главному начальнику полиции и СС 101 группенфюреру СС ПРЮТЦМАНУ (для командования военной полиции в Кенигсберге)
      Б) Главному начальнику полиции и СС 103 обергруппенфюреру СС ЕКЕЛЬНУ (для командования военной полиции в Кракове)
      B) Главному начальнику полиции и СС 102 группенфюреру СС ФОН ДЕМ БАХУ (для командования военной полиции в Кракове)
      Г) Высшему начальнику полиции и СС по особому распоряжению оберфюреру СС КОРЗЕМАНУ
      Д) начальнику полиции и СС бригадефюреру СС ГЛОБОЦНИКУ (в Люблин)
 
      Задачи, стоящие перед полицией в оккупированных восточных областях, не могут быть выполнены только введенными и теми, которые будут еще введены в действие, подразделениями полиции и СС. Отсюда необходимо создать дополнительные охранные формирования из подходящей для нас части населения оккупированных областей, как это уже частично произошло с оперативными группами полиции безопасности. Эти охранные формирования в первую очередь должны быть созданы из украинцев, жителей прибалтийских стран и белорусов. Они должны быть отобраны из еще имеющихся в наличии на местах мужчин и военнопленных-некоммунистов. При выборе имеют силу существующие между шефом полиции безопасности и командованием вермахта соглашения об освобождении от военной службы пленных, которые к ним прибыли. Дальнейшие подробности о вооружении, обмундировании, материальном и денежном обеспечении охранных формирований поступят от шефа военной полиции или шефа полиции безопасности. Следует докладывать об организации и о действиях охранных отрядов. О создании рабочей команды для строительства казарм и т. д. на востоке вам напрямую сообщит бригаденфюрер СС ГЛОБОЦНИК.
      ГИММЛЕР
 
       РГВА. Ф. 1323-к, Оп. 1. Д. 50. Л.10. Копия. Машинопись.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13169
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #4 : Вторник 1 Ноября 2011 09:11:15 »
Полагаю, это не вся глубина...
Наверняка кое-что, а может и многое на эту тему ещё не открыто
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

bayer_a

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #5 : Вторник 1 Ноября 2011 14:12:08 »
Ну мы же погимаем что это всё неправда и наговор, даже состоя в зондеркоммагде, получая довольствие и оружие, патриоты держали фигу в кармане.

Оффлайн PanzerBat

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 9905
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #6 : Вторник 1 Ноября 2011 14:16:40 »
 :smile: литовская фига - национальное достояние!

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #7 : Вторник 1 Ноября 2011 14:34:06 »
Приказ рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции в министерстве внутренних дел о создании «охранных формирований»
       Секретно
       31 июля 1941 г.
       гор. Берлин
 
      Главное командование № 24/II 41. (g)
      A) Главным начальникам полиции и СС 101–103.
      Б) Главному начальнику полиции и СС Ост в Кракове, один экз. командирам военной полиции и полиции безопасности
      B) Главному начальнику полиции и СС Норд-Ост в Кенигсберге. Один экз. командирам военной полиции и полиции безопасности
      Для ознакомления всем высшим командирам полиции и СС, а также командирам (инспекторам) военной полиции и полиции безопасности
 
      Относительно: «Охранных формирований» во вновь завоеванных восточных областях.
      В продолжение приказа Рейхсфюрера СС О.-Кдо.1. № 24/41. (g) от 25 июля 1941 г об охранных формированиях я приказываю следующее:
      1) Формирования будут называться «охранные отряды».
      2) Признанные негодными кандидаты в шуцманы должны быть внесены в картотеку, и копия карточки должна быть немедленно направлена сюда, чтобы провести проверку в полиции безопасности, если такая проверка еще не была проведена на месте. Тем не менее не следует ждать результатов такой политической проверки при отборе мужчин в охранные команды.
      3) Охранные отряды должны носить свою униформу, которую они получили во время службы в русской армии или во время своей предыдущей армейской службы, повязку на рукаве с надписью «шуцман», [указанием] своего персонального номера (т. е. каждый получит свой номер) и месторасположения (город, в котором он несет службу). В деревне на этом месте должно находиться название населенного пункта, где расположен окружной комиссариат. Т. е., например, должно быть написано «Шуцман 304 Рига». Все знаки различия, которые он носил как солдат русской армии или армий балтийских стран, должны быть сняты и заменены другими, в том числе и пуговицы на униформе.
      4) В ближайшее время их можно вооружить только резиновыми и деревянными дубинками. Охранные отряды, которые уже сейчас для решения своих задач нуждаются в оружии, должны быть особенно тщательно проверены. В качестве оружия могут выдаваться только пистолеты или винтовки.
      5) Наставниками и, впоследствии, командирами охранных отрядов являются офицеры и командиры полиции и СС и пригодные вахмистры военной полиции. Будущие командиры и младшие командиры должны быть отобраны из рядов участников охранных команд и особым образом обучены.
      6) При отборе шуцманов особенно должны цениться переводчики.
      7) Шуцманы вначале получают свободное снабжение, о дальнейшем поощрении за особые заслуги последует особое распоряжение.
      8) Использование фольксдойчен в охранных отрядах в тех областях, из которых уже происходит их переселение, строго запрещено, так как эти так называемые фольксдойчен, которые не следуют призыву фюрера, заслуживают иного отношения.
      9) Если эти отряды будут действовать целиком (не отдельными группами), я оставляю за собой право заменять их отрядами других народов.
 
       РГВА. Ф. 1323-к. Оп. 1. Д. 50. Л. 11–12. Копия. Машинопись.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #8 : Вторник 1 Ноября 2011 15:06:09 »
Отчет командира оперативной команды 3 о решении еврейского вопроса в Литве
       Июль 1941 г.
 
      Я могу сегодня утверждать, что цель решить еврейскую проблему в Литве выполнена оперативной командой 3. В Литве больше нет евреев, кроме тех, кто нужен для работы и их семей. Это: в Шауляе 4500 чел., в Каунасе 15 000, в Вильнюсе 15 000 [...] Эти евреи и их семьи ни в коем случае не должны быть расстреляны.
      Цель сделать Литву свободной от евреев была достигнута только благодаря действиям моторизированного полицейского отряда, составленного из отборных людей под командованием оберштурмфюрера СС ХАМАННА (HAMANN), который [...] смог наладить тесное сотрудничество с литовскими партизанами и компетентными гражданскими службами [...]
      В Рокискисе (Rokiskis) 3208 чел. пришлось транспортировать 4 км до того места, где они были ликвидированы. Чтобы сделать эту работу за 24 часа, пришлось использовать 60 литовских партизан из 80, которые были в наличии. Оставшиеся, которых приходилось все время сменять, вместе с моими людьми выполнили всю работу. [...]
      Акции в самом Каунасе, где в нашем распоряжении находилось мало-мальски достаточное количество обученных партизан, можно рассматривать как парадные расстрелы [...].
      Еще одной важной задачей, стоящей перед оперативной командой 3 [...], является проверка переполненных тюрем в некоторых городах и населенных пунктах. В среднем в каждом районном центре в тюрьмах сидит до 600 литовцев, хоть для их ареста и отсутствует реальная причина. Они были схвачены партизанами на основании обычных доносов. [...] Например, девочки в возрасте 13–16 лет были посажены в тюрьму только за то, что они, чтобы получить работу, вступили в комсомол. [...]
 
       РГВА. Ф. 500-к. Оп. 1. Д. 25. Л. 115–117.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

Moscow_south

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #9 : Вторник 1 Ноября 2011 15:16:32 »
Собственноручные показания майора литовской армии ПАШКОВА
       Не ранее лета 1942 г.
 
 

Майор русским был? И кому он эти показания давал?

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #10 : Вторник 1 Ноября 2011 15:59:31 »
Майор русским был? И кому он эти показания давал?

Очень много русских фамилий тогда было. Это сегодня уже с окончянием - ас.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #11 : Вторник 1 Ноября 2011 16:01:45 »
Спецсообщение 8-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР о зверствах в Понарах
       14 августа 1944 г.
       В НКВД СССР
 
      В 10 км от Вильно по шоссе Вильно – Гродно, в молодом сосновом лесу расположен пос. Понары, в прошлом – место летнего отдыха виленцев.
      В историю мирные некогда Понары войдут как памятник беспримерной жестокости и нечеловеческого садизма, в котором кровавые фашистские захватчики истребляли гражданское население оккупированных областей в 1941–1944 гг., как символ кровожадной сущности национал-социализма.
      Слева от шоссе, у колючей проволоки, часовые. На воротах надписи: «Не подходить. Опасно для жизни. Мины».
      29 января 1944 г. автомашина «Черный ворон» привезла меня с группой советских военнопленных из Виленского лагеря на запретную территорию. В центре, за двойной колючей проволокой, круглая яма диаметром в 24, глубиной в 4 м. Крупные камни образуют совершенно отвесные стены. На дне ямы – деревянная хижина-бункер, в котором мы будем жить. Единственное средство сообщения с поверхностью земли – деревянная лестница, которая нормально находится наверху и только в случаях надобности на короткое время опускается на дно ямы. Сходим вниз.
      Вместо первого приветствия нас заковывают в цепи, которые плотно обжимают ноги чуть пониже колен и не дают возможности сделать шаг более полуметра.
      После этого шеф-штурмфюрер держит речь: «Вы будете работать на специальной работе государственного значения, поэтому во избежание побега вы закованы в цепи. Бежать не пытайтесь, так как никто никогда не убежал из Понар и не убежит. За попытку снять цепи – расстрел. Работайте хорошо. Иначе за саботаж – расстрел. Всякие распоряжения выполнять безоговорочно, иначе расстрел...», и далее длинное перечисление всех возможных нарушений порядка, за которые – смерть. Невольно возникает мысль: «А возможно ли вообще выбраться отсюда живым?» Ответ ясен. Если и возможно, то во всяком случае не следуя указаниям штурмфюрера, а наоборот, нарушив основные из них.
      Идем на работу. Котлован диаметром до 100 м засыпан песком. Если снимешь пару лопат песка, то обнаруживаются... разложившиеся трупы людей; по немецкой терминологии, «фигуры». Рядом с котлованом сооружен очаг. Этот деревянный помост 7 х 7 метров с трубой посредине.
      Наша работа состоит в следующем:
      Нужно очистить фигуры от песка. Из плотно слежавшейся массы фигур железными крюками вырывают одну. На носилках перенести фигуру на очаг, где они укладываются елями, плотно, одна к другой. Когда слой готов, его обкладывают сверху еловыми ветвями, сухими поленьями и поливают горючим маслом. Сверху кладут следующие слои. Когда костер содержит 3500 фигур, его обкладывают по бокам сухими термитными шашками и поджигают. Фигуры горят более 3 суток – до тех пор, пока не останется груда пепла с пережженными костями. Кости эти толкут трамбовками до состояния порошка. Порошок лопатами перебрасывают через мелкие железные сетки для того, чтобы пепел не содержал ни одной крупной частицы, просеянный пепел смешивается с большим количеством песка так, чтобы песок даже не изменил цвета, и засыпается в котлован, из которого уже извлечены все фигуры. Смысл особой работы «государственного значения» ясен. Убийцы пытаются скрыть следы своих преступлений. Штурмфюрер не скрывает этого.
      Он говорит: «Вражеская пропаганда распространяет слухи о том, что в Понарах лежит 80 000 расстрелянных. Чепуха! Пусть через пару месяцев ищут, кто хочет и как хочет, ни одной фигуры здесь не найдут». Возразить ему нечего.
      Какова емкость Понарских ям, точно сказать невозможно. Немцы называли цифру 80 000. Из них 55 000 тысяч евреев. Несколько тысяч (до 10 000) русских, литовцев и людей различных национальностей. Остальные поляки. Меньшая часть расстреляна в одежде, больше фигур в белье. Большинство совершенно нагие.
      Одна из ям содержала 250 трупов совершенно голых женщин. У многих женщин завязаны глаза. У мужчин часто связаны за спиной руки. Выстрелы производились в различные места, но преимущественно в затылок и чуть ли не в упор.
      Часть фигур убита простыми, часть – разрывными пулями. Встречаются трупы с вывалившимися языками – признак удушения. Есть фигуры с переломанными ногами, руками.
      В одной из ям несколько сот духовных в рясах, в облачениях, с крестами с изображениями Божьей Матери в руках. Было несколько сот советских военнопленных, в большинстве командный состав.
      Встречались среди трупов матери с грудными детьми на руках. Попадались костыли, протезы. В звериной жажде крови гитлеровские палачи не щадили ни старых, ни малых, ни калек, ни инвалидов. У малых детей часто совершенно размозжен череп. Убийцы для экономии пуль, взяв детей за ноги, разбивали им головы о деревья.
      Фигуры различной давности. Начав работу в 1941 г, немедленно по приходе немцев, Понарская бойня функционировала и в 1944 г. «Экзекуции», выражаясь языком штурмфюрера, продолжались и при нас. Экзекуция – это массовый расстрел. Группа безоружных людей, часто со связанными за спиной руками, подгоняется к краю ямы и расстреливается из автоматов. Оставшиеся в живых «одиночки» добиваются из пистолетов. Таким способом за последнюю неделю марта 1944 г. было ликвидировано: 450 евреев (мужчин и женщин), 50 цыган (5 мужчин, остальные – женщины и дети) и 15 поляков (мужчин и женщин).
      Эти фигуры вообще песком не засыпались, еще свежие, истекающие кровью фигуры, укладывались нами на костры и сжигались.
      За декабрь 1942 г. и январь 1944 г. было сожжено всего 18 000 фигур. За время по 15 апреля 1944 г, при участии автора этих строчек, сожжено 38 000 фигур, сколько их еще осталось – неизвестно, но точно известно, что все это невинные жертвы озверевших бандитов, вся эта бессмысленно пролитая кровь вопиет о мщении. За каждого ребенка с размозженной головой гитлеровские садисты должны дать ответ. Весь мир должен узнать о гестаповских злодеяниях. Ради этого группа советских людей, несмотря на бдительный надзор начальства, закопала в песок в известных местах и не сожгла несколько десятков фигур.
      Во имя этого группа советских людей выполняла все распоряжения штурмфюрера и, сжав зубы, терпела. А вытерпеть пришлось немало.
      Всего в Понарском крематории работало в последнее время 80 человек (76 мужчин на фигурах, а 4 женщины готовили пищу, носили воду, дрова и т. д.), около 50 были узниками Виленского гестапо, 15 человек из провинциального городка Жезмор и 15 советских военнопленных. Охрану несли немцы из частей СС (более 50 человек). Руководили работами гестаповцы из отдела СД. Во главе стоял штурмфюрер.
      Как относились немцы к понарским рабочим, советский человек представить себе не сможет. Несколько приведенных ниже фактов дадут лишь слабое отображение тех непрерывных издевательств и унижений, которые пришлось нам перенести за время работы в Понарах.
      Арийцы – народ чистый, рабочие – нечистый, поэтому никакое соприкосновение недопустимо. Для спуска в жилую яму была отдельная лестница для рабочих и отдельная для немцев. Немцы не касались нашей, а нам было запрещено касаться немецкой лестницы. Если немцу нужно передать что-либо рабочему, то он не передает из рук в руки. Рабочий должен подставить шапку, и немец бросит в нее, что нужно. Если немцу нужно пройти мимо, то он палкой отстраняет рабочего на почтительное расстояние и проходит. Проверка цепей, которая производилась по несколько раз в сутки, осуществлялась также при помощи палки. Нечего и говорить о том, что эта же палка ходила по нашим плечам и для ускорения, если рабочий ходит недостаточно быстро, и для разъяснения, если рабочий не понял, чего от него хотят, и во многих других случаях.
      Основными словами лексикона шефов было немецкое «ранн» – «беги», польское «прендзей» – «скорей» и русский мат. Время от времени более длительные реплики, обязательно с участием слова «саботаж».
      Работа сама по себе тяжелая – класть фигуры на носилки и выносить вверх из ямы в течение целого рабочего дня, не имея права остановиться и передохнуть ни секунды, – безмерно утяжелялась обстановкой. Смрад разлагающихся нескольких тысяч фигур был непереносимым. Фигуры 1941 г. разложились до состояния кашеобразной массы.
      Берешь за голову – череп разваливается и руки покрываются человеческими мозгами. Берешь за руку, она ползет, как студень, и отрывается от туловища. Ноги чуть ли не до колен проваливаются в массу гниющих останков.
      Многие фигуры приходилось собирать чуть ли не по косточкам, часто навалишь на носилки какую-то груду и не можешь определить, сколько же в ней фигур. Свежие фигуры 1943 г. не так разложились, но носить еще более неприятно. Кто-либо из рабочих виленцев по платью, по волосам распознает в фигурах своих знакомых или родных. Один из активных участников побега, виленский рабочий ДОГИМ, ныне находящийся в партизанском отряде Невского, бригада Ворошилова, собственными руками вытащил из земли и отправил на костер тела жены, матери и двух сестер. Многие находили жен, детей, родителей. Нетрудно себе представить, какое настроение охватывало в такие дни наш лагерь и с каким чувством глядели мы на шефов.
      Особого напряжения достигала работа, когда приходил штурмфюрер. Этот аристократ был всегда щеголевато, с иголочки одет. Белые перчатки чуть ли не до локтя, сапожки блестят. Опрыскан духами так сильно, что духи заглушают даже зловонные ямы. Он становился наверху и наблюдал за каждым из нас, выбирая кандидатов в «лазарет».
      Дело в том, что когда человек заболевал и не был в состоянии работать, то его отправляли в «лазарет». Обыкновенно в воскресенье снимут с человека цепи, выведут наверх из жилой ямы, отведут недалеко, мы слышим выстрел, и больной «излечен». Даже доктор специальный для таких случаев был, с автоматом. После пары таких «излечений» люди болеть перестали. Автору этих строк также пришлось работать два дня с температурой в 39° и делать при этом бодрый вид.
      Но штурмфюрер не удовлетворялся. Дабы держать рабочих в надлежащем страхе и повиновении, он сам стал назначать «больных» и «на другую работу». Одному «больному» еще в субботу объявили: «Завтра ты поедешь в лазарет». Обреченный пробыл с нами весь вечер. Был спокоен. Желал нам дожить до свободы, дождаться Советов. В воскресенье утром нас выстроили. Долго ходили вдоль шеренги и отобрали еще одного больного и 2-х – «на иную работу». Со всех сняли цепи и вывели наверх. Четыре выстрела прекратили их страдания.
      Особенно ненавидят немцы интеллигенцию. В группе военнопленных был молодой способный советский инженер Юрий ГУДКИН. К несчастью, в лагере военнопленных, отправляя ГУДКИНА в Понары, упомянули об этом. Штурмфюрер был доволен чрезвычайно. «Ага! Здесь есть инженер!? Кто инженер? Выйдите вперед! Здесь, знаете, работа не для Вас! У нас работа грязная, для культурного человека не подходит. Мы Вам дадим работу по специальности!» С ГУДКИНА сняли цепи, вывели наверх. Выстрел. Все. Такая же участь постигла и двух студентов из числа военнопленных.
      К Москве штурмфюрер также питал особые симпатии. Во всяком случае при приходе всякого рода обозревателей он неизменно подводил их к автору этих строк и рекомендовал: «А вот этот прибыл к нам из люксус-города Москвы».
      Понятно, что в присутствии штурмфюрера люди, выбиваясь из последних сил, бегали чуть ли не бегом. Призрак «лазарета» неотступно следовал за нами. И при всяком построении, когда штурмфюрер, обходя ряды, сверлил глазами каждого по очереди, все знали – ищет, выбирает. А он, обойдя ряды, приветливо спрашивал: «Хорошо ли вам живется?
      Всем ли довольны? Все ли здоровы? Не надоела ли кому работа?» И все должны рассыпаться в благодарностях и славословить его заботу о «недостойных» рабочих.
      Однажды, когда усталые, измученные мы, вернувшись с работы, выдержали подобный допрос, финал оказался неожиданным: «Так вы хорошо живете? А отчего же вы песен не поете?! Пойте песни!» И мы пели. Еврейские, русские. Это нужно было видеть. Наверху, на поверхности земли этакий франт чуть не лопается от удовольствия, а на 4 метра под ним, закованные в цепи, измученные люди поют песни.
      В хорошем настроении штурмфюрер утешал нас: «За себя не беспокойтесь. До первого июня здесь работы хватит. И если с вами до этого срока хоть что-нибудь с кем-либо из вас случится, то все мы, – тут он показал на СС-овский конвой, – тоже будем расстреляны».
      Конвоиры были проще и, несмотря на запрещение вступать с нами в какие бы то ни было переговоры, время от времени проговаривались и открыто называли нас фигурами. Проходишь с фигурой мимо конвоира, а он подбодряет: «Неси, неси, скоро тебя так понесем».
      Все рабочие, конечно, ясно представляли себе свое положение. Мы видели гестаповский секрет большого политического значения. Гестаповцы изо всех сил пытаются скрыть свои злодеяния. Неоднократно мы слышали от них: «Мало ли кто что говорит – свидетелей нет и не будет».
      «На Понары дорога есть, а с Понар – нет» и лейтмотив: «Никто не ушел из Понар и не уйдет». Ясно – наша жизнь окончится вместе с окончанием работ в Понарах. Но не в этом дело. Походив 2 месяца изо дня в день по колено в человеческих трупах – перестанешь бояться смерти. Ворочаешь фигуры, как мешок, и даже мысль не приходит о том, что это вот был человек.
      Сам процесс «экзекуции» у немцев упрощен совершенно. Проще, чем убой скота на механизированном мясокомбинате. И когда мы жгли еще теплые, истекающие кровью трупы людей, крики которых мы слышали еще вчера, – переход от жизни к смерти казался незначительной мелочью. Если добавить к этому физическое изнурение, дурман от трупного запаха и моральное состояние, угнетенное месяцами издевательств и унижений, то, нужно признать, аппетита к жизни не было вовсе. Смерть часто казалась желанным и простым выходом из положения. Многие из рабочих, потеряв волю к сопротивлению, действительно стали живыми фигурами. Но поглядишь на вылощенную фигуру штурмфюрера, и в сердце закипает ненависть. Умирать – пусть. Но не как баран, не у ямы со связанными руками, получить пулю в борьбе ночью. И другое. «Никто никогда не уйдет». Уйти. Рассказать первому встречному, кричать на весь мир о том, что мы видели в Понарах. Разоблачить перед всем человечеством гнусность всех этих штурмфюреров, чтобы во всем советском народе заклокотала та ярость, которая душила нас по ночам, священная ярость мщения, мощный порыв которой сметет с лица земли всю гитлеровскую нечисть без остатка. Ненависть, только ненависть дала силы не только перенести кошмар понарского быта, но и провести тяжелую и сложную работу по нашему освобождению.
      Штурмфюрер каждым своим заявлением вливал в нас новые силы. Пусть не все, пусть хоть один из нас, но должен уйти, чтобы разоблачить Понарский крематорий. Как уйти? Вверх 4 метра отвесных камней. Наверху проволока, мины, постовые. Вверх пути нет. Значит, нужно идти вниз.
      29 января мы прибыли в Понары, 1 февраля работа по освобождению уже кипела. На дне нашей ямы была дощатая кладовая 1,5 на 1,5 метра, в которой хранились продукты.
      Кладовая эта была перегорожена пополам. Спереди лежали продукты, а между двумя задними стенками образовался ящик, со всех сторон укрытый от глаз немцев. Две доски, оттягиваемые с одной стороны, представляли из себя потайную дверь. Под этим ящиком был вырыт колодезь глубиной в 2,3 метра с тем, чтобы дно его было ниже основания каменной стенки, окружающей наш бункер. А затем был прорыт канал вбок, с уклоном вверх, длиной в 30 метров.
      Это было очень нелегко. Большинство рабочих считали всю затею невыполнимой. Грунт песчаный. Брать его легко просто руками, но на место выбранного песка сверху осыпается все новый и новый. Потребовались укрепления.
      На потолок клали доску длиной 70 см и подпирали ее сосновыми стойками высотой 65 см. Нужно было заготовить доски (7–8 штук на погонный метр канала), стойки (1416 штук на метр канала) и вынести песок. И все это незаметно для немцев, которые постоянно торчат наверху у края ямы, заглядывают вниз и каждые пару часов спускаются проведать и проверить нас. И это при условии, что никаких инструментов нам иметь не разрешалось и при наличии среди нас «пресмыкающихся», которые в животном страхе перед немцами неодобрительно относились к подкопу. Но ненависть оказалась сильнее всех препятствий, сильнее физического изнурения. Группа энтузиастов начала работать.
      Инструментальной кладовой для нас были... фигуры. Под бдительным надзором шефов мы ухитрялись извлечь из карманов нераздетых фигур ножики, ножницы, напильники, свечи, кусачки. Под видом дров заготовляли стойки, якобы для ремонта нар носили дрова. Вечером для звукомаскировки все хором поют, а один, забравшись под нары, ручной пилой пилит доски и стойки.
      В канал протянули электрическое освещение (одна лампочка была на 13, а вторая – на 25 м канала). Как немец опускает лестницу вниз, лампочка в канале начинает мигать. Работники канала выскакивают наверх. В случае подсчета все будет в порядке.
      Работать в канале было невероятно тяжело. Воздуха почти не было. Ни спички, ни зажигалки в канале не горели. Поработав в канале час-полтора, люди едва не теряли сознание, и все же вернувшись с изнурительной работы на фигурах, смена, не обедая (есть перед работой в канале невозможно, вырвет обязательно), спускались в шахту. Изо дня в день, с 5 до 9 и с 3 до 6 часов утра продолжалась работа.
      Нельзя сказать, что все шло гладко. Не раз песок, обвалившись сверху, засыпал работника так, что приходилось откапывать и вытаскивать за ноги. Не раз заваливались стойки, оседали доски и, казалось, что вся работа пропала. Несколько раз удавалось выскочить из колодца лишь за пару секунд перед появлением все подозревающих, ко всему придирающихся конвоиров. Не раз «пресмыкающиеся» в панике уговаривали отказаться от бредовой затеи. Мы не сдавались. Песок рассовывался всюду. Дно нашей ямы постепенно поднялось на 10 см. Песок был под нарами, между двойными стенками, под соломенной крышей жилого бункера. Песок выбрасывался в уборную, вытаскивали с мусором. Сантиметр за сантиметром, ценой недоедания, бессонницы, отдавая последние силы, мы продвигались вперед. Лучше задохнуться в канале, чем стоять бараном у края ямы, чем идти в «лазарет».
      Трудности были не только физического порядка. Проходя на работу, мы наметили место выхода на поверхность. Единственное малозаметное для охраняющих нас конвоиров место в склоне горы, за пнем. Спрашивается, как угодить в это место? Снаружи расстояние определяли на глаз. Измеряя шагами, ограниченными цепью. Направление брали по компасу, украденному у гестаповцев. Внизу канала мерили стальным метром, найденным у фигур, горизонтальные углы определялись, конечно, тем же компасом, а для определения высоты подъема соорудили ватерпас. Данные наружных измерений были, конечно, достаточно приблизительными. В связи с этим в начале апреля в работе возник кризис. С одной стороны, стало ясно, что работы на фигурах заканчиваются. Приближалась наша очередь гореть на костре. С другой стороны, работники выбились из сил.
      Послышались реплики: «Ни черта не выйдет, 2 месяца копаем, ни конца, ни краю не видно. Ни туда идем. Компас врет. Нужно повернуть обратно». И в результате: «С нас довольно. Поработали, пусть работают другие». Потребовалось немало силы воли, упрямства, настойчивости, чтобы побороть этот кризис.
      9 апреля мы обнаружили корень желаемого пня. Стало ясно, что мы пришли точно в намеченное место. 12 апреля из канала проткнули медную трубочку вперед и вверх. После полуметра песка оказался воздух.
      Строители канала пожали друг другу руки. Технически вопрос был решен. Осталось организовать выход. Следует иметь в виду, что среди нас были и старики, что подавляющее большинство представляли люди сугубо штатские.
      Все 80 человек были разбиты на десятки. Во главе каждого десятка был поставлен командир. Все получили подробный инструктаж по технике выползания и очередь. Естественно, что люди, изъявившие желание идти в лес к партизанам, были помещены в первые четыре десятка. Командиры этих десятков получили маршрут (правда, ориентировочный) до Рудницкой Пущи, где, по слухам, имелись советские партизаны.
      Следует отметить, что дисциплина, сверх ожиданий, была отличной. Люди поняли серьезность момента. И хотя вопрос, безусловно, шел о жизни и смерти, из 80 человек лишь 2–3 отстаивали свои лично эгоистические интересы. Общее стремление сводилось не к спасению собственной жизни. Пусть не я, пусть другой, но уйдет и расскажет о виденном и пережитом.
      ДОГИМ, отправивший на костер тела жены, матери и 2 сестер и оставляющий почти на верную гибель старика отца, получил право идти первым.
      15 апреля убрали еще 40 см песка, до поверхности осталось 10 см. Первая двадцатка, сняв цепи, вошла в канал. На случай столкновения с патрулями первые были вооружены ножами и 2 флаконами с уксусной эссенцией, которой предполагалось плеснуть в глаза. Кроме того, имелись 2 пары кусачек, чтобы разрезать проволоку, ограждающую территорию. Все это вооружение было добыто у фигур. Дождавшись темноты, из рук в руки, горстями, передали остающийся песок. Когда отверстие было достаточно велико, поползли. Ночь была совершенно темная. На фоне неба справа и слева виднелись фигуры часовых. Лавируя между ними, удалось проползти более 100 метров в абсолютной тишине, и внезапно выстрел, второй. И сразу поднялась стрельба со всех сторон. Несмотря на сильный огонь, организованно доползли до проволоки и перекусили ее, как было намечено, в двух местах. При свете выстрелов можно было установить, что вся трасса от выхода из канала до проволоки заполнена ползущими людьми. Значит, вышло не менее 30 человек (эта цифра была затем подтверждена немцами). У проволоки настроение было триумфальное. Было ясно, что хоть кто-нибудь, но все же доберется до своих. И действительно, 22 апреля наша группа, усталая, измученная, голодная, но сильная духом, встретила в деревне Жигорины партизан отряда Невского бригады Ворошилова. Нетрудно понять наши чувства при виде пятиконечных красных звезд, сиявших на пилотках партизан.
      Из гниющих фигур мы стали живыми советскими людьми. Мы получили у партизан самый братский прием и, главное, исполнение самого горячего желания – возможности мстить.
      Иных желаний нет, но есть обязанность. Главная из них – разоблачить Понарский крематорий. Во исполнение этой обязанности и написана настоящая статья, чтобы все советские люди под впечатлением кошмарных понарских фигур еще активнее содействовали разгрому и изгнанию гитлеровских банд.
* * *
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #12 : Вторник 1 Ноября 2011 16:02:31 »
* * *
      Мы доживали в Понарах последние дни. С территории вывозили бензин и сухие дрова. Было ясно, что работа свертывается. А с окончанием работ наступил бы и наш конец. Штурмфюрер старался внести успокоение.
      Как-то среди рабочего дня по дорожке проезжала автомашина с грузом. Один из рабочих торопился и перескочил дорожку перед автомашиной. Хотя штурмфюрер был в это время совсем не близко, но он издали заметил происшествие.
      С необычной для него быстротой подлетел он к нам и вызвал виновника переполоха. Перепуганный насмерть бедняга вытянулся по стойке смирно.
      И что же?! Штурмфюрер, мастер экзекуций, человек, на грязной совести которого десятки тысяч невинно замученных жертв, человек, который, посвистывая, наблюдал массовые расстрелы, который с улыбкой отправлял наших товарищей в «лазарет», садист, с которым несовместимы никакие человеческие чувства, этот самый штурмфюрер учинил рабочему отеческий выговор: «Как! Ты перескочил дорогу перед грузовиком! А если бы ты задержался, если бы ты споткнулся? Ведь машина могла наскочить на тебя. Могло же случиться несчастье. Тебе бы сломало руку или ногу. В конце концов, тебя и вовсе убить могло!? Ты еще так молод. Ведь это была бы же ужасная катастрофа. Ты должен ценить жизнь и дорожить ею»... и так в продолжение 10 минут, громко, чтобы побольше рабочих слышало. Ласково. Убедительно. Выразительно. Посторонний был бы совершенно убежден в искренности ангела-штурмфюрера. Он казался испуганным, возмущенным, опечаленным. Он играл как великий артист. Но нам, знающим его, нам казалось это рекордом, верхом лицемерия. Оказалось, никакой не рекорд. Оказалось, обычное явление.
      Через пару дней мы поджигали очередной костер из 3500 трупов. Один из рабочих оставил наверху свои рукавицы. Когда костер только поджигали с одной стороны, рабочий этот подставил лестницу с другой стороны (куда пламя могло добраться не ранее чем через 10 минут!) и хотел было полезть за своими рукавицами. История повторилась. Шеф был чрезвычайно взволнован. Он не позволил лезть. Велел убрать лестницу и долго разглагольствовал о необходимости беречь свою жизнь. «Как можно, – говорил он, рисковать жизнью из-за пустяков? Жизнь, это драгоценнейший дар. Всякое покушение на жизнь преступно...» Эта проповедь продолжалась до тех пор, пока жар от пылающих рядов 3500 трупов невинных жертв не вынудил шефа отойти подальше.
      КОЗЛОВСКИЙ, один из понарских рабочих, в прошлом полицейский Виленского гетто, нисколько не был удивлен. Он рассказывает: «В 1943 г. в Понары прибыл эшелон жертв. На станции вагоны поочередно открывали и выводили людей к ямам. В разгар экзекуции одна из женщин, выходя из очередного вагона, споткнулась и упала. Стоявший неподалеку ВАЙСС (один из руководителей виленского гестапо) был возмущен. Он собрал всех окружающих и долго ругал их: „Как же это вы, мужчины, позволили женщине упасть? Почему никто не поддержал, не подал руку, не помог женщине выйти из вагона? Где же ваше рыцарство, галантность? Женщины ведь это слабый пол, ведь это мать, вообще святое понятие. Женщин нужно уважать“.
      Когда ВАЙСС окончил свою пламенную речь, нормальный ход экзекуции был восстановлен. Всю группу, включая и упавшую женщину, повели к яме и расстреляли. Может ли свидетель такой сцены, КОЗЛОВСКИЙ, вообще чему-либо удивляться?
      Этот же КОЗЛОВСКИЙ был очевидцем расстрела голых женщин. По его словам, 6 апреля 1943 г. из Вильно был отправлен эшелон, якобы для перевозки в Ковно. На станции Понары все мужчины были из вагонов удалены. Оставшимся женщинам предложили раздеться вплоть до нижнего белья. Женщины отказались. Тогда палачи вошли в вагон и избивали несчастных до тех пор, пока они не вынуждены были подчиниться чудовищному требованию извергов. Вагон открыли, и обнаженных женщин под улюлюканье стоявших в две шеренги гестаповцев гнали от железнодорожного полотна до ямы (расстояние не менее 400 метров). Перед ямой был ров, в котором с женщин посрывали бюстгальтеры и последние вещи туалета. В яму не упала ни одна тряпочка.
      КОЗЛОВСКИЙ с товарищами, по приказу ВАЙССА, выбрали лучшие, не окровавленные вещи и отправили их в Вильно, в подарок родственникам убитых. «Во рву, – говорит КОЗЛОВСКИЙ, – выбрать ничего не удалось. Все плавало в крови. Там же валялось около полусотни толстых палок. Палки по рукоятки были в крови, волосах, кусках кожи и даже человеческого мяса». Образцы «галантного» обращения с женщинами.
      Надо признать, что хотя яма с голыми женщинами была одной из последних, даже на нас, все видевших и ко всему привыкших рабочих Понарского крематория, яма эта произвела особо угнетающее впечатление. Даже конвоиры СС-овцы как-то приутихли. И только шефы из СД провожали каждую выносимую фигуру циничными замечаниями и издевательским смехом.
      Конечно, избиение и всевозможные мучения жертв перед расстрелом были не исключением. Наоборот, во избежание эксцессов гестаповцы старались вести людей к понарским ямам в таком состоянии, в котором единственным желанием людей была только смерть, избавляющая от мучений. Доводить людей до такого состояния гестаповцы непревзойденные мастера. Недаром так часты были случаи умопомешательства среди жертв. Огромное большинство было на грани к тому же. И все же находились сильные, мужественные люди, которые не сдавались до конца. С молчаливым уважением несли мы на костер отдельные тела из ям. Крупный мужчина со связанными за спиной руками лежал у самых входных ворот. Человек понял, куда его ведут, и не захотел идти к яме. Судя по трупу, его избивали основательно, по-гестаповски, и все-таки не смогли догнать до ямы.
      Ни одна экзекуция не проходила спокойно. Безоружные измученные люди оказывали сопротивление хорошо вооруженным убийцам. Тела сопротивлявшихся были рассеяны по всему пути от вагонов до ям. Тела убегавших – по всему пространству вокруг смертного пути.
      Несомненно, одиночкам удавалось прорваться сквозь густые цепи охранников. Уйти от палачей. Партизан Михаил ПЕТРУСЕВИЧ (бригада Серго) рассказывает, как к ним в деревню, расположенную неподалеку от Понар, пришла 14-летняя девочка, прошитая 7 пулями из немецкого автомата.
      В 1941 г. опьяненные временными успехами гитлеровцы распоясались. Они не только не предполагали, что придется трусливо прятать следы, они вообще не очень беспокоились о секретности своих злодеяний.
      Территория понарской бойни вообще не охранялась. Один из рабочих, БЛАЗЕР, был расстрелян в Понарах в 1941 г. Вместе с большой партией вильчан его подогнали к краю ямы. «Добровольных» пожертвований одежды в фонд зимней помощи фронту тогда еще не собирали, и поэтому расстреливаемых не раздели. БЛАЗЕР догадался упасть в яму раньше выстрелов. Сверху падали убитые люди. По окончании экзекуции яму чуть-чуть присыпали песком. Песка было так мало, что воздух проникал до дна ямы. БЛАЗЕР пролежал в яме более 4 часов. Дождавшись темноты, он пробрался через несколько слоев лежащих на нем трупов, разгреб песок и пошел... домой в Вильно.
      В 1943 г. БЛАЗЕР был наказан за свою ошибку. Он был снова направлен в Понары для сожжения трупов своих товарищей. В 1944 г. БЛАЗЕР второй раз ушел из Понар. На этот раз в направлении к лесу, к партизанам.
      Заявление немцев о том, что никто не ушел из Понар, – это хвастливая агитационная ложь, рассчитанная на то, чтобы запугать и лишить надежды своих узников. Свидетели есть.
      Среди окрестных крестьян есть люди, наблюдавшие экзекуции, слышавшие стоны и крики убиваемых. Есть люди, которые засыпали ямы песком, убирали трупы убитых по дороге.
      Густой черный дым и отвратительный запах горящего человеческого мяса, которые распространялись на километры вокруг крематория, выдавали также факт сожжения останков. Шила в мешке не утаишь. Население деревень, окружающих Понары, знает о зверствах гестапо и по достоинству его оценило. Не случайно так много мужчин и женщин различного возраста и разных наций ушло из этих деревень к красным партизанам.
      Но Понары не уникум. При всей чудовищности своего содержания Понары обычное явление, обязательный атрибут господства гитлеровцев, господства, основанного на терроре и ставящего своей целью истребление мирного населения. Только в непосредственной близости от Вильно массовые могилы имеются кроме Понар еще и в Троках.
      У каждого городка, у каждого местечка и даже в крупных селах Вильнюсской области есть ямы с различнейшим числом жертв.
      Но массовые расстрелы производились в Понарах почти ежедневно. На работе мы всегда слышали близко, явно на нашей территории, производимые выстрелы, то одиночные, винтовочные, то очередь автомата, но всегда звук был слышен с одной и той же стороны. Время от времени нам приносили вещи. Однажды принесли около 20 новых литовских шинелей и такое же количество гимнастерок и брюк. То принесут мешок картошки или пару мешков гороха – на мешке бывает отчетливо видна написанная чернилами фамилия прежнего владельца.
      Подозрения обратились в уверенность, когда на одной из последних ям мы обнаружили поверх песка ничем не засыпанные фигуры. Их было около сотни – мужчины и женщины. В различнейших позах, но почти у всех руки связаны за спиной.
      Большинство без одежды. Трупы лежали не засыпанными от нескольких дней и до 3-х месяцев. Все они настолько сохранились, что не только опознать их можно было, но и предсмертное выражение лица было совершенно отчетливо видно. И только отсутствие выклеванных воронами глаз придавало лицам страшный вид.
      Яма, в которой лежали свежие фигуры, находилась у самого края территории, в непосредственной близости от шоссе Вильно – Гродно. Характерно, что сооружать очаг в непосредственной близости от ямы, как мы это делали обычно, нам не разрешили. Очаг был сооружен в центре территории, и фигуры пришлось носить метров за 400. Показать проезжающему по шоссе гражданскому населению костер из 3500 человеческих трупов гестаповцы не решились: 1944 год не 1941-й.
      Как-то, еще в феврале, штурмфюрер поставил задачу вынести 800 фигур за день.
      Шефы напрягли все усилия, чтобы ускорить рабочий процесс и увеличить производительность. Выбивающихся из сил рабочих подгоняли беспрерывно. Удлинили рабочий день на полчаса, затем на час, до темноты... Тщетно. В течение многих дней задание оставалось не выполненным. Многократные упоминания о «саботаже», о «лазарете» оказывались недостаточными. Слишком велика была указанная норма. Даже репрессий никаких немцы не применили, настолько очевидно было, что требование не по силам.
      Но в один из дней «счастье» улыбнулось штурмфюреру. Песка на фигурах было еще меньше обычного. Фигуры – чуть ли не все подряд – малые дети, такие, что их можно было класть на носилки по две. Шефы подгоняли немилосердно. И уже вскоре после обеда выяснилось, что желанная цифра будет достигнута. Штурмфюрер ходил как триумфатор. Кончили работу мы в этот день точно в положенное время. Задание было перевыполнено (что-то 820–830 фигур). Глядим – целая процессия начальства.
      Вообще гестаповцы и СС-овские чины любили наше производство. Величественная картина тысяч разлагающихся в земле и горящих на костре человеческих трупов была, очевидно, отрадна их взорам. Ужасающее зловоние ям приятно их сердцам. Труп врага хорошо пахнет.
      Во всяком случае достаточно нас посещали всякие обозреватели, наблюдатели, экскурсанты. Некоторые, видимо новички, с интересом разглядывали все, интересуясь мельчайшими подробностями, иные, матерые волки, оценивали виденное критично, явно сообразуясь со своим богатым опытом.
      Все они были единодушны в издевательствах над «живыми фигурами» и во всех случаях получали явное удовольствие от посещения Понар. Посещения начальства были нам не в диковинку. Но в описанный день начальство было необычное. Толстые брюхи и золотом шитые воротники указывали на их высокое положение. Говорят, что был лично сам вильнюсский гебитскомиссар ХИНГСТ.
      Нас выстроили в две шеренги. Штурмфюрер произнес речь. Большая часть его речи была посвящена самовосхвалению, но главное, оказывается, было в том, что благодаря блестящей организации работ была достигнута цифра 800 фигур в день, что является наилучшим достижением для всех многочисленных рабочих площадок всей Литвы. Главный толстяк, слушая штурмфюрера, одобрительно кивал головой...
      Дальше мы пели песни. В заключение, за установление наилучшего достижения по всей Литве, нам раздали от имени главного толстяка по одной сигарете, и начальство удалилось, вероятно, торжествовать по поводу установления столь знаменательно рекорда. Не знаю, какую награду получил штурмфюрер за блестящую организацию работ. Да это и неважно. Важно иное.
      Во-первых, значит, не безответственные лица, а наивысшее областное начальство лично занимается вопросом сожжения трупов, сокрытием следов немецких зверств. Занимается, интересуется и лихорадочно торопит эту работу.
      Во-вторых, значит, не только в Понарах, по всей Литве (да и только ли в Литве?!) одновременно действуют аналогичные рабочие площадки. Многочисленные!!!
      Сколько жертв сжигают все эти площадки? Сколько невинного мирного населения истребили эти двуногие звери?
      И какой же ценой расплатится Гитлер и иже с ним за эти неслыханные в истории человечества злодеяния!!!
 
      Начальник 8-го отдела 4-го Упр[авления] НКГБ СССР [...]
 
       ЦА ФСБ России. Ф. 100, оп. 11. д. 5. Л. 29–39. Подлинник. Машинопись.
Stirb und Werde

Moscow_south

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #13 : Вторник 1 Ноября 2011 16:04:35 »
Очень много русских фамилий тогда было. Это сегодня уже с окончянием - ас.
Сорри за назойливость, но такая фамилия у литовца говорит о том, что он не вполне литовец или это наследие царского режима? До майора в литовской армии ведь дослужился. Как я понимаю, там майор - это не майор ВС СССР.
И показания-то кто с него брал?

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #14 : Вторник 1 Ноября 2011 16:22:33 »
Сорри за назойливость, но такая фамилия у литовца говорит о том, что он не вполне литовец или это наследие царского режима? До майора в литовской армии ведь дослужился. Как я понимаю, там майор - это не майор ВС СССР.
И показания-то кто с него брал?

Это вытащенные фрагменты из архива, еврейским организациям в этом году разрешили доступ, для составления претензий к "правообладателям" военных преступления. вот они и сутками работают там, пока выходит в свет такой продукт в виде беллетристики, но явно готовятся серьезные обвинительные документы. Литовцы открыли ящик Пандоры. В конце материала я размещу контакты авторов, кому интересно, смогут пообщаться.

Насчет фамилий, надо иметь представление, что это был за котел с 18-19 веков, где перемешивались десятки тысяч староверов, белорусов, русских, украинцев и караимов. И конечно же литовцев. Такой вариант как, Давыдов Алексей Иванович, говорящий на родном жмудском языке, старовер, был массовый и повсеместный.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #15 : Вторник 1 Ноября 2011 16:23:35 »
Протокол допроса СЕЙНЮЦА С.С. о зверствах в Понарах
       7 августа 1944 г.
 
      Я, оперуполномоченный младший лейтенант [...] с/ч допросил в качестве свидетеля, который по существу показал:
      СЕЙНЮЦ Станислав Степанович, 1904 г р., гор. Вильно, в настоящее время проживает: ст. Понары. В Понарах проживает с 1935 г., по национальности поляк, образование – гимназия – среднее, место работы – центральный почтамт – гор. Вильнюс.

           Вопрос: Скажите, что Вы знаете о немецко-фашистских зверствах над советскими гражданами?
           Ответ: Я знаю, что в Понарах от 11 июля 1941 г. начали расстреливать немцы сначала мужчин – евреев, а потом и женщин, детей, мужчин. Это длилось все время до прихода Красной Армии.
          Неоднократно сам видел, как гнали громадные группы людей измученных, избитых, окровавленных, подгоняя их криками и побоями. Недалеко от моего дома, метров 300–400, есть в лесу огороженное колючей проволокой место, где происходили эти массовые убийства советских граждан. Место это было очень строго под охраной. Как только кто подойдет к этому месту – забору, сразу в него стреляли.
          Видел, как группы, которые гнали на смерть, несли с собой трупы убитых в дороге солдатами эскорта. Слабых и раненных вели под руки.
          За несколько минут до того, как вгоняли группы людей в огороженное проволокой место, начинались душеразрывающие крики, вопли и стоны и сейчас же наступали выстрелы – залпы из ружей, потом одиночные выстрелы. С июля 1941 г. первые группы приводились по несколько сот в день и, начиная от сентября 1941 г., начали расстреливать группы, доходившие до нескольких тысяч, состоящие из мужчин, женщин, детей и стариков разного возраста, начиная от грудных ребят до самого престарелого возраста. Это происходило примерно до начала 1942 г. Кроме что гнали пешком, еще возили также в закрытых грузовых машинах. Гнали почти по национальности евреев, а на машинах возили поляков и евреев. Когда людей привозили на машинах, я слышал, доносился сильный крик и даже приподнимался кузов у машины.
          Начиная с 1942 г. до освобождения Красной Армией гор. Вильно расстрелы продолжались почти каждый день начиная с утра и до позднего вечера.
          Знаю факты из рассказа одного убийцы по фамилии ПАРВОЯДЕЙТИС Владес, которого случайно встретил, с которым работал когда-то на почтамте, что убийства производились с громадным зверством и что жертв перед расстрелом мучали: детей привязывали за ноги к двум наклонным деревьям и разрывали, распуская деревья. Беременным женщинам разрезали животы и вытаскивали у умирающей матери ребенка, говоря: узнай, кого бы ты родила – девочку или мальчика.
          5 апреля 1943 г. на ст. Понары был подан эшелон товарных вагонов, примерно числом 60 шт., нагруженных людьми разного возраста (мужчин, женщин, детей, стариков). Утром, примерно часов половина седьмого, приезжая на работу велосипедом на фабрику Покегожево, был свидетелем, как начали открывать первые вагоны и при криках, ругани и побоях начали вытаскивать оттуда несчастных людей, при этом слышал я одиночные револьверные выстрелы, так, вдумываясь, стреляли в более упорных.
          Тогда поднялся во всех еще не открытых вагонах такой крик и вопли, которые сопровождали меня в дороге до 2-х км от ст. Понары. Когда я вернулся с работы, в 8 часов вечера, улица покрыта была трупами зверски убитых людей. При самых воротах моего дома лежали тела 5-ти убитых, дальше, при заборе, 2-х, сзади дома – трех. Как мне рассказывали мои соседи, которые были тогда дома, убийцы стреляли в удирающих в паническом страхе жертв, которым удалось вырваться при выходе из вагонов, и убивали их где попало. Тела убитых лежали более суток.
          Всех же других с этого эшелона при большом эскорте загнали на место, где всегда производились убийства, и их расстреливали.
          Рассказывали мне знакомые, что сейчас по приходе немцев, то значит перед 11 июля 1941 года, была расстреляна группа мужчин, количество не знаю, напротив понарской Коплицы, недалеко от берега реки Вильи, в горах, не доходя дер. Гаруны.
          Знаю, что в конце 1943 г. почти до конца мая 1944 г. сожгли на месте убийств: [...]
          Видел я сам зарево и чувствовал удушливый смрад, который даже проходил через двойные рамы моего дома.
          Что и я мог показать по существу заданного мне вопроса, в чем и расписываюсь.

      Оперуполномоченный мл. лейтенант
      ПОДПИСЬ
      Из материалов Чрезвычайной государственной комиссии Дело № 1, стр. 51
      Представитель Чрезвычайной государственной комиссии: ДЫМОВ
 
       ЦА ФСБ России. Арх. дело Н-18313. Т. 18. Л. 260–261.
       Заверенная копия. Машинопись.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #16 : Вторник 1 Ноября 2011 22:22:42 »
Акт о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в местности Понары, вблизи гор. Вильнюса
       Не ранее 26 августа 1946 г.
 
      На временно оккупированной территории Литовской ССР гитлеровское немецко-фашистское правительство и немецкое верховное военное командование, осуществляя свои захватнические империалистические планы, старались искоренить жителей порабощенной Литвы и зверскими способами подготовить почву для полной колонизации и окончательного присоединения Советской Литвы к фашистской Германии. Немецкие захватчики, руководствуясь людоедской расовой теорией и будучи преисполнены ненавистью к людям других народов, осуществляли массовое уничтожение жителей оккупированной Литвы – мужчин, женщин, стариков и детей, планомерно и методически совершая массовые убийства.
      Одной из многих местностей Литвы, где гитлеровцы применяли массовое истребление жителей Советской Литвы, являются Понары вблизи гор. Вильнюса.
      Комиссия по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в местности Понары, в составе:
      председателя: депутата Верховного Совета СССР СТИМБУРИСА Ю.И.
      членов комиссии:
      председателя Вильнюсского уездного исполнительного комитета ВЕРГАСА В.
      профессора Вильнюсского государственного университета КАЙРЮКШТИСА И.И.
      профессора доктора медицины МАРБУРГА С.Б.
      профессора Вильнюсского государственного университета СЛАВЕНАСА П.В.
      писателя КОРСАКАСА К. педагога ЧИПЛИСА А. доктора медицины БУТКЕВИЧЮСА И. подполковника МОЗЫЛЕВА
 
      с 15 по 26 августа с. г, исследовав местность Понары и основываясь на документальном материале, результатах судебно-медицинского исследования, заключении технической экспертизы, показаниях свидетелей и следственных материалах прокуратуры, установила следующее:
      Заняв гор. Вильнюс, гитлеровские бандиты сейчас же приступили [...] Понары, находящегося на расстоянии 8 км от гор. Вильнюс. Эта местность, обросшая сосняком, расположена у шоссейной дороги, ведущей по направлению к гор. Алитус.
      В 1940 г здесь было начато строительство базы для жидкого топлива, для чего было выкопано несколько огромных ям. Строительство базы не было закончено, и эти ямы гитлеровскими убийцами были использованы для закапывания трупов убитых людей.
      При осмотре местности обнаружено семь вышеупомянутых круглых ям и три продолговатые канавы, в которых находились трупы расстрелянных людей, одежда и ее остатки, разные вещи и документы убитых, а также кости и зола сожженных трупов. Вокруг указанных ям и канав были найдены десять площадок, где гитлеровские убийцы сжигали трупы.
      Участок всей местности, на которой немецкие бандиты устраивали массовые убийства, составляет 48 608 кв. м. Весь лагерь был окружен изгородью из колючей проволоки, а во время немецкой оккупации, по показаниям свидетелей, эта местность, кроме того, была вокруг заминирована.
      На воротах в лагерь, со стороны шоссейной дороги, была сделана надпись на немецком языке о том, что ввиду опасности на данную территорию запрещается вход как штатским, так и военным лицам и даже офицерам. Кто приближался к проволочному заграждению, в того, по показаниям свидетелей, сейчас же стреляли. Местность охранялась эсэсовскими и СД-частями, а также частями специальной полиции.
      Массовые убийства в Понарах немецкие изверги начали в июле 1941 г. Немецкие бандиты и их помощники свои жертвы сгоняли в Понары группами, по несколько тысяч в каждой. Свидетель СЕЙНЮЦ Станислав Степанович, род[ился] в 1904 г., проживающий на станции Понары, по этому делу показал:

          «Я знаю, что с июля месяца 1941 г. в Понарах немцы начали массовые расстрелы, сперва мужчин, а затем женщин и детей еврейской национальности. Неоднократно я сам видел, как гнали многочисленные группы людей, измученных, окровавленных, понукая их криками и ударами. Я видел, как люди, которых гнали на смерть, несли с собой трупы убитых по пути. Ослабленных и искалеченных вели под руку. Несколько минут спустя после того, как одну группу людей загоняли на участок, огороженный колючей проволокой, начинались сердцераздирающие крики и стоны, и сейчас же слышалась стрельба залпами, а затем одиночные выстрелы. Начиная с июля 1941 г. ежедневно пригонялись группы в несколько сот людей, а с сентября 1941 г. стали расстреливать группами по несколько тысяч человек в каждой. Кроме тех людей, которых гнали пешком, также привозили в закрытых грузовиках. Пешим порядком чаще всего гнали людей еврейской национальности, а поляков и людей других национальностей преимущественно везли. Когда привозили людей на машинах, я уже издали слышал громкий крик. Расстрелы совершались почти ежедневно, начиная с утра и кончая вечером, и продолжались до самого освобождения гор. Вильнюса Красной армией».

       Свидетель ПАВЛОВСКИЙ Сигизмунд Доминикович, род[ился] в 1896 г., прож[ивает] на курорте Понары, по этому делу показал:

          «Я работал на заводе сельскохозяйственных машин и на ночлег ежедневно ездил на велосипеде домой в Понары. Немцы, заняв Вильнюс, стали из него гонять в Понары ежедневно от 1 до 4 тыс. чел. евреев. Люди были выстроены таким образом: впереди шли женщины, рядами по 5–6 чел. в ряду, взяв друг друга под руку, а за ними шли мужчины, положив руки на плечи впереди идущих. Иногда такие партии людей растягивались на протяжении полутора км. Таких партий я видел несколько. Последняя, мною виденная, состояла примерно из 7 тыс. чел. Всех их гнали на так называемую базу, которая находилась в лесу на расстоянии 400 м от ст. Понары. В районе этой базы были вырыты ямы. База была обведена двумя рядами колючей проволоки. Я знаю лишь то, что [тот] кто был немцами на эту базу приведен, тот живым из нее не возвращался. Целыми днями здесь была стрельба слышна из ружей и автоматов. Трупы расстрелянных немцы бросали в упомянутые ямы; зарывали ли их землей, этого я не знаю».

      В последующем немецкие убийцы свои жертвы возили в Понары поездами и на грузовиках.
       Тот же самый свидетель ПАВЛОВСКИЙ показал:

          «Насколько помню, в одно сентябрьское утро 1941 г. я ехал рабочим поездом в гор. Вильнюс. В то время на станцию Понары прибыл товарный поезд. Окна и двери вагонов были закреплены проволокой. Проезжая мимо поезда, я сосчитал 49 вагонов. Я видел, [как] из вагонов через щели смотрели женщины еврейской национальности. Вечером, когда я возвращался с работы домой, я увидел ужасную картину: на площади перед базой и в канавах железнодорожной насыпи валялись трупы расстрелянных людей – стариков, женщин и детей. Трупы лежали 2–3 дня, а затем немцы их убрали».

       Свидетельница ЮХНЕВИЧЕВА Мария Ивановна, род[илась] в 1895 г., прожив[ала] в Понарах, показала:

          «5-го апреля 1943 г. прибыл эшелон с людьми еврейской национальности. Сколько было вагонов, трудно сказать. Однако я сама видела через окно своей комнаты, как людей гнали в эту немецкую „базу“ группами по 200–300 чел., между которыми были старики, женщины и дети. Были и больные, которых несли. Когда люди подошли к „базе“ и увидели выкопанные ямы в лесу и, поняв, что их гонят не на работу, а на верную смерть, с криком ужаса бросились бежать во все стороны. Немцы по разбежавшимся стали безжалостно стрелять. Удалось ли кому-нибудь спастись, трудно сказать, однако убитых было очень много. Можно было видеть по краям вырытых ям громадные кучи одежды, снятой с евреев. До расстрела немцы лучшую одежду снимали, а всех убитых они зарывали в те же ямы».

      Об убийствах, совершенных в этот же день немецкими оккупантами в Понарах, свидетельствует также и гражданин ОСТРОВСКИЙ Эдуард Иванович, род[ился] в 1884 г., прожив[ал] в районе станции Понары:

          «5 апреля 1943 г. я был дома и в окно из чердака смотрел в ту сторону, где немцы расстреливали людей. Я видел вырытые громадные ямы. Людей заставляли раздеваться до нижнего белья и группами подводили к краю ямы, где в них стреляли из пулеметов и автоматов. Такие действия я наблюдал довольно часто».

      Об этих массовых убийствах невинных людей в Понарах свидетельствует один из предназначенных к расстрелу, которому счастливым образом удалось остаться в живых и бежать из ямы. Его фамилия БЛЯЗЕР [БЛАЗЕР] Абрагем Пинкусович, род[ился] в 1908 г., прожив[ает] в гор. Вильнюс, Трокская ул., дом № 18, который показал следующее:

          «Сам я 13 октября 1941 г. был арестован и вывезен в Понары на расстрел. До отправления в Понары я сидел в тюрьме на Лукишках. Когда всех находящихся в тюрьме стали вывозить, приказали и мне сесть в грузовик, в котором вместе со мной было свыше 20 чел. На улице перед тюрьмой стояла длинная вереница грузовиков, переполненных людьми. После, по приказу, машины по очереди двинулись. Когда мы въехали в лес, сейчас же послышались голоса, чтобы вылезали из машины. Кричали: „Скорей, скорей“. Мы шли лесом, где увидели длинную канаву, которая вела в очень большую яму. Глубина ямы была около 6 м, ширина – 25 м. Прежде всего нам всем было приказано лечь лицом вниз в канаву. После этого по приказу вызывали поочередно по 6 чел. к яме. Затем всех вызванных ставили кругом по краю ямы. Среди них был и я. Военные, которые были назначены расстреливать нас, выстроились в одну линию, по сигналу расстреливали людей партиями по 6 чел. Расстреленная партия сваливалась в яму. Среди первой партии был и я, но меня не убили, так как я, услышав первый выстрел, сам повалился в яму. Через несколько секунд я почувствовал, что меня придавили трупы только что расстрелянных людей. Я видел и слышал, как по очереди партия за партией валились в яму. Когда начало темнеть, пьяные военные, кончив свою страшную работу, стали делить между собой одежду убитых. Воспользовавшись тем, что военные были не в трезвом состоянии и, кроме того, были заняты дележкой одежды, я, хотя и окоченел от холода, но все же, собрав свои силы, свалил с себя груду трупов и, выбравшись из ямы, убежал по направлению леса».

      Подобно перечисленным показаниям свидетелей, в следственном деле прокуратуры находится еще целый ряд других показаний, которые разоблачают подробности массовых убийств, совершенных немецкими хищниками в Понарах.
      О фактах массовых убийств в Понарах еще во время немецкой оккупации было широко известно жителям гор. Вильнюса и его окрестностей.
      Однако немецкие бандиты тщательно старались скрыть свое преступление и уничтожить его следы. С этой целью они организовали в конце 1943 г. сожжение трупов расстрелянных людей.
       Свидетель ЗАЙДЕЛЬ Матвей Федорович, род[ился] в 1925 г., прож[ивает] в гор. Вильнюсе, по этому делу показал:

          «В сентябре 1943 г. меня арестовало гестапо и я просидел 4 недели. В октябре 1943 г. меня отвезли на железнодорожную станцию Понары и поместили в бункер. Здесь немцы нас использовали для приготовления дров и сжигания трупов. В декабре 1943 г. мы были окованы в цепи и стали сжигать трупы. Вначале клали дрова, а потом трупы людей до 100 человек, обливали керосином и бензином, а затем опять накладывали трупы. Таким образом сложили около 3000 трупов, обложили кругом дровами, залили нефтью, с четырех сторон положили зажигательные бомбы и подожгли. Этот костер горел 7–8 дней. Среди груды трупов я опознал мать и сестру своего товарища КОВМАНСКОГО Либа. Среди этих трех тысяч сжигаемых большинство были евреи. На другом костре было сложено около 2000 трупов, по большей части красноармейцев и офицеров, а также 500 трупов монахов и ксендзов. Всего было сложено 19 костров. На этих кострах сжигали мужчин, женщин и детей. Потом [нас заставляли] собирать кости сожженных трупов, например зубы, кольца (перстни) и т. п.
          Сжигание мы продолжали по апрель месяц 1944 г., когда мне удалось бежать из Понар. За 5 месяцев немцы уничтожили около 80–90 тысяч трупов».

      Вышеупомянутый А. БЛЯЗЕР, который случайно избежал расстрела в Понарах 13 октября 1941 г., в ноябре месяце 1943 г. опять попал в Понары, на этот раз уже в качестве сжигателя трупов. Свидетель А. БЛЯЗЕР по этому делу показал:

          «По прибытии в Понары нас всех сковали в кандалы. Наша работа заключалась в откапывании всех трупов, которых накопилось с самого начала расстрелов, и сжигание их на специально для этого сложенных кострах. Работа была организована следующим порядком: 15 чел. работали на распилке дров для костров; 10 чел. откапывали из-под земли трупы, 6–8 чел.
          получили специальные крюки длиной в1,5ми толщиной в 25 см с острыми наконечниками. Они должны были всадить этот крюк в тело откопанного трупа и с помощью крюка вытащить труп из ямы. Случалось находить не сгнившие, а высохшие трупы. В этом случае можно было отличить цвет волос. Сильно разложившиеся трупы вытаскивали по кускам: отдельно голова, отдельно рука, нога и т. д. 10 чел. работали с носилками, по 2 чел. на носилки, на которые клали по 1–2 трупа. Два человека беспрерывно работали у костра, на который они складывали принесенные трупы. Трупы складывались рядами, и каждый такой ряд обливался горючим. Один человек с помощью 2-метровой кочерги, постоянно поддерживал огонь в костре, поправляя ею огонь и очищая каналы костра от золы.
          Из первой ямы выкопали 18 000 трупов мужчин, женщин и детей. У большинства из них были прострелены головы разрывными пулями. Первая яма – это был результат ликвидации 2-го гетто гор. Вильнюс. Было много и поляков, которых мы отличали по крестикам на груди. Были также и ксендзы, что доказывалось одеждой. У поляков в большинстве руки были связаны веревками, ремнями, зачастую колючей проволокой. Некоторые трупы были совершенно нагими, другие полунагие, иные только в чулках.
          Из четвертой ямы мы выкопали 8000 трупов, исключительно молодых людей, зачастую с завязанными глазами или головами – полотенцем или рубахами.
          В пятой яме, шириной 25–30 м и в глубину 6 м, было около 25 000 трупов. В этой яме мы нашли трупы жильцов богадельни, а также больных, привезенных вместе с персоналом больницы – это мы узнали по больничной одежде. В этой же яме были расстрелянные дети сиротского дома.
          Таким образом, из всех восьми ям мы выкопали около 68 000 трупов людей».

      Свидетели А. БЛЯЗЕР и М. ЗАЙДЕЛЬ работали в Понарах при сжигании трупов по 15 апреля 1944 г, когда им вместе с другими одиннадцатью человеками, работавшими на той же работе, удалось сбежать по туннелю, вырытому под землей, из лагеря смерти к партизанам.
      Сжигание трупов немцами видели также люди данной окрестности.
       Свидетельница М. ЮХНЕВИЧЕВА об этом говорит:

          «В то время, когда немцы совершали сжигание трупов убитых людей, распространилось ужасное зловоние, так что невозможно было открывать окна».

       Свидетель Антон ВОЙЦЕХОВИЧ, род[ился] в 1880 г., в то время работавший на шоссейной дороге поблизости от станции Понары, говорит:

          «В то время воздух был настолько насыщен трупным запахом, что он проникал в жилые дома и в пищу, так что невозможно было есть, а люди из-за этого зловонья не могли нормально дышать».

      Свидетель ОСТРОВСКИЙ Эдуард показал, что он видел огни костров, на которых были сжигаемы трупы, с октября 1943 по июль 1944 г.
      Все то, что показали свидетели и о чем очень широко говорилось во все время немецкой оккупации среди жителей гор. Вильнюса, подтвердило исследование местности в Понарах, произведенное после освобождения Красной армией гор. Вильнюса и его окрестностей.
      Комиссия произвела раскопку ям, находящихся в Понарах. Из круглообразной ямы № 1, размером в ширину 34–35 м и в глубину свыше 5 м, вместимостью 4000 куб. м, после удаления верхнего слоя земли, перемешанного с золой и сожженными костями людей, были выкопаны 486 трупов, которые были исследованы. После установления точной причины смерти выкопанных останков, имевших общий характер смерти, дальнейшая раскопка ямы № 1 была прекращена. На краях ямы с нескольких рядов трупов был снят песок и они были оставлены лежать на месте. Эти трупы осмотрели тысячи жителей гор. Вильнюса.
      После раскопки круглообразной ямы № 2 вместимостью около 2000 куб. м трупов в ней не обнаружено, однако земля отдавала запахом трупов, а в песке можно было найти остатки сожженных костей.
      Дно круглой ямы № 3, такой же вместимости, как и яма № 1, заросло травой. Из ямы несло запахом трупов, а ее песок был перемешан с сожженными костями людей. Вблизи ямы было разбросано большое количество зубных протезов. При раскопке ямы были найдены туго сжатые 27 трупов.
      В канаве длиной 100 м, шириной 2 м и в глубину 1 м найдены два трупа в военной одежде.
      Всего было выкопано и исследовано 515 трупов.
      Кроме того, во многих местах понарского сосняка в поверхностном пласте песка найдено большое количество сожженных людских костей.
      Сожженные кости найдены в яме № 5 вместимостью 8000 куб. м, а также на месте, приготовленном для братских могил эксгумированных трупов.
      Большинство раскопанных трупов – это местные советские люди.
      Судя по документам, найденным в одежде, большинство убитых принадлежало к еврейской национальности, остальные были поляки, русские и литовцы. На некоторых трупах найдены предметы католического и православного религиозных культов. Найденные в одежде убитых предметы и документы дают возможность установить, что среди расстрелянных находились врачи, инженеры, студенты, шофера, слесаря, железнодорожники, портные, часовые мастера, торговцы и др.
      Некоторые из трупов были опознаны знакомыми и родственниками, например трупы вильнюсского врача ФЕЙГУСА, часовщика ЗАЛКАНДА и др. Гр[аждани]н ШУТАН П.А. из гор. Швенчионис опознал труп своей сестры ГРИНЕВОЙ.
      Состояние большинства эксгумированных трупов свидетельствует о том, что они были убиты выстрелами в затылок.
      Сохранность трупов и найденные в одежде убитых документы указывают на то, что расстрелы в Понарах производились систематически с июля 1941 по июнь 1944 г. Комиссия, основываясь на тщательном ознакомлении с фактами истребления мирных советских людей, установила:
      1. Массовое уничтожение людей в Понарах систематически проводилось немецко-фашистскими захватчиками с июля 1941 по июнь 1944 г.
      2. Уничтожение населения совершалось всевозможными зверскими способами: расстрелом, пытками, избиениями и закапыванием полуживых людей в землю.
      3. С целью скрыть свои злодеяния гитлеровские бандиты [...] их откапывание и последующее сжигание на специально устроенных для этого кострах. Сжигание начали осенью 1943 г. и продолжали до начала лета 1944 г.
      4. Учитывая огромное количество сожженных человеческих костей, рассыпанных по поверхности всей площади, занимаемой лагерем, обнаруженные в ямах еще не сожженные трупы расстрелянных людей и свидетельские показания, общее количество трупов определяется не менее ста тысяч человек.
      За все эти преступления ответственным является правительство гитлеровской Германии, немецкое верховное военное командование и прямые исполнители:
      1. Шеф гестапо ВУЛЬФ из Берлина
      2. Капитан ГЕРТ из Кенигсберга
      3. Оберштурмфюрер НОЙГЕБАУЕР
      4. Оберштурмфюрер РИХТЕР из Берлина
      5. Оберштурмфюрер АРТШВАГЕР из Клайпеды
      6. Обершарфюрер МАЙЕР Герман из Вены
      7. КИТТЕЛЬ быв[ший] киноартист
      8. ШВЕЙНБЕРГЕР из Берлина
      9. Гауптшарфюрер ВАЙЕС Мартин из Карльсруз [Карлсруэ], начальник тюрем гор. Вильнюса. Руководил расстрелами в Понарах
      10. Обершарфюрер ФАУЛЬГАРБЕР из Майнгейма
      11. Шеф района Понар ПЭРР
      12. Начальник охраны района Понар БИНКЕ
      13. ШРЕДЕР – руководил сжиганием трупов в Понарах
      14. ИОНДЕР Берта из Клайпеды
 
      Депутат Верховного Совета СССР СТИМБУРИС
      Председатель Вильнюсского уездного исполнительного комитета Е. ВЕРГАС
      Профессор Вильнюсского государственного университета И. КАЙРЮКШТИС
      Профессор, доктор медицины С. МАРБУРГ
      Профессор Вильнюсского государственного университета П. СЛАВЕНАС
      Доктор медицины И. БУТКЕВИЧЮС
      Писатель К. КОРСАКАС
      Подполковник МОЗЫЛЕВ Педагог А.ЧИПЛИС
 
       ЦА ФСБ России. Арх. Д. Н-18313. Т. 15. Л. 171–179.
       Копия.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #17 : Среда 2 Ноября 2011 18:37:27 »
Из протокола принятия заявления КЕМЗУРЫ Антанаса, участвовавшего в расстрелах евреев в окрестностях Вильнюса, в т. ч. в Понарах
       23 января 1967 г.
       гор. Каунас Литовской ССР
 
      Оперуполномоченный I отделения аппарата уполномоченного КГБ при Совете министров Литовской ССР в гор. Каунасе капитан [...], руководствуясь ст. 127 УПК Литовской ССР, в 9 ч. 00 мин. принял заявление от гр[аждани]на
      КЕМЗУРЫ Антанаса, с. Казиса, 1918 г. р., урож[енца] дер. Пикчюнай, бывш. Вилькийского района Литовской ССР, б/п, образование 6 классов начальной школы, работает пом[ощником] мастера фабрики «Каспинас», прож[ивает]: гор. Каунас, ул. Спартако, 73, кв. 1
      КЕМЗУРА А.К. об ответственности за заведомо ложный донос предупрежден по ст. 138 УК Литовской ССР.
      /Подпись КЕМЗУРА/
       Гр[ажданин] КЕМЗУРА заявил:

          Мой отец КЕМЗУРА Казис в дер. Пикчюнай бывшей Вилькийской волости, ныне Каунасского района, имел в период буржуазного режима в Литве 15 га земли. Семья состояла из 7 человек. Имел отца, мать, брата Стасиса и сестер: Казимира, Мариона и Марциона.
          Примерно в 1927 г. начал учиться в начальной школе, которую окончил примерно в 1933–1934 г. В 1939 г. я был призван на службу в литовскую буржуазную армию, служил рядовым солдатом 4 эскадрона 2 Уланского полка в гор. Таураге. В 1940 г. наша часть переехала в гор. Вильнюс, и мы перешли в распоряжение народной армии. Весной 1941 г. звуковой дивизион, в котором был я, переехал в Варенский полигон. Кто был командиром дивизиона, не помню. Из солдат помню: ЯНАВИЧЮСА, ВАРНЯЛИСА, РУДАЙТИСА, РАЗЛЮКАСА, имена их и откуда они происходят, не знаю [...]
          ...ШЮРНА, КИЗИСА, ЖВИРБЛИСА, ВИЛЕЙТА, ТЕРЛЯЦКИСА, ПРАКОПАВИЧУСА. Все офицеры и сержанты имели пистолеты, а солдаты, как я указал выше, – винтовки.
          Солдат и офицеров других рот не знаю. Командиром батальона, когда мы находились в Ново-Вильне, был офицер МЕШЛЮС. Кто его адъютант, не помню. В казармах в Новой Вильне мы были около месяца, затем батальон переехал в гор. Вильнюс. Там стояли в казармах недалеко от башни Гедиминаса. Название улицы, где мы стояли, не помню.
          В Вильнюсе мы находились до осени 1941 г., затем выехали в гор. Люблин. Жили в зданиях гимназии в гор. Люблине. Тогда несли охрану концлагеря Майданек. В конце 1942 г. или в начале 1943 г. наш батальон возвратился в гор. Каунас для отдыха. По прибытии в гор. Каунас я из батальона дезертировал и скрывался у знакомых на родине.
          Находясь в Ново-Вильне, мне приходилось дважды участвовать в акциях по уничтожению советских людей из числа граждан еврейской национальности.
          В одно утро, числа не помню, в августе 1941 г. лейтенант РАЧКУС приказал всю 3 роту выстроить во дворе казарм. Когда выстроились, тогда РАЧКУС сказал, что сейчас придется выполнить задание. Придется привести колонну евреев на место их расстрела. Тогда нам всем были выданы дополнительные боевые патроны. После этого вся наша третья рота пошла в гетто, которое находилось на расстоянии 400–500 м от казармы. Гетто в это время охранялось солдатами других рот. Все мы остановились у ворот гетто. Через некоторое время из гетто солдатами других рот выводилась колонна евреев примерно 200–300 чел. Там были мужчины, женщины, дети. Были молодые и пожилые люди. Все они имели с собою вещи: кто имел чемодан, кто сумки и т. д.
          Всю колонну евреев мы окружили и под оружием их повели в сторону одного кустарника в расстоянии 1–2 км от гетто.
          Когда вели этих людей на расстрел, то мы – солдаты – находились в 5–6 м на расстоянии друг от друга. Помню, что рядом со мною шли солдаты ВИЛЕЙТА, ТАРЛЯЦКИС, ВАРНЯЛИС. Колонну евреев мы остановили в расстоянии примерно 30–35 м от выкопанной заранее ямы. Тогда РАЧКУС приказал всем людям положить вещи на землю, а самим ложиться на живот. После этого подходили к обреченным 10 солдат нашей роты, брали по группам 10–15 чел., отводили к яме и расстреливали. Перед расстрелом около ямы было приказано всем раздеться до нижнего белья. Расстреливали солдаты из винтовок, а офицеры РАЧКУС, МЕШЛЮС, ДЕВЕЙКИС из пистолетов. Жертвы расстреливались стоя. Команду расстреливать давал РАЧКУС. Когда выстраивались расстреливающие, он давал команду: «Огонь». Я лично видел, как расстреливали людей РАЧКУС, МЕШЛЮС, ДЕВЕЙКИС, АСМИНАС. Кто расстреливал из солдат батальона, сейчас не помню, но когда припомню, расскажу. Во время расстрела солдатам, кто стрелял, давалась водка. Расстреливали до обеда, затем вся рота пошла в казармы обедать. После обеда мы все, солдаты третьей роты, опять пошли в гетто и продолжали водить колонны людей на расстрел. Так, в этот день до вечера было расстреляно несколько сотен человек. Среди жертв, как я уже говорил, были женщины, мужчины разного возраста. Были дети и даже новорожденные.
          Помню, что когда расстреливали мужчин, то им приказывали кальсоны опускать до колен. Это делалось для того, чтобы никто не мог бежать с места расстрела.
          Вечером наша рота после расстрела возвратилась в казармы. Кто закапывал трупы и кто забрал все оставленные вещи убитых, не знаю.
          Прошла примерно неделя после этого расстрела. В одно утро офицеры РАЧКУС, ДЕВЕЙКИС, МЕШЛЮС, АСМИНАС опять выстроили всю нашу роту и сказали, что нужно будет выполнить задание. Нам были выданы дополнительно боевые патроны. Тогда уже мы знали, что пойдем на расстрелы. Так мы пошли строем в это же гетто. Стали около ворот и принимали колонну евреев примерно 200–300 чел. Там были также мужчины, женщины, старики и маленькие дети. Всю колонну мы отвели в этот же кустарник, 1–2 км от гетто, где остановили в 10–15 м от выкопанной другой ямы, размер которой был 20 м длины, 15 м ширины и около 3 м глубины. Расстреливали людей таким же образом. Расстреливали жертв офицеры РАЧКУС, ДЕВЕЙКИС, МЕШЛЮС, АСМИНАС из пистолетов. Выстрел производился ими в голову, в затылок.
          Солдаты также старались стрелять в голову жертвам. Если убитый упал на краю ямы, то солдаты ногой его толкали в яму. Расстреливало 15–20 чел. из третьей роты, но кто именно, сейчас не помню. Команду расстреливать людей давали офицеры. Расстрел закончился к вечеру. Обедать тогда не ходили. После расстрела все возвратились в казармы. Кто в этот раз закопал трупы и взял вещи убитых, не знаю. За участие в расстрелах я ничего из награбленных вещей не получил.
          Прошел месяц после расстрела, наша рота переехала в гор. Вильнюс и остановилась в казармах около башни Гедиминаса. Несколько дней спустя после прибытия в Вильнюс рано утром по приказу офицеров РАЧКУСА, ДЕВЕЙКИСА, МЕШЛЮСА, АСМИНАСА вся рота выстроилась во дворе казарм. Командир роты Рачкус сказал, что пойдем в тюрьму Лукишкис, где получим колонну евреев. Мы все были вооружены винтовками. Имели много боевых патронов. Строем все пошли к Лукишкской тюрьме и остановились у ворот. В это время из тюрьмы была выведена колонна евреев. Там были мужчины, женщины разного возраста и маленькие дети. Все они с собою имели вещи. Мы, солдаты третьей роты, окружили эту колонну и стали их гнать. Винтовки мы тогда держали в руках. Солдат от солдата находился на расстоянии 5–6 м. Рядом со мною шел РУДАЙТИС и ШЕРМУКШНИС. Всю эту колонну, примерно 500 человек, мы отвели в Панеряй [Понары]. Там всю колонну остановили на расстоянии 50–60 м от выкопанной ямы. Как помню, яма была 30–50 м длины, 3–4 м ширины и около 3 м глубины. Когда привели евреев к месту расстрела, то было приказано им все вещи оставить на земле, а самим ложиться на живот. Когда они легли, то к ним подходили солдаты в немецкой форме, вооруженные автоматами. Автоматчиков было около 10 чел. Всех людей выстраивали около ям и тут же автоматчики их расстреливали. Перед расстрелом все евреи были раздеты. Стояли они на краю ямы, лицом в сторону ямы. Дети находились около родителей. Был плач и проклятия в адрес расстреливающих. Расстрелы проходили в течение двух часов. Когда все евреи были расстреляны, мы строем пошли в казармы, участвовали ли в расстрелах наши офицеры, не помню. Солдаты роты в этот раз участия в расстрелах не принимали. Возможно, кто один или другой и расстреливал, но я не заметил. Как в Ново-Вильно, так и в Панеряй [Понары] я лично людей не расстреливал, а охранял место расстрела. Больше в расстрелах советских граждан участия не принимал.
          Осенью 1941 г., как я уже показал выше, выехали в гор. Люблин, где охраняли концлагерь Майданек. Находясь в Люблине, в акциях против советских граждан не участвовал.
          В 1943 г. я из батальона дезертировал. Скрывался у родственников до освобождения территории Литовской ССР от немцев советскими частями. В сентябре 1944 г. я был мобилизован в ряды Советской Армии. Находился в 208 запасном полку в Пабраде. В 1945 г. наша часть выбыла в Пруссию, где собирали немецкие трофеи.
          В 1945 г. был из Советской Армии демобилизован. После демобилизации прибыл в гор. Каунас и поступил работать на предприятия города. С 1947 г. работаю на фабрике «Каспинас».
          Имею награды: медаль «За победу над Германией» и...

      [окончания не имеется]
 
       ЦА ФСБ России. Ф. 100. Оп. 11. Д. 6. Л. 242–246.
       Копия. Машинопись.
Stirb und Werde

Tortilla

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #18 : Среда 2 Ноября 2011 18:49:12 »
Очень впечатляюще. Спасибо за труды.

Но вот у меня вопрос, почему же литовцы не сопротивлялись?? Неужели было непонятно, что потом "придут и за ними"?? Или просто сейчас картина искажённая?? Поскольку редко упоминаются те, кто ушёл в Красную Армию и в партизаны.. а их было вероятно немало  ???

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #19 : Среда 2 Ноября 2011 19:15:13 »
Очень впечатляюще. Спасибо за труды.

Но вот у меня вопрос, почему же литовцы не сопротивлялись?? Неужели было непонятно, что потом "придут и за ними"?? Или просто сейчас картина искажённая?? Поскольку редко упоминаются те, кто ушёл в Красную Армию и в партизаны.. а их было вероятно немало  ???

В партизаны уходили коммунисты и те, кто сотрудничал с советскими властями. У них выбора не было. Были реальные облавы на евреев и коммунистов, все местными силами. Оставался один выход, в лес.
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #20 : Среда 2 Ноября 2011 19:16:01 »
Предсмертное письмо двух женщин, написанное ими в пути к месту казни Понары и выброшенное на дорогу для передачи евреям
       Доставлено было основателям Еврейского музея в Вильнюсе после изгнания немецких захватчиков в августе 1944 г.
       26 июня [...]
 
      ПРОСЬБА К БРАТЬЯМ И СЕСТРАМ-ЕВРЕЯМ! Любезные мои сестры и братья! Обращаемся к вам с большой просьбой. Прежде всего, простите нас за все злое, что мы вам в жизни сделали; быть может, сделали и злословили. Не знаем, за что обрушилось на нас такое тяжелое наказание: нас лишают жизни. Но лишение жизни, это ничего, главное, это наши дети, которых мучают таким зверским образом, например: 8-летние девочки были взяты для половых сношений. Этим малюткам приказывали брать половой орган в уста и сосать как бы материнскую грудь, а выделения, что мужчина изливает, глотать, говоря при этом, вообразите, что это мед или молоко. Или девочку 12 лет привязывали к скамейке и покуда 6 немцев и 5 литовцев не совершили полового акта по два раза каждый, несчастную не отпускали. А мать принуждали стоять при этом и смотреть, чтобы дитя не кричало. Затем матерей раздевают голыми, ставят к стене с завязанными кверху руками и выщипывают все волосы на обнаженных местах; а язык приказывают высунуть и натыкают шпильками. Потом каждый подходит и спускает свою мочу, а испражнениями глаза вымажет.
      О! А мужчинам приказали выбрать свои половые органы и всадили им туда накаленные прутья, держа так долго, пока прут не почернел. При этом говорили им: довольно жить, иудей, жид, всех истребим, убить это не фокус, надо вас вымучить, чтобы и жить больше не хотелось и Сталина увидеть.
      Отрезывали нам пальцы на руках и ногах, запрещая перевязывать раны, таким образом кровь текла в течение четырех дней. Нас мучили, истязали таким образом каждый день, а потом бросили в автомашину для отправки в Понары.
      Партией, численностью в 45 человек, мы прятались в одном убежище, но мы поддерживали сношения с другой группой через туннель. Там было 67 человек взрослых и детей. С внешним миром мы связывались через посредство одной польки, которая называлась «вдова Марыся». Марыся имела троих детей. Женщина эта брала у нас мужскую одежду, дамские меха, мужские шубы, шелковое белье, все, что мы имели, она брала и доставляла нам продукты, а потом, когда она за наш счет разбогатела, сколотив себе капитал в 40 тысяч – 50, 60 тысяч марок, она начала ехать в Ширвинты и привозила оттуда 3–4 кабана, два пуда сала, 5 центнеров пшеничной муки, масла – 20 кг, яички, все это за наше добро, за наши деньги она спаивала немцев и автомашиной, а нам велела дать 5 кг золота, иначе я вас выдам в руки немецкого гестапо – и назначила срок. Не имея возможности ей дать, мы выслали к этой Марысе еврейку 8-летнюю с просьбой продлить нам срок и обождать. Так это вот дитя обратно не вернулось. Она забрала все, что мы послали: золото, часы, кольца, брошки и др., а девочку убила и сожгла. А затем, по истечении 2-х дней, литовцы и немцы нас нашли. И так нас мучили и истязали, как описано выше, в течение 5 дней, а потом отправили в Понары. Это письмо я выбрасываю по дороге на Понары – к добрым людям для передачи евреям, когда восстановится правда, чтобы они за нас, 112 человек, хотя бы одного убили, то совершат благое дело для своего народа.
      Со слезами на глазах просим: мести. Мести! А по-польски пишу потому, что если кто-либо найдет письмо на еврейском языке, то сожжет, а на польском добрый и благородный человек прочтет и передаст в руки еврейской полиции, чтобы что-либо сделать с этой жестокой женщиной, которая столько крови взяла на себя и своих детей. Просим: погибло 30 наших детей, пусть ее хоть трое погибнут – двух мальчиков и одна девочка с нею вместе.
      Любезные братья, слезно просим все, не милуйте эту бабу. Фамилию ее знаем. Она называется «вдова МАРЫСЯ», имеет 3 детей: два мальч[ика] и одну девочку, проживает ул. Б[ольшая] Погулянка, 34, во дворе налево. Всякий знает спекулянтку около костела Сердца Иисуса, дворник РЫНКЕВИЧ.
      Прощайте, прощайте. Весь мир призываем к мести.
      Это пишут ГУРВИЧ и АСС
 
       ЦА ФСБ России. Д. Н-18313. Т. 18. Л. 236 с об. Перевод с польского.
       Заверенная машинописная копия из Еврейского музея в Вильнюсе.
Stirb und Werde

arunas

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #21 : Среда 2 Ноября 2011 19:18:53 »
Ну мы же погимаем что это всё неправда и наговор, даже состоя в зондеркоммагде, получая довольствие и оружие, патриоты держали фигу в кармане.
ЭТО ТЫ УТВЕРЖДАЕШь ИЛИ КТО-ТО ДРУГОЙ? :fool:

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #22 : Среда 2 Ноября 2011 19:20:55 »
Отчет оперативной группы «А» по Литве за октябрь 1941 – январь 1942 г
       Не ранее января 1942 г.
 
      До вступления большевиков в Литве проживало 153 743 еврея (по переписи 1923 г), т. е. 7,58 % населения [...]. Евреи обоих полов особенно поддерживали деятельность НКВД. Высылка 40 000 литовцев в Сибирь была подготовлена евреями.
      При вступлении германских войск ненависть литовцев к евреям привела к активным погромам, тем более что еврейско-коммунистическая молодежь при помощи заранее заготовленных канистр с бензином подожгла многие города, которые почти не пострадали при прохождении германских танковых частей.
      При погромах, учиненных литовцами, правда при действенной помощи полиции безопасности и СД, было уничтожено в Каунасе 3800 евреев, в небольших городах примерно 1200 евреев.
      Если евреям удавалось убежать, они часто выдавались властям крестьянами. Этих спонтанных акций было недостаточно, чтобы стабилизировать тыловой участок фронта, при том что рвение местного населения скоро уменьшилось. Поэтому специальными командами в Литве – обычно силами 1:8 – освобождались от евреев обоих полов вначале тюрьмы, а затем систематически округ за округом. Всего в этих акциях был ликвидирован 136 421 чел. Примечательно то, что многие евреи набрасывались на проводящих эти акции чиновников и литовские вспомогательные силы, а перед расстрелом заявляли о своей большевистской позиции, прославляли Сталина и поносили немцев.
      [...]
 
       РГВД. Ф. 500-к. Оп. 4. Д. 92. Л. 58–60. Копия.
       Перевод с немецкого.
Stirb und Werde

arunas

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #23 : Среда 2 Ноября 2011 19:22:22 »
Гератушка, ты какие цели преследуешь, вывешивая все это?
Это же баян.
Или ты это к ЛБ? Тогда не баян, а глупость.....

Tortilla

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #24 : Среда 2 Ноября 2011 19:23:07 »
В партизаны уходили коммунисты и те, кто сотрудничал с советскими властями. У них выбора не было. Были реальные облавы на евреев и коммунистов, все местными силами. Оставался один выход, в лес.

Это понятно, но ведь таких было немало...

Так почему же литовцы не сопротивлялись?? То есть они "поддерживали" подобную зверскую расистскую политику оккупантов??

Tortilla

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #25 : Среда 2 Ноября 2011 19:26:00 »
Гератушка, ты какие цели преследуешь, вывешивая все это?
Это же баян.
Или ты это к ЛБ? Тогда не баян, а глупость.....

Арунас, объясни, почему это "баян"??

Ты всегда говорил, что немецкая оккупация была "лучше" советской. ПОЧЕМУ?? Эти факты говорят об обратно. Оккупанты были зверьми. Почему литовцы не сражались против них с оружием в руках?? Потому, что это помогло бы Советам?

arunas

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #26 : Среда 2 Ноября 2011 19:37:17 »
Арунас, объясни, почему это "баян"??

Ты всегда говорил, что немецкая оккупация была "лучше" советской. ПОЧЕМУ?? Эти факты говорят об обратно. Оккупанты были зверьми. Почему литовцы не сражались против них с оружием в руках?? Потому, что это помогло бы Советам?
А для тебя это новость? Для меня - нет. Все читано перечитано.

А она и была лучше. Не для евреев, ессно. Для литовцев.
Они были зверьми, конечно. А советы ими не были? Если нет, то тебе хоть кол на голове теши - не проймет. Стало быть, и спорить не о чем

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #27 : Среда 2 Ноября 2011 19:40:09 »
Гератушка, ты какие цели преследуешь, вывешивая все это?
Это же баян.
Или ты это к ЛБ? Тогда не баян, а глупость.....

Ты читай, читай, это все будет в иске евреев к Литве. Что такое баян?
Stirb und Werde

Оффлайн Gerat83

  • Личный Мюнхаузен Арунаса
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6472
  • Никто кроме нас, но вернемся едва ли.
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #28 : Среда 2 Ноября 2011 19:40:46 »
Протокол судебно-медицинской экспертизы места массового захоронения в районе гор. Жагаре
       24 сентября 1944 г.
 
      Комиссия в составе помощника Главного судебно-медицинского эксперта 1-го Прибалтийского фронта капитана медицинской службы – ПРИХОДЬКО и судебно-медицинского эксперта 51-й армии капитана медицинской службы – ФИЛЯКОВА по предложению военного прокурора 8-й пушечной артиллерийской Витебской Краснознаменной дивизии майора юстиции НИКИТИНА, 20 и 24 сентября с. г в районе гор. Жагаре (Литовская ССР) произвела осмотр места массового захоронения трупов – жертв злодеяний немецко-фашистских захватчиков, эксгумацию трупов и судебно-медицинское обследование трупов.
Краткие данные предварительного следствия
      1. 3 сентября 1941 г немецко-фашистские захватчики с участием местных жителей – членов фашистской и профашистской организаций, согнала на городскую базарную площадь евреев (мужчин, женщин и детей) в количестве примерно 800 чел. Кроме того, свыше 1500 чел. еврейской национальности содержалось во временном специальном лагере, который находился в северно-западной части гор. Жагаре: 4 сентября 1941 г. все евреи были расстреляны в городском парке. Расстрел производился таким образом: к могиле с перерывом подъезжали по три машины, нагруженные евреями, люди сходили в ров, под силой оружия раздевались, там их после этого расстреливали.
      2. Во второй половине августа 1941 г. произведен расстрел 47 евреев мужчин на еврейском кладбище, 2 км юго-западнее гор. Жагаре. Эти евреи находились в течение двух недель в специальном лагере. А затем они по специальному списку были отобраны и расстреляны.
      3. В августе месяце 1941 г. расстреляны 8 коммунистов в 2-х км северно-восточнее Жагаре. Коммунисты были арестованы в начале июля 1941 г., и большинство из них являлись местными жителями гор. Жагаре.
Эксгумация трупов
      Эксгумация трупов произведена из трех могил.
      1-я могила расположена в северо-восточной части парка гор. Жагаре. Парк обнесен каменной оградой. Сверху над могилой на уровне 30 см от земли возвышается песчаная насыпь. Выросший овес на территории парка и могилы к началу эксгумации трупов был скошен и убран. Размер могилы: длина 122 м, ширина – 4 м, глубина – 2 м. Могила имеет форму буквы «Г». В юго-восточной части – могила размером 42 х 4 м, а в северо-западной – 80 х 4 м. Почва черноземная и суглинистая, влажная. Трупы в могиле расположены беспорядочно: лежат ничком, некоторые из них в согнутом положении. Среди разбросанных в разнообразных направлениях трупов мужчин и женщин можно видеть детей различного возраста. Большинство трупов находятся без одежды и обуви. На некоторых трупах можно видеть лишь только нательное белье. Некоторые детские трупы имеют сохранившуюся одежду. У многих трупов на одежде с левой стороны груди обнаружены пришитые или приколотые картонные шестигранные звезды. Большая часть трупов находится в состоянии жировоска, и форма их сохранилась. Сравнительно небольшая часть трупов превратилась в бесформенную жировосковидную массу, которая при дотрагивании распадается на части. 8 трупов обнаружены скелетированными с остатками жировоска на конечностях и по месту расположения органов грудной и брюшной полостей. Между отдельными трупами видна небольшая прослойка.
      Вторая могила расположена на еврейском кладбище западнее Жагаре. Могила имеет конусовидную насыпь, возвышающуюся над поверхностью земли на расстояние 40 см. Могила размером: длиною – 5 м, шириной – 4 м, глубиною – 1,5 м. Почва песчаная, местами каменистая. Трупы в могиле расположены беспорядочно. Одежда и обувь почти на всех трупах отсутствует. На некоторых трупах имеется лишь только нательное белье. Трупы находятся в состоянии жировоска. 4 трупа скелетированы. В могиле все трупы мужского пола.
      Третья могила расположена за городом, в 2 км северо-восточнее Жагаре. Могила имеет трапециевидную форму с углублением 10–20 см. Могила размером: длина 3 м, ширина – 2 м. [...] Почва суглинистая, заболоченная. Трупы одеты в гражданскую одежду и находятся в состоянии жировоска; руки у всех трупов связаны веревками.
      Из вышеупомянутых могил трупы извлечены и подвергнуты судебно-медицинскому исследованию (см. приложение: 1. Протокол наружного осмотра трупов на 2-х листах. 2. Акты судебно-медицинского исследования трупов на 7 листах).
      Приложение: ценности – золотые зубы и коронки, найденные при вскрытии трупов.
 
      Пом[ощник] главн[ого] судебно-медицинского эксперта 1-го Прибалтийского фронта капитан м/с ПРИХОДЬКО
      Судебно-медицинский эксперт 51-й армии капитан м/с ФИЛЯКОВ
 
       ЦА ФСБ России. Ф. 100. Оп. 11. Д. 5. Л. 135–136.
       Заверенная машинописная копия.
Stirb und Werde

Tortilla

  • Гость
Re: Преступления на территории Литвы в 1941-1944 годах.
« Ответ #29 : Среда 2 Ноября 2011 19:44:25 »
А для тебя это новость? Для меня - нет. Все читано перечитано.

А она и была лучше. Не для евреев, ессно. Для литовцев.
Они были зверьми, конечно. А советы ими не были? Если нет, то тебе хоть кол на голове теши - не проймет. Стало быть, и спорить не о чем

а для поляков??

то есть ты расист??  :shok: :shok:

Нет, Советы зверьми не были. При Советах у человека был шанс на жизнь!! Потому как классовое сознание изменить можно, а вот национальность - нельзя. Тебе это вроде уже где-то объясняли.

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика