Автор Тема: Смутное время в странах Сахары и Сахеля  (Прочитано 8855 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
ЖЖ Николая Сологубовского


Мали. Когда мировое сообщество услышит мирные призывы туарегов?


    Сказать или промолчать?
 

    Франция начала войну в Мали.
    В Мали – гуманитарная катастрофа
    Совет Безопасности ООН якобы «одобрил» бомбежки Франции, но «заочно»
    Когда мировое сообщество услышит мирные призывы туарегов?

    Совет Безопасности ООН проведет 14 января экстренное заседание по ситуации в Мали. Гуманитарная обстановка в Мали близка к катастрофе. Под ударами французской авиации и во время наземных боев гибнут мирные малийцы.
    Продвижение исламистов на юг Мали остановлено, войска (малийские и французские) приступили к уничтожению баз террористов, докладывает миру министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус.
    Французские командос прибыл на помощь местным вооруженным силам 10 января и заняли столицу страны Бамако. В ряде мест были выброшены французские десантники и спецназ Иностранного легиона.
    За несколько дней боев у исламистов отбиты ряд населенных пунктов, боевики несут большие потери от бомбежек французской авиации.
    "Когда президент Мали запросил помощь, мы согласились. Нашу операцию господин Пан Ги Мун и Совет Безопасности ООН одобрили заочно. Конфликт может быть разрешен в течение нескольких недель. Впоследствии мы сможем опять прийти на помощь, но о постоянном присутствии в этой стране нашего контингента речи не идет", — подчеркнул глава французской дипломатии Лоран Фабиус.

    Вооруженный конфликт в Мали начался в марте 2012 года, когда группа военных подняла вооруженный мятеж в городе Бамако, и в стране наступил полный бардак. Племена туарегов взяли под свой контроль город Тимбукту и провозгласили независимое государство Азавад. Однако на эту же территорию претендовали и террористические группировки исламистов Аль-Каиды. В середине июля с боями они заставили отряды туарегов отступить в пустыню Сахару и взяли под контроль почти весь север Мали. На днях террористы заявили о взятии городе Кона.
    Мальйские власти ввели на всей территории Мали чрезвычайное положение, объявили всеобщую мобилизацию и запросили помощи у международного сообщества.
    10 января Франция начала бомбежки малийских населенных пунктов и позиций террористов. Среди них – сотни погибших. Как сообщили в Париже, только за 12 января уничтожено более 100 боевиков. Есть погибшие среди мирного населения, в том числе малийские дети. Во время высадки парашютистов убит один французский офицер. Правительственные войска Мали также понесли тяжелые потери.
    Французские командос развивают наступление на север Мали. С воздуха их поддерживает французская авиация.
    Военные меры стран НАТО
    Париж и Лондон считают, что ситуация в Мали представляет угрозу их национальной безопасности.
    Помимо Берлина, войну Парижа поддержал Лондон. Но британские военнослужащие не будут участвовать в военной операции. Соединенное Королевство окажет содействие в доставке в Мали техники и воинского контингента из других государств, заявил 12 января официальный представитель премьер-министра страны. Британия отправила в Мали два военно-транспортных самолета Boeing С-17.
    США, спецназ которых уже действует в Мали, посылают в Африку «дроны», передают французам данные военно-космической разведки и принимают другие военные меры.
    Канада направила группу спецназовцев в Нигер для обучения военнослужащих этой африканской страны методам противодействия исламским экстремистам. Нигер и Того заявили об отправке в Мали по полтысячи военнослужащих.
    Обострилась ситуация и в самой Франции, где повышен уровень террористической опасности. В Париже опасаются ответных ударов исламистов.
    "Борьба с терроризмом требует, чтобы здесь, во Франции, мы приняли все меры предосторожности, — заявил в своем обращении к французам президент Франсуа Олланд. — Я попросил министра внутренних дел усилить национальную систему предупреждения об опасности и уделить особое внимание общественным зданиям и нашей транспортной инфраструктуре".

    Бомбежкис воздуха и наземные бои в Мали продолжаются. Главной целью французской армии стали командные пункты и военные базы джихадистов на севере Мали. Гуманитарная обстановка в стране близка к катастрофе.
    Продолжаются действия французского спецназа в Сомали, которые, как заявляют французские официальные лица, «никакого отношения к Мали не имеют». В ходе провальной операции по освобождению взятого в заложники Дени Алекса, агента французской разведки, погибли два французских командос, 17 террористов и несколько мирных жителей. Алекс, предположительно, также мертв.
    Главный вопрос. Почему призыв туарегов к миру остался без ответа?
    Внимание экспертов привлек тот факт, что в эти дни западные СМИ ничего не говорят о племенах туарегов, которыетоже ведут борьбу с террористами и 8 – 10 января провели свой второй Конгресс Национального движения за освобождение Azawad (НДОА)ю Туареги призвали к мирному решению сахельского (и в частности, малийского) кризиса. Текст коммюнике Конгресса НДОА, а также обращение НДОА к генеральному секретарю ООН прилагаются на французском языке.
    Именно в день принятия туарегами мирных политических предложений выхода из кризиса Францияначала военные действия, А ведь французское руководство было несомненно в курсе проведения Конгресса, в котором приняли участие более трех тысяч представителей четырехмиллионного населения туарегов, разбросанных французской колонизацией по нескольким африканским странам.
    Более того, без активного участия туарегов невозможно уничтожить бандформирования террористов в Сахеле.
    Призывы к миру и диалогу, с которым туареги обратились к международному сообществу, остались неуслышанными. Почему?
    Евгений Ларин, юг Туниса

    Приложение: документы Национального движения за освобождение Azawad
    (От публикатора. Если кто сделает оперативно русский перевод и опубликует его, буду признателен).
    Le deuxième congrès ordinaire du MNLA

    COMMUNIQUE FINAL

    Автор ‎أشامور محارب مجهول‎, написано 12 января 2013 гjlf

    Les 8, 9 et 10 janvier 2013, s’est tenue à Tinzawaten Azawad, le deuxième Congrès ordinaire du Mouvement National de libération de l’Azawad (MNLA). Ont pris part à ce congrès plus de trois mille (3 000) participants constitués de l'ensemble des composantes et sensibilités de l'Azawad venues de l'intérieur et de l'extérieur (Ghana, France, Sénégal, Mauritanie, Burkina Faso, Algérie, Niger).

    Après l’ouverture du Congrès par le président du CTEA sortant, des communications importantes ont été faites notamment par les chefs de tribus, le chef d’état-major de l’armée, le représentant des bureaux régionaux du mouvement, la représentante des femmes, les représentants du MNLA à l’extérieur, le représentant des jeunes, le président du collectif des étudiants de l’Azawad en Algérie et le porte parole des populations réfugiées de l'Azawad.
    A l’issue de ses travaux, le congrès a procédé à la relecture des statuts et règlement intérieur ainsi qu'au renouvellement des différents organes politiques et militaires du MNLA.
    Ainsi, il a mis en place: Le conseil révolutionnaire composé de 50 membres, qui est l’organe législatif et de régulation du MNLA Le conseil consultatif de quatre-vingt-dix (90) membres composé de chefs traditionnels, de leaders religieux, de cadres et de femmes. Le Congrès a en outre élu le secrétaire général du MNLA et président du Conseil Transitoire de l’Etat de l’Azawad (CTEA) en la personne de M. Bilal AG ACHERIF et le vice-président du CTEA en la personne de M. Mahamadou Djeri MAIGA.
    Le congrès a demandé au Président élu de mettre en place une équipe du CTEA de trente (30) membres dans un délai de sept jours.
    Le MNLA privilégie le dialogue et la négociation comme meilleur cadre de règlement du conflit qui oppose l’Azawad au Mali avant toute intervention militaire étrangère.
    Le congrès a approuvé la vision politique du mouvement pour le règlement définitif du conflit. Le MNLA demeure respectueux des conventions internationales et de ses engagements vis-à-vis de ses partenaires et amis.
    Le congrès est déterminé à faire aboutir les aspirations de la nation de l’Azawad conformément à la plateforme politique du MNLA.
    Le congrès loue les efforts de son Excellence Blaise Compaoré président du Faso, médiateur de la CEDEAO dans ce conflit et perçoit la nécessité d’élargir cette médiation à un niveau régional et international.
    Le congrès condamne vigoureusement les exactions perpétrées par l’armée malienne sur les paisibles populations de l’Azawad.
    Il demande la mise en place d’une commission d’enquête internationale pour les crimes commis par le Mali contre les populations de l’Azawad de 1960 à nos jours.
    Le congrès a fortement apprécié les conseils des sages encourageant la nécessité de faire de l’Azawad une terre de paix, de cohésion sociale, de pratique de l’islam religion de tolérance et de non-violence dictée par nos oulémas reconnus par le peuple de l’Azawad.
    Le congrès appelle à instaurer un cadre de concertation et de réconciliation entre toutes les populations de l’Azawad..
    Le MNLA remercie l’Algérie pour la facilitation de la tenue de ce congrès.
    Le MNLA adresse aussi ses remerciements et sa reconnaissance pour tous les pays et organisations humanitaires qui nous ont apporté assistance et conseils à des moments difficiles dans notre parcours.
    Le congrès
    Источник


    Le MNLA s'adresse au secretaire general de L'ONU

    Son excellence,
    Monsieur BAN KI MOON,
    Secrétaire Général des Nations Unies,
    New York,
    Excellence,
    Au moment où vous vous apprêtez à présider une réunion spéciale sur la crise sahélienne en marge des travaux de la session ordinaire de l’Assemblée Générale des Nations, j’ai l’honneur de soumettre à votre appréciation les éléments ci après afin de mieux éclairer le Conseil de Sécurité, les augustes membres du groupe de travail sur la crise sahélienne.
    1. La crise sahélienne, et vous le rappelez, très souvent, ne fait suffisamment l’objet de l’attention qu’elle mérite. Elle est très généralement oubliée au profit de la crise syrienne. Toutefois, le MNLA ainsi que le CTEA se félicite du regain d’intérêt accordé par la communauté internationale, ces jours ci, dans le sillage de la tenue de l’assemblée générale des Nations Unies à New York, à la crise sahélienne, singulièrement à la situation dramatique que vivent les populations de l’Azawad.
    2. Tout en saluant la lucidité et la clairvoyance du Président du Faso, M. Compaoré qui insiste constamment sur l’exigence de privilégier le dialogue, le MNLA rappelle que sans une implication franche et directe du MNLA dans tout ce qui concerne la crise, il est illusoire d’espérer une solution définitive et une paix durable du conflit y compris de l’extirpation du fléau islamo narco terroriste du Sahel et de l’Azawad ?
    3. Si la CEDEAO et la communauté internationale butent sur le rétablissement de la légalité du pouvoir à Bamako, il est peu probable que ce soit une intervention militaire dans l’Azawad qui induirait le retour à la normalité constitutionnelle et politique à Bamako. Le pouvoir, voire les pouvoirs à Bamako s’enfoncent chaque jour et à chaque occasion dans leurs contradictions préjudiciables à la paix et à la stabilité sous régionale. L’urgence est avant tout là !!!
    4. La CEDEAO et ses partenaires en ignorant le MNLA prennent le risque majeur d’exposer les populations civiles azawadiennes au plus grand péril. L’armée malienne, dont l’irresponsabilité est avérée ainsi que les milices qu’elle ne manquerait pas de s’adjoindre dans le cadre de l’intervention militaire envisagée s’attaquera immanquablement aux populations civiles touarègues et maures. Nous attirons votre attention sur la responsabilité énorme que porteront les illustres institutions sous régionales et internationales dont celle que vous représentez !!!
    5. Pourquoi la communauté internationale, la CEDEAO continuent d’entretenir la méfiance vis-à-vis du MNLA, qui reste cependant le seul allié objectif, crédible et incontournable dans la lutte contre les forces obscurantistes implantées dans l’Azawad depuis bientôt une quinzaine d’années et dans le règlement définitif du conflit.
    6. Enfin, si le MNLA estime fort logiquement que tout format d’intervention militaire dans l’Azawad qui ne tiendrait compte de sa présence sur le terrain est contre lui, il assure cependant les populations azawadiennes, les pays du champs, la CEDEAO et la communauté internationale que l’attitude négative de la CEDEAO et de ses partenaires à son égard ne le conduirait nullement à s’engager dans des alliances contre nature parce que heurtant fondamentalement notre philosophie, nos visions et nos approches.
    Convaincu de tout l’intérêt que vous accorderez à ces points d’attention critiques, permettez nous de vous assurer, Excellence, de notre très haute considération.
    Inkadewan, le 26 septembre 2012,
    Le Chargé de l’information et de la communication du CTEA
    Источник
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Новый колониализм шагает по миру. К началу французской операции в Мали

15 января 2013      Александр Горбенко

Французы вступают в новую колониальную авантюру. На сей раз в Мали.

Начнём с официальных сообщений, предназначенных для «мировой общественности»: «Франция намерена сделать свой вклад в прекращение терроризма, который угрожает не только Мали и Африке, но угрожает и Франции, и Европе», — заявил французский премьер-министр Жан-Марк Эро. Операция французских вооружённых сил в Мали направлена на восстановление контроля законной власти над теми областями страны, которые захвачены радикальными исламистами, среди которых группировки, связанные с Аль-Каидой. Операция «Сервал» французских вооружённых сил началась 11 января с целью остановить продвижение экстремистов в направлении столицы Мали Бамако.

Теперь перейдём к событиям, которые привели к необходимости «вклада в прекращение терроризма». Эти события происходят со времён войны в Ливии и являются её логичным развитием.

Северные области Мали населены племенами кочевников-туарегов, которые борются за создание своего государства Азавад очень давно. Восстания туарегов в 1990-95 и 2007-09 годах были жестоко подавлены, что привело к эмиграции наиболее боеспособной части туарегских повстанцев под защиту Муамара Каддафи в Ливию. Группировки туарегов вошли в состав ливийской армии, составляя одну из самых боеспособных её частей. После победы в Ливии группировок ПНС (Переходный национальный совет Ливии) при непосредственном участии Запада и Франции и убийства Каддафи — туареги подверглись репрессиям со стороны победившей стороны. Это заставило их вернуться в Мали, где и было заново сформировано Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА). На сей раз движение стало не чисто туарегским, включив также группировки народов сонгай, фульбе и арабов, проживающих в Мали и также стремящихся к самоопределению и суверенитету.

Год назад НДОА подняло восстание. Боевые действия с армией Мали начались в январе. А в марте военные свергли президента Мали под предлогом его неспособности подавить восстание туарегов. Переворот возглавил Амаду Сагоно, обучавшийся в США по программе Международного военного образования и обучения (IMET) и проходившего практику в Корпусе морской пехоты США. Факт организации переворота американским ставлеником сам по себе не так уж удивителен — пора привыкнуть, что программы бесплатного обучения готовят «свергателей кровавых режимов» по всему миру. Вот и у нас господин Навальный поучился в Йельском университете совершенно бесплатно, по международной программе подготовки мировых лидеров (да ещё и стипендию получал — аж 32500 зелёных бумажек). Так он и занимается тем же самым, разве только с меньшим успехом.

Но в Мали самой причиной переворота стали не злоупотребления власти, а недостаточно эффективная борьба с бывшими сторонниками Каддафи. Видимо, свергнутый президент Мали Амаду Тумани Туре был недостаточно готов к помощи «международного сообщества». И хотя он готов был покинуть пост добровольно, назначив дату новых выборов на 29 апреля 2012 года, это не очень устраивало «борцов за мировую демократию» — зачем полагаться на какое то народное волеизъявление, если «демократия в опасности»? Ничего не напоминает? И чтобы на выборах народ не проголосовал за кого-нибудь не того, за месяц до них власть сменили силой.

В результате президентом Мали стал Дионкунда Траоре. Его правление признано «мировым сообществом» законным, хотя его никто, кроме этого мирового сообщества, не избирал. Его «демократический» режим хочет защищать Запад от «недемократических» туарегов. Правда, нынешний «законный» президент именуется временным. В мае 2012 года, жители столицы даже захватили президентский дворец, желая избрать президента самостоятельно, а не терпеть «международного». Но кто же станет слушать жителей страны? Они «ещё не готовы к демократии», могут не того выбрать. Вот когда международный военный контингент наведёт в стране порядок — тогда они, конечно, проголосуют как надо.

Но вернёмся к развитию событий. Несмотря на «правильную» власть и помощь малийской армии со стороны ЭКОВАС (региональный союз западноафриканских стран со штаб-квартирой в столице Нигерии) — восстание туарегов имело успех. Ему способствовал приток оружия из Ливии и опыт боевых действий, полученный там же во время столкновений с бандами ПНС и спецподразделениями западных армий и Катара. Например, в январе 2012 года был сбит МиГ-21 ВВС Мали. ПЗРК, которым сбили самолёт, был в своё время поставлен НАТО сторонникам ПНС в Ливии и захвачен туарегами в боях с ними. Кстати, два французских вертолёта, потерянных в боях за Кону два дня назад, — также сбиты с помощью ПЗРК. Но об этом позже. 

Уже в апреле прошлого года туареги заняли почти весь север Мали, провозгласили создание своего государства Азавад и обратились к мировому сообществу с просьбой признать его. Наивные. Что позволено косовским албанцам — не позволено малийским туарегам — приверженностью «общечеловеческим ценностям» не вышли. И мировое сообщество стало действовать.

Для начала «на помощь» туарегам в Мали стали стягиваться международные радикальные группировки, хотя никакой помощи уже не требовалось. Это облегчалось тем обстоятельством, что сначала местные арабские группы выступали на стороне туарегов. Но летом прибывающие в Мали боевики из группировок «Ансар-ад-Дин» и «Аль-Каида в странах исламского Магриба» уже вовсю воевали с туарегами, хотя сначала были их союзниками. Они отбили у туарегов города Гао и Тимбукту, где занялись странным для исламистов делом — разрушением древних мавзолеев и мечетей.

Странно это только на первый взгляд. Дело в том, что для «мировой общественности» очень важно показать «звериное лицо врагов демократии». Но как это сделать? Ведь «народное недовольство», которое привычно используется для этой цели, в Мали направлено совсем не против восставших туарегов, а как раз против временного режима, считающегося законным и демократическим (смотри эпизод с захватом президентского дворца). И поэтому пришлось организовать другое информационное обеспечение. Разрушение памятников культуры показалось, на чей то взгляд, подходящим. Три мечети и 16 мавзолеев с мощами суфийских праведников в Тимбукту, а также усыпальница императора Аксии Мохаммеда Первого в Гао были экстренно (28 июня) внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО — и тут же разрушены.

Вуаля! «Нечеловеческая» сущность восставших доказана! Мировые СМИ захлебнулись негодованием и озабоченностью судьбой региона, если «варвары» продолжат свое наступление. При этом большой разницы между туарегским НДОА и другими движениями в Азаваде не делалось — кто их разберёт, этих восставших. А между тем, столкновения туарегов с радикальными группировками начались после отказа кочевников принять нормы шариата. Да и то обстоятельство, что НДОА борется исключительно за отделение Азавада, а движение «Ансар-ад-Дин», напротив, стремится к захвату всего Мали — не стало большим противоречием в умах обывателей, ведь и те и другие — противники «законного» режима.

Тем врменем туареги, получившие свое государство де-факто и являющиеся основной военной силой на севере Мали, никаких активных действий не предпринимали. Ситуация начала успокаиваться. Но обострилась она в конце прошлого года, когда радикальные группировки начали наступление на юг. Да и куда им было деваться? Они контролировали только небольшой участок территории между правительственными силами и туарегской вольницей. Пытаться взять под контоль территорию кочевников — себе дороже, уж лучше побороться за юг Мали. Тем более, что его население в большинстве своём — тоже сунниты, и они далеко не так поддерживает временный режим, как об этом говорит «Евронтюс», берущий интервью у англоязычных жителей столицы.

Обострив ситуацию, радикалы не в первый раз сыграли на руку западным колонизаторам, которые не имели хорошего повода, чтобы ввести войска в Мали. А так — пожалуйста, «мировое сообщество» вновь озабочено будущим культурных ценностей, и принимает резолюцию Совбеза ООН за номером 2085 от 20 декабря 2012 года. Резолюция призывает восстановить национальное единство (читай -- ликвидировать государство Азавад), в помощь этому «мирному» процессу, санкционирует создание международных военных сил (АФИСМА). И ещё требует от повстанцев (имеются в виду туареги) разорвать все связи с «Аль-Каидой» и «Движением за единство и джихад в Западной Африке» — интересно, как же они это сделают, если поддержка «национального единства» внешней агрессией снова делает их союзниками?

Итак, ещё до новогодних праздников первые группы международных военных сил начали прибывать в Мали. В основном это были французы, которые начали готовить аэродромы к прибытию основных сил и налаживать системы связи и разведки. Но были и американцы, которые в поддержку развития своего нового Африканского Командования Вооружённых сил США (USAFRICOM) направили в Мали своих инструкторов, для обучения местных военных «современным методам борьбы с терроризмом». Стоит заметить, что, подобно ливийскому сценарию, соблюдать точность исполнения резолюции Совбза ООН никто не собирался. Так, резолюция предусматривает создание сил АФИСМА только на год и исключительно для «восстановления потенциала малийских сил обороны», а не для прямого участия в боях (пункт резолюции 9.а). Но, тем не менее, французы ещё при Саркози заявляли о желательности военного вторжения в Мали -- то есть до принятия резолюции. Они уже принимают прямое участие в боевых действиях, и вряд ли будут связывать себя какими-либо временными рамками.

Собственно, активные боевые действия не могли не начаться, раз уж к ним так тщательно готовились. Неизвестно, кто «начал первым», да это и неважно. Официально в первых числах января это сделали радикальные исламские группировки, развернув наступление на юг. 10 января они начали наступление на Кону, что и привело к началу французской военной операции «Сервал». Правда, штаб тактического командования операцией оказался к этому времени уже развёрнут на территории Мали, а «стратегия миссии», по словам начальника штаба ВС Франции адмирала Эдуара Гийо, подготовлена в Париже -- то есть не «по обстановке», а заранее.

Операция «Сервал» началась не 12 января, когда о ней официально объявили, а немного ранее — в боях за Кону уже принимали участие французские военнослужащие. В самом начале действия правительственных сил были поддержаны французскими ВВС, да и один из вертолётов был потерян французами ещё 10 января. Сейчас в Мали прибывают французские военные, а авиация наносит удары по антиправительственным силам. И хотя для введения в Мали войск требуется разрешение французского парламента, фактически оно уже началось давно -- по линии создания сил АФИСМА.

Не надо быть провидцем, чтобы предсказать развитие этой ситуации. Выбить туарегов с севера Мали — невозможно. Во-первых, их некуда выбивать — это их земля. Заставить их подчиниться — сложно, тем более, что сейчас они имеют то, чего добивались многие десятилетия — своё государство, хотя и непризнанное, но более чем реальное. Во-вторых, это слишком серьёзный противник даже для коллективных сил ЭКОВАС, не говоря уже о французах. Силы мятежников ещё год назад пополнялись военными армии Мали, и вряд ли у малийской армии появится больше желания «восстановить национальное единство», чем было прежде. Статус разделения Мали на две части, конечно, будет закреплён не сразу — сначала придется пролить немного туземной крови, а уж потом обозначать буферные зоны и заключать временно-постоянные перемирия. Возможно, удастся немного потрепать силы радикальных группировок, но вряд ли стоит рассчитывать на то, что целостность Мали будет восстановлена. Не это является целью интервенции.

Именно юг страны наиболее богат полезными ископаемыми. И для взятия его под контроль нужен был благовидный предлог. Если не «демократия», то защита от терроризма и вандализма тоже подойдет. Теперь всё в порядке: фактически начавшаяся оккупация — это не колониальная война, а борьба с «вандалами и террористами». Проводниками колонизаторов снова стали радикальные исламисты. Гуманистические ценности западного обывателя снова могут спать спокойно.

...Западная Африка, её полезные ископаемые и жители — очень далеко от нас. Стоит ли беспокоиться об этом? Думаю, нам следует беспокоиться о себе. Нам следует принимать во внимание агрессивный характер нового западного тоталитаризма. Под предлогом защиты демократии, прав «туземцев» или культурных ценностей — по миру шагает Новый Колониализм. Он несёт аборигенам не культуру и демократию, а кровь и рабство. А гуманизм и «высокая европейская культура» остаются привилегией жителей метрополий, как и прежде.

Нас, как и прочих «туарегов» никогда не будут считать равными. Наши «медведи с балалайками» для них такая же экзотика, как верблюды и длинные платки на головах у кочевников Сахары. Наши необъятные просторы и красоты земли, раскинувшейся на 9 часовых поясов — не более чем неподконтрольный источник сырья. Наш суверенитет — такая же досадная помеха, как выборы в Мали. Вот поэтому нас будут пытаться приобщить к «демократическим ценностям», как приобщают Ближний Восток и Африку. А «новых лидеров России» будут продолжать готовить бесплатно -- так же, как готовили нынешних лидеров малийских переворотов. Это не приобщение к культуре и образованию — это колониальная администрация. Нам самим пока не нужно бороться с колониализмом с АК в руках, достаточно внимательней относиться к его проводникам. Но лично мои симпатии на стороне тех, для кого другого способа борьбы уже не осталось. 

http://www.odnako.org/blogs/show_23156/
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Re: Смутное время в странах Сахары и Сахеля
« Ответ #32 : Суббота 19 Января 2013 13:54:17 »
http://rus.ruvr.ru/2013_01_19/Zahvat-islamistami-Severa-Mali-mozhno-bilo-predvidet/

"Захват исламистами Севера Мали можно было предвидеть"

Военная операция Франции и малийской армии "Сервал" по освобождению Севера страны от джихадистских группировок набирает обороты. Политолог-панафриканист доктор Лей Нгардигаль Джимадум в интервью "Голосу России" дал свою оценку происходящему в Мали

 

По последним данным, численность французского контингента составляет сейчас уже 1,4 тысячи человек, а всего французов будет почти 2,5 тысячи. В операциях участвуют боевые самолеты и вертолеты, базирующиеся на малийских аэропортах. В четверг в Бамако английский военно-транспортных самолет доставил первую группу военнослужащих учрежденной Советом Безопасности ООН "Африканской международной миссии по поддержке Мали" (Misma) из Того и Нигерии.

До конца января в Мали будут переброшены по воздуху еще почти 2 тысячи солдат других стран. В середине февраля прибудут и первые сотрудники европейской миссии по подготовке малийской армии. Всего Евросоюз отправит в Мали 450 человек, из которых 200 – военные инструкторы. Уже седьмой день базы и арсеналы джахадистов бомбят французские самолеты. После несколько дней боев коалиции удалось отбить город Конна, в700 километрахот Бамако.

В то же время французские и малийские части безуспешно пытаются освободить от джихадистов город Диабали, всего в 360 киломентрах к севернее столицы. На север Мали вышла колонна французских бронемашин. Словом, зоны боевых действий расширяются. По данным "Белой книги" министерства обороны, каждый день войны обходится Франции в 400 тысяч евро.

А ведь война только началась, и вряд ли кто сможет сейчас сказать сколько она продлится и во что она обойдется французской казне. "Можно ли было бы избежать этой войны в Мали?" – на этот вопрос ответил в интервью "Голосу России" по телефону из Парижа политолог-панафриканист доктор Лей Нгардигаль Джимадум.

- Я думаю, что захват исламистами Севера Мали можно было предвидеть. Для это давайте вернемся назад и подумает над тем, почему исламисты захватили именно этот регион страны. Полагаю, что это является логичным продолжением свержения и гибели полковника Каддафи.

- "Мали - запредельная плата за ликвидацию Каддафи"

Именно отсюда началось усиления присутствия исламистов на Севере Мали. В течение восьми месяцев авиация Франции, США и Великобритании подвергала бомбардировкам Ливию и наблюдала за колоннами туарегов, нахолжившихся на службе у Каддафи, которые двигались из Ливии в Мали, увозя с собой целые арсеналы самого разнообразного оружия. Если рассуждать логически, западные державы имели все возможности уничтожать эти колонны. Создавая слабость малийской армии, Франция первой должна была остановить их движение в направлении Мали, подвергая бомбардировкам с воздуха. То же самое относится и к авиации США и Великобритании. Так что вполне можно было предвидеть стремление туарегов обосноваться на Севере Мали и помешать этому. Все это было похоже на действия пожарных-поджигателей: сначала раздувать огонь пожара, а затем самим его же и тушить. Собственно все и происходило по этому сценарию. Мало кто полагал в то время, что в дело вмешается Франция, а если она все же вмешалась, то при этом преследовала и определенные цели.

Известно, что во время обретения Мали независимости, когда у власти находился первый президент страны Модиба Кейта, Франция очень хотела построить для себя военную базу в Мопти в самом центре Мали. Но президент Кейта, который в то время дружил с Советским Союзом, решительно отказал ей в этом. Теперь это будет возможно, а потому Франция, вместе с ней США и Великобритания фактически закрыли глаза на то, что в течение девяти месяцев джихадисты постепенно прибирают к рукам Север Мали. Малийская армия к тому времени была крайне ослаблена, и ей нечего было противопоставить джахидастам. И вот теперь Франция возвращается в Мали как спасительница и вполне логично, что она вновь потребует открытия военной базы.

- Иначе говоря, эта база станет своеобразным вознаграждением Франции за ее операции в Мали.

- Этот аргумент выдвигают и джихадисты. Ведь Север Мали является частью так называемой Сахаро-Сахельской полосы, очень богатой природным ресурсами – там есть уран, нефть, газ, многое другое. И я полагаю, что Франция хотела бы установить контроль над всем этим районом, и конкурентом ей здесь выступают США. Я считаю, что если капиталистические державы и организуют операции, подобные той, что проводит сейчас Франция, то это делается совсем не в интересах населения, в частности, самих малийцев. За всеми их действиями кроются иные цели, а именно - контроль природных ресурсов, контроль Мали и всей этой зоны. Если бы Франция действительно хотела помочь малийцам, то почему она не отправила вооружение малиской армии? У Мали досточно людских ресурсов и если бы еще была и боеспособная армия, то малийцы сами бы справились с задачей освобождения страны от джихадистов. Но Франция этого не сделала, а теперь говорит о своем альтруизме.

- Недавно бывший премьер-министр Франции Вильпен заявил, что, похоже, у страны пробудился вирус неоколониализма.

- Сейчас во Франции режим социалистов, а до этого правили правые, но уверяю, что и у левых, что у правах отношение к Африке мало в чем изменилось. Это больше походит на постколонизацию независимых ныне стран. И еще важно отметить, что нынешние лидеры многих африканских стран по-прежнему тесно связаны с Францией и ведут выгодную ей политику. На них тоже лежит ответственность за многие происходящие в Африке события, за отсталость континента и бедность его населения. А все потому, что эти лидеры не избираются народом демократическим путем.

Вот что сказал однажды Жак Ширак – демократия – это роскошь, которая африканским странам не подходит. Так что меняются правители, но суть их связей с Францией особо не меняется. У нас существует так называемая косметическая демократия. Люди меняются, меняются режимы, а перемен совсем немного. Напомню, еще до того, как Алжир стал независимым, Франция вынашивала планы создания Сахаро-сахельского государства на территории юга Алжира у границ с Мали. И если это относится к сегодняшней политике Франции в этом регионе, то можно логически сделать вывод о возрождении таких планов Франции.

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Re: Смутное время в странах Сахары и Сахеля
« Ответ #33 : Воскресенье 27 Января 2013 18:31:40 »
http://rus.ruvr.ru/mali/ Все материалы по ситуации в Мали можно посмотреть здесь

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Армия Мали решила пойти на конфликт с Францией
« Ответ #34 : Суббота 8 Июня 2013 11:37:02 »
Патовая ситуация, возникшая в Мали после интервенции Франции, которая не пускала армию страны в северный город Кидал, похоже разрешится конфронтацией Парижа и Бамако. 5 числа малийцы начали наступление на Кидал, разгромив в двух боях туарегов-сепаратистов из MNLA.
Только интересы

  Сразу же с начала восстания туарегов Национально-Освободительного Движения Азавада (MNLA, Mouvement nationale de libération de lAzawad) в малийской прессе появились утверждения, что повстанцев поддерживает и финансирует Франция. Эти обвинения удачно ложились на распространённую в Мали франкофобию. Но когда туарегов из захваченных городов изгнали радикальные исламисты, все подозрения забылись.

  Незадолго до этого, в марте 2012 года в стране произошёл военный переворот, и анти-французские речи затерялись в море анти-патриотических обвинений, которыми малийские политики поливали друг друга.  Даже наоборот, Париж стали приводить в пример своему индифферентному правительству. Европейцы в это время активно протаскивали через Совбез ООН возможность интервенции, красочно описывая зверства исламистов. Чего, кстати, не наблюдалось когда в Азаваде верховодило MNLA.

  К началу года малийское общество уже было "разогрето" кадрами и информацией об отрубании рук, разрушении мавзолеев, сожженными рукописями Тимбукту (которые в итоге оказались невредимыми), трёхдневным возможным захватом столицы Бамако. Настолько, что с цветами и флагами встретило интервентов. В честь погибшего вертолётчика Бото планировали называть детей, улицы, хотели ставить памятники, и, как апогей, присвоение Олланду звания "почетный гражданин Томбукту" и обморок малийской девочки при встрече с французским президентом.

  Но, как говорил Де Голль, "У Франции нет друзей, а есть только интересы".

Французская ставка

  И во время этой обстановки панибратства и добродушия, французские войска высаживаются в Кидале, столице северного чисто туарегского региона, не поставив в известность малийских "партнёров". Недоразумение, подумали малийцы, и стали ждать прихода туда своей армии. Но время шло, в Кидал отправились чадские солдаты, вышли из небытия туареги MNLA, и объявили, что регион будет контролироваться ими. Правда, о независимости Азавада они уже не говорили - лишь автономия и возможность самоопределения.

  Получив тыловую базу, они стали совершать набеги и грабить соседние регионы, Гао и Томбукту. Министерство обороны Мали что-то мямлило в ответ на претензии общества - то солдат не хватает, то автомобилей, то бензина.

  Французы на удивление лояльно относились к хозяйничающим в регионе бывшим (бывшим ли?) сепаратистам. Даже больше - пару раз они с воздуха атаковали бойцов арабского ополчения MAA (Движение Арабов Азавада, Mouvement des Arabes de l’Azawad) когда те сталкивались с туарегами. И эти вмешательства французской авиации стоили арабам нескольких жизней и потерянных городов.

  По некоторым данным, уход армии Чада из Кидала также связан с давление Франции. 12 апреля смертник взорвал себя около чадского патруля, убив трёх солдат. Смертник был опознан как член MNLA, и чадцы якобы начали проводить жесткие задержания и допросы лидеров MNLA, но из Парижа последовала отмашка. Через пару дней, армии Чада в городе уже не было.

  Иногда эти отношения Франции к туарегам объяснялись помощью, которую оказывают последние в борьбе с исламистами и поиске французских заложников. Как бы то ни было, именно MNLA теперь стала новой властью в Кидале.

Президентские выборы

  В Мали 28 июля должны пройти президентские выборы. Дата, предложенная Францией и её подпевалами из ЭКОВАС (Экономическое сообщество стран Западной Африки) в самый разгар боёв против исламистов, вызвала в своё время недоумение малийцев. Страна под оккупацией, можно ли проводить выборы? Видимо, французам надо было скорее пройти этап передачи власти гражданским институтам (сейчас в Мали временный, исполняющий обязанности президент) и сохранить статус своих войск и вооружённых туарегов в Кидале.

  Ближе к выборам отдельные раздражённые голоса превратились в общий хор - будет ли наша, малийская армия в Кидале? Политики зарабатывают очки и играют на анти-туарегских настроениях. 30 мая в Гао прошла тысячная анти-олландовская демонстрация. На 8-е число назначены демонстрации во многих других городах.

  Умеренные и невооружённые туареги создали в мае "Высший Совет [за Единство] Азавада" (Haut conseil [pour lunité] de lAzawad, HCA/HCUA). Многие усматривают в этом желание элиты Кидала остаться в политике. Аменокаль (вождь) туарегов в той или иной степени, через своих сыновей и дочерей, контролировал все движения Азавада. И MNLA, и выделившийся из неё "Ансар-Дин", и MIA (Исламское Движение Азавада, Mouvement islamique de lAzawad) куда влились некоторые боссы и бойцы разгромленного французами и чадцами "Ансар-Дин". Видя возросшее влияние MNLA, в котором теперь тон задавали заграничные диссиденты и бывшие ливийские бойцы, аменокаль создаёт HCUA. С другой стороны, MNLA запятнал себя кровью малийских солдат, и Высший Совет был создан как союз умеренных туарегов.

  Поначалу на него внимания не обратили. Но 2 июня, после 48 часов переговоров, MNLA и HCUA подписали Меморандум о взаимопонимании. Теперь они хотят создать общую политическую платформу и должны выступать с одних позиций в переговорах с Бамако.  Оба движения требуют от государства Мали  признать право на самоопределение народом Азавада.

  Одновременно начались гонения на чернокожих жителей Кидала, которых называли шпионами Мали. Некоторые были арестованы, и, когда они отказались поддерживать в будущем MNLA/HCUA в противостоянии с Бамако, были высланы из города. В очередной раз показался вроде забытый образ отделения северных территорий - одно дело кучка вооружённых людей, пусть и поддерживаемых Францией, другое - присоединение к ним аменокаля и всей элиты туарегов. Армия решила не ждать.

Бамако vs. Париж

  Итак, перед 5 июня сложилась следующая картина.

 - Мали (патриотическая часть народа, армии, властных институтов): страна остаётся единой, светской; выборы в Кидале проходят при присутствии армии и администрации; MNLA должна разоружиться.

 - Франция: страна остаётся единой, светской; выборы в Кидале проходят при наличии администрации но без армии Мали, в крайнем случае (2 вариант) допускается прибытие батальона GTA1, (это малийские солдаты, которых с апреля тренируют европейские инструкторы миссии EUTM); MNLA будет вооружена до окончания переговоров с Бамако.

 - MNLA/HCUA: Азавад признаётся территорией конфликта с будущими переговорами и с правом народа на самоопределение; вывод армии Мали с территории Азавада, развертывание солдат MINUSMA (Международной Миссии ООН по Поддержке Мали), именно MINUSMA будет нести ответственность за обеспечение избирательного процесса; оружие остаётся у MNLA, но она выходит из городов, сдавая свои базы и посты миротворцам.

  Армия сделала свой ход - начала наступление на Кидал. Захватив Анефис и Аммасин, она приблизилась на расстояние в 30 км к городу. По слухам, бойцы MNLA  бегут из города. Следующий ход за Францией.
 
http://oko-planet.su/politik/politiklist/192009-armiya-mali-reshila-poyti-na-konflikt-s-franciey.html

http://nekto-ypu.livejournal.com/37895.html

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Re: Смутное время в странах Сахары и Сахеля
« Ответ #35 : Суббота 9 Ноября 2013 13:59:02 »
http://oko-planet.su/politik/politikmir/218200-k-voenno-politicheskoy-situacii-v-mali-o-borbe-afriki-s-mezhdunarodnym-soobschestvom.html

К военно-политической ситуации в Мали. О борьбе Африки с «международным сообществом»
Александр МЕЗЯЕВ
 

После того как в начале года мировые СМИ привлекли всеобщее внимание к событиям в Республике Мали, об этой стране в Западной Африке, насчитывающей 15 миллионов человек населения и несколько сот тысяч беженцев и внутренне перемещённых лиц, вновь так же внезапно «забыли». Тем не менее, хотя накал войны в Мали спал, сама война далека от завершения… Кроме того, в Мали произошли важные политические изменения.

Во-первых, состоялась очередная смена власти, на этот раз законным образом. 28 июля в Республике Мали прошёл первый тур президентских выборов, в котором приняло участие 27 кандидатов. Ни один из кандидатов абсолютного большинства голосов не набрал, а наибольшее предпочтение избиратели отдали бывшему премьер-министру Ибрагиму Бубакару Кейте, получившему почти 40% голосов, и бывшему министру финансов Сумаиле Сисе (около 20% голосов). 11 августа состоялся второй тур выборов, в котором с 77% голосов победил И.Б.Кейта.

Хотя имеется ряд факторов, на основании которых законность этих выборов можно было бы оспорить (проведение выборов в военных условиях, (1) иски, поданные некоторыми кандидатами в Конституционный суд страны, признание Сумаилой Сиссе своего поражения лишь после встречи с представителем Генерального секретаря ООН), наблюдатели признали состоявшиеся выборы «свободными, транспарентными и заслуживающими доверия».

Новый президент Мали 68-летний Ибрагим Бубакар Кейта по праву может считаться патриархом малийской политической сцены. В отличие от предыдущих президентов, имевших тесные связи с социалистическим содружеством (Амаду Тумани Туре учился и работал в СССР, Альфа Умар Конаре - в Польской Народной Республике) Ибрагим Бубакар Кейта связан прочными узами с Западом. Он закончил несколько учебных заведений во Франции, включая Сорбоннский университет, работал в европейских гуманитарных организациях. В 1990-2001 годах являлся лидером партии Альянс за демократию в Мали. С 1994 по 2000 год был премьер-министром Мали, а с 2001 по 2007 – председателем Национальной ассамблеи (парламента). На предпоследних президентских выборах Кейта проиграл Амаду Тумани Туре (свергнутому в марте 2012 года) с результатом 19% против 71%. И вот теперь Кейта побеждает, однако в ситуации, когда его главный соперник свергнут и лишён возможности участия в политической жизни…

Среди первых шагов нового президента надо отметить укрепление своей власти. В конце октября Кейта снял с должности главы военного комитета по контролю за реформированием армии организатора военного переворота марта 2012 года Амаду Саного (после переворота этот капитан был произведен в генерал-лейтенанты), а затем арестовал его. Кроме того, правительство подписало важные соглашения с несколькими повстанческими группами и воссоздало министерство по вопросам перемирия и развития северных областей.

Во-вторых, следует отметить военные победы армии Мали и франко-ооновских войск, что в свою очередь привело к серьёзным перегруппировкам в стане оппозиции и террористических формирований. Движение за единство и джихад в Западной Африке, «Ансар ад-Дин» и «Аль-Каида в исламском Магрибе» понесли большие потери, их оперативные возможности существенно подорваны. Эти группы распались на более мелкие, а входившие в них боевики смешались с местным населением, бежали в соседние страны или вошли в состав других формирований. Образовались новые группы, включая Мусульманское движение Азавада, Высший совет Азавада и Арабское движение Азавада. Первые две группы состоят преимущественно из боевиков Национального движения за освобождение Азавада и «Ансар ад-Дин», а Мусульманское движение Азавада впоследствии вошло в состав Высшего совета Азавада. Что касается Арабского движения Азавада, то в него входят в основном боевики арабского происхождения. В конце августа Движение за единство и джихад в Западной Африке объявило, что оно объединилось с отколовшейся ячейкой организации «Аль-Каида в странах исламского Магриба», возглавляемой Мохтаром Бельмохтаром, и образовало новую группу под названием «Аль-Мурабитун».

Продолжаются столкновения между разными оппозиционными силами. Так, летом происходили столкновения между Арабским движением Азавада (АДА) и Национальным движением за освобождение Азавада в Лернебе, к западу от города Томбукту, и вблизи озера Фагибин, к северу от Томбукту. Одновременно АДА угрожало совершить со своей позиции в Ин-Афараке нападение на Ин-Халиль, пункт близ алжирской границы в районе Кидаля. 13 августа в Бордж-эль-Мухтаре в южной части Алжира вблизи границы с Мали вспыхнула перестрелка между группами арабов и туарегов. Как сообщалось, в результате этих столкновений были убиты десятки людей. 14 августа имели место столкновения в Ин-Халиле предположительно в связи с инцидентами в Бордж-эль-Мухтаре.

От нехватки продовольствия в Мали на сегодняшний день страдают три с половиной миллиона человек, полтора миллиона нуждаются в экстренной помощи. (2)

Несмотря на практически полное забвение в СМИ французского вторжения в Мали, операция «Серваль» продолжается. Как утверждает Генеральный секретарь ООН, крупных столкновений в последнее время не происходило, но было захвачено значительное количество единиц оружия, боеприпасов и большой объём взрывчатых веществ, обнаружены пункты производства самодельных взрывных устройств. Всего изъято более тринадцати тонн оружия и боеприпасов. (3) По утверждению французского правительства, сейчас в рамках операции «Серваль» какие-либо активные боевые действия не предпринимаются. Вместе с тем за период с 1 июля 2013 года французские воинские части, участвующие в операции «Серваль», и Миссия ООН в Мали (МИНУСМА) провели около пятнадцати совместных мероприятий. (4)

5 ноября министр иностранных дел Франции Л.Фабиус заявил, что французские войска остаются в Мали до начала 2014 года, когда должен начаться их плановый вывод. Сейчас в Мали находится примерно 3 тысячи французских войск. (5) Сложности проведения операций МИНУСМА и французских сил вторжения обусловлены не только военной обстановкой, но и климатом. 65% территории Мали (что в два раза больше территории Франции) – это пустыня или полупустыни. Температура в Томбукту (западный сектор штаба МИНУСМА) регулярно достигает 50 градусов по Цельсию и больше. При такой температуре многие военные приборы просто плавятся. (6)

Оценивая развитие событий в Мали после французского вторжения в январе 2013 года, надо подчеркнуть, что главным итогом этого периода стала замена миротворческой операции Африканского Союза (АФИСМА) миротворческой операцией ООН. Более 6 тысяч военнослужащих АФИСМА перешли в подчинение МИНУСМА.

Борьба африканцев с «международным сообществом» за право решать свои проблемы самостоятельно находится в активной фазе и проходит с переменным успехом. Африканцам удалось отбить наскок Бельгии, требовавшей в Международном суде ООН выдачи ей бывшего президента Чада Хиссена Хабре (для проведения процесса был создан специальный африканский суд), но пока не удалось прекратить уголовное преследование в отношении президента и вице-президента Кении Ухуру Кениатты и Уильяма Руто, осуществляемое в Международном уголовном суде. Несколько дней назад государства-члены Африканского союза обратились к Совету Безопасности ООН с просьбой принять решение о приостановлении в МУС дела Кениатты - Руто. (7) Проиграна пока и борьба за право африканцев проводить миротворческие операции собственными силами. «Международное сообщество» не собирается уходить из Африки: реальное решение вопросов безопасности на африканском континенте поставит под угрозу его контроль над африканскими ресурсами.
(1) По информации Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в сентябре 2013 года в соседних странах находилось более 170 тысяч малийских беженцев. Количество внутренне перемещённых лиц оценивается в более чем полумиллиона человек. По данным Международной организации миграции, в Мали вернулись 137 тысяч беженцев, однако эта информация также датируется сентябрем, то есть временем после проведения выборов. Таким образом, в выборах не могли принять участия около 10% населения страны.
(2) См. Доклад Генерального секретаря о ситуации в Мали от 1 октября 2013 г. // Документ ООН S/2013/582. Параграф 55.
(3) Доклад Генерального секретаря о ситуации в Мали от 10 июня 2013 г. // Документ ООН S/2013/338. Параграф 22.
(4) Доклад Франции о мерах, принятых французскими силами за период с 1 июля 2013 года в порядке поддержки Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Мали // Документ ООН S/2013/621 от 22 октября 2013 г. Согласно данному докладу французские войска занимались в основном только «рекогносцировкой местности», «демонстрацией присутствия» или «рассеиванием демонстраций».
(5) Mali: France to Withdraw Most Troops From Mali in January As Planned // http://allafrica.com/stories/201311060331.html
(6) См. выступление заместителя Генерального секретаря ООН по полевой поддержке Амиры Хак на заседании СБ ООН по обсуждению ситуации в Мали 25 июня 2013 г . // Документ ООН: S/PV.6985.
(7) Письмо государств — членов Африканского союза от 12 октября 2013 года на имя Председателя Совета Безопасности ООН от 22 октября 2013 года // Документ ООН: S/2013/624.


Источник: fondsk.ru.

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика