Автор Тема: Вилкишкен - вчера и сегодня - По местам Йоханнеса Бобровского  (Прочитано 2935 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Ахивировано


Нашла и перевела: Tortilla
Страна: Германия
Издание: " "Land an der Memel" (Tilsit-Ragnit)
Авторы: Кестутис Тальвиза и Вернер Бёс (текст и иллюстрации)

Литовские названия бывших немецких населённых пунктов (в скобках) даны переводчиком

Вгляд на ту сторону Мемеля

Вилкишкен - вчера и сегодня



По пути от Хайдекруга (лит. Шилуте) на Георгенбург (лит. Юрбаркас), там, где привычный равнинный ландшафт долины Мемеля внезапно становится холмистым, расположен центр "Вилкишкяйской гряды" - епархия Вилкишкен. Здесь начинаются бесконечные тёмные леса, тянущиеся далее вдоль всей Литвы. Просто рай для туристов. Не зря местность эту называют "Маленькая литовская Швейцария".

Вилкишкен - очень старое поселение, основанное ещё пруссами-скальвами (балтийское племя, находившееся в тесном родстве с пруссами. Согласно Хронике Прусской земли, составленной Петром из Дуйсбурга, скальвы в 1240 году населяли земли к югу от куршей в нижнем течении Немана, прозванной Скаловией. По прусским хроникам, название племени происходит от двух прусских братьев по имени Схалауо. Центром Скаловии предположительно был город Неман в Калининградской области. Судя по погребальным обычаям, скальвы были близки к пруссам и куршам и менее близки к литовцам и латышам, прим. перев.).

Предполагают, что окрестности Рагнита, Шрайтлаукена (лит. Шяряйтлаукис) и Вилкишкена были ядром Скаловии. Погребение, обнаруженное северо-западнее Вилкишкена, и содержащее находки из 2 - 11 веков, также свидетельствует о богатой истории.

В Вилкишкен перекрещивались важные торговые пути со всех сторон света. С запада на восток идёт дорога от Погегяя через Ломпёнен (лит. Лумпенай) и Виршвил (лит. Вешвеле) в Георгенбург (Юрбаркас). На юг ведёт путь к Мемелю (Неману) через Абштайнен (лит. Опстайнай) и Келеришкен (лит. Кельнеришкай) к деревне и поместьям Шрайтлаукен. Здесь было и паромное сообщение с бывшим окружным центром "Рагнит". На север дорога уходила между Грёцпелькен (лит. Грежай) и Лаусцарген (лит. Лауксаргай) к развилке Тильзит-Тауроген.

Вокруг Вилкишкена расположены также очень древние поселения - Абленкен (Упланкис), Гинтшайнен (Гинтшайчай), Йогауден (Йогаудай), Кальвайтен (Кайвайчай), Керкутветен (Керкутвечай), Мазурматен (Мажурмачай), Непертлаукен (Непертлаукай), Соденен (Соденай), Валенталь (Пемпине) и Вартулишкен (Вартулишкай). Все они относились к епархии Вилкишкен (епархия - административно-территориальная единица во главе с епископом (архиереем). Изначально епархия как управляемая епископом область совпадала с территорией городской общины, но после реформ Диоклетиана расширилась до границ гражданской провинции, прим. перев.)



Первая церковь в Вилкишкен была основана в 1560 году и сгорела во время семилетней войны. В 1771 году была построена новая церковь, на месте которой и стоит с 1895-1898 года нынешняя кирпичная церковь в новоготическом стиле. В советские времена она служила зернохранилицем и мельницей. Тогда она лишилась и шпиля на башне. Стараниями бывших жителей Вилкишкена из Германии, церковь вновь приобрела свой первоначальный облик. Восстановлена башня с крестом на верхушке, построена новая крыша, вставлены стёкла в окна, отреставрированы двери и повреждённые гранатами внешние стены. Благодаря северо-германской (церковной) общине, в церкви снова звучит орган. Здесь стоит упомянуть господ Рудольфа Цабера, Фолькера Мюллера, Герберта Майера, а также мадам Элли Шахт (ур. Фэкенштед) и чету Вёс - Вернера и Вальтрауд, чету Фридерик и многих других, кто принимал активное участие в востановлении церкви и оказании другой гуманитарной помощи (отмечу, что статья взята мной с сайта общины Тильзит-Рагнит, потому такие упоминания тут вполне уместны. Люди хорошо знают друг друга, часто уже во втором, а то и третьем поколении, прим. перев.)  Мы хотим также упомянуть Эрну Йонушайт и Анну Бланкине, которые живут в Вилкишкяй и могут много рассказать о истории и людях этих мест.


Протестанская церковь в Вилкишкяй. Совсем недавно восстановленная. Там ещё идут реставрационные работы. Раньше в ней находился амбар. Помещение пришлось очень долго проветривать перед ремонтом.  Несмотря на время (было около 7-ми вечера) церковь была открыта. Группа немцких туристов покидала её как раз. Пожилая женщина у входа сказала нам:"Заходите, заходите......пока кто-то заходит, всё открыто...." (Фото и текст переводчика)


В церкви было тихо и приятно пахло деревом от нового пола. На ещё не оштукатуренных стенах стенах висели большие чёрно-белые фотографии, на одной из которых мы с удивлением узнали Россию - Новгород и озеро Ильмень...между фотографиями разместились стенды со стихами на немецком языке. Оказалось что когда-то в этой церкви венчался со своей невестой - дочерью местного фермера Иоганной Будрус, немецкий (восточно-прусский) поэт Иоганнес Бобровский - чей яркий стиль повлиял на многих его современников. Его тема во многом определена его судьбой —он был солдатом во Второй мировой войне и прошел по России, по тем местам, которые были ему самому близки и дороги, как человеку, воспитанному многонациональной культурой Балтийского ареала. Он родился в Тильзите. В его стихах оживает трагедия истории и культуры в их непредвиденном столкновении.
(Фото и текст переводчика)


В центре Вилкишкен, на обочине улицы стоит, окружённый старыми деревьями, памятник павшим во время войны 1914-1918. Благодаря помощи из Германии, он смог снова приобрести своё прежнее величие. На новой памятной доске можно прочесть следующие слова: "В память о мертвых войны и изгнанниках вдали от Родины! Епархия Вилкишкен".

В 18-м столетии в эти места переселилось несколько сотен религиозных беженцев из Зальцбурга и Пфальца. В центре Вилкишкен стоит памятник из чёрного дерева с надписью: "В память о зальцбургских протестантах * , которые в 18-м веке здесь, на Мемеле, обрели новую родину".


Дышло из чёрного дерева напоминает о телегах, на которых протестанты-изгнанники прибыли сюда. Каменная доска с надписью повествует о их дальнейшей судьбе и о том, что здесь они нашли свою вторую родину. Это один из многих памятников зальцбургским протестантам -беженцам, о них я ещё напишу подробнее (Фото и примечание переводчика)


Вилкишкен - это место действия известного романа Йоганнеса Бобровски "Литовские клавиры". Здесь в церкви он венчался с дочерью крестьянина из Мотзишкен (Мосишкяй) Иоганной Будрус.

Через Вилкишкен проходила также узкоколейная железная дорога Тильзит-Шмаленинген (Смаленинкай). До войны Вилкишкен был тихим, утопавшим в зелени деревьев, местом. Здесь была начальная школа (3 класса), большая молочная фабрика и поместье с конным заводом (напомню, в Восточной Пруссии разводили знаменитых Тракененских лошадей, прим. перев.). Акстивисты местного спортивного клуба участвовали в соревнованиях во всём Мемельском крае. Здесь был даже большой духовой оркестр.

Трагические моменты истории никогда не щадили Вилкишкен. Здесь дважды побывала эпидемия чумы, деревня была разрушена во время прусско-шведской войны 1678-1679 гг. и опустошена пожаром 1757 г. Однако и по сей день сохранились строения, напоминающие о былой красоте селения. Отреставрированный старый трактир "Пехьбреннер" сегодня принимает гостей как отель "Лавигра"

Оригинал статьи



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Примечание переводчика


Ранним утром среды 8 августа 1731 г. на территории Зальцбурга — земли, входившей, как и Пруссия, в состав Священной Римской империи, — творилось нечто небывалое. Едва утреннюю дымку прорезали первые лучи солнца, экспедиционный корпус императора, состоявший из 3000 всадников и 600 человек артиллерийской прислуги, вторгся в пределы зальцбургской земли. Были перекрыты все перевалы и дороги; солдаты заняли деревни, и там начались обыски. В домах горцев-крестьян искали Библии в переводе Лютера. После массовых обысков 74 приверженца лютеранского вероисповедания были доставлены в архиепископскую тюрьму города Зальцбурга.
Неслыханное, почти невероятное происшествие! Со времен окончания Тридцатилетней войны еще никогда в германские земли не вводились войска для преследования иноверцев. Известие об этом как вихрь разнеслось по всей Европе. Министрам Генерального управления в Берлине о зальцбургском инциденте тоже стало известно; в конце концов, Пруссия — главная протестантская страна империи. Министры поспорили о способах помочь гонимым братьям по вере и сошлись во мнении: надо написать письмо и отправить его королю, находившемуся в Потсдаме.

Утром 21 августа хромающий король-солдат подошел к своему письменному столу в потсдамском дворце. Кряхтя, он уселся за стол и надел нарукавники, без которых никогда не брался за переписку. Король начал читать письмо от министров и гневно ударил кулаком по столу. Успокоившись, он дочитал послание до конца: министры Грумбков, Фирэк, Гаппе и Фибан осторожно (все, связанное с расходами, вызывало у короля ужас) спрашивали, могут ли быть приглашены в Пруссию некоторые из гонимых единоверцев. «Хорошо! Прекрасно!» — вырвалось у короля. Он схватил перо и написал на полях письма: «Если можно пригласить только десяток семей, тогда хорошо; если можно получить тысячу семей и больше, то еще лучше!» Затем он продиктовал приказ по Генеральному управлению: официально заняться переселением зальцбургских протестантов в Пруссию.

Эту дату, вторник 21 августа 1731 г., надо запомнить обязательно: с королевской резолюции на полях началась самая значительная акция из всех известных к тому времени выступлений в защиту прав человека и свободы совести. И в тот же день началось уже давно запланированное Фридрихом Вильгельмом наступление на Восточную Пруссию. Заселение этой провинции колонистами и ее освоение станет главным предметом постоянных забот короля в последнее десятилетие его жизни.

Но что же за событие произошло в далеком Зальцбурге? Почему волны, поднятые этим событием, прошли все семьсот километров между Зальцбургом и Берлином, не потеряв силы? В чем причина зальцбургского скандала? ДАЛЕЕ ЗДЕСЬ
« Последнее редактирование: Воскресенье 26 Ноября 2017 17:41:55 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Вилкишкен - вчера и сегодня
« Ответ #1 : Вторник 26 Февраля 2013 01:13:45 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало выше по ветке

По местам Йоханнеса Бобровского

Узкоколейная железная дорога через Мемель от Тильзита до Вилкишкяй строилась в течение десятилетий. Среди заливных лугов еще можно распознать железнодорожную насыпь и старый рельсовый путь. Здесь в июне 1936, за один день до Йонинес, начинается действие романа Бобровски "Литовские клавиры".



Йоханнес Бобровски: Поезд узкоколейки трогается.
Поехали, поехали. Ну и весело - правда, потряхивает слегка, словно едем не по рельсам, а прямо по булыжной мостовой, она и справа и слева, и, конечно, посреди между рельсами тоже. Кто не знает, отчего такая тряска, озабоченно выглядывает из окон. Вот мы поднялись к началу моста, туда, где низкая ограда, а вот уже и сторожка, вот и первый устой - отсюда арки моста начинают свой мощный полет.
Глубоко-глубоко внизу - река, ее видит тот, кто смотрит прямо вниз, а тот, кто глядит вперед, - противоположный берег: сначала полосу песка, перед ней - небольшие запруды, потом луга, бесконечные и зеленые.



Действие происходит в июне 1936. Профессор тильзитской гимназии Фойгт и его друг концертмейстер Гавен, планирующие написать оперу о литовском поэте, проповеднике и фортепианном мастере Кристионасе Донелайтисе (1714-80), отправляются на выходные в деревню Вилкишкен на противоположном от них берегу  Мемеля. Там они посещают учителя Почку, страстного почитателя Донелайтиса, чтобы узнать от него некоторые подробности из жизни поэта. Поездка обоих мужчин через реку приведет к крушению идиллии: литовское празднование солнцестояния совпадет с национал-социалистическим собранием. На другое утро Фойгт, принимая участие в праздновании Иванова дня в пограничной деревне Биттенен, становится свидетелем вызванной политическими разногласиями драки между литовцами и немцами, в ходе которой погибает один из немцев. Требования о возвращении мемельских земель в немецкую империю и языческое прошлое сталкиваются одно с другим, ощущается грядущая через несколько лет катастрофа.



Йоханнес Бобровский: Я начал писать в 1941 на озере Ильмень о русском ландшафте, но как иностранец, как немец. Из этого возникла и тема, приблизительно: немцы и европейский восток. Так как я вырос в окрестностях Мемеля, где жили бок обок друг с другом поляки, литовцы, русские и немцы, и среди них всех евреи. Длинная история из горя и обид, со времен немецкого ордена (...)

Озеро Ильмень 1941

Чаща. Супротив ветра.
Недвижна. В песке
утонула река.
Обугленный хворост:
село, за ним пустота. И тогда
мы увидели озеро —



— День за днем озеро. Все из света.
За тропинкой, в траве
вдалеке башня. Бела,
как мертвец, убегающий из-под
надгробья. В разрушенной крыше
вороний грай.
— Ночь за ночью озеро. Лес
шаг за шагом тонет
в болотах. Старого волка,
ожиревшего на пепелищах,
пугают лица теней.
— Год за годом озеро. Медный
прилив. И воды нарастающий
мрак. Из небес
выбъет он однажды
птичий гром.

Ты видел парус? Пламя
стояло вдали. Волк
выходил на поляну.
Слушал звоны зимы,
Выл на огромное
облако снега.
/Перевод Игоря Вишневецкого/


Нашла и перевела: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Johannes-Bobrowski-Gesellschaft


По местам Йоханнеса  Бобровского

Река Мемель между Каунасом и Тильзитом (Советск)

© andreas degen

За полями, далеко,
за лугами
поток.

Его дыхание
рассекает ночь..
Над горой,
крича, пролетает птица

(Мемель)

Вид на Даубас, левый берег Мемеля в Тильзите

© andreas degen

Даубас - часть берега Мемеля невдалеке от Рагнита с парой деревень и лесом. Он расположен между местом моего рождения - Тильзитом и деревеньками моего детства, куда я вернулся в результате женитьбы.
В каждом моём сне этот ландшафт превращается в место действия.

(Из писем к Георгу Бобровски, 13.12.57)


Берег Мемеля у горы Рамбинас, недалеко от Тильзита на правом (берегу), с 1923 лежит на литовской стороне Мемеля. Там Бобровски проводил свои каникулы и отпуска между 1929 и 1939 (последний раз в 1944)



Эти виды вдохновили его на написание множества стихов и романа "Литовские клавиры".  В Вилкишкен жила его тётя, в Мозишкен - дед с бабкой и Иоганна Будрус, будущая жена Бобровски.

Взгляд с подножия горы Рамбинас на левый берег Мемеля, пограничные буи между Литвой и Калиниградской областью


© andreas degen

Но сады, полоса камыша
у потока - та прибрежная страна Даубас -
желтеющие амбары -
и упряжка, бредущая из лесу -
и ястреб в пустой синеве -

(из "Даубас")

Взгляд с Рамбинаса на правый берег Мемеля, недалеко от Битенен


© andreas degen

Он облетает берег до Рамбинаса, где внезапно взмывает вверх
и резко падает вниз, как будто хочет взмутить поток,
от чернеющей земли и до песчаных карьеров там перед лесом.

(из "Тело Липмана")


Жертвенный камень на легендарной и когда-то священной горе Рамбинас


© andreas degen

Наверху на горе,  литовцы уже разожгли свой костёр.
Какое-то время они поют.
Огонь полыхает на камне, спокойно и ровно, лишь изредка
порывы ветра задувают в открытый свод, где мечутся языки пламени.

(из: "Литовские клавиры")

Взгляд с Рамбинаса в сторону Тильзита (Советск)


© andreas degen

Салюга идёт вослед за обоими  к обрыву.
Там наверху они стоят у крутого спуска и смотрят вниз на реку,
на Капеллен-берг и на Ланкас-визен на другом берегу.

(из: "Литовские клавиры")

Литовская деревянная изба на Рамбинас


© andreas degen

Деревянные избы. Тот, кому доводилось жить в таком доме, не забудет этого никогда.
Ты просыпаешься и потягиваешься, вдыхаешь и выдыхаешь, медленно, ещё закрыв глаза и чувствуешь, что дом делает тоже самое, потягивается и как будто хочет о чём-то заговорить, а ты ждёшь этого.
А зимой он, кажется, замыкается в себе, стены стараются сблизиться, слегка опускается крыша, сжимаясь вокруг тепла, погружая тебя в сон.
И красота круглых брёвен на стенах снаружи, блястящих от солнца при тёплой погоде. Они кажутся гладкими, но уже растрескались тут и там.

(из: "Впечатления от одной картины")

Дорога вблизи Рамбинаса

© andreas degen

Изъезженная песчаная дорога. Без обочин. Насколько она широка, можно ли сказать?
Она продолжается до луга. Или луг заканчивается там. Или он просто пересекает дорогу.
Как точнее? Нет никаких границ. Дорога не заканчивается. И у луга тоже нет границ.
Это невыразимо. И это место, где мы живём.

(из: "Котёнок")

Вилкишкен (Вилкишкяй), вид на церковь, справа примыкает бывший парк усадьбы


© andreas degen

Происхождением из другой церкви, так как эта относится к зальцбургским церквям - скромное простое строение, созданное для себя протестантами изгнанниками из Австрии, когда они вновь пробудили к жизни эти деревни после долгого запустения во время чумы.

(из: "Литовские клавиры")

Мозишкен на Юре (правый приток Немана, прим. перев.), слева от стрелки песчаный холм с кладбищем, сверху справа двор Будрусов, несколько дальше за деревней бывшая усадьба стариков Боборовских.



Я знаю кладбище.
За сожжённой усадьбой. Где живут ночные огни.
Там среди  качающихся на ветру светильников, в лугах течёт река.
Широко и раздольно плывёт она в страну лесов. Ещё у деревни перед рощей,
где скрывается чистый ручей, уже сумрачно и тесно.
Она вносит свои воды в высокие берега и взывает наверх.
Но лес подходит к склонам, смотрит с обрыва и ничего не отвечает.
Здесь перед деревней в маленьком изгибе, река глубока...
Песчаная дорога выходит из ивовых зарослей.
И поднимается маленький холм с деревянным крестом
и грубо отёсаным камнем. Холм на обрывистом берегу.

(из: "Я уйду")

Бывший дом "старших" Бобровских


© andreas degen

Ночь, долго разветвляется в молчании –
Время, ускользающее горько
от стиха к стиху:
Детство –
Там я любил иволгу –

(из: "Детство")

Юра у Мозишкен


© andreas degen

Твои воды вплотную к лесу
застывают,
наполняя
белым холодом
летние родники.
Только в полдень
на поверхности тихо
промелькнёт,
блеснув плавниками,
рыба - старый разбойник.

(из: "Юра")

Кладбище в Мозишкен

© andreas degen

Я только уснул.
Я не здесь.
Я ищу место
шириной лишь с могилу, маленькую гору
посреди луга. Оттуда
я могу смотреть
на реку.

(из: "Возвращения")

Взгляд с кладбищенского холма в Мозишкен на Юру


© andreas degen

Так ВОЗВРАЩЕНИЕ это к Юре - это она река, а не Мемель, который всегда называют потоком.
Место: деревня Мозишкен, вид: с левого берега, рядом с кладбищем, на правый, заросший лугами. оттуда затем
vice
versa (лат. в обратном порядке, прим. перев.)

(из письма к Альфреду Келетату, 22.1.1963)

Вид на Юру рядом с кладбищенским холмом


© andreas degen

Тот, кто стоит здесь, видит реку, текущую издалека.
Он видит другой берег, полосы белизны и зелени там, где
равнина повышается и уходит вдаль, пока на неё не опрокидывается небо.

(из: "Я уйду")

Еврейское кладбище в Георгенбурге (Юрбаркасе) на Мемеле.


© natacha royon

Бледный старик
в изношенном кафтане.
Пейсы, как у предков. Аарон,
я знал твой дом.
Ты унёс его пепел
на своих подошвах.

(из: "Следы на песке"))

Оригинал



ПРОДОЛЖЕНИЕ про Даубас и Битеннен следует (если конечно, кому интересно. Дело в том, что такие переводы хоть и доставляют ни с чем не сравнимое удовольствие, но отнимают массу времени, особенно вместе с примечаниями и поиском иллюстраций. Потому и спрашиваю... имеет ли смысл)
« Последнее редактирование: Вторник 26 Февраля 2013 01:19:09 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн mike

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1680
  • Лучшее - враг хорошего
Re: Вилкишкен - вчера и сегодня
« Ответ #2 : Вторник 26 Февраля 2013 02:34:49 »
 Не торопитесь. Лично мне интересно.  :good: Несколько непривычно, без размахивания мечами и саблями. Давно забытые ощущение единение с окружающей средой.  :friends:
В действительности всё иначе, чем на самом деле. Антуан де Сент-Экзюпери

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Вилкишкен - вчера и сегодня
« Ответ #3 : Вторник 2 Апреля 2013 13:53:08 »
В продолжение темы о местах Бобровского

Йоханнес Бобровски "Литовские клавиры"

Поезд узкоколейки трогается. Поехали, поехали. Ну и весело - правда, потряхивает слегка, словно едем не по рельсам, а прямо по булыжной мостовой, она и справа и слева, и, конечно, посреди между рельсами тоже. Кто не знает, отчего такая тряска, озабоченно выглядывает из окон. Вот мы поднялись к началу моста, туда, где низкая ограда, а вот уже и сторожка, вот и первый устой - отсюда арки моста начинают свой мощный полет.
Глубоко-глубоко внизу - река, ее видит тот, кто смотрит прямо вниз, а тот, кто глядит вперед, - противоположный берег: сначала полосу песка, перед ней - небольшие запруды, потом луга, бесконечные и зеленые.




Нашла и перевела: Tortilla
Страна: Германия
Издание: " "Land an der Memel" (Tilsit-Ragnit)



Вгляд на ту сторону Мемеля

Узкоколейная железная дорога Тильзит-Погеген-Шмалининген

Идея строительства узкоколейки из Погегена в пограничный городок Шмалининген возникла ещё в 1898 году. Первоначально планировалось строительство нормальной колеи, но потом решено было переделать её на метровую с целью подключения к трассе севернее Мемеля.


Отправление поезда узкоколейной железной дороги в Шмалининген с вокзала в Погеген (фото: Матиас Кох)

В дальнейшем предполагалось отправлять грузы с пограничной станции Шмалининген - в первую очередь зерно, скот и древесину из России - как в зимние месяцы, так и в периоды половодья и наводнения, сковывашие судоходство по Мемелю, дальше на запад. В 1902 году путь длиной 55 километров был введён в строй и вплоть до начала Первой мировой войны, оправдал все возложенные на него ожидания. В Шмалининкай, для удобства перегрузки, протянули дополнительные пути к мемельскому порту. Дальнейшими большими ответвлениями к дороге присоединялись лесопилки Кальвелен и Вишвил (обе с собственными  узкоколейными путями до пунктов отгрузки на Мемеле), а также расположенный в Вишвил молочный завод, каменоломня у Кальвелен и управление лесничеством Юра.

Пассажирское движение также было оживлённым. Для того, чтобы сделать хозяйство более эффективным, с 1908 года пассажирские и грузовые перевозки разделили. Пассажирское движение взяла на себя трёхосная, электро-бензиновая автоматриса, построенная фирмой Вестингхауз/Штайнфурт. Она была первой, пущенной в Германии по узкоколейным путям.

Уже в 1905 году пошли разговоры о строительстве узкоколейки Погеген-Шмалининген дальше до Тильзита. В дальнейшем появились и противоположные точки зрения окрестных коммун на прокладку маршрута, так что новая линия через мост Королевы Луизы вошла в эксплуатацию лишь 1 мая 1914 года. Перегон Микитен-Тильзит по требованию городских властей, был электрифицирован. Для этого в его распоряжение предоставили две автоматрисы с воздушным контактным проводом и с двумя отделениями - пассажирским и багажным, которые, к слову, были в состоянии тянуть дополнительно и несколько товарных вагонов (система электроснабжения скорее всего была постоянного тока напряжением 550 V, так как тильзитская электростанция снабжала электроэнергией и городской трамвай). Товарные вагоны по примыкающей ветке могли быть отправлены дальше в тильзитский порт. Кроме того, имел место и переход вагонов на рельсы городского трамвая. Главное управление движением находилось в Погеген, однако позже офис перенесли за Мемель в Тильзит.


Для электрифицированной части узкоколейки были построены две автоматрисы. ETw 31 инстербургской узкоколейки в Тильзите, 30-е годы

С отделением Мемельского края от Германской Империи в 1920 году закончилось и успешное развитие этих железных дорог. Особенно болезненно отразился упадок на русском импорте. Изменение грузовых потоков привело к почти полному прекращению трансграничного движения через Шмалининген. Кроме того, в Тильзите необходимо было ввести пограничный контроль по обеим сторонам моста Королевы Луизы. Несмотря на политические решения, собственность и руководство узкоколейки изменений не претерпели. Лишь деловые отчёты производились теперь на основе литовской национальной валюты "лита".

Когда в марте 1939 года Мемельский край вновь был возвращён в состав Рейха, движение продолжалось как ни в чём не бывало. Однако расцвет прежних лет прошёл безвозвратно. Наряду с двумя электрифицированными автоматрисами на участке Тильзит-Микитен, а также одной электро-бензиновой, по узкоколейке курсировали спаренные танк-паровозы. После эвакуации Мемельского края в октябре 1944, две машины были использованы на узкоколейке в Шпреевальд, однако уже в 1948 году их отправили на металолом.

Оригинал статьи и технические подробности

Вот карта этих мест

« Последнее редактирование: Вторник 2 Апреля 2013 16:50:48 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Решила выделить эти переводы в отдельную тему и перенести в Историю Литвы. Хотя ближе всё это, конечно, к Пруссии (соответствующая тема в Истории)  ???
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика