Автор Тема: Тяжелая борьба христиан на Востоке  (Прочитано 3216 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

BadgerS

  • Гость
Тяжелая борьба христиан на Востоке
« : Понедельник 7 Февраля 2011 14:54:59 »
Der Spiegel
Скаут: NetGeo, Переводчик: Анна
Страна: Германия
Издание: Der Spiegel
Автор: редакционная
Дата опубликования статьи: 13 января 2011 года

Убийцы и мученики

Тяжелая борьба христиан на Востоке


Коптская православная церковь
В самые первые минуты 2011 года около коптской Православной церкви в Александрии взорвалась бомба. Взрыв унес жизни 21 человека и ранил в десятки раз больше людей. Здесь, на фото - забрызганное кровью изображение Иисуса у церкви.

Спустя несколько мгновений после наступления нового года, бомба, взорвавшаяся около церкви в Александрии, унесла жизни 21 коптского христианина. Неделю спустя за помощь христианину-заключенному был убит пакистанский губернатор. Эти два случая наглядно демонстрируют ухудшающееся положение христиан на Востоке.

Улица Халиль Хамада имеет ширину 20 метров.  На одной стороне стоит коптская «Церковь двух святых», на другой стороне - мечеть. Церковь была построена раньше, но мечеть возвели следом всего через несколько лет. И когда христиане построили новый флигель, мусульмане последовали их примеру. Через некоторое время минарет вырос значительно выше, чем шпиль церкви. В мечети становится многолюдно пять раз в день после того, как муэдзин призывает верующих; колокола церкви звонят лишь дважды в неделю.

«Небеса и земля наполнены божественным покоем» - пели прихожане в канун нового года. Также это стало последним, что слышала Мариам Факри, когда вышла из церкви вместе со своей сестрой Мартиной, матерью и тетей. Они были среди первых вышедших. Проведя весь день у плиты, они хотели прийти домой и отметить конец поста праздничным ужином. Мариам был 21 год и через несколько дней она должна была обручиться. Помимо учебы в университете, девушка учила молодежь в воскресной школе при церкви. Она была счастливой и спокойной, и у нее было много друзей-мусульман. Перед тем как отправиться в церковь, она написала на своей страничке в Facebook: «2010 год закончился. Я была счастлива в прошедшем году. У меня так много пожеланий. Господи, прошу тебя,  будь моей опорой и помоги им сбыться».

Затем произошел взрыв. Мариам погибла на улице Халиль Хамада под изображением святого апостола Марка, держащего в руке маленькую церковь. Шурупы, гайки и подшипники, которыми была начинена бомба, также смертельно ранили остальных трех женщин. Единственным уцелевшим членом семьи был отец, который стоял за ними. На следующий день он должен был опознать свою дочь. Ее тело обгорело настолько сильно, что он с трудом ее узнал.

Вскоре после этого, эти четыре женщины были похоронены около монастыря Святого Мины вместе с другими семнадцатью жертвами, где позже были похоронены еще двое.  Монастырь находится приблизительно в 60 километрах от Александрии. И хотя быть похороненным здесь – огромная честь, это также стало заключительным унижением: по соображениям безопасности власти настояли, чтобы погребение состоялось за пределами города. Таким образом, даже после смерти, коптская христианка Мариам Факри была вынуждена проявить уважение к государству, которое не смогло ее защитить.

Улыбка убийцы

Египет не является единственной страной, которая бросает свои меньшинства и тех, кто приходит им на помощь, на произвол судьбы.

Через три дня после взрыва в Александрии, на расстоянии приблизительно 4000 км в восточном направлении, из кофейни Исламабада появился элегантно одетый человек. После встречи с другом Салман Тасир, 66-летний губернатор пакистанской провинции Пенджаб, направлялся на свою виллу в северо-восточной части столицы Пакистана.

Но перед тем как Тасир успел сесть в машину, из группы телохранителей вышел крупный мужчина, вытащил пистолет и начал стрелять в губернатора. Когда его приятели-телохранители – которые с самого начала стояли рядом и ничего не делали – наконец одолели его, он просто поднял подбородок и улыбнулся.


В Пакистане Малик Мумтаз Хуссейн Кадри признался в стрельбе в губернатора Пенджаба  Салмана Тасира 4 января. Хуссейн Кадри работал телохранителем губернатора. Салман Тэсир был убит из-за своей оппозиции спорному закону о богохульстве Пакистана, сказал министр внутренних дел Рехман Малик.

Там, на земле, прямо перед кафе «Gloria Jean's» лежал человек, в которого выстрелили более 20 раз, человек, который принял вызов нескольких мощных противников: фанатизма, подстрекательства и воинственного исламизма. Как и Мариам, он опубликовал новогоднее сообщение в интернете. «Я находился под огромным давлением, защищая обвиняемых в нарушении закона о богохульстве.* Я отказался. Даже если я - последний такой человек…..»,- написал он на своей страничке в Твиттере. А несколько дней спустя он добавил: «Мир, процветание и счастье в новом году…Я полон оптимизма».


За несколько дней до смерти, Салман Тасир написал на своей страничке в Твиттере "Я полон оптимизма." Здесь он изображен во время посещения Азии Биби, пакистанской христианки, которая в прошлом году была приговорена к смерти местным судом за богохульство. Тасир был убит из-за его критики закона о богохульстве, в соответствии с которым была признана виновной Биби.

Страх, распространяемый врагами Тасира, преследовал его даже после смерти. Когда семья хотела похоронить его на следующий день, дабы соблюсти мусульманские традиции, назначенный государством главный священник отказался произнести даже первые стихи мусульманского похоронного ритуала. В конце концов, священник из партии Тасира вызвался исполнить эту обязанность. А мнимый друг губернатора, президент Пакистана , не явился на похороны - из соображений безопасности.

Кровавая действительность

Несмотря на то, что смерть в Исламабаде и массовые убийства в Александрии имеют мало общего, есть одна вещь, которая связывает эти события. Они делают очевидным то, что в начале первого десятилетия после теракта 11 сентября «столкновение цивилизаций» - используемое западными политологами в качестве теоретической парадигмы – стало кровавой реальностью для христиан на Востоке. Согласно списку «World Watch List» (ежегодный список, содержащий перечень 50 стран, в которых чаще всего преследуют и нарушают права христиан из-за их вероисповедания – прим. редакции), который ежегодно составляет правозащитная христианская организация «Open Doors» («Открытые двери»), ислам - это доминирующая религия в восьми из десяти крупнейших стран, где преследуются христиане. В семи из этих стран в 2010 году положение христиан ухудшилось.


Белая окровавленная ткань на кресте, спустя день после смертельной атаки в Египте. Христианская организация «Открытые двери» утверждает, что преследование христиан живо и реально в мусульманском мире.

И не только Папа Римский, епископы и патриархи активнее, чем когда-либо, призывают защищать этих христиан. Все большее число политиков - начиная от президента США Барака Обамы и заканчивая Фолькером  Каудером, главой парламентской фракции правоцентристской партии христианских демократов канцлера Ангелы Меркель - повторяют свои предупреждения. «Мы уже прошли тот этап, когда мы могли просто выразить озабоченность или печаль»,- заявила недавно назначенная министром иностранных дел Франции Мишель Аллио-Мари. Она требует создания совместного плана Евросоюза по защите христиан на Ближнем Востоке. Вопрос будет поставлен на повестку дня во время встречи министров иностранных дел Евросоюза, назначенный на  31 января.

Однако простых призывов недостаточно. Сейчас ситуации гораздо серьезнее, чем даже несколько месяцев назад. Недавние нападения в Египте и Пакистане послужили примерами того, насколько слабы режимы в мусульманском мире. Они могли закрепить защиту религиозных меньшинств в своих конституциях, но они  уже давно потеряли власть, позволяющую защищать христиан и другие религиозные меньшинства.  Даже элита, которая хочет осуществлять эту защиту, потеряла власть, необходимую для реализации своих намерений.

Торжественная клятва

«Вы свободны»,- нараспев провозгласил Мохаммед Али Джина, основатель  Пакистана, в своей речи в 1947 году во время конституционного собрания. «Вы свободны посещать ваши храмы, вы свободны ходить в свои мечети или в любые другие места для молитв, в государстве Пакистан. Вы можете принадлежать к любой религии, любому вероучению или касте…» Это  была демонстрация религиозной терпимости, это была торжественная клятва.

Когда новое государство составило свой уголовный кодекс, документ содержал четыре статьи, которые британское колониальное правительство составило для Индии в 1860 году. Они до сих пор в силе. Эти статьи предусматривают наказание в виде тюремного заключения сроком до 10 лет за осквернение святых мест, препятствование религиозным собраниям, осквернение кладбищ и намеренное оскорбление религиозных чувств.

В период с 1947 по 1986 год, согласно этим статьям, под стражу были взяты всего пять человек. Но в 1980-е годы пакистанский президент-исламист Мохаммед Зия-уль-Хак, генерал, который занял президентский пост в результате военного переворота, ужесточил законы. Он постановил, что проявлять неуважение к Корану и оскорблять имя  пророка Мухаммеда считается незаконным. Четыре статьи, посвященные защите всех религий, были заменены двумя новыми главами о богохульстве – целиком и полностью сконцентрированные на исламе. Одна статья предусматривала пожизненное заключения, вторая – смертный приговор. Запад никак не отреагировал. До тех пор, пока Советская армия, коммунистический соперник, оставалась в Афганистане, американцы не испытывали никаких проблем с исламским диктатором в Пакистане.

Злоупотребление этим законом началось сразу. Для того, чтобы быть арестованным за богохульство, было достаточно, чтобы «заслуживающий доверия» мусульманин свидетельствовал перед мусульманским судьей о том, что предполагаемое нарушение закона имело место – не было необходимости даже передать точные слова, использованные в оскорблении. И, не смотря на то, что в Пакистане за эти годы был вынесен всего один смертный приговор за богохульство, около тысячи пакистанцев были обвинены в нарушении двух новых статей уголовного кодекса. Буквально в ноябре прошлого года, неграмотная крестьянка, исповедующая христианство, по имени Азия Биби была арестована по статье богохульство за то, что предположительно оскорбила имя пророка Мухаммеда во время драки с соседкой.

Часть 2. Заставить всех мусульман чувствовать гордость


Именно против этого приговора и статей за богохульство выступал этой зимой Салман Тасир, либерально настроенный губернатор Пенджаба. Он взывал к имени Джинна, отца-основателя Пакистана; посетил в тюрьме женщину, приговоренную к смертной казни, а в сети он высмеивал мулл, которые ненавидели его за это. На своей страничке в Твиттере Тасир написал, что один из его соперников сделал операцию по «пересадке волос», в то время как другой носит «заплесневелый парик». Таким образом, он сам подписал себе смертный приговор.

Тот факт, что убийца губернатора, Малик Мумтаз Кадри, известный полиции фанатик, сумел получить место в охране Тасира, показывает, насколько изолированной стала светская элита Пакистана и насколько опасным стал джихадизм. После убийства, когда Кадри был доставлен в суд на предварительное слушание, адвокаты осыпали его лепестками роз и предложили ему бесплатную защиту. Объединение пятисот богословов, включая многих из тех, кто ранее считался человеком умеренных взглядов, восхваляли убийцу и велели не посещать похороны Тасира, заявляя: «Тот, кто поддерживает злодеяа, сам является злодеем. Тем, что сделал Кадри, может гордиться каждый мусульманин».


"Мумтаз - герой всех мусульман," скандируют собравшиеся от исламской партии суннитов, которые вышли на улицы, чтобы поддержать убийцу губернатора Пенджаба Салмана Тасира.


Протесты после убийства Салмана Тэсира. "Мы когда-то приняли закон, почему же мы не можем обсуждать его?" вопрошали протестующие относительно закона о богохульстве.

Ахмед Рашид, ведущий представитель пакистанской интеллигенции, который посетил церемонию погребения несмотря на предупреждение, заявил телеканалу CNN: «Кроме самого убийцы, никто больше не был арестован. Незаметно, чтобы применялись какие-либо жесткие меры, кажется , что государство уклоняется от действий». Эта ситуация заставляет волноваться пакистанских либералов, так как в то время, когда экстремизм стремительно распространяется, экономические, политические и общественные проблемы продолжают обостряться. «В нашей стране наблюдается очень, очень глубокий раскол»,-сказал Рашид.

Пакистанские студенты-исламисты поджигают изображение губернатора Пенджаба Салмана Тасира. Они выкрикивают лозунги против Азии Биби, христианки, признанной виновной в оскорблении пророка Мухаммеда и приговоренной к смерти.

Экстремистские маргинальные группы

Рами Коури уважаемый арабский обозреватель из Ливана, исповедующий христианство, пришел к такому же выводу после взрыва бомбы в Александрии. «Жестокие атаки на христиан в Ираке и Египте напоминают мне действия маленькой группы фанатичных преступников и не отражают мнения мусульманского большинства в арабском мире», - написал Коури вскоре после взрыва. «Тем не менее, это показывает о глубоких тенденциях к де-плюрализации и устойчивому разобщению арабского общества, независимо от того, идет ли речь о христианах, курдах, палестинцах, ассирийцах, шиитах, суннитах или других отдельных группах, которые все чаще живут среди своих, чем сосуществуют в смешанных сообществах». Он добавил, что в арабском мире три поколения не сумели достигнуть стабильности, объединить государство, и, что важнее всего, «остановить разрушения», причиняемые экстремистскими маргинальными группами.

Самые жестокие атаки были предприняты организацией «Аль Каида» в Ираке. Годами суннитская террористическая группа пытается  вбить клин и разжечь гражданскую войну между народами, исповедующими разную религию, не только в Ираке, но и на всем  Ближнем Востоке. На протяжении нескольких последних месяцев организация  угрожала коптским христианам Египта и другим христианам в регионе.

Подстрекаемые риторикой, которую использовало американское правительство, когда впервые начало свою «войну с терроризмом», террористы изображают христиан Ближнего Востока как соучастников «крестового похода» в рамках всемирного заговора против ислама.  На прошлой неделе террористы опубликовали аудиозапись, на которой они повторяли одно из своих давних заявлений: коптские  христиане Египта насильно держат в своих монастырях христианских женщин, которые приняли ислам. «Если вы превращаете ваши церкви в тюрьмы», - говорит рассказчик – «мы превратим их в ваши могилы».

Эта линия поведения одновременно проста и коварна. Например, в отличии от шиитов в Ираке, христиане в мусульманском мире не имеют сильного вооруженного ополчения, что делает их особенно уязвимыми. Для Аль Каиды и пакистанских талибов, которые взяли на себя ответственность за убийство Тасира, успех будет означать развитие конфликта, который будет угрожать не только христианам, но и правительству в целом.  Действительно, существует несколько стран, которые могут стать жертвами подобного развития событий: Ирак, на территории которого за последние годы было убито две тысячи христиан, а сотни тысяч верующих бежали из страны; Сирия, где три миллиона христиан до сих пор жили спокойно; Ливан, Иордания и даже страны Персидского залива, которые являются домом для  миллионов рабочих-иммигрантов, приехавших преимущественно из Азии и исповедующих христианство. Однако, первым в этом списке стоит Египет, семь миллионов коптских христиан которого делают его крупнейшей по численности христиан страной на Ближнем Востоке.

«Правительство терпит неудачу»


Мохаммед Авад - известный мусульманский интеллектуал в Александрии, офис которого располагается в здании Александрийской библиотеки, абсолютно новой постройки из стекла и бетона, находящейся в старой портовой части города. Он заявляет, что истинной целью данной атаки было светское государство, а не коптские христиане.

«В 90-х они нападали на туристов и либеральных мусульманских реформаторов, теперь они нападают на коптов», - говорит Авад. Но, добавляет он, принцип остается тем же: любой ущерб государству - это выгода для фундаменталистов. «Когда дело касается демократии, прав человека, обеспечения жильем или оказанием услуг гражданам, правительство терпит неудачу», - говорит он. – «Система здравоохранения не работает, а санитарные условия ужасны. Несмотря на всю свою силу и возможности, Египет все еще не преуспел в обеспечении основных потребностей своих граждан».

Авад также добавил, что после тридцати лет управления страной, Хосни Мубарак оказался неспособным защитить своих собственных  граждан. «Это не конфликт между мусульманами и христианами», - заключает Авад. – «Это конфликт между государством и фундаменталистами».

Гиргис Аль-Макар, 33-летний копт, которой предпочел представиться вымышленным именем, не согласен с данной точкой зрения. «Египет имеет долгую историю преследования христиан», -  говорит он, добавляя, что община коптов   лишь случайно не была названа «Церковью мучеников». Аль-Макар все еще  вспоминает свои школьные годы, когда  другие дети его оскорбляли, а учителя ставили более низкие оценки, несмотря на его хорошую учебу. В конце концов, он продолжил изучение египтологии, исламской археологии и истории, что включало 6-летнее обучение в Гейдельберге, Германия. Но он все равно не мог получить работу в Александрии. «Будучи христианином, я не имею никаких связей»,- говорит Аль-Макар. Фактически, одним из тех людей, кто отказал ему в приеме на работу, был  Мохаммед Авад. Сейчас египтолог с высшим образованием зарабатывает себе на жизнь преподаванием немецкого языка.

После взрыва, Аль-Макар не ожидал никаких извинений. Но он надеялся увидеть хотя бы тень горя или несколько слов соболезнования. Но на работе никто даже не упомянул о взрыве. Он был потрясен молчанием.

Мечеть по соседству

Коптские христиане составляют около 10 процентов населения Египта. Но в стране существует почти 95 тысяч мечетей, в то время как  церквей насчитывается  всего 2 тысячи. Министр по делам религии Махмуд Хамди Закзук, сторонник светского государства, говорит: «Вскоре в силу вступит закон, который будет регулировать строительство церквей. Это поможет коптам». Аль-Макар заявляет, что в данный момент коптам  требуются годы, чтобы получить разрешение на постройку церкви. «А когда мы наконец получаем разрешение»,- добавляет он – «мусульманам в качестве компенсации разрешают построить мечеть по соседству».

Взрыв бомбы - это последняя точка в давнем споре. С 1970-х годов было убито около двухсот коптов, главным образом на юге. Мусульмане нападали на христианские монастыри, поселения и хозяйственные объекты; монахов  похищали, пытали и заставляли их принимать ислам.

В последние дни коптские христиане проводили ежедневные акции протеста, включая и жестокие столкновения с полицией в Каире, произошедшие в среду. В начале месяца, протестующие копты собрались перед церковью Св. Марка в Каире и забросали камнями министра, который посетил Главу Коптской Православной Церкви Папу Шенуду III, чтобы выразить свои соболезнования. В прошлом, демонстрации обычно проводились исключительно мусульманами, копты выходящие на улицы - это что-то новое.

Копты выходили на улицы почти каждый день, после террористической атаки. Здесь, коптские христиане сталкиваются с полицией по охране общественного порядка перед церковью в Каире 2 января.




Коптские христиане получили поддержку от своих мусульманских братьев в Египте. Здесь, христиане и мусульмане выступают вместе, чтобы осудить нападение в новогоднюю ночь.

Один вопрос особенно разжигает ненависть у мусульман: переход в христианскую веру. Священник, который утверждает, что он крестит новых последователей христианства почти каждый день, предпочитает, чтобы его имя в статье не упоминалось. Его приход находится в «черном расстрельном списке» Аль-Каиды. И даже в таких условиях, на Рождество, перед его церковью в качестве охраны стояли всего два офицера полиции, которые не проводили никакого досмотра.

Часть 3. «Молитесь за гонящих вас»

Священник, пожилой человек с темными кругами вокруг глаз, говорит, что он не является миссионером. Он утверждает, что  лишь помогает в трудных ситуациях, когда мусульмане приходят к нему с вопросами о христианстве. Когда  эти люди серьезно настроены принять его веру, он готовит их к обряду крещения.

 Все необходимо держать в тайне: уроки изучения Библии, само крещение и личность верующего. «Женщины, принявшие христианство, продолжают носить чадру, чтобы не привлекать внимание», - говорит священник. Несмотря на секретность, агенты египетской разведки знают, чем он занимается. Время от времени, они посылают ему текстовые сообщения, просто, чтобы дать ему понять, что он находится под наблюдением.

Этому священнику нельзя выезжать за границу, а государство рассматривает его как угрозу национальной безопасности. Служба разведки иногда направляет к нему подставных людей, якобы желающих перейти в христианскую веру. Поэтому священник сначала проверяет тех, кто приходит к нему, задавая вопросы о Святой Троице и жизни Иисуса. «Однажды со мной стала заигрывать женщина», - вспоминает священник – «предположительно для того, чтобы у разведывательной службы была на меня компрометирующая информация». В другой раз, человек, перешедший в христианство, был задержан во время попытки сбежать из страны и принужден шпионить за священником. «Они дали ему ручку со спрятанным записывающем устройством внутри», - говорит он. «А затем они обрабатывали записи, чтобы выставить все так, как будто бы я оскорблял ислам». Священник определенно уверен, что разведка однажды найдет применение подобной записи и опубликует ее содержание, когда наступит подходящий момент.

Священник предпочитает не говорить сколько мусульман приняли христианство. В Египте, как и во многих других странах, где господствует ислам, обращение в другую веру запрещено законом. Но священник говорит, что желающих «настолько много, что нам приходится вести лист ожидания».

Окровавленная простыня

И все же, в Египте еще не так, как в Пакистане. После нападения на коптов, никто это публично не праздновал и ни один из адвокатов не боролся за возможность защищать кого-либо из преступников, если вдруг их найдут. Вместо этого, нападение резко осудили президент Египта, шейхом университета Аль-Азхар, выдающейся духовной академии суннитской ветви ислама, и, даже лидер исламских фундаменталистов «Братья мусульмане».   

Через пять дней после взрыва, когда верующие снова собрались в «Церкви двух святых» чтобы в соответствии с коптскими традициями отпраздновать Рождество,  мероприятие посетили в два раза больше христиан, чем обычно, люди толпились даже во внутреннем дворе. Помощники раздали белые наручные повязки со словами из Евангелия от Матфея  5:44 «Любите врагов ваших и молитесь за гонящих  вас».

Над деревянным крестом в церкви висит окровавленная простыня. Кто-то развернул плакат, на котором изображен Иисус и его апостолы на небесах. Изображения жертв взрыва, включая Мариам, были нанесены на головы учеников Иисуса. «Я счастлив»,- говорит один из членов общины. «Наши мученики теперь с Иисусом, им хорошо».

И снова поют члены братства. И снова небеса и земля наполняются райским умиротворением. На этот раз все спокойно. А когда христиане покидают церковь, за полицейской цепью стоят несколько десятков мусульман, держащих в руках свечи и тихо желающих коптам счастливого Рождества.

Оригинал статьи


Примечание редакции:

* 8 ноября 2010 г. А. Биби, жительница деревни Иттан Вали, была приговорена к смертной казни судом пенджабского округа Нанкана Сахиб по обвинению в нарушении статьи 295(С) УК, предусматривающей пожизненное заключение или смертную казнь за оскорбление пророка Мухаммеда. Обвинение против 45-тилетней христианки было выдвинуто в июне 2009 г. на основе показаний трех мусульманок о «кощунственных» высказываниях, сделанных обвиняемой в частной беседе. В течение 17-ти месяцев рассмотрения дела безграмотной А. Биби, ей не были обеспечены ни защита, ни даже правовая консультация.

Законодательство, на основе которого был вынесен смертный приговор А. Биби, вступило в силу более 20 лет назад – во время правления генерала Мохаммеда Зия-ул Хака (1978-1988). Среди принятых при нем правовых норм, выделяются введение религиозно-куриальной системы выборов в 1977 г., создание Федерального шариатского суда в 1980 г., в который не допускались судьи-немусульмане при том, что суд мог рассматривать дела немусульман, а также ряд изменений в УК, а именно: Закон против богохульства, закон, запрещающий оскорбление Корана, закон, запрещающий оскорбление жен, семьи и соратников пророка Мухаммеда и два закона, касающихся общины ахмадия.

За нарушение других выше перечисленных законов предполагались наказания вплоть до пожизненного заключения за пачкание, порчу и осквернение Корана (статья 295(B), включенная в УК в 1982 г.), и вплоть до пожизненного заключения или смертного приговора за оскорбление пророка Мухаммада (поправка 1986 г. к статье 295(C) УК) (3). Завершением правовой реформы М. Зия ул-Хака должен был бы стать Указ о претворении в жизнь законов шариата, изданный им в июне 1988 г. Согласно этому указу, суды наделялись правом пересматривать правовые акты, не соответствующие, по их мнению, нормам ислама. После гибели М. Зия ул-Хака в авиакатастрофе 17 августа 1988 г. указ не был утвержден Национальной ассамблеей.

Нередким явлением стали самосуды над людьми, обвиненными в богохульстве, оскорблении Корана и т.д.
Некоторые представители судебной власти оправдывают «народное правосудие». Например, Миян Назир Ахтар, бывший судья Высокого суда Лахора, неоднократно заявлял в 1999-2000 гг., что, столкнувшись с фактом богохульства, мусульманин может действовать в соответствии либо с законом, либо с традиционными предписаниями, не прибегая к судебным процедурам.

Угрозы поступали также и в адрес семьи А. Биби. Ее муж Ашик Масих вынужден скрываться вместе с пятью детьми, опасаясь за их безопасность. Более того, по его словам, если даже А. Биби будет помилована, опасность покушения на нее и ее родственников останется высокой.


В интервью радиостанции BBC Кари Мохаммед Салим, имам мечети в деревне Иттан Вали, заявил, что «закон наказывает любого за богохульство, и если такой человек будет помилован, мы сами приведем закон в исполнение» . 3 декабря 2010 г. имам крупнейшей мечети в Пешаваре, главном городе провинции Хайбер-Пахтунхва, Юсуф Куреши объявил цену за голову А. Биби – 500 тыс. рупий (около 5800 долл. США).

23 ноября 2010 года губернатор Тасир дал телевизионное интервью, в котором сказал, что А. Биби невиновна и он собирается подать прошение о ее помиловании президенту. По его словам, введенные при М. Зия-ул Хаке законы о богохульстве – неприемлемые, из-за них Пакистан подвергается жесткой критике во всем мире. В ситуации фактического молчания федеральной власти, пенджабский губернатор был крупнейшим политиком, выступавшим по делу А. Биби. Таким образом, он оказался на «передовой» борьбы с религиозным экстремизмом.

24 ноября 2010 г. в Пакистане были организованы акции протеста с призывами казнить не только А. Биби, но и С. Тасира. Десять улемов Лахора, главного города провинции Пенджаб, приняли фетву, в которой объявлялось, что губернатор больше не является мусульманином. В ответ на эти и другие акции и угрозы, С. Тасир заявлял, что он отвечает перед Аллахом, а не перед улемами, поэтому их фетвы не имеют никакого значения для него. В то же время, губернатор подчеркивал, что он не призывает отменить противоречивые законы, он лишь выступает за пересмотр нескольких уголовных дел, связанных с ними.

« Последнее редактирование: Понедельник 7 Февраля 2011 16:13:42 от fox »

fox

  • Гость
Re: Тяжелая борьба христиан на Востоке
« Ответ #1 : Понедельник 7 Февраля 2011 16:15:38 »
Все это совсем не радует.
Радикализация исламского мира.
Явно подогревается.

Оффлайн Fairy

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 644
Re: Тяжелая борьба христиан на Востоке
« Ответ #2 : Среда 9 Февраля 2011 09:07:19 »
Все это совсем не радует.
Радикализация исламского мира.
Явно подогревается.
С какими лозунгами выступает оппозиция в Египте?
К кому они обращаются за моральной поддержкой?
Кажется, кому-то хочется, чтобы была большая война.

fox

  • Гость
Re: Тяжелая борьба христиан на Востоке
« Ответ #3 : Среда 9 Февраля 2011 09:22:36 »
С какими лозунгами выступает оппозиция в Египте?
К кому они обращаются за моральной поддержкой?
Кажется, кому-то хочется, чтобы была большая война.
Так о том и речь.
Когда сторонники весьма радикального Ислама.
Вдруг начинают бороться за демократию.
А лидером оппозиции назначается человек.
Не мало сделавший что бы загнобить Ирак.
Ушки слишком явно торчат.

Tortilla

  • Гость
Кто такие — христиане Востока?
« Ответ #4 : Понедельник 19 Марта 2012 02:02:02 »
Кто такие — христиане Востока?

Ливан. В пещерах долины Кадиша жили еще первые христиане, столетиями позже монахи накладывали здесь оковы на свои духовные недуги, взыскуя Божьего врачевания. Сегодня арабские христиане-марониты приходят сюда, чтобы раздуть уголья веры.



Отшельник о. Юханна Каван на некоторую часть года открывает двери посетителям. Часы общения усложняют загруженный распорядок его дня, который включает в себя письменный перевод древних арамейских гимнов на современный арабский язык.

Несмотря на то, что о. Юханна оставил обязанности преподавателя Ветхого Завета в университете Св. Духа в ливанском городе Каслик, все же он до сих пор совершает несколько богослужений в день, возносит десять тысяч молитв и спит лишь несколько часов ночью среди своих книг. «Люди продолжают доставлять мне материал для работы», вздыхает он. «Им кажется, что отшельникам нечего особенно делать!»



Сирия. Распевая популярные песни в благочестивом ключе, христианские скауты идут парадом по деревне Саиднайя в Вербное Воскресение, взбираясь к древней церкви Богоматери Саиднайи, которую почитают также и мусульмане.



Сирия. Мусульманское богослужение на гробнице Иоанна Крестителя в Дамаске. В Сирии взаимодействие религий началось в VII в., когда арабы-мусульмане покорили земли христианской Византийской империи. Некоторые отцы Церкви даже принимали ранний ислам за разновидность христианства.



Пасхальное воскресенье – пик весеннего календаря для молодых людей, которые любят модно одеться, в сирийской деревне Саиднайя, где церковь Богородицы — центр общения христиан.



Иерусалим. Возложив на себя крест, арабские христиане, жители Иерусалима, присоединяются к толпам иностранцев в Страстную Пятницу (как по католическому, так и по православному календарю), следуя путем Иисуса через Старый Город. Бывшие некогда большинством, арабские христиане теперь составляют численно меньшую часть жителей, и с ними зачастую не считаются.



Скорбя о распятом Христе, в ожидании чуда Воскресения, прихожане-католики посещают субботнее богослужение в иерусалимском Старом Городе.



Иерусалим. Воодушевленные православные арабы взбудораживают христианский квартал на Пасху.



Ат-Тайиба – единственная целиком православная христианская община на Западном берегу реки Иордан, численностью 1300 человек, которые окормляются в трех приходах. Руины Эль-Хадера, крестообразного храма, построенного в период между IV и VII вв. и восстановленного крестоносцами, до сих пор сохраняются на окраине поселения. Примерно тысячу лет после пришествия Христа такие христианские поселения преобладали на скалистых возвышенностях Палестины. После своего обращения в христианство в 312 г. император Константин провозгласил эту территорию Святой Землей.



Сирия. В пустыне к северу от Дамаска расположен монастырь Деир Мар Муса, основание которого датируют VI в. В то время сотни храмов и монастырей испещряли эту область. Сегодня монахи говорят, что они «свидетели мира», своеобразные блюстители диалога между христианами и мусульманами.



Ливан. Восточный Бейрут. Милад Ассаф гордится своим членством в «Ливанских силах», политической партии христиан-маронитов, которая опирается на хорошо вооруженных добровольцев.



Охрана из маронитов сопровождает ливанских христианских политиков и их сторонников при параде в восточном Бейруте в честь павших героев гражданской войны в Ливане.



«Спаси и сохрани моего отца», молится четырехлетний мальчик Франк Ялда, которого ласково зовут Нуну. Его отец, иракский христианин, был похищен в апреле 2006 г. С тех пор о нем нет никаких известий. Когда похитили и его дядю, семья бежала в Дамаск, столицу Сирии, и их проживание в скромной квартире оплачивает ООН. Из 1, 4 млн. иракских беженцев, живущих ныне в Сирии, около 200 тысяч – христиане.



Ливан. Бой или бегство? Для многих иракских христиан (большинство из них принадлежат к Восточным католическим церквам и находятся в общении с Ватиканом) единственным спасением стала эмиграция в Сирию или Ливан. Фарадж Хермез из Киркука нашел здесь убежище для своей жены и десяти детей.



Христианка Лама Салфити, 19 лет на занятия в Общественном Колледже прикладных наук и технологий в Газе одевается скромно. Колледж – часть исламского университета Газы, где дресс-код требует от женщин носить покрывало на голове и абайю, длинное традиционное арабское платье с рукавами. Из общего числа студентов – 20600 человек – христиане составляют лишь малую часть. В декабре Израиль подверг бомбардировке этот университет, связанный с движением Хамас.



Западный берег реки Иордан. Одинокий пастырь убывающего стада, о. Артемий проводит отпевание 95-летней прихожанки в церкви св. Порфирия. Этот храм Иерусалимской Православной Церкви известен с 443 г. В христианской общине Секторе Газа, некогда весьма заметной, осталось около двух с половиной тысяч человек, многие из которых преклонного возраста.





Купол храма в Ливане



Паломница из Нигерии в Иерусалиме идет Крестным путем Спасителя



Паломница из Эфиопии





Крещение в Иордане





На католической службе



Фото из открытых источников и репортажа National Geographic

Оригинал
« Последнее редактирование: Понедельник 19 Марта 2012 02:08:19 от Tortilla »

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3320
  • Из Дремучего Леса
Египетские исламисты развязали террор против христиан
« Ответ #5 : Воскресенье 25 Августа 2013 23:06:30 »

23.08.2013

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3320
  • Из Дремучего Леса
Египетские исламисты развязали террор против христиан
« Ответ #6 : Воскресенье 25 Августа 2013 23:25:12 »
23.08.2013.
Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
   
Египетские исламисты развязали террор против христиан

Сухие строки доклада правозащитной организации Human Rights Watch: «С 14 августа организованные группы мужчин атаковали 42 церкви, 37 из которых сожгли, уничтожены десятки христианских объектов. По подтвержденным документально данным, в этих атаках погибли три копта и один мусульманин». Это скупое, как сквозь зубы признание появилось спустя неделю после первой и самой страшной волны антихристианских погромов в Египте.

Всю неделю, начиная с «кровавой среды», цивилизованное мировое сообщество было занято рассуждениями на тему пропорциональности применения силы египетскими военными. И озабочено судьбой загоняемого в подполье движения братьев-мусульман. А те за ширмой  дипломатических причитаний, развязав себе руки, безнаказанно занимались своим любимым делом — религиозным фашизмом.

Данные HRW — лишь бюрократически подтвержденные атаки. Однако во многих районах страны пока явно не до расследований нападений на христиан. В этом корреспонденты «КП» убедились лично, побывав в наиболее пострадавшем от религиозного террора городе на юге Египта — Минье.


В Церкви святого Мусы чудом уцелели некоторые иконы.

Чужие здесь не ходят

Переводчики ехать с нами отказывались. Кто из страха перед исламистами, кто из опасения быть арестованным военными. Нас пугали усиленными блокпостами вокруг Миньи и неминуемым задержанием из-за отсутствия аккредитации (за неделю ее не выдали ни одному иностранному журналисту в Египте). Однако, проехав почти 300 километров по пустыне, мы не встретили ни одного военного блока. Как, впрочем, и в самом городе.

На въезде нас лишь не очень придирчиво осмотрели два угрюмых бородача в рубахах до пят. Попетляв по узким улочкам, наш микроавтобус упирается в изодранные пулевыми пробоинами стены францисканской миссии Jesuit and Brothers. Мы проезжаем в просторный двор, ворота сразу же запирают.

- Сначала они попытались прорваться через эти ворота, со стороны храма, но не смогли пробиться, - встречает нас глава миссии отец Биман. - Они кидали бутылки с зажигательной смесью, стреляли по воротам, сорвали крест.

Вдоль стены храма сидят суровые взрослые мужчины. Видно, что собрались они здесь не для праздного разговора. За углом — пара сожженных школьных автобусов. На них в Миссию возили детей на занятия. Под эгидой францисканцев здесь были обустроены различные кружки и спортивная секция. И 95 процентов учеников — мусульманские дети. Как и живущие на территории Миссии пожилые люди с ограниченными возможностями. Обгоревшие остовы их инвалидных кресел лежат рядом с разгромленными комнатками общежития.

- Вот как раз по крышам этих комнат они и перелезали во двор, - ловит наш взгляд отец Биман. - Представляете ужас людей, которые даже передвигаться самостоятельно не могут. Ихваны  («братья» по-арабски, имеются  виду «братья-мусульмане» - Авт.) врывались в офисные и учебные помещения, громили все, что попадалось на пути. Здесь была библиотека. Ее полностью сожгли, хотя там было много исламских книг. Затем они ворвались в главное здание и начали натурально грабить его. Тащили все — компьютеры, принтеры, ксероксы, телевизоры. Что не могли унести, то разбивали. Здесь у нас театр, они утащили все микрофоны, всю звуковую аппаратуру, камеры, прожекторы...


Отец Биман из ассоциации «Jesuit and Brothers» рассказывает о погроме в его центре.

Когда всю францисканскую миссию затянуло едким дымом, нападавшие быстро ретировались. Оставшиеся в миссии христиане два часа пытались вызвонить пожарных. Однако одновременно с миссией были совершены нападения на находящиеся недалеко храм Амир Тордес и школу Святого Иосифа. Все ближайшие пожарные расчеты уже работали там. С пламенем боролись своими силами — огнетушителями и двумя гидрантами. Последний очаг залили к пяти утра. А через час, прямо после утреннего намаза, исламисты снова атаковали миссию.

- Может, они думали, что у нас тут какие-то большие суммы денег или золота, - перебирает обгоревшие красочные книги в детском классе отец Биман. - За те первые сутки в Минье сожгли пять церквей, две школы, три христианских социальных центра, две гостиницы для христиан-паломников, несколько магазинов, принадлежавших коптам. И это только за сутки. Всего за эту неделю в городе совершены около 50 нападений на  христианские церкви, школы и миссии. Такого не было нигде в Египте.

- Почему именно здесь?

- Минья — это основной центр братьев-мусульман. Отсюда они посылают боевиков в Афганистан, Пакистан, Сирию... Да куда угодно, хоть в Россию. Терроризмом здесь давно пахло. Не раз были нападения на туристов. Вспомните хотя бы 1997 год, когда в Луксоре, это не очень далеко отсюда, они за 40 минут застрелили и зарезали больше 60-ти иностранцев. Одного из ответственных за тот теракт, кстати, Мурси, придя к власти, сделал губернатором Луксора. Правда, его не пустили в провинцию местные жители. Но сейчас нет причин для оптимизма. Мы не чувствуем себя защищенными. Нет ни полиции, ни армии. К нам ведь ни один следователь не приезжал, и мы даже не можем приступить к разбору завалов и пожарищ, пока не произведены следственные действия.

- Мы тоже не видели ни одного полицейского...

- Потому что братья-мусульмане очень сильны здесь. У них неформальная власть, оружие, деньги. И их мироощущение скатилось к натуральному варварству. Они не уважают людей другой религии, словно ты и не человек. Здесь плюют на комендантский час, нападают на отдельные семьи христиан, отбирают имущество. И глядя на их безнаказанность, обычные бедняки начинают присоединяться к ним, чтобы поживиться. Не думаю, что все это быстро прекратится. Конечно, в больших городах — в Каире, Александрии — их поприжали. Но в провинции погромы продолжаются. В соседнем городе — Бени Суеф — вчера они ворвались во францисканскую школу в 10 утра. До 14:30 грабили и громили ее на виду у всех. А потом под конвоем вели по улице трех монашек, словно военнопленных. Люди просто шли мимо и смотрели. Полиции было не до этого. Мы вынуждены защищать себя сами.


Настоятель церкви святого Мусы отец Самуель Азис.

Трагическая экскурсия

Мы грузимся в микроавтобус и готовимся к невеселому осмотру «достопримечательностей». Мужчины, сидевшие во дворе монастыря, подтягиваются к воротам. Привратник внимательно осматривает улицу и отпирает замок. Один из наших сопровождающих тщательно задергивает шторки на окнах.

Улицы города узкие, любопытных недоброжелателей слишком много. С трудом протискиваемся в какую-то улочку. Почти все храмы в христианских кварталах находятся в тупиках – так их легче оборонять, подобно донжонам средневековых крепостей. Церковь Святого Мусы выжжена дотла вместе с прилегающими домами – в них жило духовенство. В нижнем молельном зале – он почти на уровне земли, в традиции первых «катакомбных» христиан - на деревянном стульчике сидит Отец Самуель Азис, неуловимо похожий на обычного русского деревенского батюшку. За его спиной – временный алтарь, вдоль стен лежат погибшие иконы. Мокрые после пожара полы застелены циновками.

- К нам ворвались не менее тысячи «ихванов», - рассказывает без эмоций отец Самуэль. - Сначала они обчистили церковь. Рвали серебро из окладов. Палили из оружия, а потом закидали храм коктейлями Молотова. Затем пришли ко мне домой и уничтожили его, украв все, что представляло хоть какую-то ценность.

Прихожане и священники «огородами» добрались до берега Нила. Там сидели в тростнике, по пояс в воде и смотрели на зарево от своего горящего храма. На наш вопрос – была ли полиция? Батюшка коротко говорит: «Нет». Выходим за ворота оскверненной церкви. Местный житель, пожилой мужик в рабочей спецовке, увидев иностранцев, резко меняет траекторию движения. Быстро и сбивчиво говорит по-арабски, показывая на себя отогнутым большим пальцем – «муслим», и на прокопченную церковь, повторяя без остановки «Харам! Харам!» - грех.

Едем, а точнее – протискиваемся дальше, в Евангелистскую церковь Гад Эль Саед. Пастор Самех Ибрагим, рассказывает, что погромы в Минье начались именно здесь.

- Пришла группа людей и разделилась на две части. Одна на улице орала «Аллаху Акбар !» и угрожала жителям христианской улицы, предупреждая, чтобы те не выходили из домов. Другая -  ворвалась в церковь. Они скрывали свои лица, но среди них была женщина. Возможно, она знала нашу церковь и показывала им, где и что находится.

- На вашей памяти случалось что-то подобное?

- В 1990 году в городе тоже много пожгли христианских церквей и домов. Но тогда здесь все их выступления были пресечены военными и полицией. Сегодня их просто нет, хотя 34 убитых человека, это повод чтобы ввести в город армию. Мы слышали, что по ночам военные патрулируют районы, где находятся еще не сожженные церкви. Вчера они атаковали монастырь в Матае. Что будет завтра — одному богу ведомо.

Девушка-прихожанка Кристина Атеф предупреждает нас: отходить от храма далеко нельзя, нападут, несмотря на то, что квартал христианский – об этом можно судить по женщинам без головных платков. По словам Кристины, ходить по улицам в том виде, в котором предстала перед нами, очень опасно. Хотя, по российским меркам ничего особенного – джинсы, футболка с длинным рукавом, браслеты. Просит подвезти ее до выезда из города, где живет, а она проводит нас в еще один храм и будет нашей переводчицей.

Церковь Эль-Амир находится в центре достаточно большой христианской агломерации, поэтому кроме храмов здесь еще жгли магазины и машины. У полицейского участка сворачиваем вглубь квартала. Подходы к зданию полиции перекрыты баррикадой из сгоревших машин и пальм, людей в форме на улице нет. Нам говорят, что полиция до сих пор прячется внутри, их атаковали одновременно с христианами, но они смогли отбиться.


На магазинах христиан исламисты рисуют черные кресты, призывая не покупать у неверных.

На наших глазах какой-то парень смывает растворителем черный крест, намалеванный на жалюзи магазина – так исламисты метили христианские лавки. Как нацисты в 30-х годах метили еврейские магазины, только рисовали на них не кресты, а желтые звезды Давида. Нам рассказывали про такое в Каире, а мы грешным делом думали, что это гипербола, а оказалась — реальность. Совершенно непостижимая в XXI веке.

На храм Эль-Амир тоже напали днем, когда во дворе играли дети. Прихожанам удалось выбраться по крышам в другой район, и спрятаться в христианском социальном центре. Но погромщики пришли и туда. Кто-то из мусульман спрятал христиан на складе своего магазина, где люди просидели много часов, пока толпа не разошлась.

Продавцы на площади перед храмом, узнав, что мы христиане из России, поят нас лимонадом, от денег отказываются. Во дворе церкви людей много, но грех уныния, как в других местах, полностью отсутствует – три десятка молодых парней из общины уже начали ремонт, а девушки - уборку. На паперти дымит костер из книг. Оскверненные Библии решили не выбрасывать, а предать огню. А еще здесь решили не ждать, пока полиция соизволит прислать следователей, которые зафиксируют ущерб. Здесь решили жить дальше и верить по-прежнему.

Неинтересный геноцид

- Когда начались погромы, наш патриарх Феодор II заявил: «Пусть сгорят здания, не надо защищать их ценой своей жизни, главное чтобы не гибли люди!» - рассказал корреспондентам «КП» в Каире известный коптский священник отец Болос. - И еще он сказал – если церквей не будет, то мы будем молиться возле мечетей или на улице, но мы будем молиться своему Богу!

По словам священника, первый раз христиан и мусульман в Египте столкнули англичане, в 1955 году. Колониальная администрация чувствовала, что страна закипает, власть ускользает из рук и решила применить принцип римского менеджмента – «разделяй и властвуй». Что-то подобное «братья-мусульмане» решили провернуть на днях, надеясь развязать в стране полноценный межрелигиозный конфликт, и автоматически возглавить одну из противоборствующих сторон. Но у них не получилось. Почему — нам объяснил друг отца Болоса, исламский богослов из университета Аль-Азхар Шейх Аамен.


Исламисты врывались в социальные центры христиан.

- В  исламе есть понятие «зимми» (люди иной веры, живущие на землях ислама  – авт.). За «зимми»  надо бороться! Коран  напрямую запрещает обижать иноверцев! И потом, христианство и ислам – две самые близкие религии. В Коране есть одна из самых больших сур, она называется Марьям. Марьям - это женщина, давшая жизнь миру. Вы христиане, и понимаете, о ком я говорю – о Деве Марии.

Парадокс, но спустя 21 век от рождества Христова, христианство стало самой гонимой религией мира. По данным отдела внешних сношений  РПЦ МП, каждый год за свою веру погибает 105 тысяч христиан, каждые пять минут убивают человека, верующего в Христа.

Свыше 75 процентов уничтожаемых культовых сооружений – христианские храмы. К сожалению, гонения на христианство, низведение  христианской веры до потешного этнографического культа, входит в концепцию построения глобального мирового порядка. Иначе невозможно объяснить, почему чудовищные факты открытого насилия по религиозному признаку совершенно не интересуют наднациональные управленческие структуры – все эти Совбезы, Евросоюзы, гаагские трибуналы?

А если интересуют, то только в качестве статистического материала, лишь подтверждающего концепцию переформатирования мирового устройства. Лишь конспирологией можно объяснить это скорбное бесчувствие.


СПРАВКА «КП»

Коптами называют вообще всех христиан Египта, его коренное, неарабское население. То есть, по сути, это потомки фараонов и их слуг. Около 150 тысяч коптов исповедуют католицизм. Большинство же относят себя к одной из старейших христианских церквей - Коптской православной церкви, которая существует с VI века. По различным данным, копты составляют 8 - 9% от всего населения Египта, то есть не менее 6 млн. человек.

http://www.kp.ru/daily/26123/3016023/


Фотографии Александра Коца и Дмитрия Стешина
Фоторепортаж  (27 фото)
Разгромленные исламистами египетские церкви
http://www.kp.ru/photo/gallery/51018/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика