Автор Тема: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»  (Прочитано 1037 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« : Суббота 9 Сентября 2017 21:07:56 »
Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья» — возникновение, организация, контроль

29 июля
Автор: Редакция LSM.lv   




В огромном массиве документов периода Холодной войны, недавно рассекреченных Центральным разведывательным управлением США, Rus.Lsm.lv обнаружил целый ряд тех, что в той или иной степени посвящены т.н. лесным братьям, в послевоенные годы ведшим вооруженную борьбу против советской власти. В нескольких речь идет о роли, которую в этом подпольном движении играло само ЦРУ — и КГБ СССР.

Часть из опубликованных ЦРУ документов 1940-1950-х (и отчасти 1960-х) годов представляют собой довольно пространные аналитические отчеты, некоторые — донесения агентов или пересказ таковых. Листы, помеченные «Совершенно секретно», Rus.Lsm.lv обнаруживал крайне редко, почти все документы некогда носили гриф «Секретно» или более слабый. Тем не менее, практически во всех дата получения исходной информации и источник при рассекречивании вымараны, у некоторых изъяты целые страницы, а некоторые снабжены пометкой о том, что содержащиеся в них данные не подвергались оценке на достоверность.

Rus.Lsm.lv приводит практически полный перевод одного из таких обзорных аналитических отчетов. Речь в нем идет в том числе и о том, как разрозненное движение «лесных братьев» и их находившихся на легальном положении сторонников в результате длившегося несколько лет процесса реорганизации было очищено от «бандитствующих» элементов и превращено «в небольшое, но число национально настроенное ядро», сберегаемое для «выполнения определенных и реалистичных задач в будущем». Уже «с 1949 года принципом партизан стало сохранение их силы до момента, когда помощь [будет] близка, до того обучаясь быть полезными».

«Развитие движения сопротивления в Латвии с 1945 года
Секретно. 16 июня 1952 года



1. Партизанское движение в самом широком смысле [слова] началось в Латвийской ССР в 1945 году после капитуляции [сил нацистской Германии].

    Участники Латышского легиона [Waffen SS] оказались перед выбором — явиться на [организованные советскими органами] пункты сбора и стать военнопленными или же уйти в леса и продолжить борьбу. В результате возникли группы партизан различного размера.

2. Группы состояли из бывших фронтовых солдат, хорошо знакомых друг с другом. В них входили офицеры, инструкторы, [военные, носившие] другие звания, полицейские, ополченцы и патриотически настроенные представители интеллигенции и других слоев населения. Некоторые отличались сильным идеологическим настроем, другие были неорганизованными преступниками.

3. Сначала никто не намеревался вернуться к легальной жизни.

    Все думали, что война [Запада] против Советского Союза неизбежна. Однако война не началась, и ожидать [ее начала] в ближайшем будущем было невозможно.


Советские [части] начали прочесывать леса в поисках партизан, многие из которых были убиты при сопротивлении аресту, а многие были пойманы. Советская власть укрепилась. Жизнь в лесу, особенно после первой зимы, стала труднее. Среди партизан были случаи заболеваний, в особенности среди мужчин постарше. Становилось ясно, что последние не смогут продолжать борьбу. Многие пали духом, услышав о тяжелых потерях вследствие безрассудных акций, недостаточных мер безопасности и доверия к не заслуживавшим того людям. Многие партизаны поверили заявлению [Августа] Эглитиса, министра внутренних дел, призвавшего их выйти из лесов и сдаться. В результате многие из партизан сдались, в особенности те, кто считал, что не принимал участия ни в каких компрометирующих действиях.

4. До 1949 года эти

    бывшие партизаны жили в покое. Некоторые заняли довольно хорошие посты, а некоторые нашли возможности сотрудничества с коммунистами. Многие из этих легализовавшихся лиц, подозревавшихся властями в продолжении сотрудничества с партизанами [оставшимися в лесах] и в предоставлении последним сведений о готовящихся действиях властей, были депортированы в 1949 году


— вместе с теми, кто не сумел скрыть свое недовольство советским режимом.

5. Все легализовавшиеся партизаны были допрошены о местонахождении других партизан, личностях последних, о том, откуда они получали пищу, их деятельности, о том, чего они ждали и что готовились совершить против советского государства. Легализовавшимся бывшим партизанам предлагалось встретиться с их бывшими друзьями и попросить тех выйти из леса. Однако только в очень редких случаях кто-то из групп [сдавшихся] отправлялся на встречу с партизанами и только в тех случаях, когда те были родственниками. Было несколько случаев, когда бывших партизан заставляли работать на МГБ.

6. Численность партизан уменьшилась, таким образом, по причине болезней (невозможности получить хирургическую помощь или [квалифицированно] обработать раны), самоубийств, смерти в бою или пленения. Судьба тех, кто не сумел бежать в ходе боевых действий против партизан, и тех, кто был заперт в лесу и [затем] захвачен живым, неизвестна, однако подразумевается, что они получили приговоры к 25-летним срокам заключения. Руководители и сторонники также были арестованы, и сторонники обычно получали 5-летние приговоры. Поступали сообщения о том, что после отбытия сроков эти индивиды возвращались домой.

7. Как уже упоминалось выше,

    партизаны разделялись на две главные категории:

    а) Идеологические группы, чьей целью было сохранение себя для освобождения Латвии и оказания моральной поддержки другим патриотам.

    b) Деморализованные, но в остальном с хорошими [навыками] боевые группы, чьей целью стал бандитизм и нелегальные действия всех видов, без учета моральных или патриотических взглядов жертв.

Эти группы вызывали всеобщую ненависть, и они бросали тень и на идеологических партизан. На эти группы было обращено внимание властей, и против них были направлены частые акции, в которые вовлекались и также несли потери и идеологические группы. Из соображений безопасности идеологические группы призывали своих сторонников (т.е. живших легально бывших партизан) не иметь никаких контактов с [бандитскими] группами и не иметь никаких дел с ними. Дружественные группы старались поддерживать контакты между собой.

8. Эти условия и отсутствие центральной организации вызвали обеспокоенность среди находившихся на легальном положении патриотов, которые (уже в 1946 году) создали тайные организации для подпольной деятельности. Дать полный отчет о процессе реорганизации, который тогда был запущен по всему движению сопротивления в Латвии, не представляется возможным. Однако общее достоверное представление можно составить [на основании] событий в одной региональной группе довольно значительной численности и состоявшей из ряда отдельных партизанских подразделений.

Представитель организации находившихся на легальном положении патриотов, некий (имя вымарано — Rus.Lsm.lv), взялся за задачу установления контактов с идеологическими группами в лесах. С весны 1948 года при его содействии,

    проходила работа по организации и консолидации этих партизан на базе идеологии — с отсечением от этой организации всех партизанских групп, не имевших дисциплины и вредивших доброму имени партизан.

Такие идеологические группы немногочисленны, но само их существование важно для морали населения. За три с половиной года трудная

    задача реформирования дезорганизованных, недисциплинированных и деморализованных партизан в небольшое, но чисто национально настроенное ядро была завершена,

и не без успеха. Оказалось возможным организовать партизан для идеологической борьбы — при отсутствии возможности предложить им какую бы то ни было материальную поддержку. Таким образом, движение идеологического и пассивного сопротивления было организовано и [сейчас] расширяется, медленно и осторожно, для выполнения определенных и реалистичных задач в будущем.

9. Мораль сегодняшнего движения сопротивления хорошая, и его члены весьма готовы, хотя внешне проявлять это нельзя. Открытые действия предпринимались партизанами и их сторонниками, [находившимися] на легальном положении, до навязывания коллективизации — т.е.

    пропаганда против коллективизации и акты саботажа против ферм и сельскохозяйственных машин. Наиболее активных коммунистов ловили и избивали. Рассылались угрожающие письма, а тех, кто не придавал таким письмам значения, расстреливали.

Такие действия, однако, навлекли на местное население, а также на самих партизан ответные репрессивные меры. Тем временем, террористические группы, в особенности группы бандитов, действовавших по своему усмотрению и без серьезного плана, расстреляли много невинных [или] не представлявших никакого значения, людей, и расстреляли даже некоторых [из числа тех] кто поддерживал партизан, однако [официально] работал на советские власти.

    Последовавшие депортации и крупные антипартизанские акции оказались тем, чего следовало ожидать.

Тогда [к партизанам] пришло понимание, что в сложившихся обстоятельствах лучше совершенно не проявлять какую-либо активность, и с 1949 года принципом партизан стало сохранение их силы до момента, когда помощь [будет] близка, до того обучаясь быть полезными».

Последующие полстраницы документа вымараны при рассекречивании. Последняя его часть посвящена структуре и методам, применяемым против «лесных братьев» советскими структурами (подразделениями МГБ, истребительными батальонами, местной милицией и т.п.).

Заканчивается аналитическая записка так:

    «Борьба между партизанами и органами безопасности продолжается».

Продолжение следует.
Оригинал публикации

Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья». Помощь Запада

2 августа|
Автор: Редакция LSM.lv   




Обсуждение проекта ZRLYNCH, в том числе и его финансовых аспектов, Центральное разведывательное управление США начало летом 1950 года. Проект предусматривал, в том числе, использование латвийского антисоветского подполья, частью которого были и вооруженные формирования «лесных братьев», для сбора информации и других тайных операций на контролируемой СССР территории, свидетельствуют рассекреченные и опубликованные ЦРУ документы. Они же проливают некоторый свет и на структуру и организацию антисоветского движения.


Как уже писал Rus.Lsm.lv, часть этих документов 1940-1960-х годов представляют собой довольно пространные аналитические отчеты, некоторые — донесения агентов или пересказ таковых. Листы, помеченные «Совершенно секретно», Rus.Lsm.lv обнаруживал крайне редко: большинство документов некогда носили гриф «Секретно» или более слабый.

Однако отчеты и меморандумы, относящихся к самому началу 1950-х годов, когда ЦРУ приступило к налаживанию контактов с антисоветским сопротивлением в Латвии через латышских эмигрантов в Швеции и Германии, почти все, напротив, носили гриф максимальной секретности и перед публикацией прошли «стерилизацию» — дата получения исходной информации и источник чаще всего вымараны, а из некоторых изъяты целые страницы.

Rus.Lsm.lv публикует практически полный перевод нескольких документов из этой серии. Степень секретности везде указана изначальная — такая, какой она была установлена при составлении документа.

«Описание проекта No__. Кодовое название ZRLYNCH. Тип — осуществляется.
Совершенно секретно. 16 августа 1950 года. Экземпляр номер 2. Всего экземпляров — 3.



1. Ссылки.

а. Утверждено в основном:

(1) NSC 10/2 (NSC, согласно расшифровке на сайте ЦРУ — Совет национальной безопасности при президенте США — Rus.Lsm.lv)
(2) NSC 58/2
(3) Меморандум ОPC (Бюро координации политики — Rus.Lsm.lv) от 29 ноября 1949 года, тема: «Организация подпольного движения сопротивления в Восточной Европе».

b. Документы по теме:

(1) Донесение от (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) 725-CHOWU, от 26 июля 1950 года, тема: «Встреча с г-ном Алфредом Лаунагсом» (см. Приложение В)
(2) Отчет от 26 августа 1949 года, представленный ЦРУ г-ном Албертом Калме от имени общего руководства Латвийского движения сопротивления: Часть I, «Латвийское сопротивление русской оккупации», Часть V, «Ходатайство о [оказании] поддержки Латвийскому движению сопротивления» (см. Приложение С)
(3) ЕЕ-2. Секретный меморандум от 26 января 1950, тема: «Первая беседа, проведенная с Албертом Калме» (см. Приложение D)
(4) Отчет от 12 ноября 1949 года, представленный ЦРУ г-ном Албертом Калме, тема: «Латышские антисоветские организации».

2. Предлагаемый проект

а. Цель:

Предоставить средства для использования и расширения Латвийского движения сопротивления.

b. Обсуждение:

    (1) Латвийское движение сопротивления, которое было основано до июля 1944 года, когда советские силы повторно вошли в Латвию, предлагает Бюро координации политики возможность для развертывания тайной деятельности в СССР. Это организация антисоветского сопротивления действует с конца войны, и ее активные силы сопротивления насчитывают более 5 000 человек.

(2) Во время последней фазы Второй мировой войны и в период, последовавший после войны, Латвийское движение сопротивления активно и открыто сопротивлялось реоккупации Латвии Советами. Репрессивные меры Советов, насильственные депортации и провал [попыток] получить значительную внешнюю помощь понизили эффективность Латвийского движения сопротивления. Осознавая такое положение, лидеры движения предприняли [меры], чтобы укрепить свою внутреннюю безопасность и сохранить, насколько это возможно, оставшиеся силы живыми и незатронутыми, для будущего использования в момент, предоставляющий больше возможностей. Латвийское движение сопротивление, однако, было вовлечено в подрывные действия против [сил] МВД и МГБ, а также против местных латвийских информаторов [советских органов] и [представителей] коммунистических властей.

(3) Управление движением осуществляется из Риги. Подпольные группы состоят, по большей части, из людей, подлежавших депортации, решивших укрыться в лесах. Хотя у рижской штаб-квартиры [движения] и имеются связные в союзных [западных оккупационных] зонах в Германии, главные представительские функции за границей выполняет Контактная группа, находящаяся в Стокгольме, Швеция. Эта

    Контактная группа была создана с целью получения извне моральной и физической поддержки. Эта группа, в свою очередь, имеет представителей в Германии, Англии и Соединенных Штатах.

(4) Контактная группа ограничила себя тесно связанной группой из 20 членов. Все эти члены работают по найму в Швеции и располагают достаточными средствами для поддержания «приличного» (кавычки в оригинале — Rus.Lsm.lv) уровня жизни. У группы три признанных руководителя: Алфред Лаунагс, главный лидер и глава политического направления; Линде, [отвечающий] за военное направление; и Шинтахниекс (в оригинале Szintahnieks, без имени — Rus.Lsm.lv) [отвечающий] за экономическое направление.

(5) В 1945 году была установлена радиосвязь между Контактной группой в Стокгольме и рижской штаб-квартирой. Из-за, как сообщается, несоответствия передатчика в Стокгольме этот радиоконтакт был утрачен. Однако Контактная группа считает, что радиооборудование в Латвии по-прежнему существует. В апреле [1950 года] Контактная группа направила своего представителя в подполье [в Латвии]. Его возвращение ожидается в сентябре. Помимо этого человека, Контактная группа 15 августа отправляет в подполье [еще одного] связного. Резидентура [ЦРУ] в Германии оказала умеренную поддержку последней из упомянутых операций.

(6) При [наличии] поддержки [со стороны] Бюро координации политики [ЦРУ] Латвийское движение сопротивления может представлять значительную оперативную ценность.

    Адекватная финансовая помощь и оборудование позволили бы движению укрепить уже существующие подпольные возможности и расширить тайные действия. Такое расширение упростит успешное проникновение в «настоящий» Советский Союз.

(7) Считается, что эта подпольная организация, если она получит поддержку и экипировку от Бюро координации политики, могла бы предпринимать в Латвии действия следующего типа:

(a) Установление каналов коммуникации с силами сопротивления во внутренних районах Латвии;
(b) Установление контактов с подпольем в «настоящем» Советском Союзе;
(c) Тайное распространение пропаганды, часть которой печатается в самой зоне [действий];
(d) Радиовещание, передаваемое из самой страны или же из соседних районов, но представляемое как передающееся из [страны];
(e) Саботаж и экономическая война;
(f) Организация каналов ухода [на Запад] и уклонения [от советских контр-операций];
(g) Подготовка к действиям [в формате] партизанской войны.

(8) При взаимодействии с Латвийских движением сопротивления необходимо проявлять крайнюю осторожность, чтобы обеспечить соответствующие безопасность и контроль. [Распространение] знания о нашей поддержке будет ограничено минимумом указанных членов [Контактной] группы. Физическое пребывание группы в Швеции [само по себе] представляет угрозу, которую следует принимать во внимание.

(9) Целевая дата [запуска]. Учитывая, что первый ознакомительный контакт уже был осуществлен и учитывая, что представитель подполья должен вернуться из [Латвии] в течение сентября, наш предварительный интерес [к сотрудничеству] должен быть обозначен не позднее 1 сентября 1950 года. Этот проект предусматривается как долгосрочный.

с. Выводы:

Бюро координации политики, через резидентуру в Мюнхене, в Германии [выйдет на] контакт с доктором Алфредом Лаунагсом, главой Контактной группы. Целью этого контакта станет получение более точной оперативной информации плюс оценка относительной безопасности этой структуры. Если по итогам будет установлено, что использование этих структур является практичным, Бюро координации политики приступит к их проверке через проекты небольшой важности.

d. Рекомендации:

    (1) Сочтено, что предоставление денежной и материальной поддержки Латвийскому (вписано от руки поверх зачеркнутого машинописного «Литовскому» — Rus.Lsm.lv) движению сопротивления — в интересах Соединенных Штатов

и [находится] в соответствии с директивами Бюро координации политики. (Рекомендуется, чтобы в первый год упомянутая поддержка не превышала 30 000 долларов плюс разумное обеспечение радиоаппаратурой и оснащением для операций.)

(2) Откорректированный бюджет, совместимый с ожидаемыми оперативными действиями Латвийского движения сопротивления, будет внесен, если ситуация потребует нового бюджета.

3. Оперативный контроль

а. Вашингтонская штаб-квартира [ЦРУ] будет централизованно координировать все действия, связанные с этим проектом.

b. Полевой оперативный контроль будет осуществляться мюнхенской резидентурой.

4. Зона действий

Тайные операции первоначально будут проводиться в Латвии. Поддерживающие действия, также тайного характера, будут проводиться в Германии и, в зависимости от развития проекта, возможно, в Швеции и Финляндии.

5. Прикрытие

Агент Бюро координации политики для первого контакта с Лаунагсом использовал прикрытие туриста. Агент Бюро координации политики будет использовать прикрытие с (далее полторы строки вымараны — Rus.Lsm.lv) для последующих встреч.

6. Безопасность

Необходимо предпринять чрезвычайные меры предосторожности для того, [чтобы сведения] о любом достигнутом соглашении были доступны минимальному числу членов Движения, проверенных нами. Представитель Латвийского движения сопротивления определенно должен быть проинформирован о том, что

    любое нарушение безопасности, компрометирующее будущие операции Бюро координации политики или же указывающее на связь организации с [оказываемой] правительством США помощью приведет к немедленному прекращению финансовой поддержки.

7. Штат

а. Оперативный сотрудник — Уильям П.Роквуд
b. Сотрудник с правом одобрения — Руководитель, ЕЕ (восточно-европейский отдел — Rus.Lsm.lv)

8. План связи

Будут использованы существующие объекты Бюро координации политики.

9. Поддержка, оказываемая штаб-квартирой [ЦРУ]

Не требуется, за исключением конфиденциальных фондов Бюро координации политики [в соответствии с] прилагаемой формой No. 404. Этот [пункт] может измениться, если будет внесен исправленный бюджет.

10. Поддержка структур за пределами Бюро координации политики

От OSO (Бюро специальных операций — Rus.Lsm.lv) потребуется проведение контрразведывательной (CE) операции в отношении Латвийского движения сопротивления.

11. Координация:

Бюро специальных операций — те аспекты проекта, которые требуют помощи OSO, будут координироваться с этим бюро.

12. Процедура предоставления отчетов

Будет использована стандартная процедура.

13. План на случай катастрофы

План мюнхенской резидентуры на случай катастрофы (т.е. провала — Rus.Lsm.lv) будет применяться и к персоналу Бюро координации политики.

14. Оценка бюджета

В соответствии с прилагаемой формой No. 404.

15. Текущее состояние

В январе 1950 года Алберт Калме в общих чертах обсудил Латвийское движение сопротивления с Бюро специальных операций и Бюро координации политики. 20 июня 1950 года (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) встретился с г-ном Лаунагсом в Гамбурге, Германия.

    [Затем] (имя и дата вымараны — Rus.Lsm.lv) получил устное разрешение выдать Латвийскому движению сопротивления сумму в 10 000 рублей для содействия контакту с подпольной группой и в качестве доказательства нашего доверия».

Последняя страница документа — упомянутое выше «приложение по форме 404»: запрос на выделение фондов на 1951 финансовый год (финансовый год в США начинается 1 октября предыдущего календарного года, т.е. 1 октября 1950-го). Общий бюджет, согласно «форме 404» — 30 тыс. долларов, из них 27 тысяч запрошены на «другие контрактные услуги — субсидии и собственные проекты — в полевых условиях». Еще 3 тысячи запрошены на «все прочие контрактные услуги». Из них 2,5 тыс. долларов предполагалось израсходовать «в поле», а 500 долларов — в штаб-квартире.

«Ежемесячный отчет по проекту ZRLYNCH за июль 1951 г.
Совершенно секретно. 3 августа 1951 года. Это продолжающийся проект. Экземпляр номер 1. Всего экземпляров — 7.



Характер плана: Политический; военизированный.
Механизм финансирования: Субсидии.
Финансирование: Всего на сегодняшний день — 9 000 долларов. Обязательства за текущий месяц — 867 долларов. Не связанный обязательствами баланс — 8 133 доллара.

a. Краткое изложение ранее достигнутых результатов:

Целью этого проекта является поддержка Латвийского движения сопротивления с целью установления контакта с силами сопротивления внутри Латвии или создание [таких сил]. Латвийская оперативная группа [в составе] Алфреда Лаунагса и Артура Линде (оба — из Латвийской контактной группы Латвийского движения сопротивления) прибыла в Германию. Уже созданы условия, чтобы начать подготовку местных (т.е. латвийских —Rus.Lsm.lv) агентов; осуществление этой фазы плана ожидается [после] получения агентами-кандидатами, которые уже отобраны, допуска. Третий член Латвийской контактной группы (имя вымарано — Rus.Lsm.lv), отбирает [кандидатов] на вербовку в Швеции и, как и требуется, информирует своих коллег в Германии.

b. Прогресс за последний месяц:

Три перспективных агента, которые будут обучены как радиооператоры, получили инструкции перебраться из Швеции в Германию. В ожидании допуска они начнут несекретную [часть] обучения.

Предпринимается так же ограниченная попытка связаться с находящимся сейчас в Латвии членом сопротивления, известным как Валдемар.

    Валдемар, друг Артура Линде, был заброшен на родину с помощью шведской разведки в 1948 году.

С тех пор он поддерживал контакт со шведами и опосредованно с [сотрудником] Бюро специальных операций (имя или название вымарано — Rus.Lsm.lv). До отбытия из Швеции в 1948 году Валдемар и Лаунагс вместе придумали некую элементарную криптографическую систему, с помощью которой представитель Латвийского движения сопротивления может связаться с Валдемаром, обойдя контроль шведов. Было также согласовано, что, если кто-то свяжется с Валдемаром таким способом, Валдемар передаст этот контакт какому-нибудь другому участнику сопротивления, находящемуся в Латвии.

    Для создания прямой линии коммуникации с Латвией, Бюро специальных операций и Бюро координации политики в данный момент рассматривают вариант с латвийским радиооператором в Германии,

который попытался бы связаться с Валдемаром. Исполнение этого предложения откладывается в ожидании дальнейшего изучения и обсуждения между Бюро специальных операций и Бюро координации политики. Есть надежда таким образом убедить Бюро специальных операций в том, что контакт с Валдемаром из Германии может быть испробован без риска подорвать безопасность контактов с ним сотрудника Бюро специальных операций (имя или название вымарано — Rus.Lsm.lv) или же их отношения со шведской разведслужбой.

Продолжается обсуждение возможности превращения латвийских операций в совместный проект Бюро специальных операций и Бюро координации политики. Бюро специальных операций провело предварительные переговоры с Алфредом Берзиньшем, бывшим членом кабинета в правительстве [Карлиса] Улманиса и ведущим членом Ассоциации бывших участников латвийского сопротивления (LPKDA). Берзиньш изучит возможность формирования широко представительной организации латвийских эмигрантов, находящейся в США. Если ожидаемый от латвийских лидеров ответ будет положительным, предварительный план предполагает предложение ограниченной субсидии такой организации с одновременной прямой работой с отдельным оперативным компонентом эмигрантской группы, который, вероятно, будет размещаться в Германии и будет укомплектован в основном латышами, набранными в эмигрантской организации».

«Ежемесячный отчет по проекту ZRLYNCH за октябрь 1951 г.
Совершенно секретно. (Дата отсутствует. — Rus.Lsm.lv) Это продолжающийся проект.



Характер плана:
Военизированный; поддержка.
Механизм финансирования: Субсидии.
Финансирование: Всего на сегодняшний день — 18 000 долларов. Обязательства за текущий месяц — 7 567,04 доллара. Всего обязательств к сегодняшнему дню — 11 749,76 доллара. Не связанный обязательствами баланс — 6 250,24 доллара.

А. Цель: Целью проекта ZRLYNCH является налаживание контакта с Латвийским движением сопротивления, поддержка, развитие и использование [этого движения] внутри Латвии. Этот проект был одобрен 24 августа 1950 года.

В. Название и тип организации:

    Представители Бюро координации политики установили рабочие отношения с Контактной группой Латвийского движения сопротивления. Контактная группа из 9 человек ранее размещалась в Швеции; три члена Контактной группы в данный момент непосредственно состоят на службе в Бюро координации политики; один остался в Швеции для выявления потенциальных вербуемых, и двое отправились в Германию, чтобы действовать как оперативная группа.

C. Членство/численность:

1. Контактная группа Латвийского движения сопротивления — см. выше, раздел В.
2. Латвийское движение сопротивления внутри Латвии — нет данных.

D. Зона действий: База операций по проникновению в Латвию находится в Германии.
Дополнительно среди латвийских эмигрантов в Швеции осуществляется вербовка. См. выше, раздел В.
E. Увеличение или сокращение численности по сравнению с предыдущим периодом — нет данных.
F. Увеличение или сокращение числа видов операций — нет данных.
G. Реакция — нет данных».

«Меморандум.
Совершенно секретно. 5 ноября 1952 года.



Кому: Руководитель, P&P («политические и психологические операции» — Rus.Lsm.lv)
От кого: И.о. руководителя, SR (сокращенное USSR, «советский» отдел ЦРУ — Rus.Lsm.lv)
Предмет: проект AECOB (кодом AE обозначались операции ЦРУ против СССР, криптоним COB указывал на Латвию как на регион операций — Rus.Lsm.lv)

1. На ваше утверждение подается проект AECOB, относящийся к политико-психологическим операциям, а также к FI (field intellegence, «полевые операции по сбору развединформации — Rus.Lsm.lv) в латвийской зоне действий. Обращаю ваше внимание на тот факт, что [связанная] с FI часть этого проекта была одобрена соответствующей инстанцией.

2. Как первоначально ожидалось, этот проект в 1953 финансовом году потребует общих расходов в 134 950 долларов. Эта сумма включает в себя 82 500 долларов на аспекты FI (полевых операций по сбору развединформации — Rus.Lsm.lv) и 52 540 долларов на политические и психологические аспекты. При изначальной подаче проекта политические и психологические аспекты включали в себя создание запасов для использования в ходе холодной войны и вооруженные действия. Из-за недавних изменений в концепции того, что же считается частью политико-психологических операций, а также из-за времени, прошедшего с [момента получения] разрешения, необходимо произвести следующие изменения в финансовой разбивке [по типам расходов], как обозначено в параграфе XI («Оценка общих расходов»): «XI Оценка общих расходов: 134 950 долларов».

b. Стоимость политико-психологических действий в рамках этого проекта оценивается следующим образом (пункт «а» в документе отсутствует, возможно, при составлении последнего была допущена ошибка либо пункт вымаран при рассекречивании — Rus.Lsm.lv):

(1) Продолжение поддержки газеты Latvia (так в документе — Rus.Lsm.lv), выходящей в Германии (оказание поддержки было начато в рамках проекта ZRLYNCH) — 3 750 долларов

(2) Дорожные расходы для работающего по контракту агента в связи с обсуждением с ведущими фигурами эмиграции целесообразности [созыва] международной конференции, которая стала бы ступенью к всеобщему глобальному объединению латвийских эмигрантов — 2 500 долларов.

(3) Дорожные расходы для ведущих фигур латвийской эмиграции в США и организация в США основополагающей объединительной конференции — 7 500 долларов.

(4) Объединение фракций латвийских эмигрантов и поддержка единой структуры — 30 000 долларов.

(5) Оперативные издержки (организация прикрытия, поездки агентов прикрытия, печать первоначальной прокламации) — 4 000 долларов.

(6) Зарплата работающего по контракту агента (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) — 4 750 долларов.

Общие расходы на политико-психологические [операции]: 54 450 долларов.

3. Запрашиваю одобрение этой фазы проекта. Одобрение должно покрывать период с 1 октября 1952 до 30 сентября 1953 года».

«Меморандум для руководителя полевых операций по сбору развединформации.
Секретно. 9 февраля 1955 года



Предмет:
запрос на внесение поправок в проект AECOMB

1. Запрашивается исправление проекта AECOMB [посредством] одобрения дополнительного ассигнования в размере 60 000 долларов. Эту сумму предполагается использовать как оперативные средства, которые вместе с оперативным снабжением будут вложены в контейнер, забрасываемый в Латвийскую ССР с самолета.

    Контейнер с оперативными средствами и экипировкой предназначен для наших активов, завербованных внутри [Латвии] и [сейчас] живущих на легальном положении. Они будут представлять собой наш долгосрочный механизм сбора развединформации в Латвийской ССР

с помощью оперативных методов REDSOX (операция по возвращению, главным образом посредством парашютирования, на территории, находившиеся под контролем СССР, людей, ранее ушедших на Запад, в том числе эмигрантов и бывших «лесных братьев», для работы в качестве агентов — Rus.Lsm.lv).

2. В случае одобрения этого дополнительного ассигнования Финансовое управление получит запрос на предоставление 400 000 советских рублей.

    Поскольку рубли будут использоваться наличными в Латвии агентами AECOB для оперативных целей, производить учет обычными методами невозможно.

Следовательно, запрашивается, чтобы Финансовое управление получило полномочия принять требование списания [средств] на основании поручительства офицера проекта, одобренного этим управлением, после того, как эти средства будут израсходованы.

3. За любой дополнительной информацией относительно этого запроса просьба обращаться к (имя вымарано — Rus.Lsm.lv), комната 8609, здание J, внутренний [телефонный] номер 3582.

Руководитель отдела [US]SR, (имя вымарано — Rus.Lsm.lv)».

На документе имеется рукописная резолюция: «Одобрено (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) 18 февраля 1955 года».

Продолжение следует.
Оригинал публикации
« Последнее редактирование: Суббота 9 Сентября 2017 21:11:38 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #1 : Суббота 9 Сентября 2017 21:27:23 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало выше

Тайные архивы ЦРУ. Письмо от «лесных братьев»: пришлите денег, оружия и патронов

5 августа
Автор: Редакция LSM.lv   





В июне 1952 года в соответствующих структурах ЦРУ был распространен документ, по всей видимости, представляющий собой настоящее «письмо из леса». В нем участники вооруженного антисоветского движения сообщают о положении дел, отчитываются о результатах и запрашивают помощь.


Этот документ, как и ранее опубликованные Rus.Lsm.lv, размещен на официальном сервере ЦРУ. Огромный массив проходивших рассекречивание с начала 2000-х годов донесений, меморандумов и аналитических записок был открыт для публичного онлайн-доступа весной этого года. Как уже писал Rus.Lsm.lv, часть этих документов 1940-1960-х годов представляют собой довольно пространные отчеты, некоторые — рапорты агентов или пересказ таковых.

Публикуемый сегодня в переводе Rus.Lsm.lv «Информационный доклад» несколько выбивается из этого ряда. Дата написания, источник и место, в котором ЦРУ получило его, при рассекречивании вымараны. Однако можно предположить, что оригинал был написан по-латышски, и изначально «письмо из леса» было адресовано организациям латышской эмиграции на Западе. Было ли отправителям известно о том, что ЦРУ уже «курирует» некоторые из них, а несколько видных деятелей эмиграции получают зарплату от этой спецслужбы — неизвестно.

«Латвийское сопротивление. Информационный доклад.
Секретно. 12 июня 1952 года



1. Более десяти лет уже прошло с тех пор, как латышский народ был грабительски лишен свободы. За все эти годы наш народ пролил много крови и слез. Сердца сотен и тысяч самых рьяных патриотов Латвии перестали биться на многих полях сражений и, после войны, в лесах и болотах нашей родины. Однако даже эти темные годы не смогли сломить силу латышской нации и ее непреодолимую жажду свободы. Ни на мгновение не теряли мы надежды, [что придет] час нашего вызволения, надежды [однажды] приветствовать день, когда мы вновь будем властителями своей страны и своей собственности.

2. Много раз наши сердца болели, когда мы думали о латышских беженцах за границей. Разве не могли бы они ходатайствовать перед теми, кто решает судьбы народов мира, и почему бы им не попытаться сделать что-нибудь для нас? Думая логически, мы понимали препятствия, мешающие этому, но в наших сердцах мы упрекали их. Теперь с этим покончено.

Из новостей, полученных из-за границы, мы узнали, как обстоят дела на самом деле, и это [знание] обновило боевой дух в нашей крови (так в оригинале документа — Rus.Lsm.lv) и придало новую прочность нашей морали. Хотя и без этого морального подъема мы были непреклонны [в готовности] идти до конца, так как мы вооружили себя нерушимыми терпением и упорством, и мы не имеем иллюзий относительно пустых пророчеств новой войны.

3. За пять последних лет мы многому научились и многое поняли.

    После капитуляции немцев в 1945-м большинство патриотов не пожелали стать трусами и отдать себя коммунистическому насилию. Они начали новый бой как партизаны,

живя в лесах в надежде, что скоро начнется война между свободным миром и коммунистическими странами.

4. Группы партизан были организованы по всей стране. Нужно подчеркнуть, однако, что все действия партизан до сих пор (так в оригинале документа — Rus.Lsm.lv) имели хаотический и скоропалительный характер, поскольку вместе с партизанами в лесах находились также преступники и авантюристы. Общего руководства всеми ими не было, как не было и разработанных для этой новой борьбы общей тактики и [общих] целей.

5. Каждая группа партизан шла своим путем. Несколько попыток объединить разрозненные группы, [действующие] в одном районе, не привели к успеху, поскольку [эти группы] не могли противостоять давлению регулярных армейских частей врага.

6. Столкнувшись с огромными трудностями жизни в лесу, многие партизаны утратили боевую энергию, в особенности когда коммунисты развязали себе руки на фронте боевых действий и начали в лесах Латвии обширную поисковую операцию. Коммунисты также тайно прятали маленькие армейские группы на хуторах близ лесов. Это вызвало не только большие людские потери — воздействие на мораль партизан было даже сильнее. Из-за этого в первый год этой борьбы многие из этих партизанских групп рассеялись, были частично уничтожены или захвачены [советскими частями]. Кроме того, следующей осенью многие партизаны стали бояться трудностей грядущей зимы и

    некоторые легковерные личности, выполнив призыв коммунистов, добровольно присоединились к [структурам] коммунистической власти.

7. Такая ситуация существовала на протяжении всего 1946 года. Численность партизан за этот период значительно уменьшилась, однако некоторые группы начали наращивать дисциплину и [увеличивать меры] безопасности.

8. В 1947 году в истории партизан началась новая эра. Борьба с коммунистами стала более организованной. Появились отдельные организованные группы партизан с улучшенными боевыми навыками и лучшей тактикой.

9. Численность каждой такой группы — от 5 до 10 человек.

10. Следует отметить, что эти группы не являются единственной в Латвии вооруженной силой, существуют также и некоторые неорганизованные группы. Кроме того, есть много отдельных лиц, живущих на нелегальном положении, на которых можно рассчитывать как на источник подкреплений для [нужд] организации [партизан].

11. Что же касается экономической базы, существуют различные способы добывания помощи:

а. Каждая группа партизан имеет собственную базу снабжения, т.е. живущих легально крестьян. Имена этих кормильцев держатся в тайне.
b. Дополнительно партизаны оказываются в состоянии захватывать деньги и другие предметы у коммунистических властей и экономических организаций.
с. Добровольные пожертвования латвийских патриотов.

12. Несмотря на все трудности, которые создали большевики в 1949 году — депортацией наших богатейших крестьян, являвшихся нашими сторонниками, и коллективизацией — мы приступили к строительству организации из легально и нелегально живущих патриотов и людей, оппозиционных к советскому режиму. Однако ядром организации остаются группы партизан.

13. Мы прилагаем усилия для сохранения этой организации для целей критического момента в случае войны.

14. Насколько это возможно, мы обеспечиваем наших партизан оружием и патронами и улучшенными тактическими знаниями.

    Чтобы сэкономить патроны и сберечь жизни, они прибегают к использованию огнестрельного оружия только в случаях, когда они вынуждены захватывать продовольствие и для самообороны, когда подвергаются нападению

военных [частей] или сил безопасности врага.

15. Чтобы избежать провокаций врага, новые группы или люди могут допускаться в организацию только через очень хорошие личные контакты и знакомства.

16. В дополнение, насколько это возможно в местных обстоятельствах, партизаны осуществляют патриотическую пропаганду среди крестьян, укрепляя антикоммунистическое сознание латышей.

17. В качестве исторического момента должно быть упомянуто 15 сентября 1951 года — [когда состоялась] встреча всех командиров всех организованных групп. Обсуждались наши виды на будущее и основные черты ситуации в мире. Командиры вернулись на свои посты с еще более твердой решимостью продолжать эту самоотверженную борьбу, пока не будет обретена свобода Латвии.

18. Мы решили в случае войны развернуть наши действия следующим образом:

    а. Создать вооруженные партизанские группы в лесах в каждой части Латвии — чтобы дать партизанам возможность взять под контроль любую часть страны.
    b. Взрывать вражеские военные и важные экономические объекты, как-то: склады, мосты, железные дороги и другие стратегические узлы.
    с. Собирать всю подходящую информацию о враге и его укреплениях или перемещениях, каковую [информацию] затем передать командирам западных сил, если они того потребуют.
    d. Помогать или укрывать всех латышей, кому могут угрожать коммунисты.

19. Для выполнения этой программы с как можно меньшими потерями нам необходима помощь извне, а именно:

а. Деньги на приобретение продовольствия, одежды и обуви для партизан.
b. Оружие и боеприпасы:

1) Автоматы и патроны калибра 9 мм.
2) Немецкие патроны для легких автоматов.
3) Пистолеты калибра 7,65 и 6,35 мм, и патроны [к ним] — для лиц, живущих на легальном положении.
4) Ручные гранаты.
5) Мины для минирования стратегических точек.

с. Топографические карты и медикаменты, хотя это и представляет менее острую проблему.

    20. Положение с боеприпасами настолько плохое, что в некоторых группах автоматы вышли из использования из-за нехватки патронов. Партизаны должны использовать обычные винтовки, и немецкие боеприпасы, оставшиеся с войны, стали ржавыми и не используемыми.

21. Мы посылаем наши самые лучшие и сердечные приветствия всем латышским беженцам, рассеянным по многим странам. Мы ожидаем их по возможности быстрого возвращения. Мы уверены, что они уже жаждут вернуться, хотя и могут считать, что им повезло, поскольку они избавлены [от вынужденной необходимости] бессильно смотреть, как пытают их Отечество».

Продолжение следует.
Оригинал публикации

Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья» между ЦРУ и МИ-6

13 августа
Автор: Редакция LSM.lv   




В начале 1950-х годов партнерские разведслужбы двух великих держав — Великобритании и Соединенных Штатов — вели весьма интенсивные секретные переговоры о координации действий в Балтии. Британцы, раньше американцев начавшие «осваивать» этот район действий и установившие контакты с антисоветскими партизанами в Латвии и Литве, оказались довольно неуступчивыми, свидетельствуют рассекреченные Центральным разведывательным управлением США документы.

Размещенные весной этого года на официальном сервере ЦРУ для публичного доступа многочисленные документы проходили процесс рассекречивания с начала 2000-х. Как уже писал Rus.Lsm.lv, часть этих документов 1940-1960-х годов представляют собой довольно пространные отчеты, некоторые — рапорты агентов или пересказ таковых. Перед публикацией все документы прошли т.н. «санобработку» — практически все имена, а также любые указания, позволяющие «вычислить» источники и агентов, были вымараны. В отдельных случаях вымарывались и фрагменты, раскрывающие методы работы спецслужбы.

Публикуемые сегодня Rus.Lsm.lv в переводе документы весны 1952 года иллюстрируют, как  ЦРУ и британская SIS (Secret Intelligence Service, она же — МИ-6) делили «сферы ответственности» за работу с «лесными братьями». Первоначально каждая из спецслужб действовала в Латвии самостоятельно, что привело к конфликту:

    американцы уже практически запустили свою операцию, но были вынуждены остановить ее после британских протестов.

Затем последовало «согласовательное» совещание в Лондоне (кодовое название Redsox). Шведские спецслужбы к участию приглашены не были, хотя британцы и заявляли американцам о наличии у них неких совместных со шведами интересов. Имена из всех документов, естественно, вымараны, как и все возможные упоминания числа участников переговоров с британской и американской сторон. (С этой точки зрения употребляемое Rus.Lsm.lv в тексте слово «представители» следует воспринимать как «представители или представитель»).

1. «Ежемесячный отчет по проекту за апрель 1952 года.

Совершенно секретно.



Криптоним проекта — ZRLYNCH.
Отдел [ЦРУ] — СССР/Балтийский.
Страна — Латвийская ССР.
План — проникновение.
Финансирование — прямое.
Фаза — операция осуществляется.
Годовое финансирование к текущему моменту — 110 500,00 долларов.
Имя курирующего сотрудника — [вымарано] и [вымарано]

а. Задача.


Создание в Латвийской ССР тайных объектов поддержки с целью установления контактов, организации и подготовки агентов и подпольных структур для осуществления в СССР операций, проводимых Бюро координации политики и Бюро специальных операций (на тот момент — разведывательный и контрразведывательный директораты ЦРУ — Rus.Lsm.lv).

b. Достижения

В соответствии с ранее достигнутыми с МИ-6 соглашениями, мы проинформировали МИ-6 о предлагаемых нами зонах высадки [агентов ЦРУ] в Курземе, Латвия. Получив эту информацию,

    британцы немедленно отреагировали каблограммой, протестуя против нашего выбора зон высадки на Курземском полуострове и заявляя, что такая операция подвергнет опасности активы МИ-6 в этом районе, что МИ-6 находится в контакте с партизанами в Курземе и располагает адекватными разведывательным и оперативным покрытием там.

Более того, британцы потребовали, чтобы мы отложили операцию AECOB (как уже писал Rus.Lsm.lv, кодом AE обозначались операции ЦРУ против СССР, кодом COB — операции в Латвии) до осени 1952 года. Они предложили к тому времени устроить прием и дальнейшие перемещения нашего агентского персонала в Латвии.

В результате британского протеста [была проведена] переоценка операции AECOB. Она подтвердила тот факт, что эта

    операция главным образом базировалась на поддержке, которую должны были обеспечить курземские партизанские группы и отдельные люди, возможно, связанные с британско-шведскими интересами в Латвии.

С учетом описанных выше интересов, конфликтующих с интересами МИ-6 и невозможностью изменения основного оперативного плана AECOB на столь поздней стадии, а также принимая во внимание возможность принятия британского предложения помощи и встречи нашего персонала осенью 1952 года, с неохотой было решено отложить операцию AECOB до осени 1952 года».

2. «Ежемесячный отчет по проекту за май 1952 года.
Совершенно секретно.



Криптоним проекта
— ZRLYNCH.
Отдел [ЦРУ] — СССР/Балтийский.
Страна — Латвийская ССР.
План — проникновение.
Финансирование — прямое.
Фаза — операция осуществляется.
Годовое финансирование к текущему моменту — 110 500,00 долларов.
Имя курирующего сотрудника — [вымарано]

(...)

b. Достижения

Значительных действий в рамках этого проекта на протяжении мая не предпринималось. В результате откладывания операции в Латвии, [ранее] назначенной на май 1952 года, агенты подвергаются повторной оценке с тем, чтобы определить их желание [участвовать] и пригодность к осенней операции.

Британцы уведомили, что на протяжении этого месяца забросили в Латвию двух агентов и вывезли одного».

3. «Операции в Балтийских странах. Переговоры ЦРУ и МИ-6 в Лондоне, май 1952 года.
Совершенно секретно, 29 мая 1952 года.



1. [Состоялось] предварительное обсуждение операций ЦРУ в Латвии в этом году и возможного содействия со стороны агентов МИ-6, уже находящихся в стране.

2. МИ-6 сформулировала свои интересы в отношении поддержания контактов с движением сопротивления в Латвии. [Представители МИ-6] объяснили, что на основании опыта установлено, что агенты-одиночки, ведущие полулегальную жизнь в странах Балтии, не состоянии создавать сети сбора развединформации. [Представители МИ-6] полагают, что наилучшим способом удовлетворения ограниченных разведывательных потребностей в Латвии является поощрение организаций сопротивления к опрашиванию их легально живущих контактов — с целью получения развединформации и переправки [этих сведений] через нелегальные группы, с которыми поддерживает контакты [сама] МИ-6.

    [Представители МИ-6] сообщили, что с этой целью недавно забросили [в Латвию] несколько латышей. МИ-6 также заинтересована в дальнейшем укреплении группы сопротивления, вся энергия которой в данный момент направлена на поддержание безопасности [самой] организации, с тем, чтобы [группа] могла перейти к более наступательным действиям, проникновению в [структуры советской] администрации и т.д.

[Британцы] также надеются, что эта организация сопротивления могла бы обеспечить «трамплин» для агентов, [направляющихся к] более важным целям на Востоке. Очевидно, однако, что таким способом может быть отправлен персонал исключительно балтийского [происхождения].

[Представители] МИ-6 полагают, что в данный момент интересы [их службы] в Латвии адекватно отрабатываются агентами, которые уже были успешно заброшены туда [самой] МИ-6. Таким образом, планы [МИ-6] направлены на сохранение этих агентов. Это не означает, что внедрение независимой группы ЦРУ не принесет ценного вклада.

3. МИ-6 полагает, что

    операциям в Латвии в очень большой степени помогла неполитическая атмосфера, превалирующая в латышских эмигрантских кругах. МИ-6 хотела бы, что и на литовцев [удалось] воздействовать с тем, чтобы получить пользу от [применения] этого хорошего примера.

4. Положение в Литве: [представители] ЦРУ уведомили, что [ЦРУ] вновь получило сообщение от своего агента. Однако, хотя [ЦРУ] и не считает вероятным, что тот находится под советским контролем, [ЦРУ] прекратит его использование в будущих операциях.

[Представители] МИ-6 сообщили, что недавно вывезли [из Литвы] литовца из группы BDPS (Объединенное демократическое движение сопротивления Литвы — Rus.lsm.lv), чья искренность в настоящий момент не вызывает сомнений. Он представил рекомендации, подписанные и главой BDPS, и собственными [британскими] агентами.

В целом ситуация в Литве становится все более трудной,

    советизация ускоряется вследствие [идеологической] индоктринации молодежи, рассеиванием литовского населения и очевидной безнадежностью борьбы за независимость.

Была достигнута договоренность [ЦРУ и МИ-6] об обсуждении будущей судьбы тысячи с лишним партизан, выживших к данному моменту. BDPS могло бы обеспечить их документами и рабочими местами, однако фонды на данный момент отсутствуют.

    Отличия в положении партизан в Латвии и Литве можно объяснить тем фактом, что в Латвии партизаны отказались от проявлений активности примерно два года назад.

МИ-6 считает, что [ее] интересы в Литве обеспечены примерно также, как в Латвии. Там нет крупных объектов [для сбора] развединформации, и [МИ-6] исследуют отправку литовцев к таким целям, [расположенным] дальше на Восток. Может оказаться полезным установление контактов с другими ответвлениями BDPS или же с другим группами сопротивления, о существовании которых BDPS проинформировало МИ-6.

5. Положение в Эстонии: [представители] МИ-6 заявили, что присутствие [МИ-6] в Эстонии еще недостаточное. Единственный агент продолжает жить на нелегальном положении, хотя и работает над установлением контактов с ведущими лицами местного движения сопротивления и над тем, чтобы перебраться в город. Информации о местном движении сопротивления у МИ-6 крайне мало.

    Поскольку Эстония расположена географически более благоприятно по отношению к дальним разведывательным целям [на Востоке], [МИ-6] озабочена наращиванием контактов в этом районе.

    [Представители] ЦРУ согласились и заявили, что надеются отправить [в Эстонию] группу, возможно, весной 1953 года.


    6. Было достигнуто согласие по созданию механизма гарантирования эффективного осуществления в странах Балтии в 1953 году операций ЦРУ и МИ-6».

Операции в Балтийских странах. (Продолжение совещания 29 мая)
30 мая 1952 года.



1. Было достигнуто соглашение о том, что ЦРУ должно проводить свои операции в Латвии без использования британских ресурсов для приема [агентов WHE]. Сличений заметок о деталях будет устроено соответствующими оперативными сотрудниками ЦРУ и МИ-6 к 20 июня.

2. Было достигнуто соглашение о том, что ЦРУ и МИ-6 рассмотрят [возможность осуществления] пробной совместной операции — возможно, в Литве — весной 1953 года. Предложения МИ-6 по этой операции будут вскоре поданы ЦРУ в [штаб-квартиру в] Вашингтоне. Другие, независимые, оперативные планы на 1952 и 1953 год будут полностью координироваться.

3. [По итогам] обмена мнениями по поводу наиболее безопасного и эффективного механизма проведения операций в странах Балтии было достигнуто соглашение об изучении [возможности] создания отдела совместных операций. МИ-6 письменно изложит свои соображения по этому поводу и направит их в ЦРУ, в Вашингтон.

    4. [По итогам] обсуждения дилеммы [относительно дальнейших действий, касающихся] партизан в Литве была достигнута договоренность о том, что обе службы должны еще обдумать возможное решение (...)»

Продолжение следует.

Оригинал публикации
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #2 : Суббота 9 Сентября 2017 21:37:33 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало выше

Тайные архивы ЦРУ. «Лесные братья», национализм и ненависть к Советской власти


20 августа
Автор: Редакция LSM.lv   




Тема вооруженного антикоммунистического сопротивления в Латвии и других странах Балтии в опубликованных этой весной документах ЦРУ, ранее секретных, тесно переплетается с темой отношения населения к СССР. Сведения об активности «лесных братьев» в отчетах американской спецслужбы встречаются довольно противоречивые. Настроение же местных жителей описывается однозначно: полное и всеобщее неприятие советских порядков.

Размещенные весной этого года на официальном сервере ЦРУ для публичного доступа многочисленные документы проходили процесс рассекречивания с начала 2000-х. Как уже писал Rus.Lsm.lv, часть этих документов 1940-1960-х годов представляют собой довольно аналитические обобщения, некоторые — рапорты агентов или же отчеты о служебных совещаниях. Перед публикацией все документы подверглись «дезинфекции»: из них были вычищены все детали — имена, даты, географические названия — позволяющие «выйти» на источники информации или исполнителей операций, а также раскрыть некоторые методы работы спецслужбы.

Сегодня Rus.Lsm.lv публикует несколько документов — и агентские донесения, и изложение рассказов сумевших уйти за «железный занавес». Они посвящены не столько деятельности латвийских (а также в меньшей степени — литовских и украинских) лесных братьев, сколько отношению к ним местного населения и царившим среди него настроениям.

1. «Антисоветские настроения и активность партизан.
Информационный доклад. Секретно. 25 августа 1951 года



(Документ, почти  вся «шапка» которого вымарана, снабжен пометкой «Непроверенная информация» — Rus.Lsm.lv.)

1. Литва, так же как Эстония и Латвия, стоит на пороге голода зимой 1951-52 годов или же весной 1952 года — вследствие карательного изъятия продуктов сельского хозяйства [советскими структурами], неэффективности и упорного отказа сельского населения от участия в программе коллективизации. Имевшиеся ранее у крестьян резервы и запасы продовольствия истощаются.

2. В Литве всем известно, что нынешнее жесткое изъятие продовольствия является, главным образом, результатом создания запасов для военных целей. То же относится и к таким товарам, как металлы; достать железо для таких насущных сельских нужд, как [изготовление] подков, практически невозможно.

    3. Ненависть балтийского населения по отношению к Советам весьма сильна; это в особенности заметно в Эстонии, где [местные] люди старательно игнорируют русских и никогда не отвечают им по-русски.


4. В Балтийском регионе, как и в «других частях» СССР (кавычки в оригинале — Rus.Lsm.lv) определенно существует военная атмосфера.

    Балтийцы молятся о [начале] войны как об их спасении. Проблематично и [отношение] русских — поднимутся ли они на защиту режима, если Запад и, в частности, американцы, грамотно обратится к ним.

5. В Украине национализм является повальным; это привело к жесточайшим антипартизанским мерам и депортациям в 1947-м, 1948-м и 1950-м, и даже в начале 1951 года. Результатом стало [распространение] по всему СССР слухов, что «половина Украины уничтожена».

    В великороссах (так в оригинале — Rus.Lsm.lv) укореняют убеждение, что Украина — нация предателей,

[еще и] потому, что она породила предателя [генерала Андрея] Власова (на самом деле тот родился в Нижегородской губернии, правда, согласно Википедии, в 1941 году воевал — еще на советской стороне — на Западе Украины и под Киевом — Rus.Lsm.lv). Среди бывших [советских]солдат царят интенсивные антисоветские настроения, они часто горько сетуют: «Когда Жуков хотел, чтобы мы взяли Берлин, он обещал убрать колхозы и дать нам землю; после того, как все закончилось, мы вернулись к тому же прозябанию, что и раньше. И за это мы воевали?»

    Если будет война, самый надежный ход, который Запад может сделать, чтобы получить поддержку [населения] в СССР — пообещать людям, что им вернут землю.

6. Всеобщее мнение в СССР заключается в том, что районом наиболее активных партизанских действий является Украина. До 1950 года «много» партизан (кавычки в оригинале — Rus.Lsm.lv), как сообщалось, было в лесах и болотах Белоруссии. О партизанах слышали и в Эстонии, и в Латвии. В Литве пик активности партизан был достигнут в 1947 году. С тех пор активность уменьшилась, однако движение до сих пор существует [и] пополняется за счет спасающихся от депортаций и военной службы [в Советской армии]. Оно покрывает большую часть Литвы, и в особенности сконцентрировано у польской и латвийской границ. (...)»

2. «Активность партизан (...) в Латвии

Информационный доклад. Секретно. 19 мая 1953 года



(На документе пометки «Оценка источника — полная» и «Оценка информации — предварительная». — Rus.Lsm.lv)

(...) Хотя латышский народ и был недоволен оккупацией его страны, коммунистическим правительством и политикой русификации, (имя — видимо, источника — вымарано — Rus.Lsm.lv)

    не верит, что в Латвии существует хоть какое-нибудь организованное и эффективное движение сопротивления.

[Он] никогда не видел никаких нелегальных газет или листовок, и (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) ничего не знает о подпольных изданиях или системе распространения листовок. В 1950 году партизаны убили председателя исполкома и финансового служащего в Свилуциемсе (под Руцавой, на самой границе с Литвой — Rus.Lsm.lv), за убийства нескольких партизан арестовали. В 1951 году сотрудник советской полиции безопасности (видимо, МГБ — Rus.Lsm.lv) был убит и раздет на улице в Лиепае, и  (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) считает, что это сделали партизаны. Согласно (имя вымарано — Rus.Lsm.lv), активность партизан в окрестностях Лиепаи была меньше, чем в лесах вокруг Дундаги, и (имя вымарано — Rus.Lsm.lv) в последние год или два ничего не слышал о каком-либо организованном партизанском движении в латвийских лесах. (...)»

3. «Действия против режима в Латвии (...) Отношение к русским, активность партизан и меры поддержки
Информационный доклад. Секретно. 26 июня 1958 года.



(Документ сопровожден пометками «Оценка источника — полная» и «Оценка информации — предварительная». — Rus.Lsm.lv)

Насколько можно предположить, источник пересказываемой в документе информации (его имя, естественно, вымарано), вероятнее всего, тем или иным способом во второй половине 1950-х ушел на Запад.

Каким образом семья источника оказалась в Латвии, в рассекреченном отчете не сообщается. Очевидно, однако, что он был мужчиной нелатышского происхождения: «На протяжении всего времени проживания в Латвии

    и он, и другие нелатышские жители жили в условиях временной и ненадежной военной оккупации, которая подавляла ненависть и отвращение всех латышей ко всему русскому».

К объяснению причин такого отношения анонимный автор обращается неоднократно в разных местах документа:

    «Советская оккупация Латвии никогда не воспринималась как окончательная большинством латышей;

они оглядывались на годы независимости (...) как на период, когда национальное развитие соответствовало характеристикам страны, т.е. маленького сельскохозяйственного государства, которое могло жить очень хорошо, продавая свою продукцию более развитым промышленно странам Запада в обмен на оборудование, предметы роскоши и потребительские товары, которые сами латыши экономически производить не могли. (...) Насильственная ориентация на Москву, разрушение всех элементов независимости и брутальная депортация тысяч латвийских граждан оставила след, стереть который не сможет ни один последующий советский режим. (...) Большинство латышей искренне верило, что, получив независимость, смогут достичь более высокого уровня жизни, чем русские; что их страна, хотя и маленькая, всегда была экономически, интеллектуально и морально выше Советского Союза; и что политика принудительной коллективизации и конфискации частной собственности вкупе с навязыванием чуждой коммунистической бюрократии опустила их до уровня беднейшего русского крестьянина...»

«В послевоенный период два типа русских прибыли в Латвию — те, кто были бедны и искали возможность улучшить свое экономическое положение, и те, кто исповедовал принципы Коммунистической партии и вел крестовый поход за полную интеграцию Латвии в коммунистическое государство. Они видели в Латвии новый фронтир, зону, где их таланты организаторов и пропагандистов могут быть использованы наилучшим образом, а они сами смогут достичь в партийных кругах положения, которого невозможно добиться в более старых частях СССР».

    Семья источника ЦРУ «симпатизировала национальным ожиданиям латышей и [их желанию] независимости. В то же время [она] ощущала себя чужеродным элементом, которому не доверяют, который ненавидят, который подозревают


и который ведет нелегкое существование в условиях режима, поддерживаемого исключительно советской военной силой».

Тем не менее, на момент составления донесения, «после первоначальных успехов советского режима, достигнутых депортациями диссидентов и, возможно, групп диссидентов, коллективизации и конфискации частной собственности, влияние Коммунистической партии в Латвии уменьшается. Хотя большинство латышей понимают, что сопротивление безнадежно, если только не произойдет революция или Третья мировая война, они продолжают акты пассивного сопротивления.

    Антисоветские лозунги, написанные мелом на стенах, карикатуры на коммунистических вождей, нацарапанные в публичных местах, медлительность и отсутствие энтузиазма при выполнении приказов Коммунистической партии в 1953 году были еще всеобщими».

Далее в тексте отмечается: «Глубоко [укоренившееся] и всегда присутствовавшее среди латышей националистическое течение было либо подавлено Советами, либо обращено ими себе на пользу».

«Бывший президент Латвии Карлис Улманис был почитаем соотечественниками словно Петр Великий современности (...). Советы же всегда называли его мелкобуржуазным или фашистским узурпатором — из-за его энергичных действий во время предвоенных политических кризисов. (Далее полстроки вымараны — Rus.Lsm.lv) Те национальные фигуры, чья активность в политической сфере была слабой или никакой, [официально] почитаются — в частности, национальный поэт Райнис и писатель Вилис Лацис. Отмечание латышского национального праздника 24 июня или 24 июля (очевидно, речь о Лиго; далее полстроки изъяты — Rus.Lsm.lv), «праздник песни» (кавычки в оригинале — Rus.Lsm.lv) очень поощрялся. После последнего партийные лидеры заявляли, что такие проявления национального духа допустимы только при советской власти. Латышские народные песни дозволяются до тех пор, пока не выражают антисоветских настроений (начало следующего предложения отсутствует — Rus.Lsm.lv). Некое подобие национального флага наложенными серпом и молотом позволялось на собраниях (далее вымарана примерно четверть страницы — Rus.Lsm.lv)».

В целом же отношение латышского населения к советскому режиму остается категорически негативным, гласит далее отчет.

    50% настроены выраженно против, вплоть до того, что «могли бы принять участие в открытой или партизанской войне и операциях саботажа при условии поддержки странами Запада».

Еще 20% настроены против режима, и, хотя сами и не примут участия в вооруженных действиях, поддержат антикоммунистическое правительство, когда то придет к власти. Людей нейтральных и/или безразличных к режиму насчитывается 15%. Еще 10% до некоторой степени поддерживают режим, состоят в партии или подконтрольной партии организации, но не будут воевать в защиту режима. Наконец, последовательных сторонников режима, готовых взяться за оружие для его защиты, насчитывается 5%.

Приводятся и примеры активности «лесных братьев» в окрестностях Смилтене.

«Вооруженное сопротивление [Советам] существовало в Латвии со Второй мировой войны и вплоть до 1953 года (следующие несколько слов вымараны — Rus.Lsm.lv). В сельских и лесистых местностях вокруг Смилтене вооруженные группы партизан жили собирательством и грабежами, совершая налеты на колхозные фермы и ведя кампанию террора и против русских, и против латышских коммунистов. Ходили слухи, что эти люди были вооружены германским оружием времен Второй мировой, спрятанным в момент капитуляции Германии, а также что оружие контрабандой поступало из Финляндии. До 1953 распространены были слухи о вооруженных столкновениях между этими партизанами и местной полицией (т.е. милицией — Rus.Lsm.lv), а также органами безопасности. В Смилтене

    латыши повторяли слухи об этих стычках — злорадно, как пример того, что дух независимости их маленькой страны не выветрился до конца. Антисоветски настроенные русские также повторяли эти слухи, но с отчасти смешанными чувствами, поскольку полагали, что в случае массового бунта их собственные жизни окажутся в опасности. Просоветские же русские или отказывались верить, или же, если доказательства активности партизан игнорировать было невозможно, со злостью списывали [эти события] как работу вражеских агентов.

Эта часть составлена на основании услышанного («многократно и широко повторявшихся слухов», как говорится в отчете). Самые ранние примеры относятся к 1949-50 годам — «в [деревушке] Палсманис неизвестное число русских, а также латышских членов компартии были убиты. Попытки [властей] найти убийц привели к неустановленному числу жертв среди [сотрудников] милиции и войск [государственной] безопасности». В 1949 году в деревне Билска «неизвестный старший лейтенант МВД и директор Смилтенской машинно-тракторной станции были убиты неизвестными вооруженными людьми. (...) Поймать их так и не удалось».

В 1951 году «неустановленный престарелый русский, [гражданский] вольнонаемный в структуре безопасности в Смилтене, был захвачен в Ранке тремя неизвестными, вооруженными автоматами ППШ. Прочтя русскому лекцию о нежелательности работы на органы госбезопасности, они прострелили ему ноги и позволили уползти в деревню за помощью. Мужчина впоследствии выздоровел (окончание этого предложения и еще полторы строки вымараны — Rus.Lsm.lv)».

Летом 1951 года «пожар таинственным образом вспыхнул на лесопилке в Смилтене. Были вызваны местная пожарная бригада, милиция и войска ГБ. Они сумели погасить огонь. Пока они были заняты [на лесопилке], небольшой сарай, прилегающий к штаб-квартире гарнизона МВД, был охвачен огнем и поджег здание [гарнизона] МВД. Огонь был потушен, однако совпадение пожаров [по времени] убедило всех, что пожар на лесопилке был устроен, чтобы выманить гарнизон из казармы и поджечь здание [гарнизона] МВД».

В 1953 году произошли «несколько случаев поджога, попыток поджога или злонамеренного сожжения имущества Коммунистической партии». Далее начало предложения вымарано, и следует перечисление: жилой «дом местного партийного секретаря Витини (имя неизвестно — Rus.Lsm.lv), трикотажной мастерской примерно в 27 километрах от Смилтене и техникума в Смилтене».

Начало первого предложения короткого раздела «Уничтожение латышских партизан» вымарано, далее документ гласит: «...латышских партизан были уничтожены к 1953 году, когда он (вероятно, источник — Rus.Lsm.lv) отбыл для прохождения военной службы». Далее опять несколько слов стерты, и —

    «...тайные организованные группы сопротивления продолжают существовать, однако тщетность открытого вооруженного восстания в данный момент очевидна для всех латышей».

Продолжение следует.

Оригинал публикации
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #3 : Суббота 9 Сентября 2017 22:02:04 »
Начало выше

Тайные архивы ЦРУ. «Лесные братья», агенты и прорыв сквозь «железный занавес»

26 августа
Автор: Редакция LSM.lv   




В середине 1950-х годов ЦРУ считало, что располагает довольно разветвленной сетью агентов в Латвии. «Железный занавес» не был абсолютно непроницаемым: западным спецслужбам удавалось забрасывать за него специально подготовленных людей. Вытащить обратно на Запад отработавшие по контрактам «активы» оказывалось, однако, задачей гораздо более трудной. «Я призываю вас ответить как можно быстрее — есть ли у меня причины надеяться, что осенью мы уйдем отсюда. Обещания «сделать все возможное» меня больше не устраивают (...)», — писал  в 1955 году один из ожидавших эвакуации агентов.

Подготовку к системному использованию для своих нужд вооруженного антисоветского подполья в Балтии в целом и в Латвии в частности Центральное разведывательное управление США начало, судя по рассекреченным этим ведомством и весной этого года помещенным в публичном доступе документам, летом 1950 года. Первые попытки такого рода предпринимались уже в 1946 году (работа с балтийскими агентами под псевдонимами Tilestone и Tiebars). В 1950 году было принято решение использовать для нужд ЦРУ национальных партизан— «лесных братьев» — и антисоветское подполье в целом. Три направления оперативной работы — развертывание агентурных сетей, поддержка противников советского режима и организация антикоммунистического фронта из организаций латышской эмиграции, как уже писал Rus.Lsm.lv, были объединены в рамках одного плана, проходившего в документах ЦРУ как AECOB/ZRLYNCH.

Правда, уже через 3 года, к 1953-му, развернутая сначала «западная» политико-психологическая часть проекта была признана бесперспективной и свернута.

1. «Меморандум для заместителя директора [ЦРУ] по планированию. Прекращение политико-психологической части проекта AECOB/ZRLYNCH.
Секретно. 31 мая 1955 года



1. Настоящим сообщаю, что упомянутый проект был прекращен 30 июня 1953 года.

(...)

3. (...) было принято решение, что
 

    изначальные цели, т.е. объединение латышской эмиграции, организация и поддержка движения сопротивления и политико-психологических действий в зоне интересов, не только слишком амбициозны по замыслу и слишком трудны для исполнения, но и более не являются желательными (...)

Подпись: глава SR-2 (Второго советского отдела — Rus.Lsm.lv) [фамилия вымарана]».

Операции по вербовке среди латышских эмигрантов и перемещенных лиц агентов, их обучению и заброске в Латвию агентов продолжались. Осенью 1952 года ЦРУ считало, что располагает в Латвии несколькими специально подготовленными людьми и готовило отправку еще нескольких.

2. «Меморандум для руководителя, разведывательные операции за рубежом. Проект AECOB
Совершенно секретно. 8 октября 1952 года.



1. Этот проект предлагает совместную деятельность политико-психологического [отдела и отдела] полевых разведопераций, направленную на Латвийскую ССР. Полевая часть операций, для которой и запрашивается разрешение, будет иметь следующие цели:

а) Разработка и подготовка не-американских агентов, которые будут заброшены в Латвийскую ССР, чтобы [служить] опорными точками для других операций, а также собирать оперативную и/или стратегическую развединформацию.

б) Укоренение в Латвии [действующих] под прикрытием резидентов, которые будут помогать другим агентам в проникновении в другие части СССР, и содействовать в достижении удаленных объектов [сбора] развединформации.

2. В данный момент в эту деятельность вовлечены следующие агенты: CAMBARO/1 (в Германии), [псевдоним вымаран] (в США), CAMBARO/2 (в Германии), CAMUSO/11 (в Германии), CAMUSO/12 (в Германии), и еще три агента сейчас проходят обучение в Германии для отправки в Латвийскую ССР.

(...)

5. И британцы, и шведы утверждают, что имеют агентов в Латвии. В случаях, когда это пойдет на пользу ЦРУ и оправдано обстоятельствами, британцы и шведы могут быть проинформированы об определенных аспектах полевых разведывательных операций ЦРУ.

6. Специальное оснащение, требуемое для этого проекта, будет состоять из оборудования радиосвязи (...), личного оружия, [фото] камер, таблеток L и К (яд и стимуляторы соответственно — Rus.Lsm.lv), одежды советского типа, стерильной концентрированной пищи, рублей и товаров для обмена и предложения в виде взяток.

7. Планируется, что, начиная с 1952 года, в целевую зону будет отправляться по одной группе в год.

8. (...) [годовые] расходы на полевую часть этой операции состоят из:

Вознаграждение вербовщику и инструкторам (4 человека) 15 000 долларов
Вознаграждение двум новым агентам 10 000 долларов
Вознаграждение трем агентам в Латвии 7 500 долларов
Оперативные расходы 30 000
Специальное оборудование для двух групп 20 000 долларов
ИТОГО 82 500 долларов

(...)

    9. Выплаты в случае смерти или инвалидности максимальным размером 10 000 долларов будут обеспечены [наследникам] агентов, завербованным в рамках этого проекта для заброски в Латвию.

10. Двум агентам, CAMBARO/1 и CAMBARO/2, [по завершению миссии] мы могли бы оказать содействие в переселении в США по обычным иммиграционным каналам (...)

Подписи [вымараны]».

К осени 1955 года ЦРУ считало, что располагает в Латвии достаточно успешно функционирующей сетью — в отчетах появляется с десяток человек. Судя по документам, некоторые агенты, как считало ЦРУ, после заброски в Латвию оказались под контролем КГБ — однако американцы вели с ними работу, исходя из принципа «мы знаем, что они знают». В переписке под грифом «Совершенно секретно» приводились и некоторые факты биографий агентов, а также размеры их зарплат  — хотя истинные имена были заменены оперативными псевдонимами:

3. «Меморандум для руководителя, разведывательные операции за рубежом. Проект AECOB (продление финансирования)
Совершенно секретно. 1 ноября 1955 года.



(...)

2. Персонал [проекта AECOB, находящийся в Латвии]:

а. AECAMUSO/2, Херберт Окало, (п[севдоним]), бежал из Латвии в Швецию и был завербован там в 1951 году. До того он воевал с русскими, сначала в созданном немцами Латышском легионе [Waffen SS], а затем — в составе партизанских групп. Он прошел обучение и был заброшен [в Латвию] в 1952 году (...) Он успешно жил в Латвии, несмотря на стычку с советскими войсками, приведшую к утрате им большей части оборудования и денег. Он также завербовал двух находящихся на легальном положении в Латвии субагентов (...) Он знает, что работает на американскую спецслужбу.

б. AECAMBARO/2, Лаймен М. Хамерет, (п[севдоним]), имеет такое же прошлое, что и AECAMUSO/2. В Швеции он организовал Латвийскую контактную группу для [содействия в] продолжении партизанской борьбы. Он был завербован в 1951 году и перевезен в Германию, где он завербовал AECAMUSO/3, и помог в подготовке других [агентов группы] AECAMUSO. Затем он прибыл в США и оказал помощь в обучении AEBIAS/2. Он был переправлен в Латвийскую ССР в 1954 году с заданием вывезти AECAMUSO/2. Он знает, что работает на ЦРУ.

в. AECOB/1 и AECOB/2 — бывшие члены Латышского легиона и были завербованы в Латвии [агентом] AECAMUSO/2. AECOB/1 работает слесарем и механиком и имеет доступ в правительственные здания. (...) AECOB/2 — управляющий гаражом с доступом к автомобилю и маршрутным документам. (...)

г. AECOB/3 и AECOB/4 — также бывшие члены Латышского легиона, все еще находящиеся в Латвии. Они были завербованы и обучены [агентом] AECAMBARO/2. AECOB/3 в данный момент [работает] учителем в школе. (...) AECOB/4 в 1940-41 годах был агентом германской разведки и, как считается, имеет контакт с другими бывшими агентами. (...)

д. AECAMUSO/3, Борис Левецки, (п[севдоним]), бывший лесоруб, в конце войны стал перемещенным лицом, был завербован в Германии в 1952-м и в том же году заброшен в Латвию. Он поддерживает регулярный радиоконтакт, однако считается находящимся под контролем [советских спецслужб].

е. AECAMUSO/1, Огор А. Фелдман, (п[севдоним]), был направлен в Латвию в 1952 году и считается погибшим, поскольку так и не вышел на контакт. (...)

ж. AEBIAS/2, Чарлз Х. Ноурс, (п[севдоним]), был заброшен в Латвию в 1953 году, не вышел на связь и считается погибшим. (...)

и. [Имя вымарано], живущий в Стокгольме американец, был привлечен к проекту в последний год. Он используется редко (...)

к. Управление, мотивация и прикрытие: все заброшенные агенты получили фальшивые документы.

    Чтобы уйти [на Запад], они очевидно должны полагаться на помощь ЦРУ. Они также знают, что ЦРУ управляет выплатой накапливаемой для них зарплаты. Все агенты мотивированы в первую очередь искренней ненавистью к Советам. (...)

4. (...) Это проект рассматривается как наполовину завершенный. Пять агентов были заброшены в Латвийскую ССР и двое из них, как считается, действуют успешно, коль скоро они доложили о вербовке четырех местных агентов с хорошим прикрытием. Эти двое, AECAMUSO/2 и AECAMBARO/2, [в Латвии] встретились. (...) Управление считает, что дальнейшая заброска агентов REDSOX (завербованных среди эмигрантов и перемещенных лиц из стран Восточного блока — Rus.Lsm.lv) в Латвию станет ненужной, если попытка вывезти [AECAMUSO/2 и AECAMBARO/2] окажется успешной. Уже находящиеся на месте активы будут поощряться к увеличению активности, развитию и расширению их раздельных сетей [информаторов]. Оперативный контейнер с техническим оборудованием, деньгами, медицинскими препаратами и документами будет сброшен с воздуха.

    Контакт с AECAMUSO/3 будет поддерживаться, хотя мы и считаем, что он под контролем [КГБ], в надежде, что ему будет позволено жить неопределенно [долго]. (...)

6. Запрашиваемые действия. Продление [финансирования] на период с 1 августа 1955 года по 31 июля  1956 года на общую сумму в 26 323 доллара.

Годовые расходы:

Вознаграждение:
2 400 долларов — AECAMUSO/2
2 000 долларов — AECAMUSO/3
6 000 долларов — AECAMBARO/2

Бонусы:
4 200 долларов — AECAMUSO/2
5 000 долларов — AECAMBARO/2

3 000 долларов — дорожные расходы
  420 долларов — оборудование и материалы
   983 доллара — оборудование связи
1 320 доллара — специальные объекты (в оригинале — facilities — Rus.Lsm.lv)

Обязательства:

(1) По отношению к AECAMUSO/3  — обеспечить помощь его гражданской жене и сыну в иммиграции в США. Его жене после переезда в США будет выплачиваться пособие (...)

(2) Бонус в 5 000 долларов AECAMBARO/2 после его ухода [на Запад] или же пособие  по смерти и инвалидности в 10 000 долларов [наследникам], если он провалится.

(3) Бонус в 3 000 долларов плюс по 200 долларов за каждые 6 месяцев, проведенные на службе ЦРУ, для AECAMBARO/2 после его ухода [на Запад]. Он также имеет покрытие в 10 000 долларов в случае смерти и инвалидности.

Подписи [в общей сложности шесть — вымараны]».

Операция по вызволению из-за «железного занавеса» двух агентов, AECAMUSO/2 и AECAMBARO/2, на самом деле началась еще до составления цитируемого выше документа — еще осенью 1954 года. Предыстория подробно изложена в меморандуме для директора оперативного управления ЦРУ:

4. «Меморандум для директора ЦРУ. Предложение по эвакуации [агентов] из Латвии.
Совершенно секретно. 28 июня 1955 года.



(...)

4. Ниже представлены предыстория и текущее положение дел:

а. CAMUSO/2 — латыш, завербованный ЦРУ в Швеции в 1951 году. Он был доставлен в Германию для обучения продолжительностью примерно год, и в августе 1952 года по воздуху заброшен в Латвийскую ССР. Из двух агентов, отправленных вместе с CAMUSO/2, один не попал в зону выброски и не явился на рандеву. Первое же сообщение от него указывало, что он был схвачен.

Второй поддерживал контакт с CAMUSO/2 по плану, однако оба подверглись нападению солдат наутро после заброски. В последовавшей стычке напарник CAMUSO/2 был убит. CAMUSO/2 сумел уйти и добраться до одной из точек поддержки в Риге. Он, однако, был вынужден бросить большую часть оборудования и почти все деньги.

Несмотря на столь зловещее начало и необходимость действовать в чрезвычайно трудных и опасных условиях, CAMUSO/2 продолжил выполнение задания и, по сути, завершил его успешно. (...) Хотя его командировка должна была окончиться в августе 1954 года, было сочтено, что, поскольку его миссия выполнена, а средств для дальнейшей оперативной деятельности ему не хватает, разумнее отозвать его до наступления этого срока. Вскоре, однако, стало очевидно, что

    он не имеет возможности выбраться самостоятельно, используя только лишь собственные ресурсы, и, следовательно, обеспечение необходимой помощи легло на нас.

б. Соответственно, было решено отправить CAMBARO/2 (...) — бывшего офицера Латвийской армии и [бывшего] служащего полиции, завербованного ЦРУ в Швеции в 1951 году. Он исключительно силен физически и в то же время обладает очень мощным умом. Благодаря этим исключительным данным, он использовался в качестве «местного» инструктора при подготовке агентов REDSOX и в значительной степени принимал участие в обучении CAMUSO/2. В начале 1954 года он прошел короткую, но интенсивную тренировку в США, получил подробные инструкции и документы, касающиеся наилучшего доступного нам канала ухода. (...)

    в. CAMBARO/2 был отправлен в Латвийскую ССР по воздуху в мае 1954 года. (...)

[При прыжке] агент не смог [в воздухе] отцепить контейнер и ударился о землю с более чем 100 фунтами (около 50 килограммов — Rus.Lsm.lv) груза, все еще привязанными к его телу. В результате он серьезно повредил колено и вывихнул лодыжку. Он, однако, сохранил некоторую способность передвигаться и сумел уйти из зоны [выброски] (...)  Контакт между двумя агентами был успешно установлен через 7 дней (...)

г. Как только условия [продолжительности] темного времени суток и местности стали подходящими,

    два агента предприняли попытку ухода (...) Они без затруднений добрались до Мурманска. Однако там они столкнулись с чрезвычайно строгими мерами безопасности из-за того, что маршрут был скомпрометирован в результате поимки двух агентов-эстонцев

летом [того же года]. Агенты попытались задействовать резервный план и пересечь реку Тулома в 40 километрах к югу от Мурманска (близ стыка границ СССР, Финляндии и Норвегии — Rus.Lsm.lv). Однако, перемещаясь ночью по каменистой местности, CAMBARO/2 [повторно] вывихнул ранее поврежденную лодыжку. Дальнейшее продвижение стало невозможным. О тяжести его травмы можно судить по тому факту, что 40 километров туда агенты прошли за 2 ночи, а на возвращение им понадобилось 7 ночей.

    Они смогли безопасно вернуться в Ригу поездом,

преодолев примерно 1200 миль (1900 км — Rus.Lsm.lv) и затребовали от нас дальнейших инструкций.

5. (...) Был сделан вывод, что

    лучший доступный на данный момент метод — эвакуация агентов на самолете.

Возможное альтернативное решение — вывезти их морем, однако оно требует развития морских средств, которыми мы [сейчас] не располагаем (...).

7. (...) Только проведение [воздушной] операции со [шведского] Готланда обеспечивало максимальную вероятность успеха. Предварительно операция была намечена к исполнению на март 1955 года, однако из-за нашей неспособности получить право дозаправки на Готланде она была отложена до момента, когда [ночная] темнота стала недостаточной (т.е. ночи стали короткими и светлыми — Rus.Lsm.lv) (...)»

К документу прилагается и сообщение от агента — которого из двух, неясно. Оно датировано 23 июня 1955 года, и ЦРУ сочло, что составивший его не находился под советским контролем. В частности, агент пишет:

    «(...) В предыдущем сообщении я писал, что буду ждать выполнения вашего обещания этой весной, хотя время и уходило. Очевидно, я ждал напрасно. Сейчас время упущено, и я должен сделать вывод, что вы, вероятно, даете обещания такого рода просто для того, чтобы успокоить ваших агентов. И другое ваше обещание, о доставке денег, также кажется всего лишь словами (...)

Что делать дальше? Вы ничего не говорите об этом в ваших сообщениях, только призываете меня залечь поглубже и воздерживаться от любых действий, способных [меня] раскрыть. Следует ли мне понять это так, что я не должен ничего делать сам и всего лишь ждать ваших инструкций?

    Я опять призываю вас ответить как можно быстрее, ведь лето коротко, и дать мне знать, есть ли у меня причины надеяться, что осенью мы уйдем отсюда. Обещания «сделать все возможное» меня больше не устраивают (...)»

Согласовать «вопрос» со шведами на этот раз удалось, следует из этого же документа:

    «От главы разведки Швеции получено разрешение на осуществление с Готланда полета в обоих направлениях,

и туда, и обратно. Погода, условия на местности и темнота будут благоприятными, начиная с 11 августа и до середины октября». Авторы меморандума (чьи подписи, разумеется, были вымараны при рассекречивании) запрашивали санкцию на проведение этой операции.

Вскоре после составления приведенного выше меморандума, 8 июля, операторы проекта AECOB направили руководству ЦРУ запрос высшей степени секретности с пометкой Eyes Only (т.е. копирование запрещено).

5. Меморандум главам финансового и планового отделов. Поправки в проекте AECOB

Секретно. Копирование запрещено. 8 июля 1955 года.



Речь в этом документе шла о выделении дополнительных 17 600 долларов на приобретение скоростной моторной лодки на подводных крыльях, поскольку «крайне желательно, чтобы (...) развить и поддерживать в состоянии оперативной готовности параллельный морской способ осуществления эвакуации на случай, если проведение предлагаемого вывоза по воздуху окажется по какой-то причине невозможным».

    Заявка предусматривала две крупных статьи расходов: приобретение самого катера и «бонусы и зарплаты двум членам экипажа» — 9 и 5,6 тысяч долларов соответственно.

Обнаружить какие-либо документы, указывающие, что полет или морская экспедиция с Готланда были санкционированы,  готовились или состоялись, Rus.Lsm.lv не удалось. Рассекреченная часть архивов ЦРУ говорит о попытке вывезти агентов 10-11 сентября, предпринятой с аэродрома на датском острове Борнхольм. Она, как гласит составленный 3 октября 1955 года меморандум (опять же Eyes Only), окончилась провалом.

6. Официальный меморандум. Операция эвакуации AECOB 10-11 сентября 1955 года
Секретно. Копирование запрещено. 3 октября 1955 года.



Поначалу все развивалось хорошо: 27 августа было получено согласие датской разведки на использование копенгагенского аэропорта Каструп в качестве базы операции и аэродрома в Ронне на Борнхольме в качестве «аэродрома подскока». Датчане прикомандировали к группе американцев двух своих специалистов-разведчиков и двух связистов и помогли оборудовать временную штаб-квартиру. Они посодействовали и с подбрасыванием командованию своих же сил противовоздушной обороны легенды о возникновении в Балтийском море некоей магнитной аномалии.

    Легенда была нужна, чтобы под прикрытием «магнитной аномалии» осуществить ночной полет неопознанного борта и не вызвать воздушной тревоги.

Под прикрытием все той же «аномалии» датчане выделили тральщик ВМФ, задачей которого было проведение в случае необходимости спасательной операции на море.

Со своей стороны американцы отобрали для участия в операции три самолета — транспортник С-54 и два одномоторных L-20 со съемными опознавательными знаками ВВС США. Первый L-20 должен был заниматься исследованием «магнитной аномалии» и вывезти агентов, второй стоял наготове на американской базе в Висбадене — на случай, если с первым что-то произойдет и на аэродром вылета придется срочно возвращать двойника.

В ночь на 11 сентября С-54, кружа на высоте несколько километров, играл роль центра связи с L-20, без опознавательных знаков вылетевшим с Борнхольма «в район аномалии». На самом деле

    самолет вошел в контролируемое СССР воздушное пространство. Пилоты сочли, что нашли зону посадки, как и было заранее согласовано с агентами, на земле обозначенную огнями. Однако форма, которую образовывали огни, не совпадала с указанной в инструкции. Не приземляясь, самолет вернулся на Борнхольм.

Наутро из Латвии поступило сообщение от агентов: они находились в зоне эвакуации, развели костры согласно инструкции, но самолета не видели, а лишь слышали его на большом удалении. Тщательная проверка и пилотов (в том числе и на «детекторе лжи», и, насколько возможно, агентов, не дала оснований полагать, что провал объясняется действиями советских спецслужб.

Документ заканчивается рекомендацией:

    «Рассмотреть возможность попытки повторения этой операции в ближайший практически возможный срок на протяжении октября 1955 года; (...) [Изменить] процедуры, применяемые встречающей стороной для обозначения зоны посадки таким образом, чтобы (...) обеспечить безошибочное распознавание; (...) Подготовить экипаж L-20 к использованию новых процедур (...)»

Однако повторить попытку той же осенью не получилось. Датчане, как гласит еще один документ, отказали в дальнейшей любезности. ЦРУ пришлось использовать аэродром в контролируемом американцами, но расположенном значительно дальше от Латвии немецком Бремерхафене. Операция началась только накануне Рождества.

7. «Меморандум для заместителя директора [ЦРУ] по планированию. Операция эвакуации из Латвии

Секретно. 10 апреля 1956 года.



(...)

    Вторая миссия была начата в ночь 20-21 декабря 1955 года. Она была прервана. Самолет вернулся на базу, проделав менее трети пути [до латвийской береговой линии].

Агенты-пилоты заявили, что заблудились. Их допрос, однако, не подтвердил это заявление. Более того, он [заставил] предположить, что их рассказ был выдумкой, вызванной страхом и продемонстрировал их намерение отказаться от еще одной попытки. В последующем служба этих агентов-пилотов была прервана.

В настоящее время мы поддерживаем контакт с обоими нашими агентами. Имеющаюся в нашем распоряжении информация не дает нам оснований считать, что эти агенты не чистые (т.е. работают на СССР — Rus.Lsm.lv)».

В разделе документа, озаглавленном «Рекомендации», его авторы предлагают повторить попытку вывоза агентов CAMBARO/2 и CAMUSO/2 до середины мая. Схема должна быть той же самой, экипаж следует подготовить новый, а до проведения основной операции

    необходимо осуществить операцию по снабжению агентов, «как можно скорее сбросив им с воздуха деньги, расходные материалы и оборудование, в том числе прибор наведения для упрощения последующей операции эвакуации морем или по воздуху».

Подписи вымараны.

Судя по документам, была предпринята и третья попытка эвакуации — также безуспешная. Никаких подробностей этой операций Rus.Lsm.lv обнаружить не удалось. В самом конце апреля 1956 года на самый высокий уровень ЦРУ — директору — был направлен меморандум с отчаянной просьбой пересмотреть запрет на проведение операции по снабжению агентов CAMBARO/2 и CAMUSO/2.

8. «Меморандум для директора ЦРУ. Запрос на одобрение пролета над Латвией
Секретно. 30 апреля 1956 года



1. В связи с предментом обращения, просили бы обратить внимание на следующие факты:

(...)

в. Из-за нескольких ложных сигналов [о готовящейся эвакуации] и трех прерванных попыток вывезти [их] по воздуху, оба агента убеждены, что у нас нет намерения отправить за ними в Латвию самолет  (...)

г. Первый агент заявил, что будет слушать наши радиопередачи только до конца июня и, если не будет запланировано ничего конкретного, прервет [отношения c ЦРУ].

д. Второй агент намекнул на решимость не дожидаться неизбежного конца и предпринять все возможные усилия, чтобы бежать из страны этим летом.

2. Изучение сообщений агентов и анализ ситуации привели нас к твердому убеждению:

а. Чтобы в ожидании эвакуации самолетом осенью удержать агентов на месте и под нашим контролем,  одних слов недостаточно.

    б. Если только искренность наших намерений не будет подтверждена драматическим и конкретным действием, таким, как пролет [над Латвией и сброс контейнера со снабжением], первый агент действительно разорвет отношения [с нами], а второй предпримет независимую попытку ухода.

в. Отставка первого агента приведет лишь к тому, что [Центральное разведывательное] управление лишится услуг квалифицированного внутреннего агента.

г. Предполагается, что второй агент не сможет выбраться [из СССР], опираясь лишь на свои собственные ресурсы, и такая попытка закончится его поимкой.

д. Поимка этого агента неизбежно приведет к компрометации и поимке первого агента и примерно 12 субагентов.

е. Если учесть и потенциальное число осознающих и не осознающих [связь с ЦРУ] контактов этих 12 субагентов, становится очевидно, что Советы получат превосходную возможность устроить массовый публичный суд с соответствующим пропагандистским применением. Мы полагаем, что

    такой провал будет иметь куда более серьезные последствия, чем даже сбитый [американский] самолет.

(...)

4. Проблема, с которой мы сталкиваемся сейчас, заключается в том, что [операцию] снабжения агентов по воздуху необходимо осуществить уже этой весной или же никогда, поскольку наши агенты не продержатся до осени, [да] и не намерены ждать. Таким образом, мы рекомендуем вам пересмотреть ваше решение и дать разрешение на пролет [над Латвией] с целью снабжения уже этой весной.

5. В приложениях «А» и «Б» — к вашему сведению — последние сообщения от наших агентов (в рассекреченном документе отсутствуют — Rus.Lsm.lv).



Подписано: руководитель, отдел СССР, [подпись и имя вымараны]».

Никаких ясных указаний на дальнейшие попытки вывезти двух агентов в рассекреченных документах ЦРУ Rus.Lsm.lv найти не удалось. Последние косвенное упоминание плана эвакуации обнаружилось в совершенно секретной служебной записке, датированной 3 октября 1956 года. Ее податели запрашивают продление финансирования, говоря об операции эвакуации СAMBARO/2 и CAMUSO/2 в будущем времени.

Следующая порция документов датируется серединой декабря 1957 года.

За неделю до Рождества лично директор ЦРУ направил целой группе адресатов серию каблограмм под грифом «Cекретно». В первой говорилось:

    «Советские латвийские газеты, Cīņa и «Советская Латвия», начали публикацию серии статей о шпионской деятельности [западных спецслужб]. (...) В статьях всплывают [имена] «Риекстиньш, Херберт и Борис».




Первые двое жили в Швеции до того, как были перевезены в Германию для обучения американской разведкой. (...) Петерсонс, псевдоним, (...) обвиняется в том, что он играл ведущую роль в этих действиях...»

    Вторая гласила: «Идентификация [положительна]: «А» — Алфред Риекстиньш, «Б» — Эдвин Озолиньш, «В» — Николай Болодис» (так в оригинале — Rus.Lsm.lv). Третья сообщала: «Криптонимы «А», «Б» и «В» — AECAMUSO 1, 2, 3».

Весной 1958 года заместителю директора ЦРУ по иностранной разведке был подан секретный меморандум.



Он, в частности, гласил:

    «AECAMBARO/2 (...) поддерживал контакт с нами до декабря 1956 года, после чего перестал отвечать на наши сообщения. 25 сентября 1957 года советская пресса сообщила, что арест AECAMBARO/2 был произведен в июле 1957 года.

    AECAMUSO/2 поддерживал контакт с нами до декабря 1956-го. С того момента он перестал отвечать на сообщения. В сообщении (...) от 23 марта 1956 года он уведомил что залег на дно в тихом месте и прекратил контакты со своими «помощниками». 15 октября он объявил, что, хотя и сыт по горло всем «делом», у него нет выбора, кроме как еще три месяца ждать деньги от нас. Его последнее сообщения, от 7 декабря 1956 года, содержало текст, неразборчивый настолько, что понять его было невозможно».

Податели меморандума запрашивали финансирование на возобновление проекта.

Окончание следует.

Далее будут опубликованы:

    REDBLOCK/AEJETSET: Оценка правдивости перебежчика. «Установлено, что всё партизанское движение Эстонии, Латвии и Литвы контролируется КГБ, по-видимому, с самого его начала...» 16 июня 1966 года.
Оригинал публикации
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #4 : Суббота 9 Сентября 2017 22:11:26 »
Окончание. Начало выше

Тайные архивы ЦРУ. «Лесные братья» под контролем МГБ/КГБ

2 сентября
Автор: Редакция LSM.lv   




Операции западных спецслужб по заброске в Балтию агентов в конце 1940-х и первой половине 1950-х опирались на помощь и поддержку «лесных братьев» на селе и антисоветского подполья в городах. Все они, насколько можно судить по рассекреченным ЦРУ документам, окончились сокрушительными провалами — настолько сокрушительными, что американская разведка сочла, что в Эстонии, Латвии и Литве «все партизанское движение контролируется КГБ».

Американский «проект AECOB» — заброска в Латвию агентов, завербованных на Западе среди латышей-эмигрантов, формально был прекращен 1 января 1959 года. Первый удар по созданной с опорой на антисоветское подполье сети сбора информации спецслужбы СССР нанесли, как уже писал Rus.Lsm.lv, летом 1957 года. Однако часть созданной структуры, как следует из документа, составленного весной 1958 года считалась американцами «здоровой»:

1. «Меморандум для [вымарано].
Предмет: сообщение № 20 [от агента] AECOB 3

Секретно.  7 апреля 1958 года.



1. Настоящее сообщение содержит следующие индикаторы:

а. Открытый текст оканчивается тем же словом, что начинается скрытый текст, чтобы указать на свободу от контроля [советских спецслужб].
б. Скрытый текст заканчивается знаком вопроса, чтобы указать на свободу от контроля [советских спецслужб].
в. Скрытый текст подписан OSKARSS, чтобы указать на свободу от контроля [советских спецслужб]. (…)»

Однако  статьи о деятельности западных агентурных сетей в республиках Балтии появились не только в советских республиканских газетах (в частности, Cīņa и «Советская Латвия»), но и в центральной прессе —  в журнале  «Огонек» и в «Комсомольской правде» в декабре 1957 года (последняя серия попала в штаб-квартиру  ЦРУ только в середине марта следующего, 1958-го, года). Можно предположить, что в том числе и изучение этих (безусловно санкционированных КГБ) «вбросов» заставило ЦРУ переменить позицию. Да и агенты один за другим переставали выходить на связь, в некоторых случаях их жившие на Западе родные (в том числе и принимавшие участие в деятельности созданных балтийцами в изгнании организаций) вдруг исчезали и затем «материализовывались» на видных ролях на советской стороне «железного занавеса»:

2. «Депеша.  Обзор операций AECOB.
Секретно. 18 октября 1958 года.




(...)

5. Выводы

А. Следует принять, что Советы знали об участии американских спецслужб в балтийских операциях TIEBAR (обозначение разведслужбы Швеции — Rus.Lsm.lv) по меньшей мере с 1952 года. Предательство Алдоны (жившая в Швеции дочери заброшенного в Латвию агента TILBURY-2, вернувшаяся в Латвию вместе с мужем — Rus.Lsm.lv) — лишь последний по времени источник [информации об этой деятельности], доступный КГБ. Знания об американо-шведских операциях в Балтии, имеющиеся у Алдоны, следует считать в первую очередь «подтверждением» того, что советские спецслужбы уже и так знают.

Б. Взаимотношения между эстонскими, латвийскими и литовскими операциями TIEBAR REDSOX (вербовка для заброски на контролируемую СССР территорию агентов из числа балтийских эмигрантов, в данном случае — проводившаяся шведами — Rus.Lsm.lv) и отправка [агента] TILESTONE/BAKER после успешного побега в СССР агента, готовившегося для этой операции,

    еще в 1949 году дали советским спецслужбам достаточно улик, чтобы взять под контроль и с тех пор удерживать все шведские активы в балтийских областях.

В. Публикация в «Огоньке» в 1957 году фокусировалась на действиях заброшенных ЦРУ и шведами агентов в Эстонии [в основном не упоминая Латвию и Литву]. Вопрос о том, намеренно ли [готовившие публикации] советские спецслужбы допустили в статьях ошибки или же они действительно не располагали всеми фактами, остается открытым.

Г. [Из-за] «перекрестного опыления» балтийских операций в Швеции и регионе Балтии и перекрывающихся интересов и отношений между несколькими резидентурами ЦРУ, а также британскими спецслужбами,

    исключается возможность (...) достоверного вывода о том, какие внутренние активы остались чистыми и остались ли [чистыми] хоть какие-то активы.

Следовательно (...), будущее управление [агентами] TILBURY/1 и AECOB-7 должно строиться на допущении о том, что они контролируются советскими спецслужбами. С момента публикации статей в «Огоньке» (...) TIEBAR-8 (представитель сотрудничавшей с ЦРУ разведслужбы Швеции — Rus.Lsm.lv) считает всех своих бывших агентов скомпрометированными (…)».

Фактически ЦРУ признало, что балтийские операции, которые западные спецслужбы считали своими, в очень большой степени были операциями КГБ. Несколькими годами позже

    ЦРУ пришло к другому, гораздо более масштабному заключению: что и вооруженное движение сопротивления в Балтии — «лесные братья» — тоже было операцией КГБ.

Документы, объяснявшие, почему ЦРУ заняло такую позицию, в рассекреченных архивах Rus.Lsm.lv обнаружить не удалось. Однако из публикуемых ниже выдержек из еще одного документа  следует, что к середине 60-х такая точка зрения не была ни новой, ни особо неожиданной. Безымянный (т.е. вымаранный при рассекречивании) автор упоминает о ней, как о прописной истине, известной уже с десяток лет.

Из шапки, однако, ясно, что документ составлен советским отделом ЦРУ — обозначавшимся криптонимом REDBLOCK — в рамках LCIMPROVE, программы сбора информации о деятельности спецслужб СССР. Адресат при рассекречивании удален, но замечания, которые комментируются в документе, поступили от Отдела контрразведки Канадской королевской конной полиции (SMABOVE в системе обозначений ЦРУ). Появился документ — по сути, часть ведомственной переписки — в рамках дела Ээрика Хейне (криптоним в ЦРУ — AEJETSET). Хейне был перешедшим на Запад и в итоге переселившимся в Канаду эстонцем, который так и остался под подозрением в том, что он является агентом КГБ. С такими обвинениями в адрес Хейне выступили, в частности, представители эстонской диаспоры в Канаде, которые, в свою очередь, получили «добрый совет» от ЦРУ. Чтобы очистить свое имя, Хейне даже пробовал судиться. В доказательство непричастности к деятельности советских спецслужб он приводил факты своей биографии — в частности, службу в Эстонском легионе Waffen SS и пребывание в эстонских «лесных братьях». Именно по поводу этих утверждений канадцы, как следует из документа, и запросили мнение коллег из ЦРУ — ведомства, чьи ресурсы и опыт были гораздо более обширными:

3. Депеша. Ответ на примечания SMABOVE

Секретно. 16 июня 1966 года



«3. (...) В более ранних сообщениях вам мы отмечали множество подозрительных и крайне двусмысленных моментов  в биографии Хейне. Однако, видимо, мы недостаточно акцентировали период, относящийся к его якобы имевшей место партизанской деятельности. [Этот период] начался в июле 1946 года, когда [Хейне], как он утверждает, бежал из советского трудового лагеря в районе Таллинского порта, присоединился к партизанской группе («лесных братьев») и принял участие в многочисленных антисоветских актах, и окончился его арестом НКВД в июне 1950 в Таллине.

    Информация, доступная в наших архивах, указывает, что советские органы государственной безопасности проникли в партизанское движение [в Балтии] на ранних стадиях формирования этого [движения] во время первой советской оккупации. [Они] использовали это проникновение для сбора информации о перемещении германских войск во время немецкой оккупации. Вскоре после повторной советской оккупации они восстановили контроль над партизанскими организациями, и отправляли агентов на Запад, используя эти организации в качестве прикрытия.


В период, когда, как утверждает Хейне, он был в партизанах (1946-1950 гг.) и до середины 1950-х, западные разведслужбы, включая и (название вымарано — Rus.Lsm.lv), направляли агентов в регион [Балтии]. Прибытие [агентов] координировалась с партизанами [которые] осуществляли и поддержку агентов.

    К октябрю 1955 года было установлено, что все партизанское движение в Эстонии (в оригинале — «весь партизанский комплекс» — Rus.Lsm.lv) контролируется КГБ. К 1956 году было установлено, что параллельные партизанские движения в Латвии и Литве также контролируются КГБ и что все операции в республиках Балтии находились под вражеским (т.е. советским — Rus.Lsm.lv) контролем, вероятно, с самого их начала.

Информация, предоставленная позднее [одним из] перебежчиков, подтвердила сделанные нами ранее выводы, как [подтвердил их] и анализ информации, полученной в ходе наших собеседований с Артуром Хаманом в 1962 году.

(Хаман, согласно другому документу ЦРУ, был агентом КГБ эстонского происхождения. Сначала он в 1956 году через Финляндию «бежал» в Швецию.



Шведские спецслужбы, однако, не поверили его рассказам о том, что он был активистом антисоветского подполья в Эстонии. В Швеции, однако, ему разрешили остаться, после чего он связался с «источниками ЦРУ» и предложил вернуться в Эстонию, чтобы наладить контакт между этими «посредниками» и подпольем. Хаман смог приехать в США, где согласился на серию допросов сотрудниками ЦРУ и проверку на «детекторе лжи». ЦРУ сочло его «историю подпольной деятельности и побега [на Запад] подозрительными, в особенности из-за моментов в его рассказах, связывавших его с лицами и действиями, находившимися [и проводившимися] под контролем советского КГБ».

Оснований для ареста Хамана не было, он вернулся в Швецию, пропал, всплыл в Хельсинки, пропал вновь — и вновь всплыл в статье, опубликованной за его подписью в «Известиях». Согласно статье, Хаман получил пост профессора Тартуского университета. Летом 1964 года Хаман попытался завербовать некоего посещавшего Москву американского профессора. — Rus.Lsm.lv)

В марте 1957 году Московское радио объявило о поимке многочисленных шведских и американских агентов, засланных в Эстонию и использовавших «лесных братьев» в качестве базы поддержки. Чуть позже Советы детально описали свой контроль над «лесными братьями» в шпионской истории, с продолжениями печатавшейся в журнале «Огонек».

 (...)

7. (...) Мы по-прежнему считаем, что, вероятнее всего, Хейне был завербован советской спецслужбой после первого ареста в 1940 году и затем был заслан в Германию уже как завербованный агент. Тот факт, что немцы без видимых подозрений принимали его во время его службы в германской армии, не так уж трудно понять, учитывая большое число балтийцев, с которыми немцам пришлось иметь дело. Что же касается требования [Хейне] о переводе из [нацистской оккупационной] политической полиции во фронтовую часть — мы располагаем лишь его словами, что таковой перевод был произведен по его требованию и не располагаем независимыми источниками для проверки этого периода жизни Хейне.

8. Решимость Хейне добиваться отзыва (...) обвинений [в сотрудничестве с КГБ] в американских судах может опираться на спонтанное решение КГБ. Мы, однако, весьма склонны полагать, что Хейне был подготовлен к такому повороту еще в период тренировок [перед заброской на Запад]. Нам

    известно о конкретной ситуации, в которой эстонские партизаны использовались в качестве прикрытия. КГБ дало подготавливаемому агенту предметные инструкции относительно его действий

на случай, если он столкнется с обвинениями американцев, могущими привести к аресту. Некий «высокопоставленный сотрудник КГБ в Москве» дал агенту совет: если тот станет жертвой такой попытки американцев, агенту следует в суде громко объявлять о том, что обвинения ложные и быть уверенным в том, что американские адвокаты окажут ему любую помощь, которая только в их силах. (...) Кстати, этот агент во время Второй мировой войны также служил в Эстонском легионе [Waffen SS] на Нарвском фронте и позднее в Тарту. Он был взят в плен Советами, в октябре или ноябре 1945 года отправлен в лагерь под Москвой (...) и в декабре 1946 года получил разрешение вернуться в Эстонию...»

    «...Трудно понять, с какой целью Хейне игнорировал факты о статусе «лесных братьев», столь открыто изложенные Советами, и продолжал рассказывать о своих героических делах в качестве члена организации».


Оригинал публикации
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #5 : Среда 13 Сентября 2017 20:13:32 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало выше

"Лесные братья" глазами ЦРУ

05 Сентябрь 2017

    Мария Кугель


Деятельность партизан, противостоявших советской власти после Второй мировой войны и известных как “лесные братья”, относится к числу тех страниц истории стран Балтии, вокруг которых часто ведутся споры. Главный редактор латвийского портала Rus.LSM Александр Краснитский недавно опубликовал результаты своей работы с материалами рассекреченных архивов ЦРУ, касающимися “лесных братьев”.

О своих изысканиях Александр Краснитский рассказал Радио Свобода.

– Что вас побудило начать искать информацию о "лесных братьях" в архивах ЦРУ?


– Недавно по каналам NATO.tv был распространен короткий видеофильм, посвященный “лесным братьям” и включающий в себя актерскую реконструкцию реальных событий.

МИД России и российская пресса дружно начали гнуть линию в духе “они фашистские недобитки”. Наоборот, здесь в определенных кругах зазвучала такая интонация: “Наконец-то нам сказали всю правду, кто же наши настоящие герои!” Обе стороны продвигали свои точки зрения, не апеллируя к фактам. И мне стало интересно, а что мы, не историки, а общество в целом, знаем об этом движении, помимо двух взаимоисключающих стереотипов? Советским архивам мы не верим, латвийские и литовские заполнены материалами, унаследованными из советских же. И тут я вспомнил, что ЦРУ недавно 200 тысяч страниц “рассекретки” выложило в онлайн! Я нащупал систему кодовых обозначений. Проект по использованию антисоветского подполья в Латвии в первую половину 50-х для нужд внедрения агентов – причем даже не столько в Латвии, сколько за ее восточной границей, в “собственно Советском Союзе”, Soviet Union proper, носил кодовое название ZRLYNCH. Это ничего не обозначало, случайным образом эти названия придумывались. Поиск сузился до 400 страниц. Конечно, это работа для профессиональных историков, я просмотрел всего пару сотен документов.

    МИД России и российская пресса дружно начали гнуть линию в духе “они фашистские недобитки"

Обозначились хронологические этапы взаимоотношений американских спецслужб и антисоветского подполья в странах Балтии. Я выбрал несколько документов, которые иллюстрируют каждый этап. Это тексты, написанные на удивление легким языком. Можно читать как шпионский триллер. Даже в бюрократических документах четко видно, как отношение американских функционеров к латвийским “контрагентам” с конца 40-х к середине 50-х из сочувствующего и даже слегка растерянного превращается в инструментальное.

– Что американцы говорили о том, кем являлись “лесные братья”?


– Об этом можно судить по таким документам, как ретроспективный аналитический обзор, написанный на рубеже 1940–50-х и обобщающий период с 1944 года, и “письмо из леса”, оригинал которого явно писался по-латышски и был направлен, видимо, даже не в ЦРУ. В обоих документах люди, которые находились в лесу с оружием, делились на две категории. Первые – идеологически мотивированные, до того в основном воевавшие в Латышском легионе, и примкнувшие к ним местные жители. Вторые могли быть того же происхождения, но это были просто бандиты. Сами участники подпольного движения, которые в письме обращались на Запад за помощью, подчеркивали, что идеологическое крыло всячески осуждает эти бандитствующие структуры и не поддерживает с ними никаких контактов, потому что те, стреляя и грабя без разбора, дискредитируют их.

– Каково соотношение тех и других?

– Неизвестно. Все, что касается численной оценки, как правило, в документах ЦРУ это замазано при рассекречивании. Где-то проскочило, что на пике движения в нем было 5 тысяч человек. Насколько эта цифра достоверна? ЦРУ ею оперировало.

– В основном это участники боевых действий, которые боялись репрессий?


– Была еще часть – местное население, которое ушло в леса и сформировало там какие-то самостоятельные группки.

– Против кого они проводили операции? Как развивалась их деятельность со временем?


– Был хаотический период сразу после войны, после капитуляции нацистской Германии и большей части Легиона, когда все стреляли во всех. Потом идеологическое движение выдвинуло главной задачей сохранение сил, ставя своей целью не попасть в руки Советов. Оружие применялось для самообороны – антипартизанские мероприятия советские части разворачивали широкие и безжалостные – или в тех случаях, когда необходимо было добыть продовольствие.

    Оружие применялось для самообороны или когда необходимо было добыть продовольствие


– То есть партизаны жили разбоем?


– Когда это идеологически мотивировано, это называется “экспроприация”. Давать какую-то юридическую оценку я не готов. Велись ли там боевые действия? Безусловно. Инициировали их поначалу скорее национальные партизаны, потом во все возрастающей степени они оборонялись. В одном из донесений описывается глубинное и “всегда присутствовавшее среди латышей националистическое течение”, вылившееся в “ненависть и отвращение ко всему русскому”. Эти настроения, судя по документу, были очень сильными. Источник информации, человек нелатышской национальности, но настроенный явно антисоветски, сообщал, что находится под двойным давлением: его семья ощущала себя чужеродным элементом, которому не доверяют, подозревают, им нелегко существовать в условиях режима, поддерживаемого исключительно советской военной силой. В этом же документе говорится, что “лесные братья” в деревне Палсманис под Смилтене убили неизвестное число русских, а также латышских членов компартии. В деревне Билска среди прочих они убили директора Смилтенской машинно-тракторной станции. В другом сообщении речь идет о том, что в Свилуциемсе – это в Курземе, на самой границе с Литвой – партизаны убили председателя исполкома и финансового служащего.

    “Лесные братья” в деревне Палсманис убили неизвестное число русских, а также латышских членов компартии

Когда речь идет о применении оружия, одно дело, когда мужчина с автоматом воюет с другим мужчиной с автоматом: войска МГБ и партизаны, с одной и с другой стороны комбатанты. А когда оружие применялось против невооруженных коллаборационистов, прислужников советского режима? Как это трактовать? К примеру, в одном из опубликованных документов речь идет о том, как осуществлялись акты саботажа: сожгли дом первого секретаря райкома компартии, человеческих жертв не было, и сельскохозяйственный техникум.

– Какие цели они перед собой ставили? Какое развитие событий прогнозировали?

– С самого начала, и эта мысль появляется во многих документах, существовала всеобщая вера в то, что великие державы – победительницы во Второй мировой войне быстро между собой перессорятся, начнется Третья мировая, рано или поздно фронт дойдет до Латвии, и тогда-то для людей в лесах наступит время идти в бой с советскими оккупантами. А до этого надо всячески отравлять жизнь большевикам, предотвращать или, по крайней мере, замедлять сначала советизацию экономики, потом коллективизацию. Страшным ударом по сопротивлению были депортации 1949 года в Латвии и несколько волн депортаций в Литве, при которых – это почти цитата – самых зажиточных крестьян вывезли, лишив движение значительной части базы поддержки. Постепенно пришло понимание, что “железный занавес” опустился и ситуация стабилизировалась на неопределенно долгий срок, что на Западе есть определенная симпатия к сопротивлению, и задача – сохранить силы, занимаясь невооруженной пропагандистской работой или саботажем.


Антс Кальюранд, один из командиров эстонских "лесных братьев" (фото сделано в МГБ после ареста)

– Как “лесные братья” очищались от бандитствующих элементов и удалось ли им это? Смогли ли они со временем объединиться?

– Размежевание произошло уже к концу 40-х, и судя по документам, к началу 50-х остались только “идейные” партизаны. Что, в общем, понятно: поскольку бандиты грабили местных, те не хотели их укрывать от кого бы то ни было. А “идейные” партизаны пользовались нескрываемой и массовой симпатией и поддержкой. Но боевых действий они уже к тому моменту не вели. Упоминается в одном документе встреча командиров партизанских групп, которая завершила оформление разрозненных отрядов сопротивления в единое движение. К этому моменту возникла и более или менее постоянная линия связи с Западом. “Железный занавес” с советской стороны был отчасти проницаем до середины 50-х. Можно было просачиваться сначала по морю и по воздуху, потом только по воздуху, потом находились какие-то “окна” на границе. В одном из наиболее эмоционально заряженных документов речь идет о том, как американцы пытались вывезти из Латвии двух агентов, заброшенных несколькими годами ранее. Описано несколько попыток. Эти люди были заброшены даже без оружия, только с шифровальными блокнотами. Здесь меня посетило знакомое с советского детства ощущение клаустрофобии: будто тебя посадили в стеклянную банку и закрутили крышку: ты видишь, что происходит снаружи, бьешься о стекло, но не можешь уйти туда, где безопасно. Причем и американцы, и британцы, которые делили с ними сферы влияния в Латвии и Литве, констатировали, что ни там, ни там нет стратегически интересных объектов для разработки.

– Насколько я понимаю, большое количество народа вышло из леса и легализовалось.

– Была амнистия по линии МВД Латвийской ССР в 1947–48 годах. Люди вышли, и год-два их не трогали, а потом большую часть погрузили в вагоны и выслали без суда и следствия, в административном порядке, не разбираясь. Это упоминалось в докладах ЦРУ.

– Мы видим, что к 50-м годам ЦРУ приходит к решению о финансировании “лесных братьев” и использовании их.

    Люди вышли, и год-два их не трогали, а потом большую часть погрузили в вагоны и выслали без суда и следствия

– Был налажен контакт со штаб-квартирой латышской эмиграции в Стокгольме. Эта организация поддерживала курьерский контакт с сопротивлением в целом – и городским, и сельским, и лесным. Была кое-какая связь по радио, как ни странно, нейтральная Швеция поставляла средства радиосвязи. ЦРУ поначалу оказывало, как бы сейчас сказали, грантовую помощь, а потом нескольких человек из Стокгольма просто взяли на зарплату. Им вменили в обязанность, в том числе, проведение объединительной конференции для латышской эмиграции, беженцев и бывших военнопленных для создания этакого антисоветского монолита. Эти же люди занимались отбором потенциальных агентов среди латышской эмиграции для обратной заброски в Латвию.

– Оружие американцы им поставляли?


– Неизвестно, поставляли ли. Известно, что их об этом просили. Даже не столько о самом оружии, сколько о боеприпасах – гранатах, патронах к немецкому автоматическому оружию и пистолетах для членов движения, живших на легальном положении. Сначала по лесам валялось много чего, а потом патроны “прокисли”. Известно, что готовилась заброска контейнера с радиооборудованием.

– Американцы пытались анализировать отношение “лесных братьев” к нацистской идеологии и Третьему рейху?

– С большим опозданием. 11 лет назад Конгресс принял Акт о разглашении военных деяний нацистов, который прямо вменял в обязанность спецслужбам США рассекретить все документы, относящиеся к возможному сотрудничеству их с нацистскими коллаборационистами. Большая часть документов по “лесным братьям” рассекречена на основании этого акта. В сеть они были выложены только этой весной. Действительно, изрядная часть “лесных братьев” прошла через Легион Ваффен СС. Туда люди попадали тремя способами: существенно больше половины было насильно призвано, но были немногие идеологически мотивированные добровольцы. И, наконец, довольно многие легионеры прошли через полицейские батальоны. Часть их занималась охраной и ликвидацией гетто, но были и прифронтовые части, не участвовавшие в карательных операциях.


Призывная повестка в части Ваффен СС. Латвия, 1943 год

– Насколько верны сведения о том, что КГБ был укоренен на всех уровнях и во всех подпольных структурах?

– Первый звоночек прозвучал в отчете почему-то венской резидентуры ЦРУ от 1952 года. Всего одна строчка: есть основания полагать, что движение “лесных братьев” в Латвии скомпрометировано. Во второй половине 50-х деятельность по использованию “лесных братьев” для создания агентурных сетей, заброса агентов в Россию и Белоруссию почему-то была свернута. И вдруг мне подворачивается документ 1966 года: внутренняя переписка, которая даже не имела статуса top secret. Какой-то человек из Эстонии бежал на Запад, попросил политического убежища и, насколько можно понять, предложил свои услуги американским или британским спецслужбам. В качестве доказательства своей антисоветскости он упоминает, что был в эстонских “лесных братьях”. И кто-то (подпись вымарана) где-то (резидентура вымарана) в ответ на запрос о достоверности такого утверждения пишет, что уже в середине 50-х было твердо установлено, что движение “лесных братьев” в Эстонии, Латвии и Литве находится под контролем КГБ и, вероятно, такое положение существовало с 1940 года (то есть с момента присоединения трех балтийских стран к СССР. – РС). В Латвии было несколько отрядов, которые ушли в леса в 40-м. Пишется, что уже во время немецкой оккупации националистические партизанские формирования были инфильтрованы агентами НКВД и поставляли Москве сведения о немецких перемещениях. И поэтому само пребывание в “лесных братьях” ни на что не указывает. Британские структуры во второй половине 40-х и начале 50-х работали с “лесными братьями” гораздо активнее и успешнее американцев, и вся британская операция оказалась, по сути, под контролем КГБ Латвийской ССР.

    Какие-то ключевые фигуры были, по-видимому, перевербованы

Это не означает, что каждый человек, который с оружием в руках в послевоенные годы противостоял советской власти, получал довольствие или отпущение прошлых грехов в КГБ, но какие-то ключевые фигуры были, по-видимому, перевербованы. В какой-то момент получилось, что американские и советские спецслужбы, каждая со своей стороны, работали над одной тактической задачей прекращения вооруженной деятельности “лесных братьев”. Проект по заброске агентов с использованием “лесных братьев” был закрыт в середине 50-х после серии провалов. Дальше американцы переключились на другие технологии сбора информации. Идеологическое влияние реализовывалось все больше через радиовещание. Кроме того, после смерти Сталина даже недавним эмигрантам с их новыми паспортами стало можно приезжать сюда в качестве туристов, – рассказал Александр Краснитский.

https://www.svoboda.org/a/28718184.html
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5608
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #6 : Среда 13 Сентября 2017 22:20:27 »
Чёрного кобеля не отмоешь добела . Все эти ублюдки нацистские пособники .

Оффлайн arunas

  • Amicus amico
  • Модератор Литовской Ветки
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7256
  • Мы маленькие, злобные, и память у нас хорошая
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #7 : Пятница 22 Сентября 2017 00:34:49 »
Слава героям Латвии!
Vardan tos.....

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13169
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #8 : Пятница 22 Сентября 2017 01:09:06 »
Счистив шелуху, из оценки ЦРУшников следует, что перевести бандитизм в русло идеологической борьбы у них не получилось
"Ну нишмагла я"
Но таки это свои сукины дети были
"Отбросов нет, есть кадры"(с) Вальтер Николаи
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

Оффлайн arunas

  • Amicus amico
  • Модератор Литовской Ветки
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7256
  • Мы маленькие, злобные, и память у нас хорошая
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #9 : Пятница 22 Сентября 2017 01:31:50 »
Счистив шелуху, из оценки ЦРУшников следует, что перевести бандитизм в русло идеологической борьбы у них не получилось
"Ну нишмагла я"
Но таки это свои сукины дети были
"Отбросов нет, есть кадры"(с) Вальтер Николаи
И из чего следует такая мысль? Я не знаю про латышей, но литовские диверсионные группы, высаженные в Литву в начале 50-х, сдал Филби.
Так из чего?
Vardan tos.....

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13169
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #10 : Пятница 22 Сентября 2017 01:41:15 »
И из чего следует такая мысль? Я не знаю про латышей, но литовские диверсионные группы, высаженные в Литву в начале 50-х, сдал Филби.
Так из чего?
Из текста
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

Оффлайн arunas

  • Amicus amico
  • Модератор Литовской Ветки
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7256
  • Мы маленькие, злобные, и память у нас хорошая
Re: Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья»
« Ответ #11 : Пятница 22 Сентября 2017 01:51:02 »
Vardan tos.....

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика