Автор Тема: ЗА НАУКУ!! «Без просветительства ученые окажутся кастой изгоев»  (Прочитано 4150 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
«Без просветительства ученые окажутся кастой изгоев»

31 июля 2007

Современная биология постоянно оперирует представлениями об эволюции живых существ на Земле, но теория эволюции до сих пор вызывает достаточно сильные споры, резко усилившиеся в связи с большим количеством воцерковленных неофитов, рвущихся распространить новообретенные представления на все сферы окружающего мира. О том, есть ли научные основания подозревать Дарвина в неправоте, что такое дарвинизм и теория эволюции сегодня, мы побеседовали с доктором биологических наук, старшим научным сотрудником Палеонтологического института РАН, специалистом по теории эволюции, а также автором научно-популярных работ Александром Марковым. Интервью взяла Яна Войцеховская.

Вы изучаете процессы эволюции. Что изменилось в науке со времен Дарвина? Что такое дарвинизм сегодня?

Со времен Дарвина изменилось очень многое. Прошло 150 лет после опубликования "Происхождения видов", и в течение этого времени эволюционная биология постоянно развивалась. Начнем с того, что во времена Дарвина не было известно о природе наследственности, сам Дарвин говорил о том, что не знает природы изменчивости. И первое существенное дополнение в теории эволюции произошло с развитием классической генетики в первой половине XX века, когда были открыты законы Менделя, введено понятие гена, мутации, а также появилась популяционная генетика.

Другой крупный прорыв произошел во второй половине XX века – была открыта структура ДНК, расшифрован генетический код, стали ясны основы наследственности и изменчивости на самом базовом молекулярном уровне. Стало возможно вести дискуссии о таких вещах, о которых во времена Дарвина невозможно было спорить. Например, о соотношении дискретности и непрерывности в эволюции. Дарвин писал об эволюции путем накопления мелких постепенных изменений. Как оказалось, это может быть и так, и по-другому – в эволюции могут происходить скачки. Подобных примеров очень много.

Кроме того, понятие "дарвинизм" с годами меняется, например, некоторые теории эволюции, которые в 1920-е годы считались антидарвинизмом, теперь в него просто включаются.

В средствах массовой информации часто появляются сообщения о том, что ученые опровергли теорию Дарвина. Что это означает? Как вы можете это прокомментировать?

Я считаю, что делать подобные заголовки – просто дурной тон. Хотя еще три года назад мне так не казалось, потому что такой заголовок вызывает интерес. И если обнаруживается, что представления Дарвина не совсем соответствуют новым данным, то казалось, вполне можно дать заголовок "теория Дарвина опровергнута". Если речь идет о научно-популярной области, а не о явном шарлатанстве, то за таким заголовком скрывается журналистское видение реальных споров, которые идут среди биологов. Эти споры касаются механизмов эволюции. Но человек, прочитавший заголовок, может воспринять его как сообщение "Бог все создал, а Дарвин был не прав". Этого в науке нет, все мировое научное сообщество в эволюции не сомневается, это установленный факт. А споры – о ее механизмах.

Как вы относитесь к "обезьяньему процессу" – к тому, что школьница подала в суд, возражая против изучения теории Дарвина в школе как основной?

Ну, это просто позорище. И, в общем-то, не скрывается, что это была просто акция, в результате которой некая пиар-компания сделала себе рекламу. Они решили устроить какой-нибудь громкий процесс и взяли за образец то, что произошло в Америке. Только там родители, наоборот, подали в суд на школьный совет за то, что он решил преподавать только креационизм, и выиграли это дело. А наши пиарщики сделали наоборот – пусть ребенок подаст в суд за то, что его "заставляют учить только Дарвина". Они за деньги наняли школьницу и родителя, который тоже является специалистом по пиару. Теперь они всем известны.

Я уже не раз цитировал слова, сказанные филологом и лингвистом Зализняком, который исследовал, в частности, "Слово о полку Игореве". Он сказал, что сейчас вышли из моды два очень важных положения: первое – истина существует, и целью науки является ее поиск, и второе – в любом нормальном случае мнение профессионала весит больше, чем мнение дилетанта. В обществе теперь приняты противоположные суждения: первое – истины нет, есть только множество мнений, и второе – ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то другого. Соответственно, девочка-школьница имеет мнение, что Дарвин не прав и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.

Почему-то считается, что об эволюции может судить любой дилетант, в отличие от ядерной физики, например. Ведь никто не пишет в газетах, что Федя Иванов считает, что Эйнштейн был не прав. Считается, что для этого надо разбираться в ядерной физике. Так в биологии абсолютно то же самое. Когда читаешь аргументацию тех, кто защищает креационизм и доказывает, что человек не произошел от обезьяны, то приходишь в ужас от степени невежества – не зная элементарнейших фактов, люди лезут о чем-то судить и высказывать свое мнение. А для любого квалифицированного биолога факт эволюции очевиден, потому что без нее абсолютно немыслимо объяснить всю совокупность фактов, которые накоплены биологической наукой.

А основное доказательство теории эволюции в том и состоит, что в нее укладывается гигантская совокупность фактов. Каждый отдельный пример – это отдельный пример, всегда можно подумать, что что-то не так, эксперимент не так поставлен, наблюдения неправильно проведены. Для каждого отдельного факта можно придумать какое-нибудь возражение. Но этих фактов миллионы и миллиарды. А есть еще и предсказательная сила теории эволюции – мы можем предсказывать результаты экспериментов.

Может быть, дело в том, что людям просто не нравится, что они «произошли от обезьяны»? Многие отрицают этот факт на эмоциональном уровне. Как быть с этим?

Да, биологии в этом отношении не повезло, потому что она основана на фактах и идеях, которые противоречат определенным врожденным склонностям нашей психики. Человек так устроен, что ему хочется все объяснять антропоморфным образом. Мозг человека ориентирован на то, чтобы решать задачи, искать пути достижения целей и, в конце концов, достигать эти цели. Мы привыкли судить о других по себе и склонны приписывать всем объектам окружающего мира какую-то цель, что они кем-то для чего-то сделаны, потому что мы сами постоянно что-то зачем-то делаем. И поэтому так получается. Например, я у своего шестилетнего сына спрашиваю, как он думает, откуда взялось то-то и то-то. Первая гипотеза, которая возникает у ребенка, что этот предмет был кем-то сделан для чего-то. Он кстати, как-то раз меня спросил: "Папа, а вы с мамой в Бога верите?". Я говорю: "Знаешь, вообще-то, нет". А он мне говорит: "А я верю". При этом он не общался ни с какими священниками. Я спросил: "А почему?". Ответ был: "А как же иначе все объяснить?" Я подумал, да, шестилетнему ребенку как иначе? Если я начну ему сейчас рассказывать современную физику или биологию – это же заумь невозможная, он подумает – папаша бред какой-то несет, ведь есть такое простое нормальное объяснение, что все создал Бог. Это удовлетворяет людей гораздо больше, чем научные объяснения.

Поэтому сейчас существует такой разрыв и такое напряжение между наукой и обществом. Они усиливаются, и противостоять этому можно, наверное, только с помощью просвещения и образования.

По-вашему, всегда ли религия конфликтует с наукой? Возможно ли сочетание научного и религиозного мировоззрения?

Политкорректный ответ на этот вопрос – конечно, да, такое сочетание возможно, есть много ученых, которые верят в Бога. И это действительно так. Сейчас человечество не может обойтись без религии, религия нужна, она выполняет определенные общественно-полезные функции. Но, на мой взгляд, хороший ученый не может быть верующим человеком.

Кстати, в Америке был целый скандал, когда одному профессору студент задал тот же вопрос – может ли ученый быть верующим. И этот профессор ответил быстро, не успев подумать о последствиях своего ответа. Он сказал, что хороший ученый не может верить в Бога. Его потом за оскорбление чувств верующих чуть с кафедры не выгнали. Но это была его естественная реакция, когда он не успел подумать о политкорректности.

Почему хороший ученый не может быть верующим? Потому что, если мы допускаем существование Творца, который может вмешиваться в ход событий, то чем тогда занимается ученый? Он ведь не может исследовать волю Творца. Если ученый будет в каждом явлении природы подозревать вмешательство Бога, то что тогда он изучает?

Но ведь есть же представления о том, что Бог создал начальный момент Вселенной, и после этого она развивалась без его участия.

То есть ученый может быть религиозным, если он исходит из следующего допущения: бог, возможно, создал и вмешивается во все области реальности, кроме той, которую лично я изучаю. Вот в мою узкую область он не вмешивается, а про другие области я не знаю, я не специалист. Тогда да, религиозность и наука совместимы. Но если это ученый широкого профиля, который пытается думать в целом об устройстве мира, о законах эволюции Вселенной, то ему будет трудно верить в Бога.

Какую, по-вашему, роль играет наука в современном обществе, и где было бы ее место в идеальном случае?

Ну, в идеальном случае – как у Платона. Чтобы было идеальное государство, во главе которого стояли бы философы или ученые. Правда, ученые тоже склонны заблуждаться, особенно, когда речь идет о широких обобщениях.

Хорошо, можно уточнить. Зачем наука остальному человечеству? И почему оно должно давать деньги и ресурсы на фундаментальные исследования? Ведь, например, теория эволюции или палеонтология ничего непосредственно полезного не производят.

Что касается палеонтологии, то от нее есть и мгновенная практическая польза – в поиске полезных ископаемых. Палеонтологический метод – это до сих пор главный метод для определения возраста отложений, и это применяется, в частности, при поиске нефтяных месторождений. И еще палеонтология дает информацию о том, как происходили изменения климата в прошлом, а это, в свою очередь, помогает понять современные изменения климата, в том числе глобальное потепление. Хотя пока точно сказать, например, каков вклад парниковых газов, производимых человеческой деятельностью, мы еще не можем.

А зачем вообще фундаментальная наука человечеству – на этот вопрос можно, наверное, отвечать по-разному. И что такое наука, тоже можно определять по-разному. Например, можно включать технологии в науку, а можно не включать. Можно под наукой понимать вообще познание человеком мира, а можно – только познание, следующее определенной научной методологии.

А есть другие способы познания мира?

Да, конечно, скажем, мифологическое познание – создание мифов о сотворении мира, о природе вещей. Это помогало человеку ориентироваться, понимать, как себя вести. Люди, может быть, тратили кучу лишней энергии на всякие жертвоприношения, молитвы, но это окупалось: если бы люди все время осознавали, что они ничего не понимают, они были бы дезориентированы и не смогли бы нормально жить.

А появление науки в узком смысле, как таковой, обычно связывают с древней Грецией, с Афинами VI века до н.э., когда зародились научный способ мышления, логика, способы строгих доказательств. Некоторые считают, что это была историческая случайность, что наука могла бы вообще не возникнуть. Технологии – да, так как ремесленники были всегда, и люди совершенствовали бы орудия своего труда без всякой науки. Сучки обломать у палки и обезьяны могут, и даже вороны. В принципе, можно вообразить развитие человечества вообще без науки. Наверное, в этом случае оно было бы медленнее. Мы бы жили по 30 лет, население Земли было бы 700 миллионов человек, и жили бы беднее, болели бы больше и чаще...

Наука за последние 300 лет обеспечила прорыв в истории человечества. В это время продолжительность жизни выросла скачкообразно. С каменного века и практически до начала XVIII средняя продолжительность жизни людей была около 30 лет. Речь идет о средней продолжительности жизни, так как отдельные личности могли доживать и до ста лет во все времена. Но всегда в мире существовали дикая смертность, эпидемии, войны, а крестьяне чуть что – помирали от голода.

Основная часть населения, не элита, во всех странах жила на грани голода буквально до начала XX века. Рост населения лимитировался количеством пищи. Если посмотреть потребление продуктов питания на душу населения, то легко увидеть, что это количество находилось на грани абсолютного минимума – того, что необходимо просто для выживания. Несколько неурожайных лет подряд – и люди начинали голодать. И в исследованиях исторических социологов видно, что в неурожайные годы резко увеличивается уровень смертности.

Уникальность современного исторического момента в том, что впервые за всю историю человечества численность населения перестала лимитироваться элементарным количеством еды. И впервые за всю историю человечества уровень жизни в развитых странах повышается, а рождаемость снижается, так как сейчас включились новые факторы снижения рождаемости. Рост ценности индивидуальной человеческой жизни, рост образования, особенно у женщин, средства медицины, средства планирования семьи…

А с чем же связана высокая смертность в современной России?

А вот это – просто кошмар. Я раньше не верил, когда всякие полоумные патриоты писали о геноциде, о всяких бредовых теориях заговора.... Но наше правительство и Дума, наверняка, знают причины смертности, знают, в чем дело и что надо делать, чтобы снизить смертность, а вместо этого они обсуждают программу выпуска супердешевой народной водки, и иначе, как сознательным геноцидом, это назвать трудно.

Я понял это, когда узнал об исследованиях Андрея Коротаева – крупного антрополога, который занимается математическим моделированием исторических процессов. Дело в том, что в России низкая рождаемость, но она не намного ниже, чем в развитых странах. А вот смертность у нас ужасающая. По уровню смертности с Россией могут сравниться только некоторые самые отсталые африканские страны, в которых бушует эпидемия СПИДа. Основная проблема у нас – именно сверхсмертность. У нас умирает на 700 тысяч человек в год больше, чем рождается.

Были разные гипотезы для объяснения этой сверхсмертности: считали, что это связано с упадком медицины, с психологическим состоянием населения (стрессы, неуверенность в завтрашнем дне) и так далее. Математическими методами можно реально посмотреть, существует ли связь между уровнем смертности и каким-либо выбранным фактором. Посмотрели. И увидели, что единственный реальный фактор – потребление крепких спиртных напитков. У нас это потребление находится на аномально высоком уровне. И смертность тоже.

Сейчас по стоимости водка в 10 раз доступнее по сравнению с советскими временами, а кроме того, существуют ночные магазины – и тут доступность полная. К чему это приводит? Просто от алкогольного отравления умирает около 30 тыс. человек в год (в Америке, которая в два раза больше по населению, – всего несколько сотен). Но это не очень большой вклад в общую смертность. Основная масса умирает не от того, что они упились до смерти, а от того, что на почве алкоголизма происходят инфаркты, инсульты, автомобильные катастрофы (в нетрезвом виде), преступность (большинство убийств совершается в нетрезвом состоянии), люди в нетрезвом виде замерзают в сугробах.

Алкогольная смертность у нас – 700 тыс. человек в год – как раз то количество, на которое сокращается население ежегодно. Если снять алкогольную смертность, то население не стало бы расти, но перестало бы уменьшаться. Это все показано математически.

А меры борьбы с этим давно разработаны. Россия – не первая страна, которая сталкивается с подобной проблемой. Это происходило в Англии, в Швеции, в Финляндии, в Польше, и вообще в северной Европе, когда повышался уровень жизни населения.

Продолжение ниже
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Продолжение. Начало выше


Во всех этих странах с алкогольной смертностью удалось справиться при помощи очень простых мер: уменьшение количества точек продаж (в Норвегии одна точка приходится на несколько тысяч человек, а в России – на двести), запрет на продажу в ночное время (иногда делают запрет на продажу в один из выходных дней, а у нас пики смертности как раз приходятся на выходные), и, что важно, водка должна быть дорогой.

В Польше было аналогичное нашему безобразие после перестройки, но она вышла из этого как раз с помощью подобных мер. Перевели население на менее крепкие спиртные напитки. Конечно, пить пиво бочками тоже плохо, но статистика показывает, что не умирают в таком количестве от пива. Умирают от водки.

Там, где есть винодельческая традиция – Франция, Испания, Италия – такой проблемы нет, так как потребление крепких спиртных напитков не очень популярно. Я не говорю сейчас о морали, нравственности, свинском поведении – только о смертности. Дохнет народ от водки.

Говорят, что на Руси пили всегда. Но крестьянину было не по карману пустить очень много своей ржи-пшеницы на самогон. Ему бы тогда просто есть было нечего. Водка для него всегда была роскошью, и люди не могли спиться, как сейчас, просто по материальным причинам.

Кроме того, есть такое распространенное мнение, что все беды оттого, что водка не качественная – паленая, самогонка. Но статистически достоверных корреляций с качеством не выявлено – самая высококачественная водка влияет на смертность примерно так же, как и самогон. То есть разрушающее действие имеет именно этиловый спирт, а не примеси. Это контринтуитивный, но математически доказанный вывод.

Если бы спросили какого-нибудь мифического врага, что нужно сделать самого плохого для русского населения, то он бы так и сказал – высококачественную дешевую водку во все магазины и все ларьки. И круглосуточно. А лучше – бесплатно. И детям тоже.

Поэтому когда наши правители радостно сообщают о том, что надо начать выпуск высококачественной дешевой народной водки – это как раз та мера, которую надо предпринять, чтобы побыстрее сократить численность населения в России. Для борьбы с перенаселением идеальная мера, лучше не посоветуешь.

Почему вы, ученый, занимаетесь еще и журналистской деятельностью?

Это связано с тем самым разрывом между обществом и наукой, о котором я говорил. Когда по телевизору говорят, что Дарвин был не прав, история может кончиться еще одним Лысенко.

Но до этого ведь пока не дошло.

Когда дойдет, будет поздно. Поэтому, по моему мнению, если ученые не хотят, чтобы их отстранили или заставили что-то делать, то нужна просветительская деятельность.

Но это происходит во всем мире, не только в России. Живая природа оказалась устроена гораздо сложнее, чем нам казалось и поэтому, чтобы объяснить ситуацию людям, далеким от биологии, нужны усилия, нужны профессионалы, способные это сделать. Без просветительства ученые окажутся кастой изгоев, которые производят какой-то непонятный продукт, противоречащий общепринятым взглядам.

А в журналистику я пришел после того, как в Интернете полез на всякие форумы, стал в них участвовать и обнаружил с большим удивлением, что оказывается, полным-полно людей, которые "не признают" эволюцию. До этого момента я просто не сталкивался с этим, я был уверен, что в наше время, когда биология так многого добилась и мы столько всего знаем об устройстве жизни, быть креационистом совершенно невозможно. Но я увидел, что таких людей очень много, и это меня потрясло. Они обычно не знают биологию, но при этом пытаются пропагандировать свои креационистские взгляды. Например, они говорят, что палеонтологи не находят переходных форм. Да, у меня в институте все шкафы забиты переходными формами! Я решил, что надо что-то с этим делать – XXI век на дворе, а тут такое варварство в общественном сознании.

И я тогда начал делать свой сайт об эволюции, потом на этот сайт стали обращать внимание средства массовой информации, мы с моей женой Леной Наймарк стали писать статьи в разные журналы, а потом нас затащили в Клуб научных журналистов. Через некоторое время мне предложили делать научно-популярные передачи на Радио Свобода, затем - писать на сайт «Элементы».

Писать в «Элементы» мне очень понравилось, потому что этот сайт рассчитан на образованную публику и там не надо так уж сильно издеваться над научной информацией, делать из нее жвачку, и совсем уж желтизна там не нужна. Можно писать достаточно корректные научно-популярные статьи и, главное, выбирать темы, которые самому интересны. Это повод для меня быть самому в курсе научной литературы по интересующим меня темам. А интересуют меня практически все темы в области палеонтологии, археологии, психологии и так далее. На «Элементах» также можно высказывать свой взгляд и всякую "отсебятину", что тоже для меня важно. Кстати, там уже около 250 моих заметок, и фонд «Династия» собирается заказать мне книгу, собранную из этих статей, о современном состоянии дел в эволюционной биологии. Так что я считаю, что в каком-то смысле это просто часть моей научной работы.

Кроме того, сейчас в науке стало все так сложно, что биологи разных специальностей не понимают друг друга, если не предпринимают специальных усилий. Конечно, всегда есть ученые широкого профиля, но есть и такие, например, палеонтологи, которые плохо понимают, что такое ДНК. Они прекрасно разбираются в стратиграфии какого-нибудь среднего Девона, но интроны и экзоны или регуляторные РНК для них – китайская грамота. А большинство генетиков, боюсь, совершенно не ориентируются в стратиграфии среднего Девона. Хотя казалось бы – биология. Поэтому междисциплинарная популяризация среди ученых тоже очень важна. Многие потребители информации «Элементов» и передач на Радио Свобода – те же ученые.

Сейчас на сайте клуба научных журналистов идет дискуссия: нужно ли популяризировать какие-то узкоспециальные исследования. Один участник написал, что подавляющее большинство научных исследований – это такая скучища, такая узкая специализация, которая никому не интересна, кроме узкого специалиста в той же области. Он тоже и ученый, и журналист одновременно, и считает, что его узкую область исследований никто не поймет. Мне стало интересно. Я попросил у него написанную им научную статью и попробовал сделать ее популярное изложение. Когда он увидел это, то не согласился и написал свой вариант. В результате на форуме сайта научных журналистов идет оживленная дискуссия, надо или не надо это делать. Мне кажется, любую узкоспециальную работу можно подать так, чтобы публике было интересно. Надо просто показать место этой работы в какой-то более широкой проблеме. Не бывает оторванных и совсем никому не нужных тем. Интересный материал можно сделать практически из любой научной работы. Конечно, не для журнала «Мурзилка».

Кроме научных и научно-популярных статей вы написали несколько фантастических романов. Что вас заставило это сделать?

Заставило? Ну, наверное, очень хотелось, интересно было. Но чтобы меня кто-то заставлял...

Хорошо, какой интерес был писать фантастические романы? Почему?

На этот вопрос очень просто ответить. Я по складу мозгов теоретик, пытаюсь из известных мне фактов составлять всякие теоретические конструкции, чтобы что-то объяснить, придумать, что откуда взялось и так далее. Те из моих идей, которые имеют достаточное фактическое подтверждение, которые можно достаточно строго обосновать, идут в научные журналы. То, что научно, но менее обосновано и более спекулятивно, пойдет в «Элементы». А то, что совсем уже догадки и спекуляции, идет в фантастические романы.

http://www.polit.ru/article/2007/07/31/nauka/
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Цитировать
Я уже не раз цитировал слова, сказанные филологом и лингвистом Зализняком, который исследовал, в частности, "Слово о полку Игореве". Он сказал, что сейчас вышли из моды два очень важных положения: первое – истина существует, и целью науки является ее поиск, и второе – в любом нормальном случае мнение профессионала весит больше, чем мнение дилетанта. В обществе теперь приняты противоположные суждения: первое – истины нет, есть только множество мнений, и второе – ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то другого. Соответственно, девочка-школьница имеет мнение, что Дарвин не прав и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.


Вот пять лет прошло со дня написания этих слов.. А маразм по-прежнему крепчает  ???
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию
« Ответ #3 : Воскресенье 20 Апреля 2014 13:22:12 »
Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию


Один из тестов, служащих для изучения людского невежества. Большая часть народонаселения полагает, что шарик, вылетевший из кривой трубки, будет продолжать двигаться по кривой траектории. Рис. из обсуждаемой статьи в Science


Американские ученые всерьез обеспокоены растущим разрывом между прогрессом науки и отсталостью общественного сознания, прозябающего в плену невежества и предрассудков. Исследования последних лет выявили связь между неприятием определенных научных теорий взрослыми людьми и психологией маленьких детей. В частности, свойственная детям «неупорядоченная телеология» — склонность приписывать каждому предмету цель, ради которой он был кем-то сделан — является одной из причин удивительной живучести креационизма.

Современная научная картина мира слишком сложна для массового сознания. Ни один ученый не может вместить в своей отдельно взятой голове все знания, добытые наукой за последние два-три века, что уж говорить о простых смертных. Но это не единственная причина распространения предрассудков, суеверий и лженаучных идей в современном обществе. Не менее важной причиной является несоответствие многих выводов современной науки врожденным свойствам и наклонностям человеческой психики и устоявшимся стереотипам общественного сознания.

В обзорной статье, опубликованной в последнем номере журнала Science, сотрудники психологического факультета Йельского университета (Department of Psychology, Yale University) Пол Блум (Paul Bloom) и Дина Вайсберг (Deena Skolnick Weisberg) рассказывают об исследованиях данного явления, получившего название «сопротивление науке» (resistance to science).

Согласно недавно проведенным опросам, 42% взрослых американцев убеждены, что люди и животные существуют в своем нынешнем виде с начала времен. Среди меньшинства, признающего эволюцию и естественный отбор, лишь очень малая часть в состоянии внятно объяснить, что это такое (обычно люди полагают, что эволюция — это некий загадочный закон природы, в силу которого дети лучше приспособлены к среде обитания, чем их родители). «Сопротивление науке» затрагивает не только эволюцию: огромное число людей верит в научно неподтвержденные «медицинские» практики, в привидения, в астрологию и т. д.

Казалось бы, ну и пусть себе верят — лишь бы были здоровенькие. В конце концов, благодаря научному прогрессу большая часть народонаселения в развитых странах имеет полную возможность жить припеваючи, вообще ничего не зная и не понимая. Ан нет, ведь есть же еще и политическая сторона вопроса. В современном демократическом обществе именно от этих невежественных масс зависит в конечном счете государственная политика в таких «наукоемких» областях, как изменения климата, генетически модифицированные организмы, стволовые клетки, клонирование, вакцинация и т. д.

Исследования последних лет показали, что определенные аспекты «сопротивления науке», по-видимому, являются общими для всех народов и культур и проистекают из двух базовых особенностей детской психики. Первая связана с тем, что дети знают «изначально», вторая — с тем, каким образом они усваивают новые знания.

1. Наука противоречит «изначальным» представлениям детей об устройстве мира

Даже годовалый младенец — отнюдь не «чистый лист», он обладает по-своему весьма глубоким пониманием физического мира и человеческих отношений. Малышам прекрасно известно, что материальные объекты обладают плотностью, устойчивостью во времени (продолжают существовать, даже если их не видно), что без поддержки они падают и т. д. Они понимают также, что поступки окружающих людей осмысленны и целенаправленны, что их эмоции отражают отношение к разным ситуациям. Эти исходные представления служат необходимой основой для дальнейшего обучения, но они же порой и затрудняют восприятие научных идей.

Например, детская убежденность в том, что без поддержки предметы падают, мешает поверить в шарообразность Земли (ведь тогда все люди, которые «с той стороны», попадали бы вниз). Эта научная концепция полностью принимается ребенком обычно лишь в возрасте 8-9 лет, а до этого в нее вносятся систематические искажения. Например, ребенок может верить, что Земля шарообразная, но при этом считать, что люди живут только на «верхнем» полушарии, а снизу не живут, сваливаются.

Некоторые детские предрассудки оказываются настолько неистребимыми, что даже школьное образование не может их преодолеть. Например, многие студенты американских колледжей полагают, что шарик, выкатившийся из кривой трубки, будет продолжать двигаться по искривленной траектории (выбирают вариант B на приведенном рисунке).

Что же касается массового неприятия теории эволюции (и других достижений биологии), то причины этого кроются в другой особенности детской психики — а именно в присущей маленьким детям склонности видеть во всём, что их окружает, результат чьей-то целенаправленной деятельности. Это называют «неупорядоченной телеологией» (promiscuous teleology).

Удивляться не приходится, ведь человеческий мозг изначально развивался именно как приспособление для решения практических задач, для целеполагания и придумывания путей достижения цели. Самые насущные задачи для высших приматов, и людей в том числе, всегда были связаны с общественными отношениями, например, с борьбой за положение в общественной иерархии. Для решения этих задач необходима способность понять мотивы поступков своих соплеменников, способность, которая изначально строилась на рефлексии, на суждении о других «по себе». Что же удивительного в том, что такое понимание распространяется на весь окружающий мир, что ребенок или дикарь, услышав гром, неизбежно будет думать, что этот звук произведен кем-то с некой вполне определенной целью.

Например, специальное исследование показало твердую убежденность четырехлетних детей в том, что всё на свете существует «для чего-то» (львы — чтобы смотреть на них в зоопарке, тучи — чтобы шел дождик). Специальные исследования также подтвердили склонность детей к креационистскому объяснению происхождения объектов окружающего мира (всё вокруг кем-то сделано с какой-то целью).

Привлекательность подобных идей не слабеет с возрастом. Детям вторят поэты: «Если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно».

Эти интуитивные представления мешают людям принять идею эволюции, точно так же, как изначальные наивные представления о физических законах мешают усвоить идею о шарообразности Земли.

Другое интуитивное представление, свойственное детям, — это дуализм, или идея о принципиальном различии между материальным и духовным, например между телом и душой, мозгом и сознанием. Американские дошкольники знают, что мозг нужен для осуществления некоторых ментальных функций, в первую очередь сознательных, таких как решение математических задач. Но эти же дошкольники отказываются верить, что мозг нужен и для таких вещей, как игра в прятки или любовь к брату. Когда их спрашивали, что будет, если мозг мальчика пересадить поросенку, дошкольники отвечали, что получится очень умный поросенок, но все желания и знания у него останутся поросячьими.

Склонность к дуалистическому миропониманию препятствует восприятию достижений современной нейробиологии, которые убедительно показывают, что всё «духовное» в человеке целиком определяется вполне материальными процессами, происходящими в мозге. Противоречие между изначальным дуализмом человеческого мировосприятия и современными научными взглядами порождает причудливые социальные проблемы. Например, дебаты вокруг допустимости экспериментов с животными, человеческими эмбрионами и стволовыми клетками часто сводятся к проблеме наличия у этих объектов «души». Более того, применение магнитно-резонансной томографии для изучения мозга преступников привело к появлению новых, весьма оригинальных веяний в адвокатском деле. Появились утверждения, что если антисоциальные поступки человека определяются работой его мозга, то, следовательно, человек ни в чём не виноват, просто «его мозг заставил его так поступить». Таким образом, не только дети, но и вполне взрослые адвокаты наотрез отказываются воспринимать научные данные о природе мозга и психики.

2. Наука, говорите? Что-то не верится

Многое в «сопротивлении науке» определяется врожденными свойствами человеческой психики, но кое-что зависит и от культурной среды. Об этом свидетельствуют, в частности, межнациональные различия в степени сопротивления тем или иным научным идеям. Скажем, неприятие идеи эволюции у американцев выражено намного сильнее, чем в большинстве других развитых стран.

В разных странах считаются «общеизвестными» и не требующими доказательств разные наборы «истин». Такие идеи обычно усваиваются детьми без всякого критического анализа. Типичные примеры — значение общеупотребительных слов, «вера» в микробов и электричество. Существование микробов, например, в развитых странах никем не подвергается сомнению — и дети тоже, нисколько не задумываясь, проникаются искренней верой в существование этих невидимых тварей. Микробы, к счастью, не противоречат никаким «врожденным интуициям», а наоборот, помогают вполне телеологическим образом объяснить болезни, протухание продуктов и др.

Однако большая часть знаний все-таки не принимается без доказательств ни детьми, ни взрослыми. Когда дело касается научных знаний, даже взрослые люди — а о детях и говорить нечего — почти ничего не могут проверить сами по причине некомпетентности. В этом случае (то есть почти всегда) мы заменяем непосредственную оценку достоверности знаний оценкой их источника. Если источник кажется заслуживающим доверия и если в нём самом чувствуется уверенность, мы принимаем новое знание на веру, даже если не поняли толком, о чём речь. Типичный пример — вышеупомянутые американцы, которые верят в естественный отбор, но не в состоянии объяснить, что это такое.

Это касается не только науки. В одном недавнем исследовании людям предложили оценить различные политические программы, о которых испытуемым сообщили, что они исходят от той или иной политической партии (республиканцев или демократов). Испытуемые дали программам с виду вполне осмысленные, аргументированные оценки. Однако статистический анализ показал, что в действительности оценки определялись не содержанием программы и не отношением данного человека к каким-то конкретным законам или действиям правительства, а только лишь «партийной принадлежностью». Например, сторонники демократов поддерживали и совершенно «недемократические» проекты, если им говорили, что проект исходит от их любимой партии.

Выяснилось, что дети, в точности как и взрослые (и даже в еще большей степени), склонны оценивать достоверность информации по «весомости» и «солидности» ее источника. Уже четырех-пятилетние дети отлично знают, что взрослым известно больше, чем сверстникам. Если взрослый и ребенок говорят противоположное, дети верят взрослому. Они уже знают, что среди взрослых есть специалисты разного профиля и что в болезнях лучше разбирается доктор, а в сломанных велосипедах — механик. Кроме того, дети гораздо охотнее верят тому «источнику знаний», который демонстрирует полную уверенность в себе и своих словах. Мямли-ученые с их вечными сомнениями и фразами типа «разумеется, пока это лишь предположение...» никакого доверия у детей не вызывают.

В связи с этим нужно отдать должное дальновидности российских наукоборцев, которые мечтают в учебниках биологии после каждой главы добавить сносочку о том, что «есть, однако, и другая точка зрения...», и вдобавок ввести в школах изучение религиозной картины мира. Конечно, учитель биологии, опутанный «сносочками», не сможет так надувать щеки на уроках, как преподаватель «альтернативного предмета». Кому из них поверят дети — сомневаться не приходится.

Исследователи делают вывод, что «сопротивление науке» зарождается из противоречий между интуитивными представлениями маленьких детей и тем, чему их учат; «сопротивление» переходит из детства во взрослую жизнь, если соответствующие научные идеи не имеют всеобщей поддержки в обществе, и становится особенно сильным, если существует ненаучная альтернатива этим идеям, не противоречащая «элементарному здравому смыслу» и опирающаяся на солидные, уважаемые и очень уверенные в себе «источники». В США именно так обстоит дело с эволюционной биологией и нейробиологией: выводы этих наук противоречат и детской интуиции, и высказываниям многих солидных политиков и религиозных деятелей.

Что уж говорить о ситуации в России. Утешает лишь, что креационисты, фоменковцы и прочие астрологи, конечно, ни в чём не виноваты. Просто «их мозг заставляет их так думать».

Источник: Paul Bloom, Deena Skolnick Weisberg. Childhood Origins of Adult Resistance to Science // Science. 2007. V. 316. P. 996–997.

Александр Марков

http://elementy.ru/news/430521
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Alfredius

  • Гость
Ирин! Между религией и научным знанием нет ни какого противоречия. Мое мнение таково, что все эти бодания между якобы верою и дескать наукой - есть результат вполне сознательной манипуляции. Были ученые верующие и были ученые неверующие. Были невежды среди, например. священослужителей. а были наоборот - сами ученые.
В настоящее время о противоречиях религия/наука кричат только провокаторы. да те кто хотел бы ослабить науку и религию. Эти два социальных института, которые продолжительное время тащили человечество к прогрессу и цивилизации.
Просто посиди, подумай. Например. о том, каковы были отношения с верой у Ньютона, Павлова, Менделя, Кампанеллы. И все, этого будет более чем достаточно. Не стоит помогать разжигать рознь, ее и так хватает.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Ирин! Между религией и научным знанием нет ни какого противоречия. Мое мнение таково, что все эти бодания между якобы верою и дескать наукой - есть результат вполне сознательной манипуляции. Были ученые верующие и были ученые неверующие. Были невежды среди, например. священослужителей. а были наоборот - сами ученые.
В настоящее время о противоречиях религия/наука кричат только провокаторы. да те кто хотел бы ослабить науку и религию. Эти два социальных института, которые продолжительное время тащили человечество к прогрессу и цивилизации.
Просто посиди, подумай. Например. о том, каковы были отношения с верой у Ньютона, Павлова, Менделя, Кампанеллы. И все, этого будет более чем достаточно. Не стоит помогать разжигать рознь, ее и так хватает.

Ага, посидела, подумала... Научный способ познания мира - это полемическое мировоззрение, где увеличение знания достигается через борьбу и конфликт идей. Религиозный способ познания мира - это гармоническое мировоззрение, когда накопления знания не происходит, а происходит некое приближение к нему путём мира и гармонии. В этом случае естественно слушать авторитетов, не спорить с ними, а согласовывать их точки зрения со своей. Богословы не спорят с Библией или Торой, а лишь пишут комментарии и всё новые и новые толкования.  К реальности это нас никак не приближает, только понимание смысла обрядов становится дифференцированней и глубже. Но к поиску истины этот не относится никак.

Очевидным образом, эти способы - религиозный и научный -  несовместимы друг с другом, даже если научное знание уживается с религиозной верой в одной индивидуальной душе. Как бы ни определяли конкретные учёные свои отношения с богом, наука как способ определения  себя в мире, способ исследования этого мира нечто прямо противоположное вере.
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Alfredius

  • Гость
Цитировать
Ага, посидела, подумала... Научный способ познания мира - это полемическое мировоззрение, где увеличение знания достигается через борьбу и конфликт идей.
Нет! Обратись к Декарту

Цитировать
Религиозный способ познания мира - это гармоническое мировоззрение, когда накопления знания не происходит, а происходит некое приближение к нему путём мира и гармонии.
Вновь не так. Ибо познание мира - это одно, а мировоззрение  - несколько иное. Накопление знания - процесс объективный и от мировоззрения не зависит (вообще и ни как)

Цитировать
В этом случае естественно слушать авторитетов, не спорить с ними, а согласовывать их точки зрения со своей. Богословы не спорят с Библией или Торой, а лишь пишут комментарии и всё новые и новые толкования.  К реальности это нас никак не приближает, только понимание смысла обрядов становится дифференцированней и глубже. Но к поиску истины этот не относится никак.
И опять не верно.
Не задача богословов добиваться "приближения к реальности". Они не этим занимаются. Они же богословы, млин! У них несколько иная тема.
И не занимаются богословы смыслами обрядов (Откуда у тебя такие дикие представления?) И богословы не "слушают авторитетов" а ссылаются на таковые. Абсолютно как и ученые.

Цитировать
Очевидным образом, эти способы - религиозный и научный -  несовместимы друг с другом, даже если научное знание уживается с религиозной верой в одной индивидуальной душе. Как бы ни определяли конкретные учёные свои отношения с богом, наука как способ определения  себя в мире, способ исследования этого мира нечто прямо противоположное вере.
И вновь не согласен. Кто сказал (Какой такой авторитет?), что эти способы нужно совмещать? С какого такого бодуна они должны быть обязательно совмещены? Разве "знание" и "вера" - это одно и тоже? И какое отношение "способ исследования мира" имеет вообще хоть какое-то отношение к вере в Бога? Потому-то монах Мендель ставил себе преспокойно свои опыты. помолясь Богу за их успешность. А монах Компанелла писал свой "Город Солнца", вознося хвалу Господу за дарованную ему возможность (с биографией Компанеллы, знакома?) А Ньютон искренни считал вершиной своей жизни отнюдь не разработку трех Законов Физики своего имени (хотя и их оценивал крайне высоко). Потому что вера - это одно, а исследование (лучше сказать "познание") - это совсем другое.
Нельзя требовать от соли сладости, а от сахара - солености. Наука и Вера - они не только не противоположны, они просто несовместимы, ибо лежат в разных плоскостях Бытия. Разумеется, если Наука не претендует на исчерпываемость своего описания мира, а Вера - на исчерпываемость своего отношения к действительности.Но тот и другой случай - это крайности, экстремизм.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691

Нельзя требовать от соли сладости, а от сахара - солености. Наука и Вера - они не только не противоположны, они просто несовместимы, ибо лежат в разных плоскостях Бытия. Разумеется, если Наука не претендует на исчерпываемость своего описания мира, а Вера - на исчерпываемость своего отношения к действительности.Но тот и другой случай - это крайности, экстремизм.


Тебе Марков в статье на все вопросы ответил...

Почему хороший ученый не может быть верующим? Потому что, если мы допускаем существование Творца, который может вмешиваться в ход событий, то чем тогда занимается ученый? Он ведь не может исследовать волю Творца. Если ученый будет в каждом явлении природы подозревать вмешательство Бога, то что тогда он изучает?

«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Продолжение. Начало выше по ветке


"Война – признак одичания"

Основатель фонда "Династия" Дмитрий Зимин о просветительстве и одичании общества


Первым лауреатом учрежденной Министерством образования и науки РФ премии "За верность науке" стал Дмитрий Борисович Зимин, основатель фонда "Династия", много лет ведущего активную просветительскую деятельность через широкий диапазон проектов, от поддержки молодых ученых до конкурса лучших научно-популярных книг "Просветитель".

Корреспондент Радио Свобода встретился с Дмитрием Зиминым и расспросил его об актуальности просветительской деятельности в современной России, уроках, которые общество может почерпнуть из научной литературы, и интеллектуальных наслаждениях.

– Не теряет ли актуальность в России абстрактное просветительство, во время, когда идет война, когда в стране и обществе так много проблем, требующих немедленного решения?

– Эта война – признак одичания, а просветительство – борьба с одичанием. Между прочим, вот вспомнил к слову. Много лет тому назад вышла интересная книга знаменитого астрофизика Иосифа Шкловского "Вселенная. Жизнь. Разум", где автор, рассуждая о феномене отсутствия сигналов неземных цивилизаций, писал, что одна из причин этого может быть в том, что высокоразвитая цивилизация имеет конечный срок существования, что любая цивилизация со временем затухает, а среди причин затухания назвал одичание. Когда я читал книгу Шкловского, мне сложно было в это поверить – казалось, что развитие культуры, технический прогресс не остановятся.

– Теперь вам кажется иначе?


– Теперь мы видим, как по земному шару бегают люди с оружием 21-го века в руках, мозги которых при этом находятся в Средневековье. Приходится поражаться тому, что люди, владеющие последними достижениями современной науки и техники, информационными технологиями, не имеют ни малейшего представления о том, как устроен этот мир, не говоря уже о человеческом обществе. Я где-то читал, что даже на некоем генетическом уровне человечество подвержено отрицательному отбору: его средний IQ не увеличивается, а уменьшается, просто потому, что интеллект не так уж нужен человеку, окруженному прекрасными бытовыми удобствами, которому не надо спасаться от хищников, заботиться о пище. Плоды того, что мы называем цивилизацией, культурой, созданы ничтожной прослойкой людей, но доступны миллиардам, избавляя их от жизненных забот и тягот. И следствие этого – постепенное одичание, следы которого стали так хорошо заметны в наше время. Как еще можно объяснить эту волну ненависти, которая поднялась молниеносно, то, что родные народы воюют друг с другом и стали врагами? Именно сейчас просветительство становится важнейшей задачей. Может быть, только просвещение одурманенного народа может остановить безумие происходящего.

– И это просвещение возможно через научно-популярные книги? Чему они могут научить людей?

– Из книг можно, в частности, узнать о существовании общих законов этологии, науки о поведении животных. Я могу назвать "Непослушное дитя биосферы" Виктора Дольника или недавно вышедший двухтомник Александра Маркова "Эволюция человека". Есть масса общего между поведением любых стад, будь то стада обезьян или мальчишеские стаи. Одним из мотивов общественного поведения животного является инстинкт агрессии, инстинкт вождизма. Человек в значительной мере – животное, не в ругательном смысле этого слова, его инстинкты очень сильны. Драки детей в песочнице и мировые войны имеют схожую причину. У Первой мировой войны, если вдуматься, никаких причин, кроме амбиций нескольких правителей, обладающих абсолютной властью, не было. По сути дела, и Вторая мировая война в значительной мере стала следствием тщеславия обезумевших вождей. Немыслимо себе представить войну между современными Францией, Италией, Англией. А при каких обстоятельствах она могла бы случиться? Только если представить, что у какой-нибудь из этих стран возникнет обожаемый всеми абсолютный пожизненный властитель.


Великое достижение европейской цивилизации заключается в том, что буквально на наших глазах, чуть больше чем за век, европейское общество сумело обуздать опасные проявления инстинкта агрессии и вождизма. Разумеется, без этого инстинкта нельзя, без него не было бы ни науки, ни открытия Америки. Но его нужно держать в узде, и в первую очередь это касается ограничения власти. И тогда войн не будет – вот что можно узнать из популярных книжек по биологии. Там прямо написано, что вождь, вожак стаи, будучи во власти, заинтересован в том, чтобы у него были враги, заинтересован на уровне генетических инстинктов. Разве нет в этом урока для современного человека?

– Не поздно ли это объяснять одичавшим людям?

– Не знаю. Каждый должен делать то, что может. Я могу помогать распространять хорошие книжки, и я это делаю.

– Кто-то скажет, что вы этими книгами разрушаете духовные скрепы, что российскому обществу все эти знания противопоказаны.

– Знаете, патриотизм бывает разных оттенков, но есть два основных. Один – это любовь к родине, как любовь к государству, когда человек сфокусирован на достоинствах своей страны, гордится ими и одновременно здорово подмечает недостатки других стран. Второй вид патриотизма значительно ближе к биологическому инстинкту, который вызывает в животном трепетное отношение к месту своего рождения. В человеке это проявляется как нежная любовь к своей стране, боль при виде ее недостатков, как внимательное наблюдение за всем тем, что происходит в мире хорошего, и желание перенести это в свою страну. Эти два вида патриотизма – либо гордиться, либо учиться – конкуренты. И я считаю себя патриотом, но именно во втором смысле этого слова.

– Делает ли человека просвещенным знание, что молекула воды – H2O? В Советском Союзе выходило относительно много научно-популярных книг, журналов, фильмов и телепередач. Но можно ли назвать просвещенным советское общество?

– Где лежит граница между образованностью и просвещенностью – это тонкий вопрос. Есть некий минимум знаний о природе и обществе, без которых человека нельзя считать образованным. Но главной задачей образования считаю воспитание пожизненного голода на чтение, на новые знания. При этом научно-популярная книга может быть захватывающе интересной. Если же человек мало читает, его легко оболванить телевизором.

– В то же время всерьез увлекшийся наукой человек может вообще перестать обращать внимание на то, что происходит за ее пределами. Наука – путь эскапизма, тем более заманчивый, чем больше потрясений происходит в обществе.

– Да, так бывает, и это, кстати, далеко не самый плохой путь. Люди, избравшие его, очень редки, и они по-своему счастливы. Вот кто-то занимается гипотезой Римана – задачей из математической теории чисел, которую не могут решить уже полтора века. Идут войны, революции, черт знает что, а вся их жизнь в этой проблеме, в задаче о распределении простых чисел. И им можно позавидовать, хотя они ни в какой общественной жизни не участвуют. Не всем быть борцами. Возьмите того же Григория Перельмана. Ну и что? Такие люди тоже нужны, и им можно только аплодировать. Каждому свое.

– По вашему, высокий интеллект определяет высокую нравственность?


– Я думаю, они коррелируют. Если вспомнить о судьбах больших ученых, начиная с Эйнштейна, о наших физиках, Петре Капице, Льве Ландау, как правило, это были люди высоконравственные. Есть совершенно потрясающая книга "Эпоха и личность" Евгения Львовича Фейнберга, в которой описана замечательная история. Был такой достаточно известный немецкий ученый Фридрих Хоутерманс, он занимался атомной физикой. После прихода Гитлера к власти Хоутерманс эмигрировал, в 1935 году оказался в СССР, работал одновременно с Ландау в Харьковском физтехе. В 1939 году Сталин по дружбе вернул его Гитлеру, но друзья вытащили Хоутерманса из лагеря. Ему было запрещено работать в госучреждениях, и он получил место в частной лаборатории Мансфреда фон Арденне, где начал участвовать в немецком атомном проекте. И представьте себе, в 1943 или 1944 году Хоутерманс тайно, через Швейцарию, дал телеграмму своим приятелям-физикам в США: “Поторопитесь. Мы на верном пути”. Позже он сказал такую фразу: "Всякий порядочный человек, столкнувшись с режимом диктатуры, должен иметь мужество совершить государственную измену". Каково? Конечно, есть и противоположные примеры, но их меньшинство. Обратите внимание вот на какой феномен: в конце XIX – начале ХХ века лидером науки была Германия, языком науки был немецкий язык, главные научные журналы были на немецком языке. Но гитлеровская политика, поддержанная, кстати, и каким-то количеством ученых, уничтожила немецкую науку. Наука не может развиваться в условиях фашизма, шовинизма, в обстановке ненависти. И сегодня я с ужасом смотрю на то, что творится у нас, на это болото ненависти, которая вылилась в убийство Немцова. Когда общество охватывает ненависть, оно становится опасным, но в интеллектуальном смысле умирает.

– В этом году в финал премии “Просветитель” попала книга Бориса Штерна “Порыв за край мира”. Она довольно сложна, для того чтобы ее понять, нужно уже иметь неплохое образование. Когда я спросил в интервью у автора, почему он выбрал такой неэлементарный стиль изложения, Штерн ответил, что наше общество настолько впало в обскурантизм, то оторвать, грубо говоря, домохозяек от телеэкранов уже невозможно, нужно, пока не поздно, передавать знание тем, кто еще может его воспринять. Вы согласны с таким подходом?

– Может быть, к самим домохозяйкам обращаться действительно бесполезно. А обращаться к ним через их детей можно и должно. Вот детей надо отрывать от телевизора любыми путями. Все внимание должно быть направлено в первую очередь на молодое поколение.

– Но обращаться к детям через книги становится все сложнее. Может быть, нужно изобретать новые просветительские форматы?

– Для меня хорошая научно-популярная литература предполагает познание через радость. Любая насыщенная жизнь не может существовать без наслаждений, в том числе и интеллектуальных. Но для того, чтобы наслаждаться хорошей музыкой, наслаждаться потрясающими достижениями современной науки, надо преодолеть этап образования, надо быть подготовленным. И на этом пути у молодежи стоят колоссальные искушения, возможности получить удовольствие без особого труда, можно сказать, наркотического типа. Бороться с ними – а это общая задача и школы, и родителей, и авторов книг – невероятно сложно. Но это возможно, вот Ася Казанцева написала замечательную книгу “Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости”, которая стала победителем премии “Просветитель” в прошлом году. Увлекательно рассказывать о достижениях науки, делать знания интересными, открывать доступ к интеллектуальным наслаждениям – это очень важная задача. Может быть, одна из важнейших.

Премия "Просветитель",Дмитрий Зимин,обскурантизм


Насчёт просвещения тут есть у нас... материалов  :)

ДНК-оригами: как из ДНК делают интересные штуки нанометрового размера http://p-w-w.org/index.php?topic=14541.0


Структура белка: введение для айтишников http://p-w-w.org/index.php?topic=14553.0


Происхождение человека и Эволюционные теории http://p-w-w.org/index.php?topic=14352.0


Антидарвинизм как симптом интеллектуальной деградации http://p-w-w.org/index.php?topic=14442.0


Животное внутри нас http://p-w-w.org/index.php?topic=14535.0


Генная инженерия ЗА и ПРОТИВ  http://p-w-w.org/index.php?topic=11752.msg274778#new



Новости юрского периода  http://p-w-w.org/index.php?topic=7056.0  (как-то исторически сложилось, что оказались в разделе "История"  :smile:  )
« Последнее редактирование: Четверг 19 Марта 2015 18:23:19 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Re: ЗА НАУКУ!! «Династия» в вопросах и ответах
« Ответ #9 : Среда 3 Июня 2015 20:57:46 »
Продолжение. Начало выше

«Династия» в вопросах и ответах
Что именно в российской науке закончится с закрытием фонда
текст: Борислав Козловский



25 мая Минюст признал фонд «Династия» иностранным агентом. Это первый частный фонд, созданный в России для поддержки науки и образования. Он существует с 2002 года на личные средства Дмитрия Зимина, создателя «Билайна». После заявления Минюста Зимин уже объявил, что не будет финансировать фонд в новом статусе.

Тратя на науку примерно 10 миллионов долларов в год (что несравнимо с многомиллиардными бюджетами РАН или Минобра), «Династия» создала в стране принципиально новую среду для занятий наукой и ее популяризации. COLTA.RU выяснила у ученых и издателей, в чем заключалась поддержка, почему других таких фондов в России нет — и почему государство не может сделать для науки ничего похожего, даже если потратит вдесятеро больше денег.

Чему «Династия» учит?

Константин Северинов
профессор Ратгерского университета и Сколковского института науки и технологий, заведующий лабораториями в Институте молекулярной генетики и Институте биологии гена РАН


В течение трех лет мы приглашали школьных учителей биологии со всей России в мою лабораторию в Институте биологии гена РАН. Там был какой-то чудовищный конкурс — по 30 человек на место. И затем 10—12 учителей приезжали на деньги «Династии» в Москву на время зимних каникул. Отовсюду, включая Благовещенск и Петропавловск. Мы их обучали работать с учебными наборами по экспериментальной биологии: как сделать «трансгенную» бактерию, несущую ген медузы, как выделить флюоресцентный белок и так далее. А потом такие наборы раздавали учителям бесплатно, чтобы они могли повторить эти опыты с детьми у себя на уроках. «Династия» полностью оплачивала эту программу.

    Государство не может нацеливаться на самых талантливых. У него гораздо более широкий подход: не точечный, а ковровый.

Второй проект, который мы разработали, а «Династия» поддерживала на протяжении лет, — это проектная деятельность московских старшеклассников в молекулярно-биологической лаборатории. Каждый школьник получал себе в руководители аспиранта или молодого сотрудника моей лаборатории. В течение года они один день в неделю работали у нас. Из этого вышло несколько интересных историй. Многие школьники, участвовавшие в проекте, получили призовые места на международных конкурсах школьных научных работ — в США, Японии и т.д. Кто-то из них поступил в МГУ, и теперь двое стали студентами-дипломниками у меня в лаборатории. И учат новое поколение школьников. Такой вот правильный цикл получился.

Федор Кондрашов
профессор-исследователь, заведующий лабораторией Центра геномной регуляции в Барселоне, преподаватель Школы молекулярной и теоретической биологии в Пущине


Школа молекулярной и теоретической биологии создана фондом «Династия» три года назад, первая школа прошла в 2012 году. Мы попытались сделать нечто новое для российской школьной культуры, когда дети — вместо обучения биологии — обучались в рамках настоящей научной работы.

В работе школы участвуют активные ученые, и тот проект, который они привозят в школу, интересен им самим с точки зрения их собственной профессиональной деятельности. Они приезжают на три недели, привозят с собой часть своей лаборатории. Часто приходится ставить какие-то предварительные эксперименты, и ради нашей школы я прошу, чтобы лаборатория работала месяц-полтора. Для 95 процентов ученых это уже неприемлемо долго, и их участие в школе — это, безусловно, альтруистическое действие.

Есть несколько исследований, которые были начаты в школе и уже напечатаны в серьезных рецензируемых журналах. Например, под руководством моего научного сотрудника Пети Власова школьники предсказывали, какие из уже разрешенных к использованию лекарственных препаратов могут блокировать определенный белок, который важен при развитии одного типа рака груди.

Это было опубликовано в 2014 году в научном журнале Biochemical Pharmacology. Там четыре школьника — соавторы. Точнее, на момент работы они были школьниками, а на момент публикации трое из них только что поступили в университет.

Что делает «Династия» для активных ученых?

Михаил Фейгельман
профессор МФТИ, заместитель директора Института теоретической физики имени Л.Д. Ландау


Благодаря «Династии» любые здешние лаборатории — где занимаются физикой, математикой или биологией — могли приглашать людей по очень простой и быстрой процедуре на неделю, на две недели с семинарами и научными лекциями. И оплачивать им расходы, что без «Династии» было невозможно, потому что все наши институты не имеют никаких юридических прав оплачивать расходы иностранцам. Вот просто не умеют это делать. Вне зависимости от того, есть у них на это деньги или нет. У некоторых деньги есть, а вот делать они это не имели права. Нет такой строчки в ведомости о расходах. Потому что все эти организации бюджетные, и для них установлены очень жесткие порядки. А частный фонд мог это сделать. За пять или шесть лет существования этой программы было порядка 150 таких визитов.

Это были не нобелевские лауреаты и, как правило, не самые молодые ученые. А просто нормальные профессионалы, которым было что о своей науке рассказать своим коллегам, работающим здесь.

Насчет нобелевских лауреатов отдельная история. На это разные фонды деньги иногда выдают. Но нобелевский лауреат — это для пиара. А чтобы нормально развивалась наука, должна быть возможность просто профессионалов приглашать к профессионалам. Вот этого здесь не делал никто.

Константин Северинов

Несколько лет назад тогдашний президент Академии наук Осипов решил сократить программу молекулярной и клеточной биологии — единственную более-менее здоровую программу Академии наук. Не по причине финансовой необходимости, а по причине, скажем так, его обид на биологов вообще и на некоторых, включая меня, в частности. Тогда фонд «Династия» выдал 50 стипендий молодым ученым из тех лабораторий, которые раньше получали академический грант, а академия их кинула и они оказались на мели. Вопрос был решен в фонде буквально за месяц — просто чтобы людей поддержать на фоне сокращения государственного финансирования и дать им возможность остаться в России и в профессии.

    Четыре школьника стали соавторами статьи про рак, опубликованной в Biochemical Pharmacology.

«Династия» уже четвертый год устраивает конкурс стипендий для молекулярных биологов-постдоков. Раз в год мы выбираем 10—15 молодых людей, которые получат трехлетний грант от «Династии» — по 600 тысяч рублей в год. В комитете, рассматривающем заявки от этих молодых людей из России, три нобелевских лауреата из США. В этом смысле у нас все очень серьезно. Работают все члены комитета бесплатно, просто потому, что считают это правильным и нужным делом. Претенденты пишут заявки на английском и в случае победы в конкурсе получают возможность иметь независимое финансирование для разработки своих научных проектов. Основные критерии при отборе заявок — наличие внятного проекта, наличие хороших статей в международных рецензируемых научных журналах по результатам работы над кандидатской, и, кроме того, с момента защиты кандидатской должно пройти не больше трех лет. Кроме того, фонд поддерживает участие российских биологов в престижных курсах, проводимых в лучших лабораториях США и Западной Европы, где можно приобрести навыки практической работы по самым актуальным методам и технологиям. Туда стремятся попасть ученые со всего мира, конкуренция очень высока. Но за участие надо платить. И если вы из России и вас выбрали для участия в таком курсе — фонд «Династия» полностью оплатит ваше участие.

Зачем «Династия» помогает издавать научно-популярные книги, если те и так неплохо продаются?

Варя Горностаева
главный редактор издательства Corpus


Когда «Династия» начинала свою книжную программу, не было ничего. Вообще никаких научно-популярных книжек. Они не пользовались успехом, никто за ними не давился в очередях у книжных прилавков. Не было ничего! «Династия» сделала все это возможным. Работая с издателями, постепенно мы начали издавать при их поддержке эти книги, и очень быстро они стали популярными. Теперь, наверное, можно обойтись без их финансовой поддержки, потому что все стоит на ногах. И это один из самых успешных, между прочим, сегментов книжного рынка в России — научно-популярные книги. Не романы, не какая-то развлекательная литература, а именно это. У издательства «Корпус» они лучше всего продаются. Мы допечатываем почти каждую книгу из серии «Элементы».

    Книги, которые вышли в финал премии «Просветитель», фонд «Династия» рассылает в сто с лишним библиотек по всей стране.

Но помимо собственно грантов, помимо собственно денег все эти годы «Династия» помогала нам и совсем другими вещами тоже. Например, своим экспертным советом. Советом в обоих смыслах слова — советом, состоящим из ученых, экспертов, людей, которые знают, какие книги в мире издаются по их специальностям. И советом, что лучше издавать, что сейчас важнее.

Или, например, мы сами находили какие-то книжки, просили их помочь советом. То есть это такая ежедневная муравьиная работа. За это время возникло огромное сообщество людей по всей стране — экспертов, читателей, редакторов, переводчиков.

Премия «Просветитель» [фонда «Династия] — это, собственно, начало жизни книги здесь. Потому что, когда автор получает эту премию или даже просто становится ее финалистом, начинается огромная работа. Прежде всего, фонд «Династия» обеспечивает больше сотни библиотек страны этими книгами. По всей стране в библиотеках появляются книги из короткого листа премии, книги-лауреаты. А их авторы отправляются в путешествие по стране, в течение ближайшего года читают лекции, участвуют в семинарах, конференциях, в онлайн-конференциях.

Поэтому теперь можно издавать книги и дальше, но, я думаю, без «Династии» жизнь из этого начинания уйдет.


Зачем науке частные фонды, почему нельзя обойтись одними государственными деньгами?


Константин Северинов

Потому что соответствующих программ нет. Те, которые в последнее время с трудом рождаются в Минобрнауки и в государственных научных фондах, сделаны с учетом положительного опыта программ «Династии» — я абсолютно точно это знаю.

«Династия» позиционирует себя как фонд точечной поддержки наиболее талантливой когорты ученых той или другой специальности. Государство на это специально не может нацеливаться, у него просто гораздо более широкий подход, не точечный, а ковровый, и как следствие — гораздо больше бюрократии, меньшая эффективность, отсутствие возможности быстро реагировать. Кроме того, государственные деньги поступают крайне неритмично и все отягощены безумной какой-то отчетностью. В фонде ее фактически нет. Грант получить сложно, но уж если ты его получил, тебе доверяют на все время действия гранта и дают возможность сконцентрироваться на работе.

Виктор Васильев
академик РАН, президент Московского математического общества


Все на свете можно было бы решить за счет государственных денег. Но тут важно то, что Зимин дает на это свои деньги, а те, кто распределяет государственные, распределяют не свои. Поэтому Зимин заботится о том, чтобы эти деньги употреблялись с максимальным коэффициентом полезного действия. А не исходя из каких-то других, посторонних, соображений. Которые, к сожалению, как правило, являются слишком важными, когда какой-то чиновник распределяет не свои деньги.

Федор Кондрашов

В России аналога «Династии» нет. Хороший пример для сравнения — это фонд Говарда Хьюза. Долгое время он был самым большим частным научным фондом в мире, только сейчас его обошел фонд Билла и Мелинды Гейтс. И Хьюз сразу отдал все свои деньги на биомедицину, а фонд «Династия» Зимина изначально поддерживал математику и физику.

Сейчас для биологов нет ничего более престижного, чем быть грантополучателем фонда Говарда Хьюза. Если залезть на их сайт, мы там увидим список из 17 таких грантополучателей, которые стали нобелевскими лауреатами. 2014 год — премия по химии, 2013-й — сразу двое получили премию по физиологии и медицине, 2008-й — Нобелевская премия по химии. И так далее.

Но фонд Говарда Хьюза существует уже много десятилетий. Если бы «Династии» позволили нормально функционировать и развиваться, рано или поздно это могло бы привести к похожим вещам. К серьезным научным открытиям и, может быть, к Нобелевским премиям тоже.

Кому мешает статус иностранного агента?

Михаил Фейгельман

Всем без исключения проектам. Прежде всего потому, что люди (или тем более бюджетные организации), которые получали гранты фонда, оказываются в крайне сомнительном положении. И большинство из них просто будет бояться принять деньги, «помеченные печатью».

Виктор Васильев

Клеймо «иностранного агента» наносит по конференциям [по математике, на которые давала деньги «Династия»] серьезнейший удар. Региональная конференция проводится при поддержке местного губернатора, местного отдела образования. Человек, организующий конференцию, пойдет к своему ректору и скажет: я хочу организовать конференцию и попросить деньги у «иностранного агента». Можете себе представить, как в нашей глубинке эта инициатива будет воспринята?

Федор Кондрашов

Ситуацию с «иностранным агентом» я своим коллегам, особенно из Германии, пытаюсь объяснить так: представьте, что какого-то немца заставят про себя говорить, что он нацист. Или его фонд. Понятно, что не может немец свой фонд называть «нацистским фондом». По культурно-историческим причинам. Точка. И я понимаю, что Зимин все-таки помнит те времена, когда словосочетание «иностранный агент» означало нечто, чем он себя не может называть никогда.

http://www.colta.ru/articles/science/7453
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10691
Re: ЗА НАУКУ!! О "Династии"
« Ответ #10 : Среда 3 Июня 2015 21:09:48 »
Продолжение. Начало выше

Реакция научного сообщества на сообщения о "Династии"

ЖЖ Маркова


Фонд "Династия" включили в реестр иностранных агентов

    May. 25th, 2015 at 9:58 PM

Фонд "Династия" объявили иностранным агентом.
Информация об этом появилась на сайте министерства юстиции.
Фонд, который сделал для науки и просвещения в России больше, чем кто бы то ни было.
Благодаря которому многие ученые, которые иначе давно бы уехали, еще оставались здесь.
Благодаря которому стали издавать хорошие книги, начал возрождаться интерес к науке.

Только не надо говорить, что внесение в реестр - это формальность, не смертный приговор, и надо продолжать работать. Ну да, ну да, всего лишь запретили ходить по тротуарам и появляться в людных местах. Спросите любого человека на улице, с чем ассоциируются слова "иностранный агент". В нашей культуре круг ассоциаций однозначный: "шпион", "предатель", "враг".

Нам всем очень ясно дали понять, где наше место. И нужны ли мы этому государству.

Почему-то я надеялся, что этого сейчас еще не произойдет. Что процесс будет идти чуть помедленнее, и, может быть, даже притормозится. Что за глупое свойство - надеяться, несмотря ни на что.

8 июня совет фонда будет рассматривать вопрос о закрытии.
Я даже допускаю, что не закроются пока - из-за чувства ответственности перед людьми.
Но это уже не столь важно. Перспективы ясно очерчены.

http://macroevolution.livejournal.com/195821.html


ЖЖ Еськова


Еще раз (крайний?..) про Зимина и "Династию"

Признаюсь честно: меня известие об уничтожении Династии (лица, собирающиеся тут вылуплять голубые ольгинские глазенки -- "Да причем тут уничтожение? пускай поцелует злодею ручку, нашьет желтую звезду ИнАгента, и продолжает издавать богопротивных Докинзов и Марковых!.." -- могут сразу ИДТИ НАХУЙ) впечатлило как бы не больше, чем Реформа(тм) Академии.
И мне сдается (по просмотру откликов, весьма многочисленных, в сетях и СМИ), что их авторы -- все, поголовно, чрезвычайно симпатизирующие Дмитрию Борисовичу, да -- совершенно не врубаются в суть происходящего.

Зимин страшен (реально страшен!..) запутинской илитке (и ПожызненномуПрезиденту, выражающему -- плохо ли, хорошо ли -- ее _классовые_интересы_) именно что -- АБСОЛЮТНОЙ БЕЗУПРЕЧНОСТЬЮ своей биографии. Он -- НЕ ЗАМАЗАН, и потому ИМ он не обязан -- НИЧЕМ: ни чубайсовой приватизацией с легализацией ЗолотаПартии(тм), ни попилом госсзаказов -- вообще ничем! Селф-мэйд-мен, возомнивший, что может распоряжаться своими заработанными -- а ведь как хорошо было бы, если б украденными... -- деньгами так, как он сам захочет.

У меня поначалу было впечатление, что все происходящее -- мелкий "эксцесс исполнителей", ловля личной рыбки в мутной водице патриотического бурления: "какой-то мелкий пидорас решил досрочно сменить капитанские погоны на майорские" (с) -- ну, одернут сверху, "они же там не полные идиоты" (тм).
Теперь, после разъяснений Пескова, ясно: нет, это-вот-всё вполне себе санкционировано -- с самого что ни на есть Верху. И внимание этому-вот-всему Наверху уделяют -- никак не меньшее, чем оно того заслуживает.

Мне очень хотелось бы ошибиться, но -- явственно представляю себе, как вот как раз сейчас спешно вызванный в Красный Замок Бастрыкин выслушивает степенное напутствие нашего Пожызненного:
-- "Человек зачат во грехе и рожден в мерзости, а путь его -- от пеленки зловонной до смердящего савана. За каждым что-нибудь, да есть", да!
-- Чё ?
-- Через плечо!! Человек десять лет лет, все ПроклятыеДевяностые(тм) занимался бизнесом в ЭтойСтране(тм) -- и ты мне, что ль, просидевшему все те Девяностые на откатах в Питерской мэрии, хочешь впарить, будто тут можно было _не_замазаться_?
(пауза)
-- "Арсланбек, запомни: твоя голова подпрыгивает на твоих плечах!"
-- Слушаюсь!

Очень хотелось бы ошибиться, но -- ждем-с...
http://afranius.livejournal.com/469330.html

ЖЖ Панчина

Генерал Лудд - великий победитель чулок - против просвещения

   
        May 26th, 17:33

    В конце XVIII века некий «Генерал Лудд» прославился тем, что якобы уничтожил два чулочных станка. Этим героическим поступком он собрал вокруг себя банду сторонников, которые назывались луддиты. Они устраивали восстания и уничтожали «бездуховные» машины и оборудование, препятствуя индустриализации.


    Луддиты существуют и сегодня. Некоторые предлагают казнить “проклятых колдунов-ученых” – химиков и физиков. Другие вытаптывают экспериментальные поля золотого риса или пшеницы, отпугивающей тлю. Третьи ставят палки в колеса просветительским организациям, таким как фонд Династия Дмитрия Зимина, лауреата премии “за верность науке”.

    Фонд издает научно-популярные книги, награждает лучших авторов престижной премией “Просветитель”, выдает гранты молодым ученым на научные исследования, финансирует конференции, научно-популярные библиотеки, образовательные мероприятия для школьников, студентов и аспирантов. Финансируется фонд из личных средств Дмитрия Зимина.

    Недавно фонд Династия объявили “иностранным агентом”. Иностранными агентами считаются организации, которые получают финансирование из-за рубежа и занимаются политикой. По-видимому, у Зимина часть средств лежит в зарубежных банках – как, например, у многих государственных деятелей и государственных корпораций (может их объявить иностранными агентами?). Но чтобы фонд занимался политикой? Похоже, что просвещение всерьез угрожает “скрепам”.

    Иностранные агенты подвергаются более жестким проверкам, с ними неохотно имеют дело: становится сложно организовать мероприятия. Но, пожалуй, самое главное – это оскорбительно, когда иностранным агентом называют филантропа, который вносит столь внушительный вклад в развитие образования и науки в России. Он – иностранный агент! Зато некоторые чиновники и депутаты, которые отдают детей в иностранные школы, лечатся в иностранных клиниках, а деньги спускают на яхты и лимузины – настоящие патриоты. Не удивительно, что Зимин обиделся и заявил о прекращении финансирования фонда.

    Пока луддиты празднуют временную победу (а я уверен, что так просто эта история не закончится), мне кажется, что пора рассказать доступным языком о том, зачем нужна популяризация науки в России и зачем нужно образование. Взглянем фактам в глаза. Средняя продолжительность жизни в Японии составляет около 82,6 лет. В Андорре – 82,2. В Швейцарии – 82,1. В Австралии – 81,2. Как вы думаете, какая продолжительность жизни в России? Я вам скажу: 70.3 года.

    По некоторым оценкам, среднестатистический курильщик в развитой стране в среднем теряет 6,5 лет жизни из-за повышенного риска рака и других заболеваний. В первом приближении, проживание в Австралии увеличивает ожидаемую продолжительность жизни больше, чем отказ от курения – на 11 лет.

    11 лет – это 15% от жизни среднестатистического жителя России. От вашей жизни. А теперь задумайтесь, сколько всего можно успеть за 11 лет? И сколько бы вы были готовы заплатить за дополнительные 11 лет жизни? Неужели не ясно, что мы что-то делаем не так?

    У рационально мыслящего человека в этот момент должно возникнуть две конкурирующие мысли. Первая – не патриотичная: как бы мне свалить в Австралию или в Японию или хотя бы отослать туда своих детей? Вторая – для тех, кто может свалить, но не хочет из-за друзей, родственников или любви к родине: как добиться того же самого в России? Второй вариант – это не мифическая “русофобия”, чего бы там не внушали сторонники “скреп”, а ровно наоборот – попытка сделать страну лучше из самых благих намерений.

    В средние века продолжительность жизни людей в Европе достигала в среднем 35-40 лет. Даже аристократы, которым повезло не стать жертвами высокой детской смертности и дожить до 21 года, вплоть до XVIII века жили в среднем 50 лет. В России в XIX веке продолжительность жизни была 40-50 лет.

    Увеличение продолжительности жизни людей связано с развитием технологий. А развитие технологий – с наукой. Если Вам 50 лет – будьте уверены, что вы живы, благодаря науке. Если вы младше, то вы с большой вероятностью живы благодаря науке, ибо детская смертность в современной России в 20 раз ниже, чем в конце XIX века. Правда, все равно в 3-4 раза выше, чем в Японии и Швеции.

    В конце XIX века началась активная разработка и производство антибиотиков. Это стало возможным благодаря работам Гозио, Эммериха, Лоу, Флемминга, Вельша, Догмагка, Красильникова и других ученых. Многие из нас принимали антибиотики. Но мало кто задумывался, что если бы не антибиотики, то нас могло бы уже не быть.

    Но антибиотики могут перестать спасать наши жизни, и наука знает, почему. Потому, что бактерии приспосабливаются. А для поиска новых антибиотиков нужны люди, которые умеют их создавать – ученые. Увы, согласно опросам ВЦИОМ, 46 % жителей России ошибочно полагают, что “антибиотики убивают вирусы так же хорошо, как и бактерии”. А еще некоторые люди не верят в эволюцию. А если нет эволюции – то откуда взяться опасным бактериям? Из-за этого незнания биологии некоторые люди принимают антибиотики без должного повода, что стимулирует появление опасных микроорганизмов.

    Работа ученых, создающих новые лекарства, возможна потому, что эти люди в свое время получили должное образование, их смогли заинтересовать научной деятельностью, а еще потому, что им не нужно пахать в поле. В средние века один крестьянин, работающий в поле, был рад, если мог обеспечить едой себя и свою семью. В середине прошлого века один фермер в развитой стране в среднем мог прокормить 19 человек. Сегодня – 155 человек. А это значит, что 155 человек могут заниматься чем-то еще: быть художниками, музыкантами, сниматься в фильмах или заниматься наукой. И это тоже благодаря технологиям. Если бы их не было, вы бы не могли сейчас сидеть в интернете и пить чай или сок, сетуя на ужасный 8-часовой рабочий день. Вы бы потные пахали в поле, пока весь урожай брюквы не был бы собран.

    Невежество неизбежно приводит к гибели людей. ВИЧ-диссиденты, в сущности, убивают людей, которые, наслушавшись совершенно идиотских с научной точки зрения аргументов, отказываются от лекарств. Или решают, что нет необходимости предохраняться или сообщать партнерам или партнершам о ВИЧ статусе. Зачем это делать, если вируса не существует?

    Антипрививочники угрожают нашему социальному иммунитету: чем больше привитых людей – тем меньше шанс того, что случится эпидемия, что появится новый вариант вируса, что заболеют еще не успевшие привиться. Некомпетентные и необразованные люди не хуже луддитов уничтожают как собственное здоровье, так и здоровье окружающих.

    Блогер Сергей Белков flavorchemist красиво подметил:

    Однажды, я думаю уже очень скоро, автомобили, управляемые компьютером, выйдут-таки в массы. Они строго в соответствии с заложенной в них программой, будут ездить по правилам, минимизировать заторы и аварийность, максимизируя (спасибо теории игр) общее благо. Они будут анализировать дорожную обстановку, пропуская, строго в соответствии с правилом ПДД разных дураков. И вот тогда обязательно найдутся водители-человеки, не доверяющие автоматике. Умные и "опытные", летающие на красный, поворачивающие из второго ряда они будут абсолютно уверены, что их безаварийность – это следствие именно их мастерства. Они будут точно знать, что доверять управление компьютеру – зло и слабодушие. Также как доверять врачам прививать детей. Ну, или, примерно также.

    Австралия – страна с высокой продолжительностью жизни, практически победила мракобесие под названием “гомеопатия”. Нет она не запрещена, просто почти никто ее не покупает. В России гомеопатические компании, в сущности занимающиеся разводом людей на деньги, получают миллиарды рублей чистой прибыли в год. И многие люди получают неадекватный уход и лечение. Япония готовится кушать ГМО рис от аллергии. А мы так и не начнем выращивать на севере страны отечественную картошку, устойчивую к холоду. Чтобы исправить это положение – нужно просвещение.

    Просвещение вывело нас из темных средних веков в куда лучший мир. Нет, у нас не все идеально, но благодаря науке и прогрессу у нас есть самолеты, телефоны, неплохие лекарства и масса других благ, от которых не спешат отказываться даже яростные противники науки. Мы живем пусть не 82 года, но уже и не 50. Есть люди, которые пытаются эти блага приумножить и сделать доступными для всех, но вместо благодарности получают оскорбления. Мы дожили до того, что можно открыто говорить о казни ученых (и ничего тебе не будет), но не дай Бог оскорбить чувства верующих, показав какой-нибудь “неправильный” спектакль. Про зарплаты ученых и учителей я молчу. Проявите благодарность науке и научно-техническому прогрессу. Вы с вероятностью 100% пользуетесь его плодами – иначе вы не могли бы прочитать этот пост в Интернете.

    Когда-нибудь ученые решат техническую проблему продления молодости и жизни. Будет ли справедливым, если эти технологии достанутся противникам науки, как Интернет и сотовые телефоны? Мне кажется, что правильный подход такой: не любишь науку – иди живи в пещеру и жуй корешки. Есть сторонники науки, а есть банда Генерала Лудда, которая все-таки одержала победу в неравной битве с чулками и теперь жаждет уничтожить последние искры здравого смысла в нашей стране. И те, кому не безразлична судьба России, не должны этого допустить.

http://scinquisitor.livejournal.com/66619.html
« Последнее редактирование: Среда 3 Июня 2015 21:12:29 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика