Автор Тема: Что приходит с сумерками? - Путешествие по Кубе  (Прочитано 1954 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648

Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Frankfurter Allgemeine Zeitung
Автор: Уве Эбингхаус
Дата опубликования статьи:30 декабря 2013


Путешествие по Кубе

Что приходит с сумерками?

Белые пляжи и звучащая повсюду музыка сальсы. Однако после почти 20-летнего кризиса один туризм уже не может спасти Кубу. Путешествие в страну, которая недовольна сама  собой


Почти как до революции: по чистой необходимости старые "шеви" должны наматывать "сверхсрочные" километры, сейчас все они ездят уже с японскими моторами

Мы сбежали от зимы. У аэропорта растут королевские пальмы с твёрдыми как кость стволами, устремлёнными прямо в голубое небо, воздух приятно влажен, атмосферное  давление настолько высокое, что чувствуется запах выхлопов автобусов, ожидающих за зданием аэровокзала. Мы приземлились в Санта-Кларе, где температура воздуха 27 градусов Цельсия, однако едва мы обменяли наши "евро" на "CUC" - кубинская валюта, привязанная к доллару (конвертируемый песо - параллельная валюта Кубы. Заменяет доллары и изначально было предназначено для туристов и дипломатов. Прим. перев.), как солнце оказалось едва-едва выше горизонта.  При этом сейчас 17 часов, почти как в Германии. Некоторое время спустя мы уже едем в автобусе в Санта-Клару, город, где в 1958 году Че Гевара одержал решающую победу над режимом Батисты и направил Кубинскую революцию на путь победы. Но после захода солнца опаловых расцветок  за горизонт, исчезает и первый поэтический момент нашего путешествия. Темнота затягивает нас.

Когда становится темно, Куба, будь то город или село, начинает вибрировать. Из-за предписанной экономии электроэнергии, в стране наступает почти фантастическая светопостановка, как будто в зале просто погас свет для того, чтобы начался собственно спектакль, даже если он и не исполнит заявленной  программы. По узкой улице, вначале ведущей из аэропорта в город через поля, мы проезжаем молодую пару на неосвещённых велосипедах, коз на обочине, лошадиную повозку с корнеплодами, всё это слабо освещено одинокими уличными коптилками. И поскольку все лишь едва видят друг друга, так как велосипеды едут вообще без фар, машины лишь изредка с освещением, то почти неизбежно приходится  общаться друг с другом, разговаривать, чтобы привлечь внимание. Наш водитель непременно должен притормозить у каждого животного на обочине дороги для того, чтобы объехать его со скоростью пешехода.

То, что ломается, заменяется на китайские изделия

Наконец предместья, с их разрушенными промышленными строениями, остались позади и мы сворачиваем на узкие улочки Санта-Клары, проезжаем мимо разноцветных рядов домиков, которые  по мере приближения к центру, выглядят всё более колониальными.  За пириоткрытыми дверьми мерцают телевизоры, гостиные, куда можно легко заглянуть, освещены бледным светом энергосберегающих ламп, чьё применение было строжайшим образом предписано правительством для всей страны ещё несколько лет назад. И вот уже почти четверть столетия кубинцы согласуют свою жизнь с так называемым Período Especial - особым или лучше сказать периодом чрезвычайного положения, начавшимся в 1990 с распадом СССР и падением цен на сахар. Энергия и питание в один момент  стали дефицитом, внезапно везде исчезла еда, тюрьмы быстро стали заполняться пойманными за воровство.  В тоже время сохранялись высокие стандарты в здравоохранении и медицине и поддерживалась амбициозная  система образования с её поголовной грамотностью. Технические устройства, прежде всего машины, снашивались, не имея возможности получения запасных частей, и сейчас ситуация выглядит так: если что-то в стране полностью ломается, то заменяется  китайскими изделиями или вездесущими импровизациями.



Мы сами сидим сейчас в туристическом автобусе марки Yutong, который немного пахнет противомоскитным средством и чьи рессоры изрядно поскрипывают, на борту которого, при этом, имеется всё необходимое, даже экран для показа фильмов, солнцеотражатель с силуэтом Кубы, холодильник и цифровые часы, идущие на протяжении всего нашего путешествия  по каким-то своим законам. И несмотря на то, что позже, во время длинных поездок по восточной части Кубы, мы практически свыклись с вероятностью, что автобус наш при первой же возможности просто опрокинется на бок и останется лежать, он стойко перенёс все превратности нашего путешествия. Нигде  китайская техника не впечатляет так, как на Кубе, которую можно сравнить с великой азиатской державой в том смысле, что и она свою дорогу в будущее пытается вымостить в каком-то многообещающем третьем направлении, между социализмом и капитализмом.
После первой волны приватизации, правительство предоставило гражданам свободу путешествий, а совсем недавно ликвидировало запрет на импорт автомобилей. Однако большинство кубинцев даже не заметили этих новых свобод, в стране по-прежнему существует запись на основные продукты питания. Кто тут будет думать о новом автомобиле?

Мы ночуем в центре города Санта-Клара в государственном отеле. Ужинаем в частном ресторане, который можно с точностью определить по наличию большого числа вентиляторов,   наперегонки вращающихся под потолком. Кондиционеры на Кубе - это символ статуса. При необходимости здесь мирятся даже с переохлаждением.

В центральном парке Леонсио Видаль с его белыми постройками в колониальном стиле и отелем в мятных тонах, на стенах которого, однако, видны пулевые отверстия 50-х, не происходит практически ничего - понедельник и по телевизору как раз идёт популярная теленовелла.

Зловещая тишина на туристическом острове

Более оживлённым это место оказывается на следующее утро. Из динамиков, подвешенных не выше роста ребёнка, гремит танцевальная музыка и мы сразу погружается в атмосферу Кубинской революции, посетив бронепоезд, который Че Гевара в декабре 1958 спустил с рельс, и осмотрев мавзолей с его бренными останками *. Снаружи здание мемориала выглядит как неприметная одноэтажная постройка, внутри же мраморная облицовка стен и утончённый дизайн создают впечатление современной жилой комнаты. Однако возвышенные чувства не проявляются даже у прежних верных носителей маек и фуфаек с портретом Че Гевары. Мемориал воздействует слишком усердно, чересчур требовательно. К тому же, позади мавзолея, перед шестиметров бронзовым монументом работы Хосе Деларраса, выстраивается группа испанских туристов, которые вместо традиционного "Чиииииз!", восклицают "Че!", далеко, однако, зашла популяризация "Guerrilleros".  Небольшая площадка перед мемориалом заполняется маленькими китайскими автобусами и туристами со всего мира.**


На Кубе 250 пляжей, на севере острова скоро дополнительно откроются  многочисленные коралловые островки

Однако мы отправляемся в путь в предполагаемое будущее Кубы, в место организованного массового туризма от которого, по меньшей мере, государство ожидает экономического взлёта. Ведь как иначе  после более чем 50-летнего экономического эмбарго Америки, в страну можно привлечь иностранные инвестиции, не впадая в новую экономическую зависимость. Образованная элита страны давно это поняла. При среднем доходе 400 кубинских песо в месяц, что составляет около 20-ти конвертируемых песо, то есть соответствует чаевым  за, примерно, 20 мелких услуг, многие люди с высшим образованием выбирают для себя туризм. Что в настоящее время даже привело к некоторой нехватке уроков английского в школах.

На Кубе более двухсот пляжей, на которых вода переливается всеми мыслимыми оттенками зелёного и голубого, а песок за коралловыми рифами  такой тонкий и белый, что кажется гипсовым. Однако ещё не все  райские пляжные места открыты и доступны. И в первую очередь, на севере, где расположено множество островов, которые государство намерено освоить. Совсем недавно севернее Санта-Клары, посредством дамбы длиной более 40 километров, закончили  присоединение пляжей на Кайо Санта Мария, где вырос ряд непривычно низких, но широко раскинувшихся гостичных комплексов. Некторые из них даже отделяют пространственно семейных отдыхающих от одиноких гостей, что влечёт за собой таинственную тишину.  Ухоженные садовые участки, по соображениям экологии расположенные на некотором отдалении от пляжей, не вполне соответствуют духу солидарности в стране, но, делая ставку на "всё включено", тем не менее, полностью в руках государства. Кстати, управление передано опытным гостиничным сетям, чаще всего из Испании.

Так я никогда  не дойду

Расчитаны эти гостиницы прежде всего на канадских туристов, которые  миллионами посещают солнечную Кубу, особенно зимой. Для того, чтобы несколько сгладить уединённость отсровов, здесь предлагают много недорогих катамаранных экскурсий, кроме того, была построена торговая деревня, в которой этим тёмным вечером мы были практически единственными посетителями.

Расчитываясь на следующее утро в гостинице, мы разговорились с одним американским туристом. Он удивлялся, что мы совершаем экскурсию вокруг всей Кубы. Он и не знал, что такое возможно, и в общем-то не ошибался - американские путешественники, желающие объехать страну, должны подчиняться строгим правилам, удовлетворяя любопытство лишь посещением объктов культурного наследия.  Мы, во всяком случае, с облегчением покидаем  "всё-включено-остров" и бесконечную мангровую плотину, направляясь на юго-восток.

Лучше всего Кубу узнаёшь именно во время поездок по ней.  Пальмовые леса, сахарные плантации, папайя и цитрусовые рощи на красной земле проносятся мимо, мы проезжаем через огромные пастбища, которые явно  велики на пару размеров, для немногочисленных коз и овец на них. Лишь изредка встречаются коровы-цебу в сопровождении  цапли или стервятника, восседающих на привязях. Молодые люди на обочинах косят мачете придорожные газоны, а один раз мы даже проезжаем мимо команды дорожных рабочих, моющих кафельную облицовку туннеля при помощи специальных губок для автостёкол. Куба очень чистая.


Необременённость и беззаботность - это на Кубе привилегия детей, которых на улице можно сразу узнать по школьной форме

Мы оставляем позади дюжины и дюжины воловьих упряжек, сотни велосипедистов и лишь немного автобусов или грузовиков. При въезде в населенные пункты мы порой сталкиваемся с недоумёнными жестами многочисленных голосующих на дорогах любителей автостопа, поскольку наш автобус не останавливается, несмотря на то, что номер указывает на государственную принадлежность и потому обязан подвозить путешественников.

Сложности с "кубинской переменой мест" похоже мало изменились со времён знаменитой песни Компая Сегундо "Чан-чан". "Я иду из Альто Седро в Маркане", говорится в ней. "После Куэто путь ведёт дальше в Майари... Очисти путь от сена/ чтобы я мог присесть, / так я никогда не дойду".***

Ещё один поэтический момент мы пережили на просёлочной дороге перед Мороном, где пришлось поменять полосу движения, поскольку на нашей стороне жители выложили на просушку урожай риса. И такими же, почти нереальными, кажутся нам плотные розовые ковры, которые снова и снова расстилаются на нашем пути, на маленьких фермах под кубинскими яблонями - они как раз сбросили свои тычинки.

Герой повтора

Дома встречают нас  всеми мыслимыми строительными вариациями и карибскими цветовыми комбинациями. Маленькими они являются все. Но если на них обнаруживается ещё и нелегально надстроенный верхний этаж, то это отражает жилищные проблемы страны, где несколько поколений вынуждены в течение десятилетий жить под одной крышей. Что вносит свой вклад в падение кубинской рождаемости и рост числа разводов, который составляет до 80%.

Перед Сантьяго-де-Куба пышно разрослись пальмы и внезапно на несколько километров мы оказались на расширенном автобане с кустами олеандров посредине. Эта широкая дорога должна была вести в Гавану, однако из-за введения особого положения, остался лишь этот кусок. Вычищенная улица как увертюра к захватывающему дух спектаклю, который представляет из себя вид на великолепный замок Эль Морро над бухтой Сантьяго-де-Куба в Карибском море. И снова нам на пятки наступает заход солнца. Мелодраматически наступают сумерки на кладбище Санта Ифигения, где находится могила национального героя Хосе Марти.**** Низкое солнце так драматически освещает поистине барочные облака, как будто преподаёт нам здесь урок о быстротечности и переменчивости всего сущего. С крыши-террасы отеля "Каса гранда" мы наблюдаем, как солнце окончательно скрывается за горизонтом. А когда, наконец, снова оказываемся на улице, то видим перед собой парк Сеспедас, где Фидель праздновал 1 января 1959 года победу революции, и снова ощущаем эти вечерние вибрации, которые на сей раз приводят нас в "Каса де ля Трова". Здесь в полном разгаре сальса-танцы, с самыми обольстительными и гибкими танцорами со всей округи. Оркестр играет настолько оглушающе, что японцы от стола специально для туристов у самой сцены, пересаживаются назад.


Сумерки в Сантьяго-де-Куба

И в Варагосе, первоначальной столице Кубы, расположенной на краю национального парка Гумбольдта,  вскоре после того, как наш автобус дотащился до пресловутого перевала Ла Фарола, мы снова оказались в "Каса де ля Трова", где познакомились с самыми удивительным человеком, встреченным нами во время путешествия. Его зовут Хорге, он работает аниматором и конферансье в Каса, носит причёску как у Патрика Суэйзи ( американский актёр, танцор и автор-исполнитель, наиболее известный по ролям в фильмах «Грязные танцы», «Привидение» и «На гребне волны», прим. перев.) и имеет рафинированные  туземные черты. Маленький, ловкий, подвижный, он просто гений повтора. С одним и тем же трюком он удивительно ловко умудряется увеличить оборот (потребления) мохито перед открытой стеклянной дверью синего, как океан, бара: для начала он сравнивает вновь прибывшего со знаменитым актёром или певцом,  после навязанного знакомства приносит ему первый коктейль, а когда бокал пустеет, то внезапно снова возникает за спиной и издаёт что-то вроде предостерегающего окрика "Хееейя", когда "жертва" оборачивается, раскинув руки изображает испуг, смущённо улыбается и спрашивает мимоходом практически на всех языках мира: "Ещё один мохито?"
 Спустя какое-то время он и сам стоит на сцене, каркая поёт балладу и в конце с неподдельной серьёзностью выясняет, нет.. петь он действительно не умеет.  Может ли он представить себе жизнь в каком-то другом месте, спрашиваем мы. Конечно может, он просто-напросто слишком беден для того, чтобы эмигрировать и потому  останется здесь. Но в данный момент его похоже больше занимает то обстоятельство, что он не имеет права выставлять свои столы прямо на улице перед Каса. Священник из близлежащей церкви добился запрета на это. "Катастрофа для бизнеса", говорит он и находит среди публики следующую "Шакиру" ( колумбийская певица, автор песен, танцовщица, музыкальный продюсер, хореограф и модель, прим. перев.)

Это легкомысленная, звёздная ночь перед церковью в Баракоа. На заднем плане тропический лес и шестисотметровая Эль-Юнке (Гора столовой формы, напоминающая наковальню, отсюда и название. Эль-Юнке была упомянута Христофором Колумбом в его хрониках об открытии Америк. В 1979 году была объявлена национальным памятником. Прим. перев.). Кажется что у воздуха вкус бананов. Полгорода, похоже на ногах, и Каса активно посещается и без уличных столиков, однако настоящая толчея у дискотеки "Ла Тераза" напротив и наискосок, куда ломится молодёжь в тесно облегающих шмотках.
Удивительное дело, но мы не видим ни одного мобильного телефона, хотя на Кубе их насчитывается примерно два миллиона. Позже мы узнаём, что минута разговора стоит 50 конвертируемых центов, а СМС - девять, такое редко кто может себе позволить.

Единственный iPhone, увиденный нами в путешествии, был в руках у нашего гида-проводника на одной из табачных фабрик Гаваны. Столица Кубы, куда нас на вертолёте доставили из Баракоа, расположенного в 1200-х километрах, после впечатлений от девственного востока, прямо таки сшибает с ног своей величиной, требующей санации.


Хореография не меняется годами. Танцовщицы в "Тропикане"

Вопрошающе, как Майкл Корлеоне в фильме "Крёстный отец II" Фрэнсиса Форда Копполы, который частично снимали в Гаване в 1958 году, мы въезжаем в метрополию. Наши вопросы те же самые: каков потенциал города, какие настроения он отражает, стоит ли инвестировать сюда? На первый взгляд, здесь мало что поменялось по сравнению с временами киносъёмок Копполы: по дорогам по-прежнему ездят те же машины, в барах пьют тот же ром, так же идут в Тропикану (Знаменитое на всю Кубу  гаванское кабаре открылось еще в 1939 году на территории поместья Вилла Мина. «Тропикана» стала особенно популярной в пятидесятых годах, когда в стране был наплыв американских туристов и, соответственно, американских денег. Прим. перев.), курят коибу (одна из самых молодых марок кубинских сигар, прим. перев.)*****, оркестр играет "Гвантонамейру" и самыми впечатляющими отелями по-прежнему считаются "Капри" и "Националь", оба построены мафией. Дон Мичеле, главарь мафии в фильме, однако опасается за свою  последнюю запланированную инвестицию в Гаване. На одной из улиц он наблюдает за революционером, который покончил с собой во имя свободы своей родины. И ему становится ясно, что эти идеалисты могут побеждать.

В почёте своенравный патриотизм


Каких же "будущих победителей" можно встретить сегодня на улицах Гаваны? Альберто, примерно 60 лет, голубые глаза, прокуренный голос, себя таким не представляет. Сегодня он водит по окрестностям красный "Крайслер" 1956 года для государственного туризма, раньше он был на флоте, потом работал каменщиком, возил политиков на "Ладе". Затем наступил 1990 и он, вот она ирония истории, должен был пересесть на американский "олдтаймер" (классический автомобиль), который уже бегает с движком от "Тойоты". В молодости у него был шанс поехать работать в ГДР, но кто-то рассказал ему, что там можно зимой отморозить уши и нос,  и он остался на Кубе.

На Кубе в почёте своенравные патриоты. С Че Геварой почитают страну многоязычного аргентинца, с Эрнстом Хэмингуэем, который долгое время жил в Гаване, отдают дань даже американцу. Там, где писатель пил свои мохито и дайкири, в барах "Ла бодекита" и Эль флоридита", сегодня двери нараспашку день и ночь. Однако с некоторых пор Гавана и своими силами успешно продвигает на рынок свой городской образ. Плаза Виеха, например, была прекрасно отреставрирована  (La Habana Vieja - исторический центр Гаваны. Вместе со своими архитектурно-культурными достопримечательностями входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Прим. перев.) и очень приятно видеть, что угловые дома здесь  заняты не "МакДональдсами" или "Старбаксами", а кубинскими кофейнями и микро-пивоварнями, в которых за жёлтыми фасадами, традиционными стеклянными окнами и арочными входами, жарят и гамбургеры. Однако, это может быть только началом. Забавно наблюдать за бесчисленными молодыми официантами в "Плаза фактория Виеха" в минуты безделия, молодым людям с причёсками "петушок-гребешок" требуется как минимум 10 минут для того, чтобы принести нам пиво. И всё из-за обильной болтовни. Они готовы на что угодно, только не на высокопроизводительный труд, что делает ещё более очевидным факт - с таким поколением социализм долго не протянет.

Во время полёта обратно, в день, когда Обама на поминках и траурных мероприятиях по поводу смерти Нельсона Манделы, ненароком пожал руку кубинскому лидеру Раулю Кастро, мы листали сборник стихов национального героя Кубы Хосе Марти на английском языке, приобретённом в одном из магазинов Гаваны. При этом удивило нас стихотворение "Две родины" („Dos patrias"), где Куба называется "печальной вдовой", а ночь стоит рядом второй родиной. ******
В описаниях кубинского национального героя мы узнаём не только свои собственные тёмные впечатления, стихотворение обрисовывает ночь, как источник перемен. Интересно было бы взглянуть, как туризм изменит облик Кубы в последующие годы. Такой, какой мы её покидаем сейчас, она вероятно не будет уже никогда.


Оригинал статьи






Ещё переводы о Кубе:


Prensa Latina - Фальшивые виды прекрасной Кубы



Да здравствует ВикиЛикс! Фильм ««Здравозахоронение»» не был запрещен на Кубе


Куба мертва: да здравствует капитализм



Примечания переводчика ниже
« Последнее редактирование: Вторник 21 Января 2014 17:31:37 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10648
Re: Что приходит с сумерками? - Путешествие по Кубе
« Ответ #1 : Вторник 21 Января 2014 17:22:19 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ





Примечания переводчика


* Битва за Санта Клару — серия вооруженных столкновений, приведших в конце декабря 1958 к взятию кубинского города Санта-Клара революционерами под командованием Эрнесто Че Гевары.



28 декабря 1958 года колонна повстанцев Че Гевары продвигалась из порта Кайбарьен в город Камахуани, расположенный между Кайбарьеном и Санта-Кларой. По дороге их встречали толпы крестьян: энтузиазм населения и взятие Кайбарьена за один день укрепило в рядах повстанцев чувство близкой победы.

Составлявшие гарнизон Камахуани правительственные войска дезертировали, и колонна Гевары продолжила путь на Санта-Клару. К сумеркам повстанцы прибыли в городской университет, расположенный на краю города.

Гевара, повредивший руку при падении со стены во время боев в Кайбарьене, разделил свои войска (около 300 человек) на две части. Южная колонна должна была первой вступить в контакт с оборонявшими город силами под командованием полковника Касильяса Лумпуйя.

Бронепоезд, посланный Батистой для пополнения запасов оружия, боеприпасов и снаряжения, проехал вдоль подножия холма Капиро на северо-востоке города и был развернут в командный пункт. Для взятия холма с использованием ручных гранат Гевара отрядил «команду смертников» под командованием двадцатитрёхлетнего Роберто Родригеса, известного как «El Vaquerito». Защитники холма неожиданно быстро отступили, и бронепоезд с офицерами и солдатами был отведен к центру города.



В самом городе произошла серия стычек между правительственными войсками и второй колонной повстанцев под командованием Роландо Кубелы, поддерживаемой местным населением, поставлявшим бутылки с зажигательной смесью. Несмотря на поддержку авиации, снайперов и танков, гарнизон (казармы полка «Леонсио Видаль» и казармы 31 полка Сельской гвардии) был окружен силами Кубелы.

Гевара, считавший главной задачей захват бронепоезда, успешно использовал тракторы сельскохозяйственного факультета местного университета, чтобы поднять железнодорожные рельсы. Благодаря этому, бронепоезд, вывозивший войска с холма Капиро, сошел с рельсов, и находившиеся в нём офицеры запросили перемирия. Рядовые солдаты, чей моральный дух был очень низок, начали брататься с повстанцами. Вскоре после этого бронепоезд оказался в руках повстанцев, а находившиеся в нём 350 солдат и офицеров взяты в плен.

В бронепоезде находилось значительное количество оружия, которое было очень необходимо для дальнейшей борьбы, и могло стать основой вооружения как повстанцев, так и поддерживавших их крестьян.

Во второй половине дня Че Гевара сообщил по радио, что последние отряды в Санта-Кларе сдались.

Захват бронепоезда и последующее освещение этого события в СМИ как правительством, так и повстанцами, стало переломным моментом Кубинской революции. Несмотря на то, что на следующий день правительственные газеты писали о «победе» Батисты при Санта Кларе, противоположные сведения, передаваемые войсками Кастро, ускорили серию капитуляций правительственных войск. Вскоре появились сообщения, что лидеры повстанцев беспрепятственно направляются в Гавану, чтобы взять власть.

** Мавзолей Че Гевары






Место для мавзолея выбрано не случайно: именно здесь, в 270 км к востоку от Гаваны, команданте Че одержал свою самую громкую победу. Битва за Санта-Клару стала последним и решающим сражением Кубинской революции — через 12 часов после взятия города повстанцами в декабре 1958-го генерал Батиста бежал из страны.

В 1988 году на холме над городом открыли мемориальный комплекс с 7-метровой бронзовой статуей Че на 15-метровом гранитном пьедестале, окруженной барельефами, воспроизводящими славные страницы биографии знаменитого революционера и полный текст его прощального письма к Фиделю с разошедшимся позже на песни финалом: «Вперед, к победе! Родина или смерть!»



Но мавзолеем в полном смысле этого слова комплекс стал лишь в 1997-м, через 30 лет после трагической гибели Че Гевары, когда в Боливии была найдена его могила. Гроб с останками перевезли на Кубу и выставили на Площади революции в Гаване, а затем со специальным кортежем отправили в Санта-Клару. Под статуей устроили склеп, стилизованный под партизанский лагерь в боливийских джунглях: здесь горит вечный огонь, который зажег лично Фидель Кастро. Рядом со склепом — музей Че Гевары, где можно увидеть тот самый берет со звездочкой, ингалятор (Че был астматиком), диплом врача, стоматологический набор, с помощью которого он лечил друзей-партизан, и конечно, много оружия: пистолеты, винтовки, автоматы — вечные спутники неспокойной жизни революционера.

*** Компай Сегундо, дословно «Второй приятель», настоящее имя: Максимо Франсиско Репиладо Муньос (1907—  2003) — кубинский певец и автор песен, один из членов проекта «Buena Vista Social Club».

Со временем юноша начинает брать уроки сольфеджио, затем, под покровительством маэстро Энрике Буэно, поступает в Музыкальный Оркестр Сантьяго в качестве кларнетиста. Едва выйдя из подросткового возраста, Компай начинает появляться в радиопередачах с квартетом Кубанакан (Cubanacan). В 1942 году вместе с Лоренсо Йерресуэло (тоже уроженцем Сибонея) основывает дуэт Los Compadres — поворотный момент в карьере обоих.

В 1998 г. Рай Кудер вместе с Ником Голдом и Хуаном де Маркосом включают его в диск Buena Vista Social Club (Клуб Буэна Виста) наравне с другими гениями кубинской музыки.



Buena Vista Social Club — музыкальный проект, созданный по инициативе американского музыканта и композитора Рая Кудера, своего рода сборная команда кубинских эстрадных музыкантов старой школы, пик популярности которых пришёлся на период, предшествовавший кубинской революции 1959 года. Название проекта (в англизированной форме) было позаимствовано у популярного клуба, существовавшего в Гаване в 1940-х годах. Первоначальной целью проекта было сохранение музыкальной культуры Кубы «старой школы» (1930-е—1940-е годы) для потомков. В настоящее время «Буэна Виста Соушл Клаб» — успешный музыкальный бренд, объединяющий значительное количество музыкантов, выступающих как вместе (под названием оркестр «Буэна Виста Соушл Клаб»), так и по отдельности.

Первый альбом проекта, также названный «Buena Vista Social Club», вышел в 1997 году. Большинству музыкантов ансамбля на тот момент было за 70 лет. В 2003 году журнал Rolling Stone внёс данный альбом в список 500 лучших альбомов всех времён под номером 260.

Buena Vista Social Club - Chan Chan


Славу «Буэна Висты» удвоил кинорежиссёр Вим Вендерс, снявший в 1998 году одноимённый фильм, посвящённый проекту, рассказывающий о кубинской музыке вообще, и о том, как Рай Кудер собирал музыкантов коллектива для записи CD и концертов в США, в частности. Также, в фильм были включены интервью с основными членами группы. Режиссёром фильма выступил давний друг Кудера — Вим Вендерс. В 2000 году фильм был номинирован на «Оскара» как лучший документальный фильм. В наградах фильма также числится звание «лучший документальный фильм» Европейской киноакадемии, и другие.


**** Хосе Хулиан Марти-и-Перес ( 1853 — 1895) — кубинский поэт, писатель и публицист, лидер освободительного движения Кубы от Испании. На родине он считается национальным героем, прозван «Апостолом независимости». В литературных кругах известен как отец модернизма.



Хосе Марти, сын Мариано Марти из Валенсии и Леонор Перес Кабрера из Тенерифе, родился 28 января 1853 года в Гаване. Там же он получил первоначальное образование. В 15 лет он уже опубликовал несколько своих поэм, а в 16 — основал народно-патриотическую газету «La patria libre» («Свободная Родина»).

Во время революционного мятежа, вспыхнувшего на Кубе в 1868 году, он открыто симпатизировал восставшим, за что был приговорён к шести месяцам каторжных работ в каменоломнях «Сан Ласаро», провёл некоторое время на острове узников Пинос, а в 1871 году был депортирован в Испанию. Там он продолжил своё образование и литературную работу, получив учёные степени в области литературы, права и философии, которые он изучал в Мадридском университете. Первая публицистическая брошюра Марти — «Политическая тюрьма на Кубе» — об узниках каторжных тюрем была опубликована именно в Мадриде. В 1874 году Марти получил звание магистра гуманитарных наук и степень по юриспруденции в Университете Сарагосы.

Несколько последующих лет он провёл во Франции, Мексике, Гватемале и Венесуэле. Вернувшись на Кубу в 1879 году, участвовал в подготовке восстания против испанской колониальной администрации, за что был снова выслан в Испанию.

В 1880—1895 годах находился в США, где был корреспондентом латиноамериканских газет, писал статьи, книги и занимался преподавательской деятельностью. Развернул активную деятельность по подготовке нового восстания на Кубе. Из разрозненных эмигрантских организаций Марти создал Кубинскую революционную партию (КРП, 1892), объединившую представителей различных социальных слоёв и сыгравшую решающую роль в организации начавшегося 24 февраля 1895 года национально-освободительного восстания на Кубе. Центральным печатным органом КРП была основанная Марти газета «Pátria» («Отечество»).

В апреле 1895 г. Марти вернулся на Кубу для непосредственного участия в восстании; спустя месяц погиб в бою с испанскими войсками у Дос Риос.



***** Торговая марка была зарегистрирована на Кубе в 1966. Изначально сигары этой марки предназначались Правительству Кубы и лично Фиделю Кастро и его брату Раулю, а также для тех глав государств, которые прибывали на Кубу. С 1966 года их производили в школе крутильщиков, а в 1971 году школа стала фабрикой Эль Лагвито (El Laguito). По воспоминаниям Фиделя Кастро, которые он описал в интервью журналу Cigars Aficionado, эта марка вообще не существовала на Кубе долгое время. У него работал телохранителем один человек. Как-то проходя по саду, он почувствовал запах сигары, который очень ему понравился. Кастро спросил его какую марку сигар он курит. Он сказал, что это сигара не имеет никакой марки. Что эти сигары крутит для него родственник у себя дома. Команданте попросил несколько сигар для себя, и они ему понравились. Кастро попросил найти этого человека. С этим человеком заключили контракт и основали фабрику Эль-Лагуито.Родственником охранника, который крутил сигары, был 20-летний Эдуардо Ривера впоследствии ставший главным торсеодором страны.Он рассказал, какую смесь табака он использовал и с каких плантаций. На Кубе подобрали группу изготовителей сигар, снабдили их всем необходимым. Так была основана новая марка. Теперь Cohiba известна во всем мире. Это было более 30 лет назад. С тех пор, как появились Cohiba, Кастро курил только эти сигары, они были для него настолько мягкими и приятными, что ему их было легко курить. 26 августа, 1985 года, началась национальная акция по борьбе с курением. Поначалу Кастро предполагал не курить только на людях, публично. Но у него была привычка держать сигару во рту все время. С сигарой он встречался с иностранцами, а потом его фотография появлялась в газетах, с сигарой давал интервью для телевидения, а потом все смотрели передачу у себя дома. Люди могли подумать, что Кастро не поддерживает данную акцию. И тогда он принял решение, что должен быть примером и бросил свою давнюю привычку навсегда.

Несмотря на кажущуюся случайность и полуподпольность возникновения этой марки, в производство этих сигар был вложен многолетний опыт и глубокие знания кубинских мастеров. Набор персонала проходил из круга родственников охраны и приближенных людей, и первые партии сигар производили всего 18 человек.

Со дня ее основания фабрики на ней работали одни женщины. Эта идея происходит от героини кубинской революции Селии Санчес Мандулей, уделявшей много времени вопросам участия женщин в социальной жизни страны. Фабрика находится по адресу 146 Авеню дом 2121, на окраине Гаваны. Усадьба, которая раньше принадлежала английскому сахарному магнату стала первой кубинской сигарной фабрикой после революции.

Только в 1982 началась продажа на рынке трёх форматов: Lanceros (Лансерос), Coronas Especiales (Корона Эспешиал) и Panetelas (Панателла). Приобрести их считалось знаком престижа. Их выпустили специально в преддверии чемпионата мира по футболу в Испании.

В 1989 добавились ещё три формата: Esplendidos (Эсплендидо), Robustos (Робусто), Esquisitos (Экскьюзито). Эти шесть витол составляют линию Cohiba Class. В 1992 в честь 500-летия открытия Америки Кристофором Колумбом начался выпуск сигар под названием Cohiba Siglo.
В конце 2009 к 40-летию марки была выпущена сигара Cohiba Behike, ставшая самой дорогой в мире сигарой, а также удостоенная звания «Лучшая сигара 2010 года». Всего было скручено четыре тысячи сигар. Уникальность сигар в том, что все они были созданы одной крутильщицей (торседор) – Нормой Фернандез, ветерана табачной фабрики El Laguito в Гаване. Сигары Behike уложены по 40 штук в 100 эксклюзивных хьюмидоров Elie Bleu. Каждый хьюмидор отделан кедром, эбеновым деревом, кожей буйвола и ската.

C 2012 года выпускается новая линейка - Cohiba Pirámides Extra. Их легко отличить по сильно суженным концам.

«Те, кто курят Cohiba, никогда не умрут от рака, но те, кто не курят, умрут от зависти» (утверждение распространено на Кубе). los que fuman Cohiba no van morir de cáncer, pero aquellos que no fuman van a morir de envídia


******  Две родины

Две родины даны мне: это — Куба
И ночь. Иль — две в одной? Как только с неба
Свое величество низводит солнце,
Вдовой печальной, кутаясь в вуали,
Безмолвная, держа в руке гвоздику,
Передо мною возникает Куба.
Я узнаю кровавую гвоздику,
В ее руке дрожащую. Так пусто
В моей груди, так глухо там и пусто,
Где было сердце. Уже пора начать
Уход из жизни. Чтоб сказать «прощай»,
Ночь хороша. И свет помехой служит
И голоса. Людей красноречивей
Вселенная.
Но вдруг, как будто знамя,
Которое к борьбе меня зовет,
Заря пылает алая. Окошко
Распахиваю! Тесно мне. Немая,
Кровавую гвоздику обрывая,
Как туча заволакивая небо,
Передо мной вдова проходит —
Куба!
/Перевод Л. Мартынова/
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика