Автор Тема: СИРИЯ... Четыре времени года...  (Прочитано 9967 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Tortilla

  • Гость
СИРИЯ... Четыре времени года...
« : Понедельник 19 Марта 2012 18:41:57 »
Знаете, как-то надоело, что при слове Сирия у многих тут же возникают ассоциации с насилием, кровью, взрывами....

Я хочу предложить выкладывать здесь интересные фотографии, видео, заметки о "Просто Сирии", о её культуре, истории, о прекрасной природе...

И так Сирия - все времена года!!

!

Tortilla

  • Гость
Прогулки между античностью и сказками 1001 ночи
« Ответ #1 : Среда 21 Марта 2012 17:50:59 »

Нашла и перевела с немецкого: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Приключения и путешествия


Цивилизация Междуречья

Прогулки между античностью и сказками 1001 ночи

Культурное разнообразие как наследие тысячелетней человеческой истории. Сирия, назваемая арабами аш-Шам, часть того региона, где зародились первые цивилизации человечества. Результат - чрезвычайно разнообразный сплав востока и запада, халифата и античности, ислама и христианства.



Сирия - молодая страна и часть того древнего культурного пространства, где зародились и вновь пришли в упадок первые человеческие цивилизации. Для истории Сирии характерны взлёты и падения человеческой власти и культуры. Её многослойность можно лишь слегка "надкусить" а следы встречаются повсюду.

В Месопотамии остатки 5000-летнего храма свидетельствуют о былом великолепии города-государства. Ненамного моложе и руины дворца и городских стен Эблы в Северной Сирии. В королевском городе Угарит, что на побережье Средиземного моря, люди более трёх тысяч лет назад нацарапали на маленьких глиняных дощечках свой первый алфавит. Так с ассирийской клинописи пошла история письменности.



Селевкиды (наследники Александра Великиого), греки и римляне оставили после себя театры, дворцы, ряды колонн и захоронения. Раннехристианские святыни и виллы византийской эпохи превратили северную Сирию в античный музей под открытым небом. В 12 и 13 веках крестоносцы воздвигли здесь гигантские крепости. Поклонники исламской архитектуры найдут для себя бесчисленные мечети, духовные школы и старинные бани, которые действуют по сей день, а ещё караван-сараи, госпитали паломников и рыцарей, старые городские дома и роскошные дворцы.


Пальмира

Сирия,  величиной 185 000 квадратных километров, с населением около 20 миллионов человек, является страной религиозного и этнического разнообразия. Которое издавна является основой терпимости местных жителей. Армяне, арамеи, курды, потомки черкесов и туркмен, все они нашли своё место в Арабской Республике Сирия.



Арамеи селились здесь уже во втором тысячелетии до рождества Христова. В МаЛула и соседних с ней деревнях арамеи живут и сегодня. Они говорят на древнем восточно-арамейском диалекте, который когда-то из Сирии распространился на весь ближний Восток. На одном из таких диалектов разговаривали и во времена Христа.



Сегодня в Сирии уживается столько христианских конфессий, сколько было апостолов. У мусульман, которыми является 85% жителей, тоже большое число различных религиозных направлений. Меньшинства образуют секты, такие как несториане (Несторианство — христологическое учение, традиционно приписываемое Несторию, Архиепископу Константинополя и осуждённое как ересь на Эфесском соборе в 431 году. Единственной христианской церковью, исповедующей данную христологию, является Ассирийская церковь Востока, таким образом являя собой самобытную христианскую конфессию, прим. перев.), езиды (народ на север Ирака, живут в основном в губернаторстве Мосул. Говорят на языке эздики, классифицируется лингвистами как диалект курманджи. Исповедуют особую религию — езидизм, прим. перев.) и друзы.

От снегов до пустыни

Блеск огранке Сирии придаёт и разнообразие ландшафтов. На юге лежат Друзские горы и чёрные базальтовые массивы долины Хауран. Регион этот знаменит не только гигантским амфитеатром Босры, но и винными плантациями.  Они поставляют основу для Арака, крепкого напитка на основе аниса. Он является, если это не противоречит религиозным убеждениям, частью любого праздничного стола.



Снега же до поздней весны покрывают вершины Антиливана (горная цепь, протянувшаяся с юго-запада на северо-восток между Ливаном и Сирией, прим. перев.) высотой почти 3000 метров, расположившиеся вдоль границы Страны кедров. Северное продолжение гор образует так называемые Зелёные горы побережья (Jibal Sahiliye), которые круто обрываясь, отделяют часть побережья от внутренних районов страны. Города Хомс и Хама лежат на берегах реки Оронт, длинной в 400 километров. Знаменитые "стонущие" водяные колеса Нория в Хаме на покрытых водорослями горбатых мостах через Оронт, насчитывают несколько столетий (Об этом будет подробнее в ледующих постах, перев.)

Бескрайние оливковые рощи покрывают ржаво-красные земли между Джабал аль Арбаин и Джабал Бариша на самом севере страны. Уже 2000 лет назад масло, произведённое здесь, поставлялось на рынки далёких стран. Большие богатства текли в регион между Алеппо, Антакией и Апаменией. Это дало возможность возвести здесь роскошные виллы и бесчисленные базилики, сооружаемые на века из массивного камня, тонко и изящно обработанного.


Мёртвый город Серджила

Кряжистым, узловатым оливковым деревьям обязаны путешественники и одной из самых великолепных доистопримечательностей Сирии, так называемым Мёртвым городам. Городские поселения состоятельных землевладельцев появились между 4 и 6 столетием нашей эры. С исчезновением старых торговых путей после исламского завоевания региона в 7 веке, жители покинули свои города. Которые, тем не менее, пережили грядущие столетия и позволяют сегодня совершить путешествие во времени в привлекательные и умиротворённые ландшафты античности.

Царство бедуинов

На востоке Сирии великая река Евфрат прокладывает себе дорогу на юг. Она отделяет Бадийю, землю между Тигром и Евфратом, называемую также Джезире (плато, расположенное в Сирии, Ираке и Турции, северная часть Месопотамии, прим. перев.). Бадийя (арабское слово, обозначающее что-то типа "весенняя пустошь" или "страна бедуинов", прим. перев.), за исключением юго-востока, отнюдь не представляет из себя "пустыни, как на картинке из учебника", с дюнами и песком. Скорее это пустынная степь. С доисторических времён это территория бедуинов. Баду, как их называют на арабском, однако больше не используют верблюдов для перевозки своих палаток и имущества. Сегодня в ход идут трактора и грузовики.

Средства к жизни обеспечивает разведение коз и овец, и надо сказать вполне неплохо обеспечивает. Когда кочевники после успешноый продажи своих питомцев пересчитывают доходы у банковских стоек, путешественники с удивлением смотрят на толстые пачки денег. Там сочувствие, которое они испытывают, когда узнают, что бедуины по сей день должны за выбранную невесту платить в виде выкупа сумму, за которую в Европе можно купить автомобиль среднего класса, снова исчезает на корню.



В Бадийе можно увидеть последние экземпляры традиционных домов-ульев. Домики-пирамиды из глины, однако со временем всё больше уступают место коробкам из неоштукатуренного бетона,  чьим единственным украшением являются антенны и выступающие наружу части арматуры. В противоположность этому оазис Тадмур может похвастаться настоящей архитектурной жемчужиной. Это руины античной Пальмиры. Она, со своим монументальным храмом Баал, колоннадами и надгробиями считается вершиной любого путешествия в Сирию.


Пальмира

Тот, кто любит "Восток", обязательно найдёт его в Дамаске и Алеппо. Громкоголосые торговцы, шум и суета, призывы носильщиков, пёстрота красок и незнакомые запахи наполняют улицы и переулки. Таким образом "Suqs" торговый центр в арабских городах, прим. перев.) это место незабываемых впечатлений, в то время как в других странах чаще всего это действующий на нервы конгломерат из кича, авосек и суетливых белых икр в коротких штанах.



По следам крестоносцев

180 километров побережья лежат между Раз эль Базит на севере и Карабе на юге. Три портовых города Латакия, Баниа и Тартус составляют центр наиболее интенсивно развитой части побережья. Сносные пляжи находятся главным образом на севере, между Рас-Шамра (Угарит) и Рас аль-Базит.


Цитадель Саладина

За узкой прибрежной полосой возвышается цепь гор с высотами до 1500 метров, так называемые Горы побережья (Jibal Sahiliye). Согласно одному из исследований "Фонда дикой природы", пляжи Сирии относятся к "почти полностью разрушенным" участкам побережья Средиземного моря. Здесь же в 11 веке местные владыки возвели десятки крепостных сооружений.

Некоторые из них позже были завоеваны и вновь отстроены крестоносцами. И все они пали под ударами мусульман в 12 и 13 веках. Хорошо сохранились впечатляющие вредневековые крепостные сооружения Крак де Шевалье (Одна из наиболее сохранившихся крепостей госпитальеров в мире. В 2006 году вместе с цитаделью Саладина (в 30 км восточнее Латакии) замок был внесён в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, прим. перев.), Калат эль-Маркаб и Калат эль Саладин. Крепость расположена в 30-ти километрах к северу от Латакии на горном хребте между двумя зелёными долинами.

Она была сооружена в начале 12 века крестоносцами и в 1188 году завоевана Салахом ад-Дином. Ещё византийцы вырубили в скале траншеи глубиной до 30 метров. Возникшая в результате этих работ острая скальная вершина послужила основой для подъмного моста. В хорошем состоянии находится и могучий  Донжон (жилая и наблюдательная башня), огромная цистерна, подвальные конюшни и арабский Хаммам (общественные бани, прим. перев.)

В Угарите, по-арабски Рас-Шамра, были найдены маленькие глиняные таблички с самым ранним в истории человечества алфавитом.


Угарит

Хорошо сохранившиеся городские стены и фундамент были построены из камня, а не их обожженной глины, как например в Мари. Обитатели земли Ханаанской построили здесь в 3-м тысячелетии до нашей эры дворец, храмы Баала и Дагона, которые можно видеть, так же, как и жилые районы.


Оригинал статьи


Это просто краткий обзор для начала, не претендующий на особую глубину и детальность. Подробности будем находить постепенно :)
« Последнее редактирование: Среда 21 Марта 2012 17:52:42 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Хамские колёса
« Ответ #2 : Четверг 22 Марта 2012 13:03:52 »
Хамские колеса. "Путешествие с открытыми глазами"

Долины Тигра и Евфрата давно уже перестали быть Междуречьем и превратились в жаркую пустыню. Но в Сирии остался один город, которому река и древняя ирригационная система все еще дают жизнь. Течение Оронта, на берегах которого стоит Хама, день и ночь заставляет вращаться гигантские водяные колеса — нории, благодаря которым процветает здешний край. Правда, уже не за счет сельского хозяйства, а за счет туризма.

Кроме норий в Хаме нет ничего примечательного, и, рассматривая чужие фотографии колес на фоне реки, я все сомневалась, стоит ли ехать только ради них в этот город. Сомнения развеялись, как только мы вышли на набережную. Водяные нории в Хаме относятся к той категории вещей, к которым нельзя быть готовым, сколько не читай о них и не рассматривай на картинках.

Зрелище, представшее перед нами, нельзя назвать ни красивым, ни величественным. Даже древним можно назвать с натяжкой — самой старой нории около 800 лет. Но эти грубо сколоченные деревянные колеса, почерневшие от воды и времени, — одна из самых удивительных вещей, которые мне доводилось видеть.



Хотя, почему только видеть? Полное впечатление о главной достопримечательности Хамы можно составить, только собрав воедино результат работы нескольких органов чувств. Потому что сперва мы не видим, а слышим нории. Далекий гул по мере приближения к реке превращается в скрежет, чтобы в конце, когда колеса доступны уже и взгляду, перерасти в оглушительный непрекращающийся рев. Этот рев слышен здесь всегда — течение реки Оронт непрерывно вращает колеса.



Теперь наступает очередь зрения и осязания. Картинку многовековых колес в современном городе мозг тут же помещает в редко используемый раздел под названием «Белый медведь в пустыне», настолько невозможны и неуместны нории в сознании современного человека. А утомленное зноем тело, не мудрствуя лукаво, просто расслабляется в облаке мелких брызг, летящих с лопастей нории.



Сперва нам показалось, что делать в Хаме целый день совершенно нечего. Казалось бы, ну сколько времени понадобится на осмотр нескольких колес? Вроде бы немного, но оказалось, что смотреть можно не только на них. Здесь, вокруг норий, вовсю кипит жизнь.

Возле одних, центральных, по вечерам прогуливаются парочки и прочая праздная публика. Подсветка превращает нории в настоящее сокровище — колеса становятся золотыми, а брызги искрятся россыпью драгоценных камней.





Возле других, по соседству с мечетью, резвится молодежь, заставляя нас, уже до красноты обласканных жарким сирийским солнцем, скрежетать зубами от зависти и пытаться понять, что же сильнее — желание плюхнуться в прохладную воду, прыгнув с лопасти исторического памятника, или страх плюхнуться прямиком на какой-нибудь другой исторический памятник, покоящийся на дне Оронта.





Тут же, в струях воды на одном из огромных колес поселилась радуга, любительница поиграть в прятки с объективом.



Возле третьей, самой большой и старой нории плещется в лягушатнике детвора, почти заглушая радостными воплями рев колеса.

А неподалеку, в сырой и прохладной тени акведука уютно устроились местные мужички с чайничком мате. Стоило нам оказаться в поле их зрения, как в руках у нас мгновенно материализовалось по небольшому стаканчику с бодрящим напитком.



А этого радостного господина мы заметили издалека. Правда, сначала он был больше похож на розовое облачко. И пока мы его фотографировали и раздумывали, не научить ли его песенке «Я тучка-тучка-тучка, я вовсе не медведь», он успел подойти к нам, угостить кусочком своего веселого облачка и скрыться за поворотом.



Вообще, люди в Хаме — почти такая же большая достопримечательность, как и нории. Кажется, именно здесь под вечер у меня впервые в жизни заболели мышцы лица, так часто пришлось отвечать на приветственные улыбки местных жителей.



Посмотреть на все «хамские колеса» нам не удалось, времени хватило только на 6 норий из 22. Но и этого оказалось достаточно для того, чтобы Хама оставила у нас, уже порядком разучившихся удивляться, неизгладимое впечатление.



источник

Tortilla

  • Гость
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #3 : Понедельник 26 Марта 2012 21:36:30 »
культура>>В Сирии возрождаются забытые способы отжима оливкового масла

Латакия – САНА




Несмотря на существование современных способов отжима оливкового масла, сокращающих время и уменьшающих физические усилия, жители прибрежных районов Сирии начали возвращаться к старинным методам, когда при помощи изготовленного из базальта каменного приспособления (аль-батуса) получают оливковое масло вкуснее и полезнее предлагаемого многочисленными производителями.

Издавна в процессе отжима оливок, похожего на обряд с исполнением народных песен, принимала участие вся семья.

Житель Приморья Абу Рифаат Ас-Суси - один из тех, кто не забыл старинные способы отжима оливок и продолжает получать оливковое масло дедовским методом. Сначала он собирает оливки и проваривает их, после чего в течение двух дней просушивает под солнечными лучами, время от времени перемешивая. После того, как они увянут, начинается отжим масла. Поместив оливки в “аль-батус”, он вращает тяжёлый верхний камень до тех пор, пока они не превратятся в однородную массу. Наполнив ею матерчатые мешки, он помещает их в “аль-батус” под пресс, а снизу через специальное отверстие вытекает уже готовое масло.



Сирийские природоохранные организации призывают к использованию старинных методов получения оливкового масла, так как благодаря им не происходит загрязнения окружающей среды.



САНА

Tortilla

  • Гость
Лоуренс Аравийский о Сирии
« Ответ #4 : Вторник 27 Марта 2012 01:24:39 »
Лоуренс Аравийский о Сирии

Тысячи людей вышли на улицы Дамаска утром 1 октября 1918 года, чтобы приветствовать армию повстанцев, входившую в освобожденный город. После поражения войск Турции древний сирийский город перешел под контроль арабов. Приветствовали не только победивших сородичей, но и молодого англичанина, который -одетый в развевающееся платье бедуинов - ехал среди них верхом. Восстание и его британский руководитель стали неразделимы. 



Самоотверженный защитник и вдохновитель движения арабских народов за независимость, упрямый оппонент великодержавной политики, лишавшей его последователей плодов победы, — таков общеизвестный образ Томаса Эдварда Лоуренса, более известного как Т. Э. Лоуренс, или Полковник Лоуренс, или Лоуренс Аравийский,  запечатленный в книгах и знаменитом фильме.

Томас Эдвард Лоуренс "Семь столпов мудрости"
(отрывки из книги)

Для арабского восстания было благом, что это произошло на такой ранней стадии его развития. Мы без всякой надежды распахивали обширные земли, чтобы пробудить и расширить национальное сознание людей там, где все определяло гибельное, убивавшее всякую надежду упование на Аллаха. Среди племен нашим символом веры, как и у росшей в пустыне чахлой травы, мог быть только вечно дающий надежду источник, после дневной жары пахнущий пылью. Все цели и идеи должны в конце концов получить материальное воплощение. Люди пустыни были слишком отстранены, чтобы выразить хоть одну из них, они были слишком далеки от любого усложнения, чтобы усваивать что-то извне. И если мы намеревались продлить свою жизнь, то должны были вжиться в реалии этой страны с ее деревнями, где поля не давали людям поднять глаза от земли, и начать нашу кампанию так же, как мы начинали в Вади Аисе, -- с изучения карты и восстановления в памяти природных особенностей сирийского театра военных действий.


Лоуренс (сидит третий справа), рядом с ним Фейсал

У наших ног была его южная граница. К востоку простиралась пустыня кочевников. С запада Сирия омывалась Средиземным морем на участке от Газы до Александретты. На севере она заканчивалась у турецких поселений Анатолии. В этих границах страна была разделена на области естественными рубежами. Первый из них и самый большой расположился в долготном направлении. Это был причудливо изрезанный горный хребет, протянувшийся с севера на юг и отделявший береговую полосу от обширной внутренней равнины. Климатические различия этих двух зон были столь ярко выраженными, что по сути превращали их в две разные страны, а людей -- в две расы. Прибрежные сирийцы строили дома, питались и работали иначе, чем жители внутренней области, и говорили на арабском языке, отличавшемся от языка их ближайших сородичей, в частности интонацией. О внутренней области они говорили неохотно, как о дикой глухомани, где вся жизнь людей проходит в страхе и крови.


Томас Эдвард Лоуренс

Внутренняя равнина географически разделялась речными долинами -- самыми лучшими пахотными угодьями в стране. Образ жизни здешнего населения соответствовал этим природным особенностям. Кочевники в приграничной области неспешно двигались на восток или на запад, в зависимости от времени года; поля уничтожали засухи и саранча, дома разоряли набеги бедуинов, а если не они, то кровная месть своих же соседей.

Так природа разделила Сирию. Человек внес в это свои сложности. Каждый из основных долготных поясов был искусственно разделен на общины, оказавшиеся в неравных условиях. Нам пришлось собирать их воедино для обороны против турок. Как возможности, так и трудности Фейсала в Сирии создавались именно этими политическими обстоятельствами, которые мы мысленно приводили в порядок, словно некую социальную карту.


Сирия, порт Яффа

На самом севере языковая граница проходила, что было вполне логично, по автомобильной дороге Александретта--Алеппо, до пересечения с железной дорогой, откуда поворачивала к долине Евфрата. Анклавы с туркоязычным населением попадались и к югу от этой линии, шедшей через туркменские деревни севернее и южнее Антиохии и рассеянные между ними армянские. В противоположность этому главным центром прибрежной популяции была община Ансария. Это были приверженцы культа плодородия, настоящие язычники, настроенные против чужаков, подозрительно относившиеся к исламу и отчасти тяготевшие к христианам, в равной мере подвергаясь гонениям. Эта секта, в целом самодостаточная, была клановой в мировоззренческом смысле слова и с точки зрения политической ориентации. Люди, ее составлявшие, никогда не предали бы друг друга, но вряд поколебались перед выдачей иноверца. Их деревни гнездились группами по склонам основных холмов, спускавшимся к Триполитанскому ущелью. Они говорили по-арабски, но жили здесь со времен проникновения в Сирию греческой грамоты. Они обычно стояли в стороне от политики и не беспокоили турецкое правительство в надежде на взаимность.



С ансарийцами смешивались колонии сирийских христиан, а в излучине Оронта жили крепко спаянные кланы армян, враждебных Турции. Внутри страны, вблизи Нарима, жили друзы -- этническая группа арабского происхождения -- и немногочисленные выходцы с Кавказа -- черкесы. Эти наложили свою руку на все. Севернее их жили курды, женившиеся на арабских женщинах и принимавшие политику арабов. Большинство из них исповедовали христианство и ненавидели турок и европейцев.

Сразу за курдами теснились немногочисленные езиды -арабоязычные, но в душе приверженные иранскому дуализму и склонные к умиротворению духа зла. Христиане, магометане и иудеи -- народы, которые ставили откровение превыше разума, объединялись в поношении езидов. Дальше, в глубине страны находился Алеппо, город с двухсоттысячным населением, олицетворение всех тюркских рас и религий. В шестидесяти милях к востоку от него осели арабы, цвет кожи и манеры которых все больше и больше приобретали черты центральных племен по мере приближения к краю цивилизации, где исчезали полукочевники и воцарялись бедуины.



Область Сирии от моря до пустыни, еще на один градус южнее, начиналась с колоний черкесских мусульман, расселившихся вдоль побережья. Их новое поколение говорило на арабском языке и представляло собою талантливый, но вздорный и заносчивый народ, вызывавший враждебное отношение у арабских соседей. Еще дальше от них были исмаилиты. Эти персидские эмигранты в течение столетий превратились в арабов, но почитали в своей среде пророка во плоти, которого звали Ага Ханом. Они верили, что он великий и несравненный властелин, чье дружеское расположение сделает честь такой державе, как Англия. Исмаилиты держались в стороне от мусульман, плохо скрывая свои многочисленные пороки под маской ортодоксальности.

За ними располагалась причудливая мозаика деревень, населенных арабскими племенами христианского вероисповедания во главе с шейхами. Они казались весьма убежденными христианами, совершенно непохожими на своих лицемерных собратьев, живших в горах, хотя одевались так же, как те, и находились в наилучших отношениях с ними. К востоку от христиан были мусульманские сельские общины, а на самом краю земледельческой зоны -- несколько деревень исмаилитов-изгнанников. Далее -- земля бедуинов.


Арабские верховые патрули в Дараа

Третья область, лежавшая еще на градус ниже, простиралась между Триполи и Бейрутом. В первом, ближе к побережью, жили ливанские христиане, большей частью марониты или греки. Было трудно распутать узел политики, проводившейся обеими церквами. На первый взгляд одна была профранцузской, другая -- пророссийской. Но часть местного населения находилась на заработках в Соединенных Штатах и там поддалась влиянию англосаксонского мировоззрения. Греческая церковь гордилась тем, что была автокефальной и упорно отстаивала местные интересы, что могло скорее толкать ее на союз с Турцией.

Приверженцы обеих конфессий, когда на это отваживались, поливали магометан несусветной клеветой. Казалось, что такое словесное выражение презрения спасало их от сознания своей врожденной неполноценности. Мусульманские семьи жили среди них, одинаковые и внешностью и в обычаях, за исключением разве особенностей в диалекте и того, что меньше афишировали эмиграцию и ее результаты.

На более высоких горных склонах гнездились поселения метавала, магометан-шиитов, потомков персов. Они были грязными, невежественными, неприветливыми фанатиками, отказывавшимися принимать пищу или пить с неверными, к суннитам относились так же плохо, как к христианам, и признававшими только священников и вельмож. Их достоинством была твердость характера, редкое качество в разболтанной Сирии. За гребнем гор лежали деревни христиан -- мелких землевладельцев, живших в мире с мусульманскими соседями, словно бы они никогда не слышали о происходившем в Ливане. Восточнее их селились арабские крестьяне-полукочевники, а дальше простиралась открытая пустыня.



Четвертая область, еще на градус южнее, подходила к Акре. Первыми придя с морского побережья, ее заселили арабы-сунниты, затем друзы и наконец мета-вала. На склонах долины Иордана, напротив еврейских деревень гнездились крайне подозрительные колонии алжирских беженцев. Евреи были разного толка. Некоторые из них, например иудейские ортодоксы, выработали стиль жизни, подходящий для этих мест, тогда как прибывшие позднее, многие из которых предпочитали идиш, ввели на палестинской земле непривычные новшества: необычные сельскохозяйственные культуры, построенные на европейский лад дома, казавшиеся слишком маленькими и бедными, чтобы оправдать вложенные в них средства (кстати, из благотворительных фондов), и усилия, но страна отнеслась к ним терпимо. Галилея не проявила ярко выраженной антипатии к европейским колонистам, в отличие от соседней Иудеи.


Лоуренс Аравийский

За восточными равнинами, густо населенными арабами, раскинулась Леджа, лабиринт растрескавшейся лавы, где за время жизни бесчисленных поколений собирались неприкаянные, отверженные сирийцы. Их потомки жили в деревнях, не подчинявшихся никаким законам, в безопасности от турок и бедуинов и раздираемые наследственной кровной враждой. К югу и юго-западу от них открывался Хауран -- громадные просторы плодородной земли, заселенной воинственными, полагавшимися только на себя и процветавшими крестьянами.


Сапожник

Еще восточнее жили друзы -- неортодоксальные мусульманские сторонники покойного безумного султана Египта. Они жгуче ненавидели маронитов, которые с одобрения правительства и дамасских фанатиков регулярно устраивали погромы друзам. Не меньше ненавидели друзов ни во что их не ставившие мусульмане арабы. Они были в состоянии непрекращающейся кровной вражды с бедуинами и сохраняли в своих горах видимость ливанского рыцарского феодализма времен суверенных эмиров. Пятая область на широте Иерусалима с самого начала была заселена немцами и германскими евреями, говорившими по-немецки или на идиш, -- более своевольными, чем даже евреи римской эпохи, не способными поддерживать контакты даже с представителями своего же этноса. Некоторые из них были фермерами, большинство -- лавочниками -наиболее обособленной прижимистой частью населения Сирии. На них косо смотрели окружавшие их враги, упрямые палестинские крестьяне, еще более тупые, чем земледельцы Северной Сирии, меркантильные, как египтяне, и постоянные должники.


В Дамаске

За ними начиналась иорданская глубинка, населенная поденщиками, а дальше группа за группой шли деревни исполненных собственного достоинства христиан, которые являли собою самые отважные образцы истинной веры в этой стране. Среди них, а также восточнее, осели десятки тысяч полукочевников-арабов, придерживавшиеся духа пустыни, жившие щедростью своих соседей-христиан и в страхе перед ними. Дальше лежали спорные земли, где оттоманское правительство поселило черкесских эмигрантов с русского Кавказа. Они удерживались там только мечом да благосклонностью турок, которым и были преданы по необходимости.

ГЛАВА 59

Рассказ о Сирии не кончается перечнем разных религий и этносов, населявших сельские местности. Здесь было шесть крупных городов -- Иерусалим, Бейрут, Дамаск, Хомс, Хама и Алеппо, каждый со своими убеждениями, характером, системой управления. Самый южный из них, Иерусалим, был убогим, заброшенным, но священным для каждой семитской религии. Христиане и магометане совершали к святыням своего прошлого паломничество, а некоторые евреи считали этот город политическим будущим своего народа. Эти объединившиеся потоки были настолько сильны, что Иерусалим, казалось, не имел настоящего. Населяющие его люди за редким исключением были безликими служащими отелей, жившими за счет толп туристов. Им были чужды арабские национальные идеалы, хотя знакомство с различиями между христианами в момент обострения их духовных чувств привело к тому, что все классы иерусалимского общества стали презирать нас скопом.



Бейрут был совершенно новым городом, французским по духу и языку, но вместе с тем пристанищем и американским колледжем для греков. Его общественное мнение определяли тучные христианские купцы, так как сам Бейрут ничего не производил. Другим влиятельным компонентом его населения был класс вернувшихся эмигрантов, счастливых возможностью инвестировать сбережения в сирийском городе, больше всего похожем на ту самую Вашингтон-стрит, где они сколотили свои состояния. Бейрут был воротами Сирии, через которые в страну проникала дешевая или залежалая иностранщина. Он представлял Сирию столь же убедительно, как Сохо -сельские графства вокруг Лондона.



И при всем том Бейрут благодаря своему географическому положению, своим школам, а также свободе в общении с иностранцами был до войны средоточием народа, говорившего, писавшего, думающего примерно так же, как доктринеры-энциклопедисты, вымостившие дорогу Французской революции. Именно эти люди, а также богатство города. И обретенный им необычайно громкий, убедительный голос обеспечили Бейруту признание.

Дамаск, Хомс, Хама и Алеппо -- четыре древних города, составлявшие гордость Сирии. Они расположились цепочкой вдоль плодородных долин между пустыней и горами. В силу своего географического положения они повернулись спиной к морю и смотрели на восток. Они были арабскими и считали себя таковыми.


Дамаск, старинная гравюра

Неоспоримо главным среди них и вообще в Сирии был Дамаск, где находилась администрация края. Он же был и религиозным центром. Его шейхи заправляли общественным мнением, были лидерами более "промекканскими", чем кто бы то ни было. Беспокойные жители Дамаска, всегда готовые к драке, были максималистами в мыслях, речах и развлечениях. Город хвастался тем, что всегда шел впереди всей Сирии. Турки превратили его в военный штаб, как, разумеется, и арабская оппозиция; здесь же обосновались и Оппенгейм, и шейх Шавиш. Дамаск был путеводной звездой, к которой естественным образом тянулись арабы, столицей, которая никогда добровольно не подчинилась бы чужой расе.


Панорама Дамаска

Хомс и Хама были как братья-близнецы. Все их население занималось ремеслами. В Хомсе это были хлопок и шерсть, в Хаме -- парчовые шелка. Их промышленность процветала и разрасталась, а купцы быстро находили новые рынки сбыта, удовлетворяли новые вкусы потребителей в Северной Африке, на Балканах, в Малой Азии, Аравии, Месопотамии.


Хомс

Они демонстрировали производственный потенциал Сирии, растущий без привлечения иностранных специалистов, подобно тому как Бейрут первенствовал в распределении. Но если процветание Бейрута делало его левантийским городом, то процветание Хомса и Хамы усиливало местный патриотизм. Можно было подумать, что знакомство с заводским производством и с электроэнергией убеждало людей в том, что способы, применявшиеся их отцами, были лучше.


Хомс

Алеппо, хотя и находился в Сирии, но не был ни сирийским, ни анатолийским, ни месопотамским городом. В нем смешались расы, веры и языки Османской империи, уживавшиеся меж собой на основе компромисса. Алеппо пользовался благами всех окружавших его цивилизаций. Результатом этого представляется отсутствие энтузиазма в вере его жителей. Даже в этом они превосходили остальную Сирию. Они больше воевали и торговали, были более фанатичны и порочны и производили при этом прекрасные вещи, но все это при недостатке убежденности обесценивало их многообразные достоинства.


Алеппо

Для Алеппо было типично то, что в этом городе между христианами и магометанами, армянами, турками, курдами и евреями существовали более братские отношения, чем, возможно, в любом другом крупном центре Османской империи, и к европейцам там проявлялось больше дружеского расположения, хотя они и были ограничены свободой действий.


Алеппо

В политическом отношении этот город стоял полностью в стороне, за исключением арабских кварталов с бесценными средневековыми мечетями. Кварталы эти распространялись на восток и юг от короны, изображенной на стене большой крепости Алеппо.


Алеппо

Продолжение ниже
« Последнее редактирование: Воскресенье 8 Декабря 2013 22:47:34 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Лоуренс Аравийский о Сирии
« Ответ #5 : Вторник 27 Марта 2012 01:27:15 »
Продолжение


Все народы Сирии были открыты для нас благодаря тому, что общим у них был арабский язык. Различия между ними носили политический и религиозный характер. В морально-психологическом отношении они различались следующим образом: невротическая чувствительность жителей морского побережья постепенно сменялась сдержанностью, характерной для людей, живущих в центре страны. Они были сообразительными, самодовольными, но отнюдь не искателями истины, не беспомощными (подобно египтянам) перед абстрактными идеями, но вместе с тем непрактичными людьми. И настолько же ленивыми, насколько и поверхностными умом. Их идеалом была легкость, с которой они вмешивались в дела других.


Хама, Нория

Они с детства не признавали никаких законов, повинуясь собственным отцам только из страха перед ними, а впоследствии и правительству по той же причине. Всем им хотелось чего-то нового, потому что при всей поверхностности и неподчинении закону они питали горячий интерес к политике и к науке, азы которой сириец схватывал легко, но превзойти которую ему было очень трудно. Они всегда были недовольны тем, что для них делало правительство, но лишь немногие искренне задумывались о приемлемой альтернативе, и еще меньше было таких, кто согласился бы на нее.

В оседлой Сирии не было местной административной единицы крупнее деревни, а в Сирии патриархальной самым крупным таким образованием был клан, но эти органы были неформальными, действовали на добровольной основе, не располагая никакими официальными полномочиями, и возглавлялись людьми, на которых указывали семьи, лишь при самом незначительном согласовании с общим мнением. Высшей властью была импортированная бюрократическая система турок, на практике либо довольно хорошая, либо очень плохая, в зависимости от личных качеств людей (обычно жандармов), через которых она действовала в первой инстанции.


Томас Эдвард Лоуренс

Даже вполне законопослушные сирийцы проявляли странную слепоту к незначительности своей страны и неправильное понимание эгоизма великих держав, чьим обычным подходом был приоритет собственных интересов перед интересами более слабых народов. Некоторые громко кричали о создании Арабского королевства. Это обычно были мусульмане, а христиане-католики выступали против, требуя "европейского порядка", который обеспечил бы привилегии без обязанностей. Оба эти предложения были, разумеется, далеки от чаяний национальных групп, активно требовавших сирийской автономии. Сирия пребывала в политической дезинтеграции. Между одним городом и другим, между одной деревней и другой, одной семьей и другой, одной верой и другой существовала скрытая неприязнь, усердно разжигавшаяся турками. Само время убеждало в невозможности автономии в таком составе. Исторически Сирия была коридором между морем и пустыней, соединяя Африку с Азией, Аравию с Европой. Она была вассалом Анатолии, Греции, Рима, Египта, Аравии, Персии, Месопотамии. Когда же на короткое время она получила независимость благодаря слабости соседей, это привело к жесткому несогласию северных, южных, восточных и западных "королевств" размером в лучшем случае с Йоркшир, а в худшем ---с графство Ратленд. Если Сирия и была по своему характеру вассальной страной, то по традиции она была также и страной агитации по радио, и страной непрекращающегося восстания. Ключом к общественному мнению была общность языка. Мусульмане, чьим родным языком был арабский, по этой причине рассматривали себя как избранный народ. Факт наследования ими Корана и классической литературы превратил патриотизм, обычно определяемый почвой или кровью, в языковый.


Фейсал

Другой поддержкой арабской мотивации была неяркая слава раннего халифата, память о котором сохранилась в народе за столетия скверного турецкого правления. Тот факт, что эти традиции скорее отдавали сказками Тысячи и одной ночи, чем походили на подлинную историю, сплотил арабские ряды и укрепил убежденность в том, что прошлое было более блестящим, нежели настоящее османского турка.

И все же мы понимали, что это лишь мечты. Арабское правительство в Сирии, хотя бы оно и поддерживалось местными убеждениями, было бы в такой же степени "навязано", как и турецкое правительство или иностранный протекторат, или же исторический Халифат. Сирия оставалась расовой и религиозной мозаикой. Любой масштабный позыв к единству привел бы к раздроблению страны, неприемлемому для народа, чьи инстинкты всегда обращали его к идее приходского правления.

Оправданием наших чрезмерных рассуждений была война. Сирия, созревшая для беспорядков, могла быть вовлечена в настоящее восстание, если бы возник новый фактор, который позволил бы, к примеру, понять центростремительный национализм бейрутских энциклопедистов или ограничить влияние раздраженных сект и классов. Этот фактор должен быть новым, но не заморского происхождения, этого требовали амбиции сирийцев.


Атака на Акабу

В поле нашего зрения всего одним независимым фактором, у которого имелась приемлемая основа и боевые сторонники, был суннитский принц, подобный Фейсалу и претендующий на возрождение славы Омейядов или Айюбидов. Он мог бы на короткое время, пока не придет успех, объединить людей в глубинной части страны, используя их стремление поставить свой беспутный энтузиазм на службу упорядоченному правлению. Тогда наступила бы реакция, но только после победы, а ради нее можно поставить на карту все материальные и моральные ресурсы.

"Семь столпов мудрости" (отрывки)


/Фотографии из разных источников, найдены и размещены мной, Т./

Историческая справка

8 июня 1916 года шериф Хусейн поднял восстание. У него было 50 тысяч человек, однако лишь 10 тысяч ружей. При поддержке флота Антанты, установившего контроль над Красным морем, 10 июня арабы атаковали порт Джидда, и 16 июня османский гарнизон капитулировал. К концу сентября арабы взяли ряд прибрежных городов, однако прямая атака на Медину в октябре 1916 года была отбита турецкими войсками.
Британское правительство отправило к арабам капитана Лоуренса, который обеспечил им поддержку Королевского флота при обороне Янбу в декабре. Лоуренс сумел убедить арабских лидеров не атаковать Медину, а нарушить вместо этого работу Хиджазской железной дороги, что отвлекло на себя значительные турецкие силы.
3 января 1917 года Фейсал ибн Хусейн с 5100 всадниками на верблюдах, 5300 пехотинцами, 4 горными пушками, 10 пулемётами и 380 вьючными верблюдами отправился на север вдоль Красного моря к городу аль-Вадж. В то время как турецкий гарнизон приготовился к обороне от атаки с юга, десант из 400 арабов и 200 английских моряков 23 января 1917 года атаковал город с севера. Через 36 часов гарнизон сдался, и турки предпочли отойти от Мекки на более выгодные для обороны позиции у Медины, разместив гарнизоны вдоль Хиджазской железной дороги. Силы арабов возросли до 70 тысяч человек, у них на вооружении стало уже 28 тысяч ружей.
В 1917 года на сторону восставших перешёл Ауда ибу Тайи, и 9 мая Лоуренс повёл его силы на штурм последнего османского порта на Красном море — Акаба. 6 июля, после ожесточенного сражения, город был взят. Тем самым была устранена угроза правому флангу английских сил, наступавших из Египта в Палестину. После этого арабы совершали рейды на турецкие позиции и коммуникации, поддерживая наступление генерала Алленби.
Занятие Акабы позволило наладить снабжение арабов со складов Антанты, в арабских войсках появились технические специалисты, в интересах арабов действовала английская авиация; в свою очередь арабы тактикой мелких нападений заставляли держаться рассредоточенными на большой площади большое количество турецких сил, доставляли войскам генерала Алленби разведывательную информацию.
В сентябре 1918 года Алленби отвёл арабским партизанам важную роль при планировании сражения при Мегиддо. Когда силы Антанты атаковали турецко-германские позиции с фронта, арабы внезапным ударом в тылу перерезали все три железные дороги, лишив турок возможности получить подкрепления или отступить.
30 сентября 1918 года арабские всадники на верблюдах подошли к Дамаску, и обнаружили, что арабские националисты из числа жителей города уже подняли флаги арабского восстания. На следующий день в город вступила Австралийская лёгкая кавалерия.

Фейсал I ибн Хусейн (1883 — 1933) — основатель и первый король современного Ирака, первый и последний король Сирии. В годы Первой мировой войны командовал арабскими частями в составе экспедиционного корпуса генерала Алленби, воевавшего против турок. Со временем стал главнокомандующим арабской армией. Фельдмаршал иракской армии и адмирал флота.


Tortilla

  • Гость
Башар аль-Асад - президент и человек
« Ответ #6 : Среда 28 Марта 2012 17:41:33 »
Постоянно слышим о "кровавом диктаторе", о режиме... Хочется всё же больше о людях.  Иногда достаточно один раз увидеть... чем много раз услышать или прочесть...






Биографию президента и немного истории я выклывала здесь http://p-w-w.org/index.php?topic=5633.msg172770#msg172770
« Последнее редактирование: Среда 28 Марта 2012 17:56:19 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #7 : Четверг 5 Апреля 2012 12:30:51 »
Сирия - Парки Дамаска 04-04-2012 г.

!

Взяла в ЖЖ у Анхар http://anhar.livejournal.com/

Tortilla

  • Гость
По библейским дорогам. Место действия - Дамаск
« Ответ #8 : Четверг 5 Апреля 2012 21:12:00 »

Нашла и перевела: Tortilla
Страна: Германия
Издание: NZZ
Автор: Фридеман Барту


По библейским дорогам


Место действия - Дамаск, где Каин убил своего брата Авеля, а Савл стал Павлом

Дамаск неоднократно упоминается в Библии. Город является местом, где Каин убил своего брата Авеля и где иудей Савл стал христианином Павлом. Кроме того, в мечети Омайядов находится глава Ионна Крестителя.


Библейские места

Есть города, которые сами, как ожившая история. И Дамаск, вне всяких сомнений, относится к ним. Более того, в Дамаске история и берёт своё начало. По меньшей мере так представляет себе его сирийская туристическая реклама,  которая охотно называет пульсирующий жизнью город в оазисе на берегах реки Барада  началом всех начал: место происхождения старейшей религии мира, самый старый непрерывно неселённый пункт на земле, место хранения старейшего известного сегодня алфавита (найденного в сирийском местечке Угарит) и место происшествия первого преступления в истории человечества - убийства Каином его брата Авеля, из ревности, просто потому, что жертвы приносимые Авелем с благодарностью принимались Богом, в то время как Каина он обходил стороной.

Друг и враг

К братоубийству, описанному как в Ветхом завете, так и в Коране, можно прикоснуться в "Кровавой пещере" * на юго-восточном склоне горы Касиюн, которая возвышается над Дамаском. Там, где сегодня стоит мечеть, к которой можно подойти лишь преодолев пешком крутой подъём, и было совершено преступление.

А именно, в лежащем под молитвенным местом гроте с освещённым овальным входом. "Здесь произошло убийство. То, что Вы видите, это раскрытый рот горы", объясняет серьёзным тоном служитель мечети Мохаммед. В манере опытного полицейского комиссара из телесериалов, он продолжает рассказ о том, что после совершения преступления земля задрожала и гора вскрикнула. Потому в пещере можно увидеть и язык, а также распознать след руки архангела Гавриила (Джебраила), удержавшего по приказу Бога свод взбешённой пещеры, которая хотела раздавить братоубийцу Каина.



Когда позади, т.е. внизу, остаются последние дома, далеко вверху вырисовывается неказистое каменное строение, увенчанное зеленым куполом мечети. В нем и находится «Пещера крови».
У дома есть и другое название - «Макам арбаин» (стоянка сорока) или "Магарат аль-джоуа" (пещера Голода), Существует две версии относительно этого названия. Согласно первой, в ней погибли от голода 40 христианских проповедников, заточенных иудеями. По второй - 40 греков, также убитых за проповедь христианства.
Если верить преданию, то в «Макам арбаин» молились еще ветхозаветные пророки - Авраам, Моисей, Илия, а позже Иисус Христос. Если доберетесь до верха горы, вам даже покажут места, где они преклоняли колена. (фото и текст Павла Давыдова)



У входа в дом с зеленым куполом нас встречает потомственный хранитель «Макам арбаин» Фатхи Сафи – статный дядя с окладистой бородой и добрейшей улыбкой на лице. Его семья является хранителем пещеры со времен Оттоманской империи. Его дед Ибрагим, именем которого почему-то чаще всего называют и самого Фатхи, и отец похоронены тут же, в небольшой мечети. Придет время и рядом с их могилами появится могила Фатхи, а его место блюстителя пещеры займет один из его сыновей. Ну, а пока Фатхи достает из глубокого кармана внушительных размеров ключ, открывает им обитую кровельным железом низкую дверь, ведущую в пещеру, в которой, согласно местной легенде, произошло братоубийство, и начинает экскурсию (фото и текст Павла Давыдова)


- Когда Каин убил Авеля, пещера содрогнулась и закричала от ужаса, рассказывает Фатхи, подводя нас к небольшому углублению в скале.
- Это раскрытая пасть пещеры. Вот язык, - указывает он на расположенный на нижней поверхности дыры светлый камень, который действительно похож на язык.
Став свидетелем ужасной трагедии, продолжает Фатхи, пещера хотела обрушиться на Каина и раздавить братоубийцу, однако Господь посчитал, что такая смерть будет для него слишком легкой. С небес был ниспослан архангел Гавриил, который поднял руку и удержал свод пещеры (фото и текст Павла Давыдова)



И впрямь отпечаток на камне напоминает след от огромной руки
Существует много версий того, как и чем Каин убил Авеля: камнем, ножом, палкой, каменным оружием, ослиной челюстью... (фото и текст Павла Давыдова)



Фатхи уверен, что камнем. И не каким-нибудь, а тем, что хранится у него на грубо сколоченной деревянной полке, словно на музейном стеллаже.
Выйдя из пещеры, мы присаживаемся на холодный каменный приступок передохнуть перед обратной дорогой. Узнав, что мы русские он показывает висящую на стене карту Иерусалима, выполненную в XIX в. России и подаренную русскими паломниками.
- Зимой к нам мало кто приходит, холодно. А русские не боятся холода, говорит Фатхи и на прощанье советует нам съездить еще и на могилу Авеля, которая расположена в 30 километрах к западу от Дамаска близ местечка Сук Вади Барада -Рынок в долине реки Барада (фото и текст Павла Давыдова)


Ты напряжённо вслушиваешься, глубоко поражённый и чувствуешь себя на минуту погружённым в те древние дохристианские времена. Однако Мохаммед хочет рассказать ещё многое. С тех самых пор здесь капала вода, ибо пещера плакала. Но вот уже полгода (статья написана в 2007 году, прим. перев.) как пещера перестала лить слёзы. Очевидно, очень плохое предзнаменования для человечества!

Загруженные этим таинственным пророчеством, мы покидаем мистическое место откровения и спускаемся в город у подножия горы. Сначала по крутой лестнице через лишённые растительности скалы, далее по узким и тесным переулкам армянского квартала, прилепившегося на склоне горы, где сейчас в основном проживают курды.


Затраченные на подъем усилия компенсирует открывающаяся панорама, лежащего внизу города, тишина и чистый воздух (фото и текст Павла Давыдова)

Когда внезапно мы встречаем двух молодых русских туристов, которые собираются в одиночку, без проводника, взойти к "Кровавой пещере", то опять осознаём, насколько безопасно путешествовать в Сирии. Гостеприимство и приветливость местных жителей легендарны, уважение к иностранцам присуще им от природы. Кроме того, вездесущая тайная полиция. Почти такая же неотвратимая, как погода, к которой можно приравнять и макросиноптическое положение в мире. Частично ближневосточный конфликт с Западом, сильно осложнённый Иракской войной на Востоке, и сирийцев разделил на врагов и друзей. Из-за чёрно-белой оптики восприятия, приветственные ритуалы часто происходят так: "Добрый день! Вы откуда?", "Вы любите Израиль?", "Вам нравится Дж.В.Буш?", и только тот, кто на последние два вопроса ответит отрицательно, услышит: "Добро пожаловать в Сирию!"


Прямо перед домом растут два громадных кактуса. За неимением стволов деревьев туристы «оттягиваются» на его листьях, испещренных именами и обращениями к Богу (фото и текст Павла Давыдова)


На могиле Авеля


Между тем мы опять окунулись в шум и облака выхлопного газа миллионного города, который буквально лопается по швам. Со дня прибытия легиона иракских беженцев, Дамаск стал для жителей неуютным. Жилые помещения стали дефицитом, продукты питания вчетверо дороже, чем до иракской войны. Но поскольку иностранные  туристы в этой стране, которую Вашингтон окрестил "государством-изгоем", очень редки, то передвигаться здесь можно вполне безпрепятственно, безмятежно и свободно.  Не так, как у египетских пирамид или на рынке в Мараккеше.


Могила Авеля, по преданию, находится на вершине холма, в мечети, построенной тут в конце XVI в. Она служит местом паломничества шиитов и друзов. Сотни иранцев ежедневно приезжают сюда, чтобы поклониться Авелю как первой невинной жертве сил зла, т.е. первому мученику.
Друзы же, являющиеся хранителями мавзолея, считают, что Авель был одним из них. Они верят, что его душа часто перерождается в друзских лидеров  (фото и текст Павла Давыдова)


Так и у могилы Авеля, которая находится примерно в 30 километрах от Дамаска в Ливанских горах, и чьё посещение безусловно стоит того, чтобы проехать через скупой, но тем не менее очаровательный ландшафт, вас не будут обременять бесчисленные торговцы тканями. Они прежде всего ориентируются на шопинг-туристов из соседней Страны Кедров (так называеют Ливан, прим. перев.), а также на паломников из Ирана, толпами стремящихся к саркофагу длиной 7 метров, расположенному в купольном мавзолее.


(фото Павла Давыдова)

Тоже самое относится и к туристическим центрам Дамаска. Бродить в лабиринте переулков христианского квартала позади римской Виа Ректа, прямой улицы, можно без всяких преград. И сразу вернуться в те времена, когда Савл пришёл в этот квартал, был принят и исцелён Ананией ** Савл, иудей, пришедший из Иерусалима, гонитель христиан, был, согласно библейским апостольским сказаниям, ослеплён в конюшне у врат Дамаска  ярким солнечным лучом, который внезапно пронзил небеса, и услышал голос Христа: "Савл, Савл, зачем ты преследуешь меня?"

Это событие, известное как "происшествие в Дамаске", послужившее обращению Савла в христианство, происходило на месте, где сейчас располагается храм памяти Павла и монастырь. В саду в настоящее время происходит большая реконструкция, которая должна превратить место, где Савл был ослеплён и провёл три дня, в алтарь под открытым небом. Настоятельница монастыря, армянского происхождения, рассказывает всё это с большим воодушевлением. Несмотря на строительные работы, она не может пожаловаться на недостаток посетителей. Поскольку благодаря ценам за ночёвку не более 20 долларов, чистый и уютный дом очень любим небогатыми туристами и паломниками. Здесь нашли приют и беженцы из Ливана, покинувшие страну во время израильского налёта летом 2006 года. Их приняли и вылечили также, как в 30-м году от рождества Христова на этом самом месте Анания по велению небес принял и вылечил от слепоты поражённого солнечным лучом Савла.


Часовня св. Анания ***

И сегодня дом Анании является местом притяжения для христиан и мусульман. Скромное с виду здание привлекает только своей подземной церковью (часовня святого Анании, прим. перев.), куда все верующие собираются к молитве. Статуя, изображающая крещение Ананией Савла напоминает о том, как иудей Савл стал христианином Павлом. И тот, кто потом пройдёт от белого здания к Виа Ректа, мимо ковров, сувениров, ремесленных лавок, мимо знаменитых музыкальных баров и привлекательного ресторана Касабланка, тот окажется у городских Восточных ворот, где Павел был поднят в плетёной корзине на городскую стену своими последователями. После того, как гонитель христиан после своего обращения внезапно стал гонимой жертвой тех же самых преследований.


Дамаск, Восточные ворота


Великолепная мечеть Омайядов


На расстоянии всго лишь нескольких шагов от Ворот находится магазин Хайке Вебер, немецкого дизайнера, которая уже много лет живёт в Сирии, организуя группы взаимопомощи для палестинских женщин, где они зарабатывают себе на жизнь шитьём и вышиванием. Насколько успешен этот проект, свидетельствует тот факт, что даже первая леди Сирии носит одежду из этого ателье, марки Анат. Магазин удостоился также посещения испанской королевы Софии, бывшей несколько лет назад с официальным визитом в Дамаске. Её портретом украшен и старо-почтенный ресторан "Аль Кавали", расположенный в доме 14 столетия, несколько лет назад реставрированным и считающимся вероятно самым лучшим заведением в городе. По крайней мере то, что касается закусок Мезе ( набор закусок или маленьких блюд, часто подаваемых с алкогольными напитками, такими как арак, узо, ракы, ракия или различными винами, прим. перев.), которые настолько самодостаточны, что можно отказаться и от главного блюда.


Сирийское мезе

То, что в "Аль Кавали" не подают к столу алкоголь (в том случае, если мезе не сопровождается алкоголем, оно именуется арабским словом мукаббилат, прим. перев.), можно объяснить и непосредственной близостью великолепной мечети Омайядов. Она впечатляет не только гигантскими масштабами и исламско-арабскими элементами украшений, но и большим количеством паломников-мусульман, особенно из Ирана, которые стремятся сюда и сердцем и душой. Многие часами молятся у большого саркофага в сердце мечети, где согласно преданиям находится голова Ионна Крестителя. Здесь он почитаем совместно и христианами и мусульманами (историю мечети я ещё изложу подробно, чуть позже,  прим. перев.)

Оригинал статьи

Фото и подписи к ним из блога Павла Давыдова



Примечание переводчика


* Место, где случилось первое в истории братоубийство, называют «Магарат ад-дамм»
- «кровавая пещера». Посещение этого места вдохновило поэта Евгения Евтушенко на написание стихотворения «Каинова печать».
Здесь бывали и молились пророки Ибрагим (Авраам), Мусса (Моисей), Иса (Иисус), Айюб (Иов), Яакуб (Яков), Ильяс (Илья). По словам смотрителя пещеры, подлинные мотивы первого преступления отличаются от приведенных в библейской легенде: на самом деле убийство якобы совершено на почве ревности, ибо и Каин и Авель полюбили свою сестру. Когда злодеяние свершилось, скала, в которой находится пещера, вскрикнула от ужаса. В доказательство в пещере имеется каменная пасть с языком, зубами и горлом, исторгнувшим вопль. Скала хотела обрушиться на убийцу, чтобы наказать его, но спустившийся с небес архангел Джебраил (Гавриил) удержал ее своды, посчитав, что такая смерть - слишком легкая расплата за содеянное злодеяние. На потолке пещеры - отпечатки пятерни Гавриила.
У места есть и другое название - «Магарат аль-Джоуа» («Пещера голода»). По преданию, в ней погибли от голода 40 христианских проповедников, заточенных иудеями. Согласно другой версии, в «Магарат аль-Джоуа» голодной смертью умерли 40 греков, которых заперли там мусульмане за пропаганду христианства. Местные жители же считают, что 40 мучеников - мусульмане, павшие в схватке с крестоносцами. Смотритель покажет в пещере место, куда вошли мученики и где они исчезли: «Их называют наместниками Бога, ибо они продолжают жить в Дамаске среди его жителей и защищают город от бед. Когда умирает один из них, его душа переселяется в живущего человека, и так их число не уменьшается никогда». Отсюда и еще одно название места - «Макам Арбаин» («Стоянка сорока»).

** "Обращение Савла по дороге в Дамаск"

Если кто помнит картину Караваджо (москвичи, ау, был кто на выставке в Пушкинском музее этой зимой!)


Это один из эпизодов жития апостола Павла, сыгравший колоссальную роль в его обращении в христианство и, следовательно, для распространения христианства в мире.
В переносном смысле выражение «Путь в Дамаск» обозначает поворотный пункт, водораздел — событие, знаменующее уникальную или важную историческую перемену.
Апостол Павел, до крещения носивший имя «Савл», был воинствующим фарисеем, активно участвовавшим в преследовании первых христиан. Например, он упоминается в сцене избиения камнями первомученика Стефана. Как повествует книга «Деяний святых апостолов», на пути в Дамаск он неожиданным образом услышал неведомый голос «Савл! Савл! Что ты гонишь меня?» и на три дня ослеп. Приведённый в Дамаск, он был исцелён христианином Ананией и крестился.

*** Анания — иудей-христианин из Дамаска, по преданию признается одним из числа семидесяти апостолов, епископ Дамасский, священномученик. Анании Бог в видении открыл свой промысел о Савле, который до этого был жестоким гонителем христиан, а теперь сделавшимся избранным орудием Божьим, и он, посетив Савла в Дамаске, находившегося в слепоте, возложением на него своих рук возвратил ему зрение, крестил и ввел в общество верующих с именем Павла (Деяния апостолов). Анания был впоследствии епископом в Дамаске. Из Дамаска он пошёл в Елевферополь и там, указывая народу путь ко спасению и исцеляя больных, обратил многих к вере во Христа. В Елевферополе правитель Лукиан, поклонявщийся идолам, повелел народу взять Ананию, вывести его из города и побить камнями, отчего он и скончался мученической смертью. В то время случайно проходили там некоторые христиане из Дамаска; они взяли святое тело Апостола Христова, с честью перенесли его в Дамаск и похоронили в отечественном его городе.
« Последнее редактирование: Четверг 5 Апреля 2012 22:14:27 от Tortilla »

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3301
  • Из Дремучего Леса
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #9 : Четверг 5 Апреля 2012 21:50:52 »
Ира, спасибо за рассказ!

пытаюсь представить, как это жить рядом с тем местом, где камни помнят Каина и Авеля
жутко...

Tortilla

  • Гость
Пасха в церкви Пояса Девы Марии
« Ответ #10 : Пятница 6 Апреля 2012 22:37:34 »
Пасха в церкви Пояса Девы Марии

12 апреля 2009


Фото и текст: Павел Давыдов


На Пасхальную богослужение - христиане в Сирии отмечают Пасху на неделю раньше, чем в России - я поехал в одну из древнейших церквей мира – в церковь Пояса Девы Марии. Находится она в старой части города Хомс, зажатая в узких улочках и переулках. Однако найти ее не составило никакого труда. Каждый, кого я ни спрашивал, как проехать к канисат Умм Аз-Занар, так называется эта церковь по-арабски, не просто указывал путь, но готов был лично проводить до ворот храма.
 

А за пару кварталов до церкви просить помощи уже не имело смысла, достаточно было следовать за потоком празднично одетых людей. Особенно нарядно выглядели дети.



Девочки, словно маленькие невесты, - в белых платьицах, с пышными прическами



или в шляпках.



Мальчики – либо в черных, либо в белых костюмах, а то и смокингах. В руках у большинства из них - праздничные свечи.



Считается, что церковь Пояса Девы Марии была основана в 38 году, т.е. через пять лет после распятия Христа. Первоначально это была подземная часовня, на месте которой и был возведен храм.
В 1953 году в монастыре в Мардине, в Турции был обнаружен старинный манускрипт на арамейском языке. Когда его расшифровали, то узнали, что в одной из церквей Хомса хранится неизвестная до тех пор часть пояса Богородицы.



Действительно, в указанном месте, под алтарем была обнаружена каменная плита, испещренная строками арамейского письма. Под ней оказалась каменная ступка с круглым углублением, в котором лежал серебряный ларец. В нем и нашли скрученный колечком пояс из верблюжьей шерсти длиной около 60 сантиметров.
Из пергамента явствовало, что он был собственноручно сплетен самой Богородицей. Анализ, проведенный учеными, показал, что находка относится к римской эпохе. В земле, где ее укрывали от многочисленных завоевателей, она пролежала около тысячи лет.
Согласно преданию, перед тем как Святая Дева Мария должна была отойти от земной жизни, к ее смертному одру были перенесены все апостолы, проповедавшие в то время в разных странах мира. Не успел лишь святой Фома, который распространял Евангелие далеко в Индии. В Иерусалим он явился спустя три дня после того, как Богородица была вознесена на небо. Увидев скорбь Фомы, не заставшего ее живой, Дева Мария сбросила ему с неба свой пояс от платья.
Существует и иная версия, согласно которой апостол обнаружил пояс среди погребальных пелен в пещере, где было положено тело Богородицы.
Дорогой подарок Фома забрал с собой в Индию. После его смерти одна часть пояса возвратилась в Иерусалим, а другая оказалась в Хомсе.



Сегодня эта святая реликвия хранится в специальном пределе церкви, в нише, закрытой стеклом и решеткой. В ней помещен серебряный цветок на ножке.



В центре него, также под стеклом небольшим колечком и уложен простой темный поясок Пресвятой Девы Марии.

http://pavel-davydov.livejournal.com/12121.html

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #11 : Воскресенье 8 Апреля 2012 12:07:40 »
Девчат , спасибо вам большое !  :give_rose: :give_rose:  Столько нового и интересного от вас узнаёшь .

Tortilla

  • Гость
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #12 : Пятница 13 Апреля 2012 17:46:29 »


Седьмая выставка работ молодых художников и скульпторов Сирии

апрель 13, 2012



Более ста работ молодых художников и скульпторов Сирии стали экспонатами выставки, открывшейся в выставочном зале “Ар-Ривак Аль-Араби” в Дамаске.

На выставке, организованной Союзом художников Сирии, отражён широкий спектр произведений, посвящённых жизни сирийского общества.



По итогам выставки были названы имена лауреатов, которыми стали: в области скульптуры - Мумтаз Шуайб; художественной фотографии – Махмуд Ад-Дауд; графики - Руа Джафар, работы по керамике - Зеннара Мухаммад. Почётную премию в области скульптуры получил Наджуд Аль-Шуммари.

Награды жюри получили также Фади Хиджази и Мунтаджеб Юсеф.

Представители общественной организации “Свободная Полистана” вручили специальные премии в области художественной фотографии Ясеру Юсефу и Лине Аль-Набхани.

Председатель Союза художников Сирии Хайдар Язиджи рассказал корреспонденту агентства САНА, что выставка проводится после двухлетнего перерыва и отметил высокий профессиональный уровень творчества молодых художников, а также усилия Государственного управления выставок и ярмарок по оказанию финансовой поддержки в проведении выставки.





Член жюри, сирийский художник Махмуд Шахин отметил свободу фантазии, созвучие сюжетов представленных работ с измененями, присходящими в мире, и приверженность сирийской творческой молодёжи, работающей в соответствии с современными течениями и тенденциями, традициям арабского искусства.



Выставка, на которой представлены работы 107 молодых деятелей сирийского искусства, завершит свою работу 21 апреля.



САНА

Tortilla

  • Гость
Выставка одной картины
« Ответ #13 : Суббота 14 Апреля 2012 20:45:49 »


Выставка одной картины



В Дамаске в выставочном зале “Эбла” открылась выставка одной картины художника Мамдуха Кашляна. На полотне, выполненном в ярких, солнечных тонах, давно ставших визитной карточкой творчества художника, запечатлён один из обрядов, отражающих культурное и религиозное наследие Сирии.

По мнению Кашляна, выставка одного произведения искусства позволяет зрителю сосредоточиться, не отвлекаясь на другие полотна, на картине, которая надолго останется в его сознании. Идея сюжета пришла к художнику после того, как он побывал на религиозном представлении, которое ежегодно устраивается в одной из дамасских мечетей в районе Шейх Михья-эд-Дин в дни месяца Рамадан. Картина размером 210 на 160 см выполнена на полотне масляными красками и представляет собой изображение 64 человек, охваченных единым религиозным порывом.

Дамаскиец Мамдух Кашлян (1929 г.р.) рассказал корреспонденту агентства САНА, что своей картиной, работа над которой продолжалась семь месяцев, он хотел затронуть темы страха утраты и стремления человеческой души к близости с Господом.

Выставка, которая продлится три дня, вызвала неподдельный интерес зрителей, специалистов и молодых художников, получающих образование в Дамасской Художественной академии. Многие посетители выставки, беседуя с корреспондентом агентства САНА, отметили одухотворённость и, в то же время, мистичность лиц собравшихся в круг людей и яркие, жизнеутверждающие тона картины.

Эта работы художника стала четвёртым полотном, отражающим духовный мир человека и его стремление к близости с Богом. В прошлые годы художник выставлял полотна “Дервиши” (2009), “Тёплая встреча” (2010), “Упоминание имени Бога дарит сердцам надежду” (2011).

САНА
« Последнее редактирование: Суббота 14 Апреля 2012 20:48:43 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Сирия - День независимости
« Ответ #14 : Вторник 17 Апреля 2012 14:40:13 »
17 апреля, сирийцы празднуют день независимости от французского мандата



Немного истории:

В 1920 году Франция получала мандат Лиги наций на управление Сирией и Ливаном, а Великобритания – на управление Палестиной и Трансиорданией. Известие о решениях конференции в Сан-Ремо вызвало бурю негодования в крупнейших сирийских городах, а представители национальной буржуазии предложили крупному помещику Хашиму аль-Атаси возглавить откровенно антифранцузское правительство. Фейсал попытался выступить посредником между воинствующими националистами и французами, признав в июле 1920 мандат Лиги наций и используя новобранцев для подавления выступлений в городах. Когда французские войска предприняли поход на Дамаск, чтобы захватить власть, группа добровольцев, пытаясь остановить их наступление на столицу, заняла оборону в районе горного прохода Маисалун. К ним присоединился отряд военного министра Юсуфа Азме, который, однако, был разбит, и 25 июля французские войска заняли Дамаск и установили контроль над всей Сирией.

Христианский маронитский район в Горном Ливане был расширен путем присоединения к нему населенных преимущественно мусульманами долины Бекаа и городов Триполи, Бейрут, Сайда и Сур (Тир). Остальная часть Сирии была разделена на пять полуавтономных единиц: Дамаск, Халеб, Латакию (область проживания алавитов), Джебель-эд-Друз (область проживания друзов с центром в Эс-Сувейде) и Александретту (совр. Искендерун, передан Турции в 1939). Кроме того, на крайнем северо-востоке страны в окрестностях Ракки и Дейр-эз-Зора был выделен отдельный округ, управлявшийся непосредственно из центра. Политическими делами этих территорий ведал верховный комиссар в Дамаске, назначавший всех правительственных и местных чиновников и отвечавший за режим чрезвычайного положения, введенного в 1920. Условия мандата открывали сирийский рынок для свободного доступа на него всех государств-членов Лиги наций. В результате страну наводнили заморские товары.

В 1925 друзы из Джебель-эд-Друза подняли мятеж против французов. В октябре лидеры национального движения организовали восстание в Халебе и Дамаске, подавленный после двух дней артиллерийских обстрелов Дамаска, в результате которых погибло ок. 5 тыс. сирийцев.

В 1926–1927 в Халебе и Хомсе начались стихийные забастовки, вскоре перекинувшиеся и на Дамаск. Популярностью стала пользоваться партия сирийских националистов «Аш-Шабад» («Народ»), которая вскоре установила контроль над Учредительным собранием, созванным администрацией в 1925, чтобы сбить волну недовольства. Преемник партии «Аш-Шабад» – Национальный блок (организация Кутла Ватания), одержавший победу на выборах в Учредительное собрание в апреле 1928, выдвинул проект конституции страны, предусматривавший реинтеграцию Сирии и не оставлявший в ней места для колониальных властей. Вскоре французский верховный комиссар распустил Учредительное собрание, в 1930 была введена в действие новая конституция, которая подтверждала контроль Франции над страной, но предусматривала наличие выборного президента и однопалатного парламента.

Вторая мировая война и провозглашение независимости.

После разгрома Франции в 1940 году Германия сохранила у власти марионеточное Вишистское правительство, поручив последнему осуществлять контроль за колониальными территориями. Впоследствии Гитлер планировал вплотную заняться разработкой сырьевых ресурсов этой близкой к Европе колонии, а также рассчитывал на неё как на плацдарм для захвата богатой нефтью Месопотамии и выхода к Индии, что, по его мнению, должно было обрушить Британскую империю. Численность французских войск в Сирии была определена немцами в 35 000 человек. Тем самым Гитлер совершил серьёзную политическую ошибку — сокращение числа французских войск в Сирии после поражения Франции вызвало новую волну освободительного движения.

В феврале 1941 Национальный блок, во главе которого встал Шукри Куатли, организовал забастовку в Дамаске, вскоре распространившуюся на Халеб, Хаму, Хомс и Дейр-эз-Зор. Забастовка продолжалась в течение двух месяцев, что вынудило верховного комиссара правительства Виши во Франции распустить назначенный ранее Совет директоров. Вместо него был сформирован Комитет во главе с умеренным националистом Халедом аль-Аземом, управлявший Сирией до осени 1941, когда войска Великобритании и «Свободной Франции» заняли страну и восстановили действие конституции (Сирийско-Ливанская операция). Между Шукри Куатли, администрацией «Свободной Франции» и британскими представителями было достигнуто соглашение, в соответствии с которым в июле 1943 в стране были проведены новые парламентские выборы. На них вновь победил Национальный блок (преобразованный в Национальный патриотический союз), завоевавший подавляющее большинство мест в парламенте. В составе нового правительства оказались видные деятели национально-освободительного движения из Дамаска, Халеба и Хомса, но при этом за бортом остались представители Хамы, алавиты и друзы.

Как следствие произошла консолидация оппозиционных правительству сил вокруг лидеров Хамы и горных территорий на западе и юге страны. В парламент был избран Акрам Хаурани, последовательный противник помещичьей верхушки, доминировавшей в руководстве Национального патриотического союза. Тем временем сепаратисты из алавитских и друзских районов выступили за предоставление им автономии. Различные исламистские организации начали агитационную работу среди небогатых ремесленников и мелких торговцев в городах севера и среди жителей беднейших дамаскских кварталов, где селились мигранты-крестьяне из деревень. Социалисты во главе с Мишелем Афляком потребовали обеспечить экономическую безопасность рабочих Дамаска и обедневших мелких собственников западных и южных районов страны. Наблюдалось также ослабление позиций прежних сирийских лидеров в результате ужесточения политики французов по отношению к своим политическим противникам и разрыва после 1944 торговых и финансовых связей Дамаска с Бейрутом и Хайфой вследствие создания автономных государств в Ливане и Палестине.

Номинально Сирия стала независимым государством в 1945, когда было объявлено о создании национальной армии. Страна вступила в ООН, а также приняла участие в создании Лиги арабских государств (первой региональной организации арабских стран). Однако полная независимость была обретена лишь после окончательного вывода французских и английских войск, завершившегося 17 апреля 1946. Эта дата стала национальным праздником Сирии – Днем эвакуации.

Источник Кругосвет
« Последнее редактирование: Вторник 17 Апреля 2012 15:21:10 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
КУНЕЙТРА. Слезы через бинокль
« Ответ #15 : Среда 18 Апреля 2012 16:40:52 »
КУНЕЙТРА. Слезы через бинокль

На юго-западе Сирии есть небольшой городок Кунейтра (Quneitra), что по-арабски переводится как «мостик». Она была основана в эпоху Оттоманской империи как перевалочный пункт для торговых караванов на пути в Дамаск. До 1967 года город ничем не выделялся из остальных сирийских провинциальных населенных пунктов, пока не стал одним из центров ожесточенных боев между сирийской и израильской армиями в ходе так называемой «Шестидневной Войны». 



После захвата Израилем Голанских высот, городок Кунейтра был оккупирован израильскими военными и лишь в 1973 году во время «Войны Судного Дня» он снова был отвоеван сирийской армией. Но это продолжалось недолго и уже через несколько дней Кунейтра опять была атакована израильтянами, которые разрушили город почти до основания. В 1974 году был подписан «Договор о разделении сил между Израилем и Сирией» согласно которому, Кунейтра вернулась под сирийское управление. Уходя из города, израильские солдаты полностью разграбили уцелевшие после бомбардировок объекты, взорвав дороги и здания. Сирийское правительство приняло решение не восстанавливать город, оставив все как есть в качестве свидетельства израильской жестокости по отношению к жителям страны. В настоящее время вся территория Кунейтры остается доступной для посещения как музей под открытым небом, но местным жителям не позволили туда вернуться. Для того, чтобы попасть на эту территорию, находящуюся под контролем миротворцев ООН, нужно получить специальное разрешение от Министерства Внутренних Дел  Сирии.

Как раз за этим разрешением я и отправился ранним утром в местное МВД, расположенное недалеко от дворца Аднана ал-Малки в северной части Дамаска. Отдаю на КПП свой паспорт, жду около двадцати минут и усатый военный выносит мне бумагу с важной гербовой печатью. Это и есть мой пропуск в демилитаризованную зону.



В Кунейтру нет прямого автобуса. Сначала нужно доехать до поселка Хан Ахмед. Там, при покупке билета на минибас до «музея под открытым небом» вам обязательно навяжут гида, без которого невозможно передвижение по охраняемой ООНовцами зоны. Ко мне подходит человек в штатском и представляется Аммаром.

- Я твой гид, - говорит он мне по-английски. – Наш автобус отходит через десять минут.

В салоне микроавтобуса кроме нас никого нет. Шофер нервничает, видно что ему не хочется ехать полупустым. Аммар смотрит на часы и что-то говорит водителю властным голосом. Сириец заводит машину и вот мы уже мчимся в сторону Голанских высот. На въезде в Кунейтру нас встречает пограничный пост, где солдаты проверяют мой паспорт и разрешение на посещение демилитаризованной        зоны. Амман перекидывается с ними парой слов и приглашает меня на «экскурсию» по городу. Нас встречает большой плакат с портретом нынешнего президента Сирии Башара Аль-Асада, под которым кто-то подписал по-английски: «Добро пожаловать». Еще одна надпись на входе в город гласит: «Музей освобожденной Кунейтры».



- Когда-то в этом городке кипела жизнь, - по дороге рассказывает мне Аммар. Я был здесь еще ребенком, раза два или три. А потом началась война с ними, - мой гид указывает на возвышающуюся израильскую военную базу, построенную на Голанских высотах и хорошо видную отсюда, - Израильтяне пришли на наши земли и все разрушили. Хотели Дамаск взять, но мы им не позволили. Уходя из Кунейтры, их солдаты решили сравнять город с землей. Взрывали дома, школы, больницу... Даже мечеть и церковь не пощадили... Говорят, что перед взрывами они выносили из домов все, что можно унести. Даже умывальники из туалетов поотрывали. Лишь бы нам ничего не досталось.

 

Мы осматриваем сначала руины православной церкви, затем заходим в мечеть. Запустение в домах Божьих, наверно, никого не оставит равнодушным. Тишина в разрушенной мечети оглушает… Вот уже боле сорока лет здесь не слышны суры Корана. В христианском храме вместо иконостаса зияют дыры, а на стене левой части алтаря кто-то красной краской по-русски вывел слово “Чечня”. И действительно, Кунейтра сейчас похожа на послевоенный Грозный. Из черных дыр окон домов уже давно не доносятся детские крики, а на заросшей травой площади, где когда-то был рынок, мирно щиплют пожелтевшую траву дикие козы. Мимо нас по дороге проезжает белый джип миротворцев.



- Между Сирией и Израилем граница закрыта, - говорит Аммар. Только ООНовские машины проехать могут. Людям пройти здесь нельзя. А ведь на той стороне тоже наша земля. Голанские высоты – это Сирия. Там наши люди до сих пор живут. Жаль, что ты сюда в пятницу не приехал. Здесь собираются семьи, родственники которых остались на оккупированной Израилем территории. Вот уже несколько десятков лет они не могут повидать друг друга. Каждую пятницу они приезжают в Кунейтру и смотрят в бинокли на своих родных. Разговаривают друг с другом через мегафоны или мобильные телефоны. Показывают своих родившихся детей…



В Кунейтре есть лишь одно здание, которое полностью отреставрировали. Всего в пятистах метрах от Израиля находится ресторан, который открывают только по пятницам. Именно отсюда сирийцы в бинокли смотрят на свои семьи, живущие на той стороне.

- Я уже несколько лет здесь гидом работаю. Иногда ночью я просыпаюсь и слышу голоса людей, разлученных друг с другом войной. Они вновь и вновь перекликиваются друг с другом. Как жаль, что сегодня никто не пришел. Это бы тебя потрясло…



Мы бродим по разрушеной Кунейтре еще около часа, а затем возвращаемся на КПП ждать автобус в Хан Ахмед. Я прошу Аммара оставить мне разрешение от МВД Сирии на память, но тот отвечает отказом.

— Мне ведь потом отчитаться надо перед начальником.
— А как часто сюда иностранцы приезжают?
— Сейчас редко. Бывает, целую неделю сидишь без работы. А иногда наоборот, по две-три группы в день приходится сопровождать.


Памятник солдату - защитнику Сирии на КПП при въезде в Кунейтру

Наконец, на остановку подъезжает автобус, на котором мы мчимся назад, в Хан Ахмед. Я покупаю билет до Дамаска, а Амман приносит мне стакан чая.

— Попей пока, все равно еще двадцать минут ждать.
— Сколько я Вам должен? – спрашиваю я?
— За чай-то? Это я тебя угощаю!
— А за экскурсию?
— Да ты что, это ведь бесплатно. Я зарплату получаю. Никаких денег не надо. Кунейтра ведь не туристический аттракцион. Мы хотим показать людям, что эти руины символизируют боль сирийского народа, связанную с израильскими военными действиями. После войны много городов и поселков было восстановлено. А Кунейтра – это историческое свидетельство тех времен, оставленное для потомков.
— Вы наверно очень Израиль за это не любите?
— Израиль не люблю, но народ живущий там – это ведь наши братья. В Дамаске живут евреи, в Алеппо. Они наши исторические соседи. Мы с ними в одной стране в мире живем. Простой народ не виноват, виноваты политики. Те, кто начинает войны, кого не волнует смерть простых людей. Они за все ответят перед Аллахом. А люди что по эту, что по ту сторону границы одинаковые. Они тоже, как и мы, не хотят насилия...
— Да, я понимаю... – После некоторого молчания я снова спрашиваю Аммара: - Что теперь делать будете? Отдыхать пойдете?
— Не знаю, до пяти вечера я должен быть на автостанции. Вдруг еще кто приедет.

Подходит мой автобус и Аммар крепко жмет мне руку на прощание. Я снова возвращаюсь в Дамаск. После того визита в демилитаризованную зону желание вернуться в Кунейтру до сих пор не оставляет меня. Мне хочется увидеть своими глазами семьи, разлученные войной. Хочется запечатлеть в словах и фотографиях их боль от утраты своих земель и близких. История этого маленького разрушенного городка как нельзя лучше показывает жестокость войны. Какими бы ни были цели развязывающих вооруженные бои, они ничем не могут оправдать все страдания, принесенные людям. Ни религиозные, ни политические, ни какие-либо другие факторы никому не дают основания убивать невинных, заставлять их покидать места своей Родины. В мире достаточно памятников жертвам войн, репрессий или межрелигиозных конфликтов, созданных руками скульпторов. Кунейтра, наверное, один из самых впечатляющих из них, хотя он и не был специально сваян руками мастеров. Это город-призрак, родной брат Припяти. Но если Чернобыльская трагедия была причиной человеческой ошибки, вызвавшей небывалую экологическую катастрофу, то Кунейтра это свидетельство людской жестокости. Аммар рассказывал мне, что сирийцы кричат в мегафоны своим родственникам на израильской стороне «Аллаху акбар! – Бог велик!» В ответ с Голанских высот – лишь согласное молчание, израильские солдаты не дают никому шанса ответить. Но слезы на глазах тех людей нередко удается разглядеть в мощные бинокли. Особенно, если стоит хорошая погода по обе стороны демаркационной линии.

Влад Сохин
Источник


Эль-Кунейтра - символ ближневосточного конфликта


ДАМАСК, 17 марта 2009 - РИА Новости. В Сирии во вторник скончался человек, родившийся в 1895 году и прекрасно помнивший времена Османской империи, сообщает сирийское информационное агентство САНА.

Житель города Эль-Кунейтра на юге Сирии Иса Али ан-Надир прожил 114 лет, оставив после себя шестерых сыновей и 175 внуков.

По словам родственников, до последних дней жизни он обладал хорошей памятью, "помнил османскую эру и французскую оккупацию".

Сегодня натолкнулся вот на эту, правда не совсем новую, новость. Помнится, в 2007 году во время поездки в Сирию среди всего прочего планировалась встреча с долгожителем из Эль-Кунейтры - не все тогда получилось, а теперь эта встреча не состоится никогда.

Иса Али ан-Надир свидетель целой эпохи, говорят он охотно общался с журналистами делился в воспоминаниях гордостью и болью своей жизни и своего народа. Агония "больного человека в Европе" - Османской империи, уж не знаю, но слышал, что Иса Али чуть ли не лично общался с Лоуренсом Аравийским, Французские колониальные власти, еврейские и арабские террористические организации, падение колоний, панарабизм и становление молодых израильского и арабских государств... Но, видимо, тяжелее всего долгожителю дались последние 40 лет которые он провел практически на руинах родного города, на земле, которая сейчас никому не принадлежит.



Город эль-Кунейтра находится на территории, которую дипломаты, политики и журналисты называют Голанскими высотами. В 1967 году после Шестидневной войны эта местность отошла Израилю. В ходе войны Судного дня

в 1973 в город вновь вошли сирийские войска. 21 октября 1973 город подвергся ожесточенной бомбардировке ВВС Израиля. Далее последовала наземная операция, в ходе которой Кунейтра была полностью разрушена.

До окончания войны израильская армия успела после захвата города продвинуться ещё на 12 километров вглубь сирийской территории. В мае 1974 по инициативе США между Израилем и Сирией было подписано Соглашение о разъединении, по которому территория, оккупированная Израилем была преобразована в демилитаризованную буферную зону под управлением ООН. В регион были введены Чрезвычайные вооруженные силы ООН и созданы Силы по наблюдению за разъединением.

Буферная зона растянулась примерно на 80 километров с севера на юг и от 500 метров до десяти километров с запада на восток. Граница зоны у Голанских высот именуется линией А («Альфа»), а сирийская граница — линией Б («Браво»). Зона также граничит с Ливаном, образуя «Голубую линию», и с Иорданией.

Кроме войск ООН никакие другие вооруженные силы в район не допускаются. Но эта местность населена, и порядок в ней поддерживается сирийскими властями. Иса Али ан-Надир до смерти не смотря ни на что жил в родном и ничьем городе.

Мне удалось побывать в Эль-Кунейтре в мае 2005 года.



Попасть в когда-то процветающий сирийский торговый центр не просто... Необходимо заполнить несколько анкет, получить разрешение МВД в Дамаске и на подъезде к городку сдать все имеющиеся документы суровым ГБ-шникам...



Простреленный израильским снарядом минарет - мертвый страж былого... До начала "шестидневной войны" в этом районе было удобнейшее место для торговли, и деловых контактов бизнесменов со всего Ближнего Востока...



В некогда оборудованной по последнему слову техники больнице лечились сирийцы, ливанцы, палестинцы, иорданцы...



Надпись на табличке: "Больница Голан. Разрушена Сионистами и была выбрана ими как огневая цель"



Больница внутри. Совсем другое ощущение для нас, игравших все детство на стройках в войнушку, находиться в руинах испещренных следами настоящих пуль...



И через 40 лет чувствуется неистовство и какая-то тупая ярость происходившего здесь.





В Эль-Кунейтру пускают только в сопровождении сирийского офицера ГБ (Мухабарата) и на специальной машине. Мы опасались жесткого контроля и запрета на фото во многих местах. Однако первый раз офицер вмешался в экскурсию здесь. Не разрешил пройти по этому жуткому больничному коридору...



Причина для запретов и основная задача ГБ-шника не пустить посетителей на мины. Видите красные камни за противотанковыми ежами? Это граница минных полей. Госпиталь тоже еще не до конца разминирован.





В 1974 году после вывода израильских войск сирийцы обнаружили, что в городе полностью ободраны все здания — вплоть до краников в ванных и дверных рам, — а оставшиеся голые коробки явно развалены бульдозерами. Израильтяне объяснили это последствиями боев за Эль-Кунейтру...



Для примера: христианский храм (35% из 53 тысяч бывших жителей Эль-Кунейтры были христанами различных конфессий), и рядом якобы разрушенные бомбардировками дома.



Бывший храм внутри...



Сирийцы не стали возвращаться в город над которым так надругались, и в соответствии со своей версией превратили ее в своеобразный символ ближневосточного конфликта, памятник бессмысленной одержимости агрессией. Теперь сюда водят на экскурсии журналистов, официальные делегации и представителей гуманитарных организаций.

Башня на фото - наблюдательный пост сил ООН.



По этому кварталу, говорят, просто не успели пройтись бульдозеры.



Линия А ("Альфа") - граница демилитаризованной зоны со стороны Израиля, вернее со стороны оккупированных Голандских высот.



Зеленая долина между равниной и возвышенностью вдалеке с первого взгляда внушает лирическое настроение. Однако если примотреться - на горе можно увидеть радиолокационные системы израильтян. Отсюда и на восток, т.е. в направлении арабских государств, на тысячу километров равнина. Одна из причин почему Израиль никогда не уступит оккупированные Голандские высоты - их выгодное стратегическое положение.



Находясь в Кунейтре, понимаешь, как невелик географически этот регион. Отсюда примерно одинаковое расстояние до Дамаска, Бейрута в Ливане или Хайфы в Израиле.

29 ноября 1974 года Генеральная ассамблея ООН приняла специальную резолюцию, где «рассматривает преднамеренное разрушение и опустошение Израилем города Кунейтра как грубейшее нарушение Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года и осуждает Израиль за подобный акт».

Возможно этот фоторепортаж не лишен предвзятого отношения и, возможно, есть весомые аргументы для другой точки зрения.



Но меня тогда больше всего потрясла вот эта картинка - среди минных полей и руин мертвого арабского города мирно пасется стадо овец. Здесь прожил целую эпоху, не захотел покидать родной город и умер Иса Али ан-Нади. Хочется этой небольшой, но Великой земле пожелать новой и, в этот раз, мирной эпохи, которую грядущие долгожители смогут вспомнить без боли.
Оригинал


“Вершина стойкости” – место встречи жителей оккупированных и освобожденных сирийских Голан

Жители оккупированных Израилем Голан - Мадждаль-Шамса, Букааты, Айн-Кеньи, Аль-Гаджара и Масаады - страдают от разделения семей, скучают по родственникам и близким, оставшимся на сирийской территории или томящимся в израильских тюрьмах, а также по дочерям, которые вышли замуж и проживают на освобожденных сирийских Голанах, поскольку единственное средство связи между ними – это микрофон и воздушные приветы.



Между городом Мадждаль-Шамс на оккупированных Голанах, расположенным на высоте 1600 м над уровнем моря, так называемой “Вершиной стойкости” на освобожденных сирийских Голанах на высоте 1550 м над уровнем моря, где проходят переговоры, и освобожденным поселком Айн Эт-Тина, расположенном на высоте 1350 м над уровнем моря, пролегает глубокая долина, вдоль которой израильские власти построили оградительную стену, обнесенную железной проволокой. Об этом рассказал член исполкома городского совета города Кунейтра Хасан Хассун. Он подчеркнул, что на территории долины израильские оккупационные власти заложили полмиллиона фугасов.

Жительница Голан Хания Берджаз, мать девушки, вышедшей в 2001 г. замуж и уехавшей в поселок Масаада, сказала, что долина и “Вершина стойкости” – это Бермудский треугольник на Востоке, в котором пропадают люди, человеческие судьбы и материнская боль.



Она рассказала о своих страданиях и боли, а также о слезах сотен матерей, чьи дочери вышли замуж за жителей оккупированных Голан, поскольку связь с ними поддерживается только под наблюдением израильских солдат. Она отметила, что после каждого такого сеанса связи на “Вершине стойкости” она возвращается домой больной.

Жена сирийского узника израильской тюрьмы Валида Махмуда, жительница города Мадждаль-Шамс, рассказала, как солдаты оккупационной израильской армии открыли огонь по гражданам за то, что они сопротивлялись насилию. Она сообщила, что многие погибли в этой долине, среди них - ее старший брат Назих Абу-Зейд. За сопротивление израильской оккупации житель Мадждаль-Шамс Шакиб Абу-Джабаль был осужден на 300 лет тюремного заключения.

Она также рассказала, что в 1974 г. местная жительница Манва Абу-Салех умерла на “Вершине стойкости” во время переговоров со своей дочерью в результате психологической травмы.



Староста оккупированных сирийских Голан Исам Шаалян подчеркнул, что разъединение семей принесло много страданий и горя их жителям, но, несмотря на это, проживающие по обе стороны границы сирийские граждане поддерживают связь, поздравляют друг друга с семейными и религиозными праздниками, являя собой пример стойкости и патриотизма.
Источник


СИРИЙСКАЯ НЕВЕСТА


Арин Сафади, 24 летняя девушка из друзской деревни Эйн-Кинии на оккупированных Израилем Голанских высотах, решила выйти замуж за 35-летнего Рабиа Сафади из соседней Сирии. Однако, незадолго перед замужеством, ей пришлось подписать документ, согласно которому она лишалась права проживания на Голанских высотах, и, соответственно, права вернуться в свой отчий дом. Причиной этому стало отсутствие дипломатических отношений между Сирией и Израилем. В тот же день Арин и Рабиа поженились и переехали в Джараману, город расположенный недалеко от столицы Сирии, Дамаска. Приглашенный фотограф на свадьбу запечатлел процесс расставания. Без слёз на эти фото смотреть невозможно.



Израильско-друзская невеста Арин Сафади в буферной зоне ООН возле сирийского города Эль-Кунейтра на Голанских высотах, чтобы выйти замуж на сирийско-друзского жениха 25 Сентябрь 2008. После того, как она попадет на территорию Сирии, ей уже никогда нельзя будет вернуться назад в Израиль. (AP Photo/Dan Balilty)



Невеста Арин Сафади обнимает свою родственницу, навсегда уезжая из дома в своей деревне Эйн-Кинии на Голанских высотах, стратегически важном плато, которое Израиль отвоевал у Сирии во время Шестидневной войны 1967 г. (MENAHEM KAHANA/AFP/Getty Images)



Одна из родственниц Арин Сафади целует ее на прощанье перед тем, как Арин покинет свой дом навсегда, чтобы жить со своим мужем в Сирии (MENAHEM KAHANA/AFP/Getty Images)



Арин Сафади готовится пересечь израильско-сирийскую границу после ухода из своего дома. (MENAHEM KAHANA/AFP/Getty Images)



Друзья и родственники израильско-друзской невесты Арин Сафади плачут во время ее отъезда в буферной зоне ООН на Голанских высотах. (AP Photo/Dan Balilty)



Пограничники ООН стоят на посту на сирийско-израильской границе в Кунейтре, в то время как невеста Арин Сафади переходит на территорию Сирии (LOUAI BESHARA/AFP/Getty Images)



Арин Сафади переходит израильско-сирийскую границу. (MENAHEM KAHANA/AFP/Getty Images)



Арин Сафади со своим мужем, Рабиа Сафади (справа от нее) проходит через контрольно-пропускной пункт на сирийско-израильской границе (REUTERS/Khaled al-Hariri)



Арин Сафади вытирает слезы, сидя со своим женихом в автомобиле после пересечения израильско-сирийской границы. (LOUAI BESHARA/AFP/Getty Images)
« Последнее редактирование: Среда 18 Апреля 2012 16:47:32 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
Храм богини судьбы
« Ответ #16 : Вторник 1 Мая 2012 11:57:07 »
Храм богини Судьбы

Автор: Павел Давыдов

К югу от Дамаска, примерно в получасе езды расположен небольшой городок Ас-Санамейн. В античную эпоху он назывался Аэре. С тех времен в нем находится уникальный храм, посвященный богине судьбы и случая Тихе.
В языческий период, как полагают, уходит корнями и нынешнее название города, у входа в который в то время стояли 2 идола (по-арабски - санамейн).
Есть и другое толкование. Некогда в этих местах выращивали двугорбых верблюдов, а горб по-арабски звучит примерно также как и идол – санам (два горба – санамейн)
Храм богини Судьбы был возведен из черного базальта, а потому прекрасно сохранился, несмотря на свой почтенный возраст почти в 2 тысячи лет.



В центральной нише храма, под сводом в виде морской раковины находилась статуя богини. Изображалась она, как правило, стоящей на шаре или колесе, символизируя тем самым неустойчивость мира и переменчивость судьбы.



Небольшой по размерам храм – 8 на 8 метров, расположен сегодня во дворе мечети, выстроенной, как и он из черного базальта. Собственно из базальта, которым обильно усеяна простирающаяся к югу от сирийской столицы долина Хауран, сложенеы практически все дома в старой, построенной до появления бетона, части Ас-Санамейн.



Чтобы попасть внутрь храма пришлось подняться на крышу мечети, а потом спуститься по частично обвалившейся лестнице. Есть и менее рискованный путь – с улицы, через ворота. Но служащий сирийского департамента древностей, у которого хранится ключ от них, куда-то ушел, так что пришлось прыгать с крыши мечети на стену храма, а потом спускаться в темный колодец лестницы.





Надо сказать, что предприятие стоило того. Благодаря твердости строительного материала храм и отдельные его детали прекрасно сохранились, давая представление о его былой красоте.
Правда, любоваться ею, по словам проводившего меня в храм муэдзина мечети, приезжают немногие. При этом в большинстве своем – русские, работающие в Сирии, что, несомненно, делает честь их любознательности.
По сути дела, храм богини Судьбы стоит заброшенным. Средств на его реставрацию, равно как и на проведение раскопок в Ас-Санамеейн, в сирийской казне не хватает.



Тот же муэдзин рассказал, например, что два года назад при прокладке канализации в 100 метрах от храма был найден клад из 4 тысяч бронзовых монет византийской эпохи и керамические трубы. Скорее всего, они относятся к находившимся здесь римским баням. Словом, стоит только копнуть.



Напоследок хочу познакомить вас с дочкой муэдзина, которая была моим добровольным гидом в храме.

Блог Павла Давыдова

Tortilla

  • Гость
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #17 : Четверг 7 Июня 2012 13:53:52 »
Три жительницы оккупированных сирийских Голан провели неделю на Родине



Кунейтра – САНА

Три жительницы оккупированных сирийских Голан провели неделю на Родине, повидались с родными и близкими и при содействии Международного Комитета Красного Креста вернулись обратно.

В беседе с корреспондентом агентства САНА врач Оля Абдель-Карим из селения Гаджар выразила радость по поводу того, что ей удалость побывать в Дамаске и встретиться с родителями и братьями после того, как оккупационные израильские власти 10 лет лишали её такой возможности.

В свою очередь, жительница оккупированного селения Букаата Насрин Аммаша назвала своё посещение Родины подарком судьбы, поскольку уже многие годы она и её родные не имели возможности увидеться и разделить друг с другом радости и печали. Она выразила надежду на то, что её дети когда-нибудь смогут посетить дом дедушки в дамасском пригороде Джарамана.

Сопровождавшая женщин член исполкома провинции Кунейтра Хамда Аль-Аркави выразила гордость подвигом своих соотечественников, проживающих на оккупированных территориях, и стойкостью сирийских узников израильских застенков.

Следует отметить, что оккупационные власти Израиля по сей день не позволяют сотням сирийских граждан, проживающим на оккупированных Голанах, посетить Родину и увидеться с близкими.

САНА

Подробнее о Кунейтре и судьбах жителей Голан  КУНЕЙТРА -СЛЁЗЫ ЧЕРЕЗ БИНОКЛЬ ----
« Последнее редактирование: Четверг 7 Июня 2012 14:23:56 от Tortilla »

Tortilla

  • Гость
День Сирии на выставке "Россия в Святой Земле
« Ответ #18 : Пятница 8 Июня 2012 11:44:31 »
7 июня на выставке в Манеже - день Сирии


    День Сирии на выставке "Россия в Святой Земле: к 130-летию сотрудничества Императорского Православного Палестинского Общества с народами Ближнего Востока" прошел сегодня, 7 июня.

    Основной темой национального дня стало сегодняшнее положение христиан в Сирии.
    В сирийском павильоне страна была представлена не только как древнейший центр христианства, где верующие в Христа и стали называться христианами. Отдельный стенд был посвящен сегодняшней судьбе христианского наследия и сирийских христиан, все чаще становящихся объектом целенаправленных террористических атак. На фотографиях выставки – молодой иеромонах Антиохийской Церкви Василий Нассар, убитый боевиками в Хаме, когда он оказывал помощь раненному прихожанину. А вот частица Пояса Пресвятой Богородицы, которая хранилась в храме Умм Зуннар в Хомсе. Священник и прихожане сумели спасти святыню перед нападением боевиков и вывести в Дамаск. Сейчас священник убит, храм осквернен и разрушен. Рядом на снимке - разрушенная келья в монастыре в честь Рождества Божией Матери в городе Сейднае. Этот древний монастырь знаменит тем, что в нем со времен первых христиан веков хранится чудотворный образ Богородицы, написанный апостолом и евангелистом Лукой. Боевики обстреляли обитель из гранатомета, снаряд пробил стену обители и попал в одну из монашеских келий рядом с детским приютом, но по счастливой случайности не разорвался.

    Выступающие говорили, что Сирия всегда славилась своей толерантностью и веротерпимостью. Глава сирийской диаспоры в России Ваиль Джнед сообщил, что Рождество и Пасха в Сирии входят в список национальных праздников. Христианские храмы, как и мечети, имеют льготы на оплату электричества и воды. Христиане в Сирии представлены в законодательной и исполнительной власти, во всех других сферах государственной и общественной деятельности.

    Член совета ИППО, сопредседатель комитета солидарности с народами Ливии и Сирии О.И.Фомин напомнил слова из изданной к 130 -летию ИППО книги Фуада Фараха «Живые камни: арабские христиане на Святой земле». . Фарах, председатель Ассоциации православных арабов в Израиле обращается к своим читателям, склоняющимся перед святыми камнями, и умоляет не проявлять равнодушие к судьбе «живых камней» — исповедников христианской веры на Святой Земле.

    «Мы, члены Императорского Православного Палестинского Общества, - сказал О.И.Фомин, - убеждены, что христианское наследие Палестины, Великой Сирии будет неполным без палестинских, сирийских, ливанских христиан. Россия должна способствовать сохранению межконфессионального мира, должна помочь своим братьям по вере».

    Член ИППО Надия Гандур рассказала о трагической судьбе христиан в своем родном городе Хомсе: боевики их убивали и изгоняли из родных домов, храмы осквернены и разрушены. Надия Гандур рассказала о своей бабушке, которая в начале XX века училась в одной из школ Императорского православного паслестинского общества в Сирии. «От нее я узнала первые русские слова, она передала мне огромную любовь и благодарность России».

    Концертная программа, подготовленная сирийской диаспорой, была проникнута этой же любовью и благодарностью России: сестры Ясмина и Дарина Исмаил пели не только о любви к родной Сирии. Посетители выставки ИППО услышали в исполнении талантливых певиц также русские народные песни и песню о любимой Москве.

    P.S. Фото выложим чуть позже.

    Пресс-служба Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии

http://komitet-libya.livejournal.com/802623.html#cutid1

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3301
  • Из Дремучего Леса
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #19 : Вторник 21 Августа 2012 08:50:14 »
Фильм, снятый Анхар

Сирия. Дамаск.Омеяды 04ч 17.08.12



Мечеть Омейядов. Дамаск. Сегодня в 5 утра по московскому времени
17 Авг, 2012 at 6:59 AM





















Прочитать про мечеть можно тут
http://syria.jordanclub.ru/damascus.html


http://anhar.livejournal.com/1874968.html#cutid1



P.S.

Из комментариев в ЖЖ у Анхар Кочневой:

east_walker wrote:
19 Авг, 2012 19:33 (UTC)
http://globetrekker.ru/umayyad-mosque/ (По этой ссылке - рассказ про мечеть Омейядов и много-много её фотографий - З.М.)

 В дамасской мечети Омейядов наиболее знаменит минарет Исы - согласно преданию, именно по нему спустится на землю Иисус Христос накануне Страшного суда...


anhar wrote:
19 Авг, 2012 19:40 (UTC)
угу. А я всегда говорю, что мы обязаны защитить Сирию. чтоб не получилось так, что Он спустится, а на земле вокруг него - одни ваххабиты.

http://anhar.livejournal.com/1875911.html?thread=16188103#t16188103

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Наконец-то нашла время выложить несколько фотографий Асмы аль-Асад - супруги президента Сирии


Кто же она, эта самая красивая и стильная дама? Именно так называют первую леди Сирии Асму Ахрас аль-Ассад - и не только в арабском мире. Хотя онa не носит платoк, всё равно остаeтся идеалoм восточной женщины. Не случайно говорят, что первая леди страны - одна из самых прекрасных достопримечательностей Сирии.



 Асма - представительница одного из известных и почитаемых в Сирии суннитских родов города Хомса. Родилась и выросла в Великобритании, куда эмигрировала её семья. Ее мать занимала пост первого секретаря посольства Сирии в Соединенном Королевстве, а отец работал ведущим консультантом в кардиологическом центре.


Асма училась в Королевском колледже Лондонского университета, окончила его с отличием в 1996 году, получив ученую степень по компьютерным наукам и диплом на факультете французской литературы. Любит историю и французскую литературу. Владеет арабским, английским, испанским и французским языками. После окончания учебы работала в Deutsche Morgan Grenfell (сейчас - Deutsche Bank) аналитиком секции распродаж и торговли. В 1998 году перешла на работу в Investment Banking Division of JP Morgan, где три года работала в парижском и нью-йоркском офисах компании.


В декабре 2000 года она вышла замуж за президента Сирии шиита-алавита Башара аль-Асада.



Свадебная церемония прошла без излишней помпезности и шумихи с участием близких родственников и друзей со стороны жениха и невесты. О женитьбе своего президента большинство сирийских граждан узнало из официальных сообщений прессы лишь в начале января 2001 года. А через год в семье молодоженов родился сын, которого в честь покойного дедушки назвали Хафез. Сегодня у них два сына - Хафез и Карим, а также дочь Зен.

По мнению политологов, смешанный брак - суннитки и алавита, несомненно, способствует укреплению конфессионального союза и связи центра с периферией в Сирии.


Асма моложе Башара на 10 лет, но, как видим, ко времени их знакомства уже сделала неплохую карьеру. Однако после свадьбы она оставила работу в банке.

В Дамаске Асма не изменяет своим европейским привычкам: она не носит платок, нередко появляется в вызывающих по местным меркам юбках, повсюду сопровождает мужа и возглавляет женское движение. Она часто бывает в Лондоне с частными визитами и сохраняет двойное гражданство.



Жизнь и поведение первой леди Сирии не соответствуют сложившимся стереотипам о восточных женщинах. Эта молодая и внешне привлекательная женщина публична и политически активна. Её можно нередко увидеть в теленовостях. Она не боится давать интервью и высказывать собственную точку зрения. Впервые Асма появилась на экране сирийских телевизоров во время церемонии встречи в Дамаске болгарского президента 19 марта 2001 году, когда патриархальная сирийская публика была буквально шокирована, увидев супругу президента в открытом платье выше колен.



По некоторым данным, у неё свой собственный офис в президентском дворце и она курирует ряд важных социальных и гуманитарных проектов. Она активно выступает за повышение роли женщин в сирийском обществе.


Те, кому посчастливилось общаться с Асмой, отмечают, что она очень умна, прекрасно понимает реалии современного мира. Всех поражает, как ей удается сочетать в себе все черты восточной женщины и оставаться при этом абсолютно современной.



Абсолютная англичанка по жизни, она, в какой-то мере, могла бы и подыграть местным обычаям. Однако никогда этого не делает. Наоборот, Асма выступает за равноправие женщин. Говорят, что она очень хочет, чтобы ее муж был политиком современного толка, адекватным к реальностям современного мира.


В августе же 2008 года госпожа Асад стала первой леди арабского мира. Это звание считается самым почетным в арабских странах. Ежегодно его удостаивается одна из первых леди арабских стран за усилия по реализации важных социальных проектов.


Очаровательная Асма покорила сердца своих соотечественников. Она занимается большой просветительской и социально-попечительской деятельностью, покровительствует искусству. Благодаря ее усилиям, Дамаск в 2008 году блестяще справился с миссией культурной столицы Арабского Востока.


35-летняя Асма, как и ее подруга, королева Иордании Рания, регулярно участвует в велопробегах женщин-пацифисток по странам Ближнего Востока.




Асма со своей матерью
« Последнее редактирование: Вторник 9 Октября 2012 23:55:32 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
17 апреля, сирийцы празднуют день независимости от французского мандата



Номинально Сирия стала независимым государством в 1945, когда было объявлено о создании национальной армии. Страна вступила в ООН, а также приняла участие в создании Лиги арабских государств (первой региональной организации арабских стран). Однако полная независимость была обретена лишь после окончательного вывода французских и английских войск, завершившегося 17 апреля 1946. Эта дата стала национальным праздником Сирии – Днем эвакуации. Подробнее

Но не хочется сегодня о грустном. О войне не хочется.. Давайте вспомним как было в этот день три года назад 17 апреля 2010

Конный парад к Дню независимости

Автор: Павел Давыдов

В Дамаске по случаю 64-й годовщины независимости Сирии в субботу состоялся традиционный конный парад.


Под звуки военного оркестра по центральным улицам Дамаска прогарцевали всадники с национальными флагами и портретами президента Асада.


В марше, организованном  Сирийской ассоциацией племенных лошадей, участвовал батальон конной полиции,


а также члены клубов конников, одетые в исторические и национальные костюмы,


в том числе, несколько наездниц.


Более 250 арабских скакунов, которыми смогли полюбоваться не только жители сирийской столицы, но и иностранные туристы, представляли различные конные клубы и провинции страны.


Ежегодный парад Ассоциация конников проводит в память мужества сирийских всадников в далекие годы.


В будущем это мероприятие планируется расширять в надежде сделать его заметным спортивным и туристическим явлением.



Источник Блог Павла Давыдова  http://pavel-davydov.livejournal.com/14592.html
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Сирия: война в стране чудес
« Ответ #22 : Понедельник 29 Апреля 2013 23:19:58 »

Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: chronico.de
Автор (текст и фото): Марсель Шварценбергер
Дата опубликования: 19 июля 2012 (хроника)


Сирия: война в стране чудес


2001: вид с Куала ат-ибн Маан на руины и на современный город Пальмира
 
В 2001 я путешествовал по Сирии. Много истории и приветливые люди. Спустя 10 лет страна потонула в гражданской войне. Мой тогдашний дневник в сопоставлении с сегодняшними новостями - взгляд в параллельную вселенную

Июль 2012: История Ближнего Востока зачаровывает. Я уже переживал это в различных путешествиях. Как и в Сирии в сентябре 2001. Несколько месяцев спустя я написал небольшой отчёт, который сознательно не отложил из-за  9/11. И предложил его разным редакциям, которые тогда не хотели печатать ничего туристического из этого региона. При этом положение в Сирии было тогда совершенно спокойным. В связи с нынешнними событиями в стране, я опять достал с полки свой дневник со старыми оригинальными записями. И прочесал его, практически построчно сопоставляя с сообщениями с сегодняшней гражданской войны. Красоты страны и приветливость жителей, которые я тогда описывал, сегодня отданы на растерзание грубой силе.

Пальмира. Оазис в пустыне


Сначала это только жужжание. Низкий звук, который идёт из отдалённого города. И наконец склон конусовидной горы, возвышающейся над долиной, раскатывается, обламываясь у старых стен крепости. Звук становится всё слышней, пока голос муэдзина не наполняет всю крепость, и необъяснимые мотивы вечерней молитвы не разносятся вдоль проходов и лестниц.


2001. Автор в античных риунах Босры, которые позже также стали театром военных действий

Когда-то в этой крепости, которую сирийцы называют Куала ат-ибн-Маан, сидели воины-мамлюки (военная каста в средневековом Египте,  рекрутировавшаяся из юношей-рабов тюркского и кавказского происхождения. После переворота и захвата власти в Египте, образовали Мамлюкский Султанат, просуществовавший с 13 по 16 вв., прим. перев.), сторожившие пустыню в центре Сирии. Перед ними, рядом с зеленеющими финиковыми рощами, расстилалось поле с руинами, которые и сегодня заставляют путешественников замирать от восторга: Пальмира. Нет другого античного города в Сирии, а кроме Петры в Иордании, пожалуй и на всём Ближнем Востоке, который мог бы сравниться красотой с Пальмирой. Оазис, лежащий на пересечении тысячелетних торговых путей. Пальмира - это имя созвучно мифам, мирре и тайнам. В дествительности это арамейское слово, которое означает "Город под пальмами".

19 марта 2011: Global Voices сообщает о первых демонстрациях в Сирии. В том числе и на юге прокатились волны протестов. В Дамаске и Алеппо положение оставалось спокойным - там оплоты режима Асада.

Финики, полицейские и два кузена


"Финики - это самое лучшее, что есть в Пальмире", совершенно серьёзно считает Гассан. Его рука снова и снова погружается в чашу, где светятся золотистые плоды. В начале периода уборки урожая, они имеют ещё тёмно-фиолетовую окраску. "Но с каждым месяцем они становятся всё желтее и слаще", говорит Гассан. Он и его двоюродный брат Мутаз владеют небольшой лавочкой, где торгуют табаком и разными мелочами, в том числе и финиками, которые большими гроздьями вывешены в торговом зале. "У меня лучшие финики в Пальмире", хвастается Гассан, чья семья и сама владеет финиковыми пальмами. "А финики Пальмиры самые лучшие во всей Сирии".

Ливанская музыка, льющаяся из небольшого кассетного магнитофона, начинает трещать. Молниеносно Гассан хватает тостую пальмовую ветвь и лупит по маленькому ящичку до тех пор, пока звук снова не приходит в порядок. С широкой улыбкой он отправляет в рот целую горсть фиников. Перекусывая и куря, братья дожидаются вечерней прохлады, когда люди наконец покидают свои дома. Тогда в городе-оазисе для его 30.000 обитателей наступает час пик.

Зоркий глаз Гассана скользит по проходящим мимо людям. "Я знаю примерно 75% здешних жителей", говорит он серьёзно. Его магазинчик расположен точно в точке пересечения главнейших улиц Пальмиры. Дорожка напротив ведёт к руинам античного города, рядом находится музей, где хранятся археологические ценности. Чуть дальше начинается базар. Снова и снова мимо проходят знакомые, и остаются для болтовни и обязательной чашки чая.

Покурить кальян позволяет себе и служащий туристической полиции. Он родом с побережья, из города Тартус, пыхтит мужчина. Климат пустыни заметно вредит ему. Да и профессия, отмечает он, далека от идеала. Правительство перемещает полицейских через всю страну. В важных туристических объектах они должны заботиться о сохранении порядка. "И это за 60 долларов в месяц". Однако работой он не перегружен. "Не так много туристов приезжает сюда", говорит он. И едва ли хоть один сириец решится напасть на чужака. Закон гостеприимства здесь соблюдают свято.

"Американцы и европейцы думают так, что везде на Ближнем Востоке есть террористы, значит и в Сирии тоже". Абдулла почти снисходительно качает головой. При этом дела его идут кое-как, поскольку именно туристы являются главными покупателями торговца украшениями на пальмирском базаре. В его лавочке громоздятся блестящие серебрянные украшения и художественно обработанные драгоценные камни. Самые великолепные из них из мастерских знаменитых серебрянных дел мастеров Алеппо. Однако нежный звук дверного колокольчика все реже сообщает о том, что на пороге очередной посетитель. Так что, закрыть дело и уехать? Да нет, дела должны снова пойти в гору. "Иншалла", говорит он. Так угодно Богу.

Рай для археологов

Они удивляются снова и снова, когда возвращаются сюда. И приезжают почти каждый год." Абдул гордо показывает на раскопанные археологами сокровища музея. С каждым новым сезоном растёт и археологическая коллекция. Расцвет Пальмиры пришёлся на 4 век до н.э. С 4 по 6 век нашего времени, оазис испытывал перимущественно христианское влияние. К сегодняшнему дню учёные откопали примерно 60 церквей. "Последними в 2001 году церковь обнаружили польские археологи", рассказывает Абдул.

В качестве сотрудника министерства культуры, бывший студент-археолог  сопровождал экспедиции по всей стране. Шла ли речь об организации транспорта или о мерах безопасности, Абдул был мастер на все руки. Это стало наилучшей возможностью ближе узнать будущую профессию. Обучение он не закончил. "Зарабатывать деньги на жизнь - это важнее". Уже несколько лет молодой человек работает в музее Пальмиры. И здесь он нашёл своё призвание.

Она длиной более километра, большая коллонада, которая широкой 11-ти метровой полосой рассекает старый город. С двух сторон на многие сотни метров расстилается поле, утыканное обтёсанными параллепипедами и колоннами. Начало торжественной улицы отмечено гигантским храмовым комплексом, посвящённым богу Баалу. Христианским, мусульманским - в зависимости от того, какая религия была принята в метрополии - становился и храм, соответственно преобразовываясь и украшаясь. В пустынном городе -оазисе люди всегда были не только практичными, но и с чувством прекрасного.

Таким образом, уже арамейская богатая элита привлекала в город греческих мастеров. Результатом стало смешение эллинистического и восточного искусства, образцы которого буквально тоннами поступают в музей. По настоящему раскопки в Пальмире начались с 50-х годов. "Но по сей день раскопано всего лишь 25% первоначального города", говорит Абдул. Он рассказывает о том, что и сам не перестаёт удивляться с тех самых пор, как впервые попал сюда.

Стража мёртвых камней


"Я наблюдаю за руинами, а Аллах наблюдает за мной". Тюркех, бедуин, снова замолкает. Оттблески костра отражаются в глазах 20-летнего юноши. Задумчиво он потягивает из своего кальяна. Табак распространяет запах яблок. Женщина, которую Тюркех представил как свою сестру, тихо появляется из темноты палатки и подаёт пятерым мужчинам у костра свежий чай. У сторожа Тюркеха сегодня гости из города.

Вот уже два часа я сижу среди бедуинов в каменистой ничейной стране между новой Пальмирой, крепостной горой и старой римской городской стеной, которая окаймляет руины с севера. Была уже тёмная ночь, когда я наконец одолел крутой спуск крепости мамлюков. Зачарованный тишиной и покоем между античных камней, которые в слабом свете моего фонаря казались призрачными, я с трудом находил дорогу. Случайно наткнувшись на хорошо сохранившуюся городскую стену, я пошёл вдоль неё. Вскоре замерцал огонёк. Ко мне приближалась чья-то тень, держа перед собой керосиновую лампу. Тюркех указал мне дорогу от стены и пригласил к себе в палатку.

Его друзья задают обычные вопросы. Куда и откуда, хочется им знать. И что, во имя Аллаха, я хочу ещё увидеть в других местах.  "Пальмира - лучшее место в мире", говорят они. Тюркех крутой струей льёт чай в крохотные стаканы. Он редко вмешивается в разговор. Как самый молодой среди всех, он держится в тени. Вот уже четыре года, говорит он позже, его обязанность следить по ночам за руинами. Или за заблудившимися путешественниками, думаю я про себя, и не задаю вопрос о том, как же ему удаётся осматривать всю огромную территорию. Возможно, он полагается на слух, здесь, где эхо разносится особенно далеко. Каждый год в основной сезон Тюркех ставит свою тёмную палатку на долгие 6 месяцев у римской стены. Как ранее это делал его отец, а до того - и его дед. Это семейная наследственная работа.

17 июля 2012: В Quantara.de был опубликован репортыж журналиста Андреаса Кильба с исчерпывающим заголовком "Пальмира во власти грабителей" (перевод ЗДЕСЬ  ) В крепости мамелюков в настоящее время расположились солдаты режима (Асада), которые "стреляют во всё, что только шевелится между руин." Люди страдают всё сильнее, и гражданская война разгорается. Она давно уже идёт и в исторических святынях.

Дейр эз-Зор: жизнь на Евфрате

Дряхлый автобус государственного предприятия Карнак, громыхая подъезжает к автовокзалу города Дей эз Зор. Пассажиры без спешки выгружаются, практичски все местные. Студенты по дороге домой, семьи, солдаты в отпуске. Две женщины -бедуинки, машущие во время разговора своими окрашенными хной руками.

Дейр эз Зор - пересадочный пункт для северных регионов. Основанный в 1860 году турками в качестве точки пересечения путей из Алеппо в Багдад и из Дамаска в Мосул, сегодня эз Зор стал типичным сирийским захолустьем с 20.000 жителей. Единственными доистопримечательностями которого являются лениво текущий Евфрат и подвесной мост над ним. Это наследие французов, которые оккупировали страну с 1918 по 1948, сразу после падения Османской империи. "Жемчужина Евфрата" называют неисправимые оптимисты этот город на краю Сирийской пустыни. Даже если титул несколько неуместен, именно из-за своего месторасположения Дейр эз Зор кажется таким естественным и симпатичным. И здесь вечерами кипит жизнь в закоулках базара. Но в толпе редко мелкает рюкзак и ещё реже шорты, так свойственные западному туристу.

Плотными группами по узким улочкам двигаются смеющиеся девушки, вышедшие на прогулку. Уже давно далеко не все носят платки на голове, и не только простоволосые украшают лицо косметикой. И никто из пожилых мужчин, сидящих в чайных со своими кальянами не спешит положить конец этому, казалось бы неисламскому видению. Большинству важнее их нарды, чем ярко накрашенные девушки, мелькающие у них перед носом.

4 августа 2011: газета Tagesspiegel печатает сообщение корреспондента Мартина Гелена о том, что войска Асада штурмуют мятежников в том числе и в Дейр эз Зоре. В июле 2011 там состоялась крупнейшая с начала сирийского восстания,  анти-асадовская демонстрация. Как и другие части страны этот город на севере тоже стал театром военных действий.

По следам Александра в Дура- Европас

На следующий день, 90 километров далее на запад. В облаке пыли исчез микроавтобус, водитель которого высадил меня в этом невероятно безрадостном месте. Дорога черной лентой тянется через плоскую пустыню. И больше ничто не нарушает коричневого однообразия. Лишь один указатель тихонько постукивает от горячего ветра. Указывает он на крошечные чёрные точки на горизонте. "Дура- Европас" (античный город на Евфрате, вблизи современного Калат-эс-Салихия, существовавший примерно с 300 года до н. э. до 256 года. Получил известность в связи с археологическими находками и хорошо сохранившимися древними фресками. Дура на арамейском означает «крепость». прим. перев.) написал кто-то на табличке. Я закидываю на спину рюкзак и напраляюсь к возвышенности.

Сегодня туда не идёт ни один автобус. Однако 2300 лет назад здесь возвышался гарнизонный городок, который чуть позже развился в оживлённый торговый центр. Селевк, генерал Александра Великого, поставил в Дура-Европос, расположенном на водном пути, проходившем по территории его владений, сторожевой гарнизон. Позже здесь поселились парфянцы, до того, как эту часть страны оккупировали римляне. 


2001: Ворота в Дура-Европос на Евфрате

О времени расцвета напоминают лишь ворота Пальмиры, в которые в город входили путешествующие. Массивные сторожевые башни из обожённого кирпича - сейчас они предстали передо мной как две небольшие возвышенности. За ними простирается большое поле руин площадью 80 гектар, размеченное строго геометрически. Землетрясения, войны, время оставили от большинства зданий не более, чем фундамент.

Склон ведёт вниз к Евфрату. Отсюда сверху раскрывается настоящее богатство этого региона. Сочная зелень так далеко, насколько хватает взгляда. На склонах своих берегов река даёт возможность засеивать богатые урожаем поля. Здесь начинается сказочная плодородная Месопотамия - страна между Тигром и Евфратом. И тем не менее, история Дура-Европос затерялась в вечных песках пустыни.

29 июня 2012: Комитет помощи беженцам ООН  опубликовал сведения о количестве сирийских беженцев. Они укрылись в соседних странах, в том числе и в Ираке. Здесь свою роль сыграла и дорога из Дейр эз Зора к пограничному городу Камаль и далее в Каим на иракской стороне. Это дорога проходит мимо Дура-Европос. Она стала важной транспортной артерией вскоре после моего поседщения. После войны в Ираке в 2003 году по ней тоже устремились потоки беженцев, правд, в обратную сторону. И вот сейчас сирийцы ищут убежища в соседней стране. 29 ноября 2011 об этом сообщала и TAZ

Яблоко раздора по имени Алеппо

Совсем по-другому выглядит история развития Алеппо, большой торговой метрополии. В 19 столетии до н.э. он был захвачен хеттами, эллины тоже чувствовали себя здесь, как дома, как и римляне. Из-за города спорили друг с другом мусульмане, византийцы и рыцари. Завоеватели приходили и уходили, оставляя свои следы в цитадели - сердце старого города, который сегодня стал мировым культурным наследием. Горланящие свадебные кортежи почти каждую ночь объезжают крепостную гору чередой воющих машин. А наверху в самой крепости археологи и по сей день ведут раскопки, а иностранные группы дают концерты под открытым небом.

Алеппо околдовывает и очаровывает. На базаре - одном из самых больших и красивых на Востоке - посетители храбро прокладывают себе путь как между ослиными задами, так и в толпе людей. Прилавки ломятся от великолепных тканей и блестящих серебрянных украшений. Аромат пряностей и смрад отбросов, который смывается только вечерней прохладой, смешивается в ничем не пробиваемый угар. Крики торговцев, цвета и запахи - голова кружится от впечатлений. В этих сумрачных, закрытых от яркого солнца каменными или матерчатыми навесами переулках, Восток не просто обволакивает посетителя, он вдалбливается в него.

Прогулки в христианском квартале

Оглушённый, я вываливаюсь в тихий переулок. Высокая, сложенная из аккуратно обтёсанных прямоугольников стена, указывает мне путь. Время от времени только какие-то призраки в развевающейся одежде скользят по булыжной мостовой. На углах колышатся пальмы в больших горшках, двери полностью обиты медными пластинами и богато украшены. Большинство домов этого квартала недавно отреставрированы и сверкают, как во времена мамлюков, когда и появился этот квартал аль-Ждейде, или "квартальчик", как его называют в Алеппо. Здесь селились большей частью состоятельные семьи армянских и маронитских христиан. И сегодня в Алеппо проживает более десятка тысяч армян. Большинство именно в этом квартале.


2001: Идиллическое спокойствие над крышами Алеппо

В отличие от базара здесь царит почти безмолвие. Из внутренних дворов доносится журчание воды в фонтанах. В особенно шикарных домах приветливо распахнули свои двери рестораны, маня поистине сказочной атмосферой. Кажется что эта тишина нарушется лишь колокольным звоном церквей во время службы. Сирийско-католические, маронисткие, греко-православные - пожалуй нет ни одной восточно-христианской конфессии, которая не нашлась бы в "квартальчике". 30% жителей Алеппо христиане. При всей обычной сдержанности в отношениях христиан и мусульман друг с другом, здесь они живут действительно как добрые соседи. И именно молодые меньше всего беспокоятся о религии, встречаясь по вечерам в многочисленных кафе или чайных вокруг цитадели. Сидящие у  тесно поставленных столиков, среди которых проворно снуют мальчики с мангалами для кальянов, гости в равной степени спокойно носят или христианский крестик на шее, или мусульманские чётки в руке.

29 августа: В „Zeit“ студент Муххамад как гость газеты описывает развитие событий в Алеппо. И замечает, между прочим, что режим (Асада) пытается стравить различные конфессии друг с другом. Поскольку якобы только правительство может защитить меньшинства от мусульманского большинства. В действительности же в городе с сильным преимуществом христиан долго было достаточно спокойно. Однако протесты нарастают и здесь, причём христиане тоже принимают участие в восстании против Асада.


В горах у рыцарей-крестоносцев


800 лет назад в самый разгар крестовых походов, в этой стране сшиблись лбами христиане и мусульмане. Европейцы упорно создавали сеть укреплений вдоль побережья. Однако толстые стены крепостей не очень помогли им. Саладин, правитель династии Айюбидов, стал на исходе 12 века главным противником рыцарей с Запада.

Одна из покорённых им в 1188 году крепостей даже была названа его именем Куала ат Салах ад-Дин, крепость Саладина, возвышается на крутом горном хребте, западнее портового горада Латакия, примерно в часе езды на автомобиле. От ландшафтов захватывает дух. Искусственные рвы и глубокие ущелья окружают крепость. Скалы покрыты роскошной зеленью. Пустыня не добралась до этого приморского края.

У подножия стены я продираюсь через тернистый густой кустарник. Он достаточно плотен и удержит любого незваного гостя лучше, чем смогли бы сделать тысячи яростных воинов. Через час я сдаюсь и прекращаю попытки обойти замок снаружи. В поисках другого пути и спустился по скале даже до тёмного дна ущелья. Здесь только высохшее русло ручья, наполненное огромными отшлифованными валунами. Оно ведёт дальше вниз, в никуда. Разочарованный, с исцарапанными ногами, я возвращаюсь назад в долину с другой стороны крепости.

Хозяин ресторана смеётся

На одном из многочисленных дорожных изгибов, меня привлекает на отдых заборчик увитый плющём и вывеска "Ресторан Хавал-удиян". Это владения Шихада Али, говорливого хозяина. Он проводит меня к роднику, который журчит в самом центре двора.

Продолжение ниже

« Последнее редактирование: Понедельник 29 Апреля 2013 23:26:46 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Сирия: война в стране чудес
« Ответ #23 : Понедельник 29 Апреля 2013 23:24:13 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Маленькая хижина с кухней и террасой под соломенным навесом. Ресторан подкупает простотой. Всхлипывая от смеха, Шихад несёт еду. Его развеселило моё неудавшееся приключение. "Европейцы со своими тараканами". Он продолжает веселиться и представляет мне своего знакомого, второго, после меня, гостя. Хасан, угольщик - представляется тот, протягивая мне чёрную руку и широко улыбаясь.

Присутствие Хасана объясняет мне наличие округлых закоптелых пятен, которые я видел в густых зарослях ущелья. Высокий, крупный Хасан подставляет свои руки под струю воды из родника и спрашивает меня о том, курил ли я здесь кальян. Я отвечаю утвердительно. "Тогда твой табак возможно сделан на моём угле", полагает Хасан. Так, словно мы знакомы уже вечность, он подталкивает меня к столу. Шихад приготовил рубленое мясо и к этому гарнир из смеси риса и пшена. Среди тарелок возвышаются стопки свежих лепёшек, к этому положена подливка из йогурта и козьего молока. "Оставайся здесь ненадолго", говорит хозяин, наблюдая как ненасытно я поглощаю еду. На его террасе, говорит он, часто ночуют туристы. Однако мне нужно ехать дальше.

4 мая 2012: В своём блоге археолог Райнер Шрег рассказывает о разрушениях в Крак де Шевалье. Он ссылается на сообщения, которые привлекают внимание ко всё большим повреждениям археологических и исторических мест. В сети распространяется видео, снятое 15 марта 2012, показывающее бомбёжки руин Апамении.

Apamée : Char bombarde Qalat el-Mudiq 15.03.2012 قصف قلعة المضيق


Масьяф, Хомс и Хама

Мой путь, зигзагами, ведёт на юг. Так много всего хочется увидеть, много открыть для себя. Апамея, несущая эллинский отпечаток, в чьих руинах сегодня поселилась уединённость. Легендарная крепость Масьяф, где жил "стрец горы", наводивший ужас со своими ассасинами. Религиозная община исмалитов существует по сей день, четыре года назад в крепости начались реставрационные работы. Самый знаменитый замок Крак де Шевалье, поражает своими размерами. В его переходах рыцарям не нужно было спешиваться с коня. Для арабов захваченная в 1271 году крепость является символом сопротивления христианским завоевателям. Сегодня здесь сирийцы снимают фильмы про султана Саладина - в декорациях, которые им построили белорусские техники.

Хама, глубоко религиозный город, в котором лопасти огромных водяных колёс - норий - порой вращаются "в сухую". Как и многие другие реки, так и Оронт несёт всё меньше вод. Длительные засухи и интенсивная мелиорация оставляют свои следы.

Хомс, который в Сирии знаменит двумя вещами - самыми красивыми женщинами и, в буквальном смысле вошедшей в поговорки, тупостью мужчин. Никто теперь не знает почему так, но вот уже несколько столетий вся страна смеётся над анекдотами о жителях Хомса.


2001: Каниса аз-Зуннар в Хомсе считается одной из старейших христианских церквей в Сирии. Согласно легенде, в ней хранится поясок Девы Марии, потому она и называется "Церковь пояса"

И везде, где бурлит жизнь, гигантские портреты отца народа и президента Башара аль-Асада и его отца Хафеза, умершего в 2000-м году, вдалбливают сирийцам, что всемогущая партия БААС играет ведущую роль во всех сферах жизни. Их изучающие глаза направлены на людей в школах, на фабриках, на вокзалах, в казармах и на улицах.

Впечатления стираются. Но есть место, которое обещает покой и умиротворение.

1 августа 2011: Британская газета "The Guardian"  публикует репортаж о оплоте протестующих Хаме. Туда врываются танки армии Асада. Сообщение связывает актуальные события с тогдашними, 1982 года. Тогда Хама тоже стала оплотом протестов против Хафеза, отца Башара Аль Асада. Когда-то он позволил себе сострить, что "с 90-то процентами сирийцев у него нет никаких проблем, а для остальных зарезервированы места в тюрьме" (цитата из книги "День гнева" Михаэля Людерса, 2011, стр. 165). В начале 80-х Братья мусульмане отважились на мятеж и были окружены в Хаме. Режим расстрелял их из артиллерийских орудий, согласно различных источников, погибло от 20.000 и более, в любом случае "не только" исламисты. Тогда ещё не было интернета, в мире ничего не заметили. Сегодня всё по-другому.

Дэйр Маар Мусса: в монастыре

Жара кажется мерцает в воздухе в маленьком садике у нижнего конца ущелья. Скалы с двух сторон переходят в плоскую пустынную равнину. Искусственное орошение и труд монахов однако, дало возможность посадить на этом кусочке земли множество пряных трав, овощей и даже маслиновых деревьев. Вот уже несколько часов мы собираем маленькие тёмные плоды. Чуть в стороне мул терпеливо объедает тернистый кустраник. Брат Саймон передаёт мне кожаный бурдюк со свежей родниковой водой. "Ce bon?“, спрашивает он меня, улыбаясь. Я киваю, а Саймон продолжает произносить ряд приветливо звучащих французских слов. Он знает, что я не понимаю его, но и он, к сожалению, не говорит по-английски. Но это не играет роли. Простыми жестами Саймон показывает мне, какие оливы уже созрели и как их надо собирать. Я вызвался поработать добровольно. Здесь лучше, чем перемывать посуду на кухне после завтрака. 

Я уже второй день здесь, в монастыре Дэйр Маар Мусса (Монастырь Святого Моисея Абиссинского , более известный в его арабском варианте как Дэйр Маар Мусса Аль Хабаши, здесь в пустынной местности в пещере, вырубленной в склоне горы, в VI веке н.э. жил эфиопский монах - отшельник по имени Муса (Моисей). Прим. перев.), в 80 километрах к северу от Дамаска. Водитель автобуса "Карнак" высадил меня вчера у соседней деревни Небек. После ожесточённых переговоров таксист довёз до края ущелья. Оттуда к монастырю по кромке ведёт укая тропинка. Первый, кого я встретил, был Альберт, молодой христианин из Небека, который работает там. Неуклюжий мальчик, который хихикая помог мне протиснуться в низкий проход в стене, ведущий к главному зданию. Он привёл меня к брату Бутросу. Со своей чёрной окладистой бородой и тёмными глазами, аллепский аббат Бутрос выглядит как аскет, однако, когда он разговаривает с посетителями в его глазах то и дело неожиданно вспыхивают весёлые огоньки. И посетители идут сюда со всего мира. Мне тоже брат Бутрос показывает простую комнату. Здесь я могу оставаться столько, сколько захочу.

Тихий и святой оазис

Вышедший полгода назад на пенсию учитель из Ливана Саймон приехал сюда - и остался. Немец Йенс Петцольд, путешествовавший шесть лет назад по Ближнему Востоку тоже сделал здесь остановку. "Я искал", рассказывает он. "Что?" В ответ неопределённая улыбка. Неважно, он просто нашёл своё призвание. Он больше не спускался с этой горы,  три года назад он посвятил свою оставшуюся жизнь монастырской общине. Как и эти двое, много других людей приезжает сюда в Маар Мусса, чтобы обрести уединённость и, вероятно, самих себя.

Некоторые остаются лишь на несколько месяцев, как Мари, 16-летняя девушка из христианской деревни под Хомсом. Зийяд, 27-летний инженер из Дамаска проводит здесь отпуск. Студент-искуствовед Визам тоже использует каникулы между семестрами, проведя пару дней в своей родной деревне Небек и заглянув в соседний монастырь.  "Несмотря на то, что сюда приезжают люди ото всюду, здесь царит восхитительное спокойствие. Я люблю это место". Он всё время в пути в скалах вокруг ущелья со своей старой фотокамерой. Тихо присутствует и на вечерних богослужениях в церкви. Визам мусульманин.

"Эти горы святы и для мусульман", говорит брат Йенс. Нередко маленькая община из нескольких монахов и двух сестёр принимает у себя гостей из окрестных мусульманских деревень. "Для них это как приятная воскресная прогулка", рассказывает Йенс. А для монахов желанная возможность поговорить с мусульманами. Взаимный обмен между религиями - это то, к чему стремятся монахи, наряду со своей духовной жизнью. Посредством открытых писем монахи из кружка сеньора Паоло, итальянского иезуита, вмешиваются в религиозные дискуссии. Порой отец Паоло Даль Оглио разъезжает с иностранными епископами для встреч с высокопоставленными мусульманами.

Веками монастырь, построенный 1400 лет назад, пустовал. Он посвящён св. Моисею, который, согласно легенде, был сыном эфиопского царя и проповедовал в Сирии. Роскошные фрески 11 и 12 веков украшают внутренний интерьер церкви. Лишь в 1991 году монастырь был отреставрирован и снова начал действовать. Община поддерживает также многие семьи в Небеке из пожертвований, которые оставляют друзья и туристы.

Последний завтрак. Весело переговариваясь сидят монахи, монахини, помощники из Небека и некоторые посетители вокруг стола. Как всегда на террасе, откуда взгляд скользит по ущелью и дальше на пустыню. Последняя остановка в этой стране, теперь меня зовёт Дамаск. Визам хочет сопровождать меня. Ему уже достаточно тишины. Мы как раз проглотили последний кусок, как брат Бутос указал на нас. Набожно шаркаем мы в кухню, куда остальные уже сносят груды посуды, которую нужно помыть. Потом мы стаскиваем вниз наши рюкзаки вниз к маленькому "пикапу", который добросит нас до деревни.

Ущелье тонет в пыли, которая вихрем вьётся вокруг машины. Позади остались покой и тишина, приветливая открытость, охватывающая каждого гостя на горе. Вскоре автобус с шумом и спешкой уже везёт нас по направлению к метрополии - к Дамаску.

Дамаск: студенческая жизнь

Университет Дамаска, факультет изящных искусств. В кафетерии курят, болтают и смеются как и в любом другом университете мира. Я ожидал чего-то другого? В одном углу лежат компьютерные отпечатки с карикатурами на Осаму бен Ладена. Визам показывает мне ателье своего факультета. Ряд скромных помещений, заставленных композициями из гипса и глины. Обстановка, инструменты, всё выглядит временным.  У нас нет почти ничего, с чем мы могли бы работать. Таким образом молодая элита Сирии философствует в кафетериях и аудиториях, мечтая о хорошо оснащённых университетах Запада. А сколько ещё подразумевает под этим свободную жизнь там, вдали от всевластия партии БААС. "А большинство больше всего хочет в Америку", полагает Язон, студент театрального факультета и друг Визама.

Днём мы гуляем по старому городу . По базару, по великолепной мечети Омейядов и по бесконечным бесчисленным крошечным закоулкам, в которых кажется оживают истории из "Тысячи и одной ночи" или из Библии. По вечерам студенты встречаются в "Торнадо Баре" или в других кабачках на краю старого города. Фаршированные оливки с солёными крекерами под U2 или Мадонну. Здесь молодые сирийцы думают о тысяче путей, которыми они могли бы покинуть страну. А я о том, когда смогу снова увидеть их и этот восточнй волшебный мир.

18 июля 2012: арабская телекампания "Аль Джазира"  передаёт анализ о террористических актах в Дамаске в эти дни. Погибло несколько членов правительства, в том числе министр обороны, министр внутренних дел и деверь Асада. Отныне гражданская война бушует и в Дамаске.

25 июля 2012: Оператор Ясмин Федда обратила моё внимание на то, что монастырь Маар Мусса уже давно не является больше оазисом спокойствия и мира. Отец Паоло Далль Оглио выслан из страны за резкую критику режима. Я читал его выступление от 8 июля 2012 года на портале DayPress . Кроме жёсткой критики он рассказал о том, что в феврале в монастырь ворвались неизвестные замаскированные вооружённые люди. Они искали оружие и ничего не нашли. Поломали инвентарь и ушли. Никто не был ранен или убит.

Оригинал статьи
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #24 : Среда 1 Мая 2013 13:55:09 »
Фотографии Сирии в лучшие времена


От побережья Средиземного Моря и до южных пустынь и плодородных равнин у границы с Ираком, Сирия радует разнообразием видов. Сегодня в заголовках газет мелькают только усиливающееся разделение и бесконечное кровопролитие, однако Сирийцы не перестают помнить и гордиться, что они являются частью одной из самых древних цивилизаций мира.




1. Следующие фотографии мельком показывают жизнь в Сирии до революции. Право на их использование было любезно предоставлено фондом «Creative Syria», проектом Сирийского культурного центра в Монреале. Фото: Hala Salhi



2. Руины окруженной песками Пальмиры – города в центральной Сирии. Тысячу лет Пальмира, известная также как «Невеста Пустыни», служила перевалочным пунктом, соединяющим Месопотамию и побережье Средиземного моря. Город находится на северо-востоке от Дамаска и до сих пор остаётся ценным местом для археологических раскопок – в 2008 году в Пальмире, по словам археологов, обнаружили самую большую христианскую церковь в Сирии. Фото: Souhail Moukhtar



3. Латакия, на северо-западе страны, это город портов и курортов. Город повидал волнения во время последнего восстания, в августе его обстреливали с моря ВМС Сирии, в то время, как он был под осадой войск президента Башара аль-Асада. В древности, Латакия часто подвергалась нападениям со стороны захватчиков, пытавшихся захватить её богатство. Фото: Photo by Bridget Palmer



4. Дети на улице Латакии. Фото: Souhail Mukhtar



5. К востоку от Латакии находится замок Саладина. В 12 веке это была крепость крестоносцев, пока её не захватил лидер мусульман Саладин в достаточно удачной попытке отбросить крестоносцев в страны восточной части Средиземноморья. Фото: Souhail Moukhtar



6. Каменистые окрестности Хосн Сулеймана в западной части Сирии – расположение древнего храма, популярного у туристов. Фото: Bridget Palmer



7. Нории на реке Оронт в западном городе Хама. Город известен своими водяными колёсами, а также резнёй при режиме президента Хафеза аль-Асада в 1982 году при подавлении восстания исламистов. Во время недавних мятежей, Хама опять стала центром протестов, силы безопасности президента Башара аль-Асада начали наступление на город в канун Рамадана. Фото: Souhail Moukhtar



8. Мужчина собирает хлопок на берегу реки Евфрат между городами Ракка и Дейр-эз-Зор. Ракка, которая находится на севере центральной Сирии, стала развиваться в 1 веке, так как была на перекрёстке путей в Сирию и Ирак, но пришла в упадок в 9 веке из-за постоянных войн. Фото: Dr. Jean Otrakji



9. Вид на реку Евфрат. Берущая своё начало в горах Турции, Евфрат была жизненно важной рекой в древние времена, а также упоминалась как граница сада Эдемского. Фото: Photo by Hovic & Abd



10. Мужчины курят кальян в дамасском кафе «Café al-Nofara». Фото: Hala Salhi



11. Дети перед витриной магазина в Дамаске. Фото: Hala Salhi



12. Крак де Шевалье, крепость крестоносцев 12 века, наиболее известный и лучше всего сохранившийся средневековый замок. В мирные времена он всё ещё привлекает к себе толпы туристов со всего мира. Фото: Souhail Moukhtar



13. Фонарь освещает узкую улочку в северном городе Халеб (Алеппо), самом большом городе в Сирии. Халеб, являющийся одной из основных экономический артерий Сирии, по больше части остался в стороне от недавних волнений, охвативших всю страну. Фото: Hovic & Abd



14. Вид на море из городка Бадруси в северо-западной части Сирии. Пляжи данного региона обычно очень привлекательны для туристов из Халеба. Фото: Hovic & Abd



15. Каменные здания города Джарадех на закате. Это один из «мёртвых городов», которые были покинуты после пика развития во времена Византийской империи. Фото: Hovic & Abd



16. Средневековый замок в западном городе Масиаф в мухафазе Хама. В 12 веке замок был во владении исмаилитов из секты Шиа. Фото:
Souhail Moukhtar



17. Заброшенная больница в южном городе Эль-Кунейтра, на Голанских Высотах. Сирия потеряла город во время войны 1967 года, когда Израиль захватил Голанские высоты, и уничтожил его в попытке усилить своё влияние в регионе. Эль-Кунейтра была возвращена Сирии по «Договору о разделении сил между Израилем и Сирией» в 1974 году, но город оставался лежать в руинах, а газета «the New York Times» написала в одной из своих статей, что «это памятник жестокости израильтян». Фото: Bridget Palmer



18. Вход в древний римский театр в городе Босра в южной мухафазе Деръа, где прошли первые волнения против режима аль-Асада. В этом городе находится хорошо сохранившийся до наших дней римский театр, построенный во 2 веке н.э. Фото: Hovic & Abd

Источник 
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #25 : Вторник 21 Мая 2013 14:35:49 »
Выше по ветке, в переводк рассказа немецкого блогера Марселя Шварценбергера упоминался монастырь Мар Муса - монастырь Св. Моисея Абиссинского. Дополню великолепным фоторепортажем Павла Давыдова.



Убежище гостеприимных отшельников

Фото и текст: Павел Давыдов


Необычно жаркое лето, наконец-то, кончилось, и после длительного перерыва я отважился на небольшое путешествие, в Дейр Мар Муса эль-Хабаши (монастырь Св. Моисея Абиссинского).



Расположен он в голой пустыне, примерно в 90 километрах к северу от Дамаска. Издали здание монастыря, венчающего, словно орлиное гнездо, вершину скалы, напоминает небольшую, но неприступную крепость.
Говорят, что в IV в. Н.э. на этом месте, в пещере жил отшельник из Эфиопии по имени Муса. Согласно легенде, он был сыном царя, отказавшимся от престолонаследия и избравшим жизнь религиозного подвижника. Сегодня Мусу из Абиссинии местные христиане почитают святым.
 После его смерти монахи построили здесь небольшую церковь и основали монастырь, который был назван его именем. Однако на протяжении двух последних веков обитель пустовала и постепенно приходила в упадок, пока в 1982 году ее не обнаружил итальянец, иезуит Пауло дель’Оглио.



Он провел здесь 10 дней, предаваясь медитации. В конце концов, молодой священник принял решение восстановить монастырь и основать в нем новую экуменическую общину.
Чтобы добраться до монастыря Мар Муса, нужно сначала подняться вдоль русла пересыхающего летом потока - вади, а затем преодолеть три с половиной сотни каменных ступеней. Но потраченные усилия того стоят. Наградой служит  великолепный вид на долину и, конечно, сам монастырь. 


 
Попасть внутрь него можно лишь, согнувшись пополам и протиснувшись через узкий вход.  После яркого солнечного света, оказавшись  в темном проеме с низким сводом, какое-то время ничего не видишь.


 
  А преодолев его и выпрямившись, с удивлением обнаруживаешь себя не в тиши духовной обители, а на шумном привале туристов.



Монастырь стал привлекать к себе паломников задолго до того, как в 2003 году были завершены восстановительные работы. Дело в том, что один из принципов, положенных в основу монастырской жизни, является восточное гостеприимство, отличавшее монахов в этом районе на протяжении многих веков.
Два других принципа – это молитва и аскетическая жизнь в гармонии с окружающей природой, попытка самостоятельно обеспечить себя всем необходимым. Монахи и монахини ухаживают за садом, разводят кур, коз и пчел
По словам л. Пауло, это «восстанавливает ценность человеческого труда, как части гармонического сосуществования с естественной средой обитания, с одной стороны, и воспитывает ответственность перед ней и обществом, с другой».
Что касается молитвы, то здесь есть, где ей предаваться, не заботясь о том, что тебе помешают. Например, в одной из  пещер, вдали от суеты, в тишине и прохладе.


 
Мар Муса оказался настолько популярным, что было решено построить еще несколько зданий для посетителей в традиционном для этих мест стиле. Здесь всегда можно найти приют на ночь при условии, что гость готов обслужить себя сам. Это значит, что постельное белье вам выдадут, но утром его следует самому выстирать.


 
Сегодня в монастыре Мар Муса постоянно живут восемь монахов и монахинь. Им всем около 30 лет. Возможно, это – единственный смешанный монастырь на всем земном шаре. Мужчины и женщины здесь молятся и работают вместе, но живут раздельно.
 От обитателей других христианских монастырей их отличает еще и то, что они признают ислам как истинную религию, равноправную с христианством.
В Сирии мусульмане и христиане мирно сосуществовали на протяжении столетий. Насельники Мар Муса надеются продолжить и углубить эту традицию.


 
 Украшением монастыря Мар Муса является его церковь. В отличие от самого монастыря, который неоднократно перестраивался, она дошла до нас в первозданном виде. Ее стены покрыты уникальными, прекрасно сохранившимися фресками XI-XII веков. Другого столь крупного собрания яковитской настенной живописи, сохранившегося до наших дней, в мире нет.
На стене против алтаря – главная жемчужина храма – роспись, изображающая Страшный суда.


 
В самой верхней ее части, под потолком – восседающие на тронах и вершащие суд апостолы.   



Чуть ниже - Богородица, пророки Авраам, Исаак и Яков держат в руках головы - судьбы верующих.



В центре – весы справедливости. Их чаши пытаются склонить каждый в свою сторону Ангел Милосердия и Дьявол. 



Источник
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #26 : Четверг 18 Июля 2013 03:59:26 »

Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: chronico.de
Автор (текст и фото): Марсель Шварценбергер


Сирия

Оборонительные укрепления времён крестовых походов

Императорский двор, осень 1187 года. Фридрих I, которого позже назовут Барбароссой, в ярости дёргает себя за бороду. Бледные и растрёпанные, стоят перед ним посланцы из Святой Земли. Они принесли ужасную весть. Иерусалим потерян. Султан Айюбид* Салах ад-Дин у Хаттина** разбросал войска крестоносцев, как ветер развеивает вялую листву на все четыре стороны. Он отобрал у христиан Иерусалим, мать всех городов, цель тысячи христианских паломников.  Христианнейший монарх бушевал, в других королевствах также воцарилась тревога. Английский Ричард Львиное Сердце и французский Филип II Август забряцали оружием. Не желая отдавать им первенство и славу в Палестине, Фридрих сам, недолго думая, встал во главе крестового похода, который вошёл в историю, как Третий (1189 - 1192). В этой попытке император найдёт свой конец, утонув при переправе через Селиф (современное название Гёксу - река в Турции, прим. перв.), Ричард Львиное Сердце на обратном пути станет пленником Леопольда Австрийского, Филлип возвратиться домой совершенно больным человеком. Иерусалим останется в руках мусульман. В войнах, таких как эта, все большее значение начинают приобретать оборонительные сооружения и техника. Войска с обеих сторон начинают закрепляться в замках, в надежде на снятие осады.

Экскурсия по крепостям Сирии

Алеппо



Когда Салах ал-Дин или Саладин (1138 - 1193) завоевал крупнейший торговый центр на севере Сирии, город уже насчитывал не одну сотню лет. Хетты захватывали его в 19 столетии до н.э., эллины чувствовали себя здесь как дома, да и римляне тоже. Христианские общины существовали задолго до крестовых походов. И сегодня Алеппо - это плавильный котёл культур и религий. Саладин тоже не показывал существенного вмешательства в уже выросшие здесь структуры и относился к христианам скорее бережно (в противоположность Ричарду Львиное Сердце, который позже в Акконе*** устроил самую настоящую бойню мусульман).

Центр Алеппо - это жемчужина среди замков. Строение венчает гору и, располагаясь высоко над городом, открывает вид на захватывающую панораму. Археологи по-прежнему откапывают тут всё новые и новые свидетельства тысячелетней истории.  Со времён хеттов, каждая новая власть что-то достраивала здесь наверху. Особенно важное стратегическое значение крепость приобрела для мусульман в период начавшихся пограничных конфликтов между Халифатом и Византией. Саладин также достраивал крепость после свого завоевания. Большинство построек, существующих сегодня, относятся к 12 веку. В том числе дворец Айюбидов, построенный по заказу сына Саладина Малика аз-Захира. 

Самой главной частью считается великолепный портал. Это единственный вход через широкий водяной ров, окружающий гору, которую в пульсирующей современной жизни, молодые аллепские пары почти каждый вечер объезжают свадебными кортежами. Длинный каменный мост ведёт к массивному и тем не менее стильному, выглядящему очень элегантно, порталу.  Внутри привратных укреплений посетителю придётся пять раз сворачивать (за угол) прежде чем он попадёт в цитадель (такая конструкция входных ворот осложняла прорыв нападающих в крепость, прим. перев.) Нужно пересечь трое ворот. Одна из мечетей внутри цитадели - (маленькая мечеть) Ибрагима - также ведёт своё начало из 12 века. Якобы, она расположена на месте ещё более древней церкви, где когда-то хранилась голова Иоанна Крестителя.

На территории цитадели мешаются времена и стили. И остатки огромных разрушений. Монголы также опустошали сирийские земли в 13 веке, пока их не изгнали мамлюки. Однако Алеппо - древнейший город, отстраивался снова и снова, и всегда вместе со своей цитаделью.

Замок Саладина


Государство крестоносцев имело огромную сеть замков и укреплений. По-другому они не смогли бы удержать Святую Землю. Однако христиане также ругались между собой, как и мусульманские владыки. В паутине зависти и недоброжелательства, а также в ненасытной территориальной власти, единая гегемония сильного вождя так и не состоялась. В последние десятилетия (существования государства Крестоносцев) рыцарские ордены ещё казались стабильной силой, но и они преследовали свои собственные личные цели. Следствием этого стали расколотые мелкие государства, а в центре каждого стоял свой замок, обеспечивавший военную защиту. Со временем их сеть стала настолько частой, что в первую очередь на побережье Сирии и Ливана,  замки находились в пределах видимости друг друга. Тем не менее, своевременной помощи они не гарантировали. Но в любом случае они могли предупредить соседей сигналом о приближающемся враге.

Кулаат Салах-ат-Дин, замок Саладина, величественно возвышается на крутом горном хребте примерно в часе езды к западу от приморской Латакии. От его вида захватывает дух. Искусственные рвы и глубокие ущелья окружают его. Скалы покрыты роскошной зеленью. Сирийская пустыня не дотянулась сюда, до приморского региона. У подножия стен разросся густой тернистый кустарник. Плотно сплетающиеся ветки преграждают дорогу незваным гостям лучше, чем это удалось бы сделать тысяче яростных воинов. Склон круто уходит вниз в темную глубину ущелья. Вдоль него идёт русло высохшей реки, заполненное теперь огромными окатанными валунами, уводящее всё дальше ... в никуда..

Фундамент этого импозантного укрепления был заложен в 10 веке византийцами. Они и владели замком вплоть до завоевания его крестоносцами. В 1188, то есть вскоре после драмы под Хаттином, Саладину удалось захватить крепость. Султан построил там роскошный Хаммам (турецкие бани) и мечеть. Больше ничего до наших дней из тех построек не дошло. И тем не менее и сегодня руины представляются грандиозным зрелищем. Прежде всего впечатляет крутая тонкая скальная игла у главного входа, на которую защитники крепости опускали подъёмный мост. В этой части находятся также наиболее хорошо сохранившиеся остатки старых каменных стен. В заросшей западной стороне нижнего замка среди выветрелых полуразрушенных сторожевых башен, теперь бродят шакалы.

Масиаф




На первый взгляд типичное сирийское захолустье, расположенное на полпути между приморским Тартусом и Хамой, не выглядит сенсационным. Нечто действительно стоящее расположено и здесь, как обычно, высоко на горе. Масиаф (Масьяф) - замок легендарных ассасинов, тайной исмаилитской секты. Религиозная община исмаилитов существует до сих пор, вот уже четыре года она занимается раставрационными работами в крепости.

Примерно один процент сирийского населения относит себя к шиитским исмаилитам. И лишь немногие живут ещё в городишке Масиаф. Сирийский центр секты, которая никогда не отправляет своих служб публично, а только тайно в частных домах, расположен в Саламии. Однако в 12 веке исмаилиты, которых ещё называют "шиитами-семиричниками"****, были весьма влиятельной силой в Сирии.

Последователи учения верили, что седьмой имам, Исмаил, не умирал и однажды возвратится для того, чтобы установить справедливость. Шииты верили в наследника Али, родного племянника Мухаммеда, который сам сыновей не имел. В отличие от суннитов, они не признавали власти избранных халифов. В 10 веке исмаилиты появились и в Сирии, где их подчинили сунниты. Первые места на вершине власти религиозная община получила в Египте, когда там в 10 веке к власти пришли Фатимиды. Однако эта династия прожила недолго и в свои последние десятилетия совсем ослабла.

После того, как Фатимидов потеснили франкские крестоносцы, окончательный удар в 1171 году им нанёс суннисткий курд Саладин, в то время полководец у сельджука по имени Нур ад-Дин ибн Зенги ( сельджукский атабек Халеба c 1146 года и амир Дамаска с 1154 года из династии Зангидов, прим. перев.). Он сам перенял скипетр и победил даже своего бывшего господина. Когда Нур ад-Дин умер в 1174 году, Саладин стал самым сильным властителем в регионе - и противником исмаилитов (именно Нур ад-Дин превратил арабский мир в силу, способную победить крестоносцев, а его политический наследник Салах ад-Дин (Саладин) стал тем, кто сорвал плоды победы, прим. перев.)

Исмаилиты ещё несколько раз раскалывались на секты (в том числе откололись друзы, по сей день живущие на юге Сирии и в Ливане). Самыми влиятельными были ассасины. Их центром стал Аламут в персидском Хорасане ***** После смерти фатимидского халифа Мустанзира (1094), его сын бежал в Аламут, после того, как брат Мустаил захватил власть в Египте. С этого времени и берёт начало движение ассасинов, которое попыталось закрепиться и в Сирии в 1176 году. Его первый тамошний великий владыка шейх Рашид эд-Дин Синан поселился в Масияфе и стал известен и почитаем как "старец горы", хотя и пользовался дурной славой (выражение «Старец Горы» использовали крестоносцы и средневековые европейские хронисты применительно к исмаилитам-низаритам Сирии. К началу XII века относятся первые столкновения низаритов с крестоносцами. Со времён главы сирийских низаритов Рашид ад-Дина Синана (1163—1193) в сочинениях западных летописцев и путешественников появляется термин ассасин, прим. перев.)

Крепость, первоначально скорее всего византийская, во время крестовых походов была в руках христиан лишь короткий период, уже в 1140 году она досталось мусульманам. В 12 и 13 веках ассасины перестроили её и сделали своей основной резиденцией в Сирии. Отсюда около полутора веков они управляли подвластными им областями. Большая часть хорошо сохранившихся построек тоже относится к этому времени. Положение крепости даёт широкий обзор долины.

Секта строго преследовала собственные цели. Потому порой они сражались на стороне христиан, порой становились союзниками франкских баронов в войне против суннитов и "неверных" египетских исмаилитов. Однако что бы они не делали, действовали они с величайшей беспощадностью и риском для собственной жизни. Часто применяемым средством было политическое убийство. По мнению их врагов, совершать подобное ассасины могли только находясь под действием определённых наркотиков. Имя своё они (якобы) ведут от арабского слова "хашишин" (пожиратель гашиша). И по сей день "ассасин" - распространённое название для  "убийц из-за угла".


Крак де Шевалье




Самый знаменитый замок крестоносцев, Крак де Шевалье (Куала ат-ал-Хусн) потрясает одними только размерами. Это самый красивый и наиболее хорошо сохранившийся замок в Сирии. В его огромных проходах рыцарям не нужно было спешиваться. Для арабов замок, завоёванный в 1271 году стал символом сопротивления христианским агрессорам. Сегодня сирийцы здесь снимают фильмы о султане Саладине.

Согласно арабским источникам, первое укрепление построил Эмир из Хомса в 1030 году для того, чтобы контролировать дорогу в Триполи. Танкред Антиохийский завоевал замок в 1102 году (Танкред д’Отвиль, также известный как Танкред Тарентский — князь Галилеи и Тивериады, регент княжества Антиохия - второго из христианских государств, основанных крестоносцами во время 1-го крестового похода на территории современных Сирии и Турции, прим. перев.) Позже крепость передали графству Триполи (последнее из четырех христианских государств крестоносцев, созданных после Первого крестового похода на территории Леванта. Просуществовало с 1105 года по 1289 год. Прим. перев.) При графе Ричарде II хозяйствование над замком в 1144 приняли на себя рыцари ордена Иоаннитов (автор ошибся, графа Триполи звали Раймунд II и замок Крак де Шевалье он в 1142 году подарил Госпитальерам, желая укрепить свои владения при помощи независимого ордена, прим. перев.) Он стал перевалочным пунктом на пути паломников в Иерусалим. Рыцарский орден существенно достроил и расширил замок, превратив его в монументальных размеров бастион против мусульманских агрессоров.  Через замок Сафита ****** гарнизон имел прямой контакт с побережьем. Каждое нападение терпело неудачу. Даже Саладин сломался на непокорном замке.

И только эмиру мамлюков Рукну эд-Дину Байбарсу, "Лучнику" (1211 - 1277) удалось вырвать крепость у христиан, таким образом ещё на один шаг приблизившись к главной цели - изгнанию рыцарей крестоносцев из Святой Земли. ******* Мамлюки (бывшие воины-рабы) очень показательно закончили дворцовым переворотоми эпоху Айюбидов в 1250 году. После захвата Байбарсом, Крак де Шевалье регулярно больше не заселялся.

И тем изумительнее чрезвычайно хорошее сотояние стен. Кто знает тесноту большинства средневековых замков, несомненно замрёт в немом изумлении перед невероятным размахом. Одно лишь внутренее кольцо укреплений, верхний замок (с залом собраний длиной 120 метров, богато украшенным рыцарским залом, часовней, внутренним двором и конюшнями) имеет огромные размеры. Он отделён широким рвом, частично заполняемым водой, от мощных стен внешних укреплений, чьи многочисленные башни позволяли защищаться с обеих сторон. Кроме того, стража обозревала долину в окрестностях замка. Полностью закрытые крышами лестницы и переходы позволяли всадникам на своих конях незаметно подойти ко входу и оглушить противника внезапным нападеним. Здесь хватало место для гарнизона в 2000 человек. 

Оригинал статьи



Примечания переводчика

* В 1171 году Салах-ад-дин (Саладин), Юсуф ибн Айюб, основал в Египте династию Айюбидов (или Эйюбидов). Он родился в 1138 году в семье Карда Айюба ибн Шади, полководца сирийского султана Нур-ад-дина, оказавшего упорное сопротивление натиску крестоносцев на Ближнем Востоке. В 1164, 1167 и 1168 годах Салах-ад-дин осуществил по заданию султана три удачных похода в Египет, где ослабли Фатимиды и куда нацелились крестоносцы. Из-за богатой страны вновь разгорелась борьба. В 1169 году Салах-ад-дина назначили египетским везиром. В 1171 году умер последний Фатимид, халиф Адид. Салах-ад-дин захватил власть в Стране Нила. В 1174 году умер Нур-ад-дин, и повелитель Египта присоединил к себе его сирийские земли, а также захватил земли мелких иракских правителей.

Государство Салах-ад-дина превратилось в крупнейшую державу на Ближнем Востоке. В 1187 году он нанес крупное поражение крестоносцам в битве у Тивериадского озера в Палестине. Осенью того же года выбил европейцев из Иерусалима, а также из большей части Сирии и Палестины. В 1189—1192 годах Салах-ад-дин организовал и возглавил мусульман в борьбе против рыцарей в их Третьем крестовом походе. Это был великолепный полководец, справедливый правитель, который стал одним из первых мусульман, искавших мирные пути решения сложнейших международных проблем. Он имел огромный авторитет среди сограждан и единоверцев, а также среди недругов и врагов, в том числе и среди христиан. Умер Салах-ад-дин в 1193 году. Он был самым ярким представителем династии Айюбидов. Разные ее ветви правили в странах Ближнего Востока до середины XIII века, а в Хаме — до 1341 года. Египетские Айюбиды сыграли главную роль в борьбе с крестоносцами, но внутренняя междоусобица, а также усиление мамлюков ослабили их и явились основной причиной падения египетской ветви династии Айюбидов в результате заговора мамлюков в 1250 году.

** Битва при Хаттине (4 июля 1187 г.)


После разгрома христиан при Казаль Робере (1 мая 1187 г.) граф Триполи Раймунд III примерился с королем Ги де Лузиньян и принес ему оммаж. Князь Антиохии Боэмунд III прислал в королевскую армию своего сына Раймунда и объявил о своем походе, великий магистр ордена тамплиеров Жирар де Ридфор набрал значительный отряд туркополов: армия собралась около Назарета и насчитывала в коннице около 4500-4800 рыцарей, сержантов и тюркополов, и 15 000 человек в пехоте. Тем временем Саладин начал осаду столицы Галилеи Тивериаду, обороной которой командовала жена Раймунда III графиня Эшива.

2 июля жена графа Триполи, послала к мужу посыльного с просьбой о помощи. Эта весть пришла в лагерь христиан ближе к вечеру того же дня, и король Ги собрал всех вождей своей армии на совет, дабы решить, какие действия предпринять. Все высказались за то, чтобы выступить на закате к Тивериаде. Но граф Раймунд заявил, что скорее предпочтет увидеть как падет Тивериада и его супруга окажется в плену, чем двигаться на помощь городу и «отступать далеко от воды и пищи». Он считал, что будет лучше если войско укрепится вокруг источников Саферии и будет дожидаться отступления Саладина «изможденного жаждой и не имеющего места, дабы освежиться». Жерар де Ридфор обвинил Раймунда в трусости, и бароны высказались за то, чтобы выступить на помощь Тивериаде. В Саферии граф еще раз повторил свои доводы: «Табари [Тивериада] принадлежит мне, - сказал он, - так же, как и моя жена и мое состояние, и никто не потеряет столько, сколько я, если замок будет утрачен. А если они захватят мою жену, моих людей и мое добро и если они разрушат мой город, я возвращу это себе обратно, когда смогу, и отстрою свой город, когда смогу, ибо предпочитаю скорее видеть разрушенным Табари, чем погибшей - всю Землю». На этот раз бароны и король позволили себя уговорить, не покидать обильную источниками территорию и дожидаться наступления Саладина у Сафарийского источника. Один только Жерар де Ридфор оставался неумолим. В полночь, когда Лузиньян остался один в своем шатре, магистр тамплиеров проник к нему и воскликнул:

«Сир, верите ли вы этому предателю, который дал вам подобный совет? Он вам его дал, чтобы вас опозорить. Ибо великий стыд и великие упреки падут на вас <...>, если вы позволите в шести лье от себя захватить город <...> И знайте же, чтобы хорошенько уразуметь, что тамплиеры сбросят свои белые плащи и продадут, и заложат все, что у них есть, чтобы позор, которому нас подвергли сарацины, был отмщен. Подите же, - сказал он, - и велите крикнуть войску, чтобы все вооружались и становились каждый по своим отрядам и следовали за знаменем Святого Креста».
Ги позволил себя уговорить и приказал армии выступать.


Потеря Святого Животворящего Креста Господня. Матвей Парижский изобразил потерю Креста в тот момент, когда Саладин вырывает его из рук короля Ги («Chronica majora» Матвей Парижский)

3 июля армия покинула Саферию. Христиане двигались тремя отрядами: авангардом командовал граф Раймунд III, король Ги возглавлял центр, в котором находился Святой Животворящий Крест Господень, под охраной епископов Акра и Лидды и тамплиеров: командора Иерусалима и десяти братьев-рыцарей. Балеан д’Ибелин командовал арьергардом, в который входили тамплиеры и госпитальеры. Расстояние от Саферийских источников к Тивериадскому озеру было небольшим - двадцать километров, но армия тянулась пешим шагом. Жара была настолько невыносима, что войска не могли продвигаться вперед и дойти до воды. Легкие отряды Саладина целый день терзали христиан своими нападениями на арьергард войска и целясь стрелами, как в лошадей, так и в людей. К вечеру король послал к графу Триполи спросить его совета, как поступить; и получил ответ, что лучше всего будет поставить палатки и разбить лагерь в селении Марескальция, где, кажется, была вода. Король с радостью принял этот совет.

Франки подошли к селению Манескальция, располагавшемуся в пяти километрах от Тивериады. Позиция латинской армии растянулась на два километра. На ее левом фланге были лесистые склоны, оканчивающиеся небольшим холмом, на котором стояла деревня Нимрин. На правом фланге находилась деревня Лубия, располагавшаяся на заросшем лесом холме. Впереди возвышались Рога Хаттина с правой стороны которых, виднелось Галилейское озеро.

Армия Саладина, заняла следующие позиции: отряд Таки ал Дина расположился на плато между Нимрином и Рогами Хаттина, тем самым перекрыв дорогу к источнику в деревне Хаттин; отряд под непосредственным командованием Саладин удерживал холмы вокруг Лубии, преградив путь к Галилейскому озеру; отряд Гекбери находился внизу на равнине недалеко от арьергарда христиан. Армия мусульман насчитывала не более 20-25 тыс. человек.

Колодцы в Марескальции оказались пусты. Сарацины тем временем приближались, окружая франков плотным кольцом. Когда ночь принесла немного свежести, сарацины подожгли кустарник вокруг деревни, так что христиане задыхались в едком дыму. Затем Саладин приказал привести кувшины с водой и разместить их возле лагеря христиан и вылить воду в песок на виду у христиан, так чтобы те, а также и их лошади, испытывали еще большие мучения от жажды.
Сарацины сквозь дым и огонь стрелами обстреливали лагерь, поражая людей и лошадей. Король пригласил к себе магистра тамплиеров и Рено де Шатийона спросить их совета. Они убеждали его, атаковать Саладина. Ги приказал своему брату Амори де Лузиньян, который был коннетаблем королевства, организовать эскадроны.

Рано утром 4 июля 1187 года, в день св. Мартина ле Бойланта, христианская армия начала свой марш. Несколько рыцарей, имевших опыт службы в исламских армиях, предложили королю Ги де Лузиньян осуществить внезапную атаку позиций Саладина, но их предложение было отклонено и армия направилась к Хаттинскому ручью, который находился в пяти километрах от лагеря, в обычном боевом порядке с пехотой, в том числе лучники и арбалетчики, по периметру, внутри которого располагалась кавалерия, готовая в любую минуту контратаковать из глубины каре.

Король передал командование армией графу Раймунду, как сеньору на чьей земле происходила битва. Это было право баронов королевства, если войска королевства собираются в их владениях, барон, на чьей земле должна состояться битва, возглавляет первый отряд, и находится впереди и при входе в его землю ведет авангард, а при выходе находится в арьергарде.

Авангард графа включал Раймонда, сына князя Антиохийского, со всеми его спутниками, и четырех сыновей графини Эшивы. Балиан д’Ибелин и Жослен III де Куртене, сенешаль королевства, со своими рыцарями прикрывали тылы, создав арьергард.

Продолжение ниже
« Последнее редактирование: Четверг 18 Июля 2013 04:11:35 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #27 : Четверг 18 Июля 2013 04:06:13 »
Продолжение. Начало в предыдущем посте

Как только отряды были выведены на позиции и боевые порядки построены, шесть рыцарей из отряда графа Триполии перешли на сторону Саладина. Среди них были Балдуин де Фортью (Baldwin de Fortune), Раймунд Бак (Raymond Buck), и Лаодиций де Тибериас (Laodicius de Tiberias), они сказали султану: «Сир, чего вы ждете? Идите и возьмите христиан, дабы сокрушить их полностью». Тогда Саладин тотчас же послал свой центр и левый фланг, под командой Гекбери в атаку.

Основной задачей мусульман было не допустить христиан к воде - ни к роднику в Хаттине, ни к Галилейскому озеру. Поэтому войска расположились следующим образом: отряд Таки ал Дин преграждал путь к деревне Хаттин, посредством удерживания позиций от подножья Рогов Хаттин до Нимринского холма; центр мусульманской армии располагался между подножием Рогов и Лубийским холмом, тем самым, перекрывая главную дорогу к Тивериаде; отряд Гекбери находился между Лубией и массивами Джабал Тураан преграждая путь христианам на запад к роднику в деревни Тураан. Укрепление одного из флангов было распространенной тактикой мусульманской конной армии, тогда как центр армии, расположенный на холме, состоял исключительно из пеших отрядов.

Граф Раймунд, одновременно с тамплиеры, контратаковал отряд Таки ал Дина, правый фланг мусульман. Во время этой схватки Саладин потерял одного из своих наиболее приближенных эмиров - молодого Мангураса, который сражался в отряде Таки ал Дина, Мангурас углубившись в ряды франков, вызвал на поединок христианского рыцаря, но был сброшен с лошади и обезглавлен.

Саладин опасался, что франки смогут прорваться к озеру, поэтому он дал прямое указание любой ценой остановить христиан в этом направлении. Если бы граф Раймунд ударил по слабому звену соединяющему отряды Таки ал Дина и Саладина, то латинская пехота, могла надеяться прорвать восточную линию противника и достичь Галилейского озера. Между тем граф предпринял атаку в северном направлении. Это не было актом предательства, скорее атака была направленная на разрыв мусульманской линии и предоставление остальным отрядам христиан возможности достичь воды в деревне Хаттин. Отряд Таки ал Дина расступился, создав сквозной проход, и позволил Раймунду пройти, затем, когда воины графа оказались в средине отряда, их окружили плотным кольцом. Спастись удалось всего десяти-двенадцати рыцарям, среди которых был граф Триполи и четыре его пасынка.

Замешательство в рядах латинян становилось все сильнее, и большая часть пеших воинов устремилась к Рогам Хаттина, где они заняли позицию на северном Роге. Возможно, пехота христиан двинулась на северо-восток для поддержания кавалерии Раймунда, а может просто в надежде прорваться через брешь, образовавшуюся в рядах мусульман, в результате атаки графа. Когда же проход к Хаттину был снова закрыт, единственное, что им оставалось сделать это занять, находившийся слева небольшой северный Рог. Мораль войска была настолько подавлена, что пехота поднялась на вершину горы, и, несмотря на приказы короля, мольбы епископов и требования баронов, отказывалась спуститься вниз, чтобы присоединиться к кавалерии, продолжавшей сражаться, и защитить Святой Животворящий Крест Господень: «Мы не пойдем вниз и не будем сражаться, потому что мы умираем от жажды». Оказавшиеся незащищенными лошади рыцарей были перебиты сарацинскими лучниками, и уже большая часть рыцарей сражалась в пешем строю.

В этой ситуации королю Ги де Лузиньян ничего не оставалось делать, кроме как отдать приказ армии занять большой, с плоской вершиной южный Рог, в седловине между холмами был установлен ярко красный королевский шатер, выделявшийся на фоне пустынного пейзажа. Таким образом, армия христиан теперь полностью располагалась на Рогах Хаттина. Пехота на северном и восточном, кавалерия и пешие рыцари на южном холме.

Теперь мусульмане атаковали Рога Хаттина со всех сторон. Склоны северного холма были слишком отвесными для кавалерии, поэтому здесь действовала мусульманская пехота и после жестокого боя христиане, оставшиеся в живых, сложили оружие. Саладин также отдал приказ Таки ал Дину атаковать латинских рыцарей укрепившихся на южном Роге. Склоны южного холма были более пологими, поэтому Саладин возглавив атаку мусульманской конницы, захватил этот участок. В то время как пехота сарацин сражалась на северном Роге, Таки ал Дин с кавалерией, атаковал седловину между северным и южным холмом.

Часть латинских рыцарей, у которых еще оставались лошади, перегруппировалась и предприняла две дерзкие контратаки. Одна из этих атак подобралась очень близко к Саладину, что свидетельствует о том, что в это время центр мусульманской армии сместился вправо к юго-западному подножию Рогов.

Дважды сарацинская кавалерия атаковала склоны, прежде чем сумела захватить седловину между Рогами. Молодой Ал Афдаль, находившийся рядом с отцом воскликнул: «Мы победили их!», но Саладин повернулся к нему и сказал: «Тише! Мы разобьем их тогда, когда этот шатер упадет». В этот момент мусульманская конница пробила себе путь к южному холму, и королевский шатер пал. Это, как и предсказывал Саладин, обозначило конец битвы. Измученные крестоносцы падали на землю и сдавались без дальнейшего сопротивления.

Совершенно не осталось сведений о действиях Гекбери и левого фланга мусульманской армии во время последней фазы боя. Скорее всего отряд Гекбери вышел из битвы когда войско христиан вело бой между силами Саладина и Таки ал Дина. Однако то обстоятельство, что Бальану д’Ибелин и Рено правителю Сидона, и некоторым рыцарям из арьергарда удалось прорваться в самом конце сражения, именно в западном направлении свидетельствует о легкомыслии, допущенном Гекбери, и возможно мусульманские хроники не хотели омрачать великую победу этим фактом.

Среди рыцарей попавших в плен были король Ги де Лузиньян, коннетабль Амори де Лузиньян, Рено де Шатион, Онфруа IV правитель Торона, маркграф Уильям V де Монферрат (William de Montferrat), Хью Гибелетский, Пливэйн правитель Ботрона, магистр ордена тамплиеров Жерара де Ридфор и много баронов и рыцарей. Сенешалю Жослену III де Куртене удалось избежать плена. В общей сложности около 3 тыс. человек из армии христиан, бежало с поля битвы, они смогли укрыться в ближайших замках и укрепленных городах, остальные же либо пали в бою, либо попали в плен.

Саладин показал себя великодушным победителем: он принял короля Ги и баронов с подобающим им почетом, после чего отравил узников в Дамаск, где они были заключены в тюрьму. На этом великодушие султана закончилось. Рено де Шатийона был казнен, после того как высокомерно повел себя с Саладином, за что был лично им пронзен мечом, и обезглавлен по его приказу. Все пленные туркополы, как изменники веры, были казнены прямо на поле сражения. Остальные пленники 5 июля были отправлены в Дамаск, где 6 июля всем захваченным тамплиерам и госпитальерам перед пыткой султан предлагал даровать жизнь при условии «поднять палец и принять Закон» - стать мусульманами. Двести тридцать рыцарей были казнены, Жерара де Ридфор по неизвестной причине пощадили.

Остается неизвестен момент захвата мусульманами Святого Животворящего Креста Господня. Одни источники указывают, что после того как остаткам отряда графа Раймунда удалось прорваться через линию мусульман, Таки ал Дин предпринял мощную атаку. В результате этой атаки тамплиеры охранявшие Святой Крест и епископ Акры были убиты, а Святой Крест попал в руки Таки ал Дина. Другие же полагают, что епископ Лидды, после гибели епископа Акры, перевез Святой Крест на южный Рог, где он был окончательно захвачен во время одной из последних атак отряда Таки ал Дина. Существует и иная версия, согласно которой некий тамплиер в ночь с 3 на 4 июля зарыл Святой Животворящий Крест Господен в песок, чтобы спасти его от мусульман.

Некоторое время спустя Саладин воздвигнул монумент «Qubbat al Nasr» на южном холме. До наших дней сохранилась только небольшая часть фундамента.

Битва при Хаттине длилась семь часов и стала катастрофой для Святой земли.

© Бойчук Б.В., 2004 Источник

*** Акко - город-крепость, мощнейший оплот на Израильском побережье. Город, который во все века являл собой важный стратегический порт. Акко является одним из древнейших городов Израиля. В Египетских манускриптах Акко упоминается уже в девятнадцатом веке до нашей эры. В городе в свое время побывали египетский фараон Тутмос третий, великие полководцы древности Александр Македонский и Юлий Цезарь, римский военачальник Веспасиан, которого Рим послал утихомирить восставших евреев, и знаменитый венецианский купец и путешественник Марко Поло, сделавший здесь остановку по пути в Индию.
      Акко оказался на пути Крестоносцев в Иерусалим, куда они направлялись, дабы освободить гроб господень от рук 'неверных'. Поэтому с началом крестовых походов город не раз захватывается ими. Впервые 26го мая 1104 года. Затем город переходит в руки египетского султана Салах Ад-Дина (1187), нанесшего поражении армии крестоносцев.
      Однако крестоносцы под предводительством Ричарда Львиное Сердце и Филлипа-Августа осаждают город (1189-1191гг.) и вновь захватывают его. Рыцари Иоанниты переименовывают город в Сент-Жан д`Акр (в честь святого Иоанна Крестителя), а после изгнания крестоносцев из Иерусалима, провозглашают его столицей Королевства Крестоносцев. В эту пору, город уже насчитывал сорок тысяч жителей. В 1239 году в город входят войска Седьмого крестового похода. Даже во времена крестоносцев в городе были автономные районы, которые управлялись выходцами из Венеции, Дженовы. Город делился на кварталы, каждым из которых управляли разные ордена крестоносцев. (тамплиеры, госпитальеры и др.) Властвование крестоносцев в Акко кончается лишь в 1291 году.

Источник 

**** ИСМАИЛИТЫ – одна из основных ветвей шиитского ислама, возникшая в середине 8 в. Исмаилизм появился благодаря обострению классовых противоречий, выразившихся в усилении власти феодалов и росте налогового бремени. Вспыхнувшие народные (в основном крестьянские) восстания носили характер сектантского движения, выступавшего с требованиями всеобщей справедливости и социального равенства, которое должно было быть достигнуто путем установления справедливого правления.

В середине 8 в. среди шиитов возник раскол, связанный с тем, что 6-й шиитский имам Джафар ас-Садик еще при жизни назначил преемником своего четвертого сына Мусу аль-Казима, отстранив своего старшего сына Исмаила. Часть шиитов признала 7-м имамом Мусу, однако другая группа шиитов посчитала это решение несправедливым, хотя на самом деле Исмаил скончался в 762, раньше своего отца. Эти люди провозгласили имамом Мухаммада, старшего сына Исмаила. Это поставило его жизнь под угрозу, и он был вынужден скрываться от своих преследователей.

Весь последующий период истории исмаилизма называют периодом сатр, то есть «сокрытия», ибо имена потомков Мухаммада ибн Исмаила были известны немногим. Тем не менее, сторонники потомков Исмаила создали, благодаря народной поддержке, жизнеспособную и хорошо структурированную секретную организацию, которая к 10 в. имела многочисленные филиалы в Южном Ираке, Бахрейне, Западном Иране, Хорасане, Сирии, Египте и даже Магрибе. Однако на рубеже 8–9 вв. внутри исмаилитов произошел очередной раскол. Сторонники Мухаммада ибн Исмаила посчитали, что он должен быть последним седьмым имамом (по аналогии с числом пророков). Это направление, признававшее только семь имамов, получило название сабийа («семиричники»).

Исмаилитские группы существовали в разных странах под различными названиями. Основание халифата Фатимидов, которые выдавали себя за потомков имама Исмаила, привело к размежеванию между карматами и фатимидскими исмаилитами, под властью которых оказались Магриб, Египет, Сирия, Палестина и Хиджаз.

В 1090 исмаилит Хасан ибн Сабах захватил крепость Аламут в Иране, где разместил своих последователей. За Аламутом последовало еще несколько крепостей, в результате чего ас-Сабах получил контроль над громадной территорией в Сирии и Иране. Его последователи боролись с суннитскими феодалами и крестоносцами, появившимися в Сирии в ходе первого крестового похода (1096–1099).

Крестоносцы, столкнувшись с ними в Сирии стали называть их «ассасинами» от искаженного арабского хашашийун (употребляющие гашиш). Отсюда в европейских языках появляется слово аssassin (франц., англ.) – «убийца».

Исмаилиты вкладывали особый смысл в образ имама, который в силу божественной природы своей власти обладает знанием сокровенных сторон религии, которое пророк передал своему двоюродному брату Али. Для них имам был первичным источником внутреннего и универсального смысла, скрытого во внешнем, очевидном смысле Корана или хадисов. Община исмаилитов представляла собой пример секретной организации, где рядовой член знал только своего непосредственного руководителя. Сложная иерархическая система предполагала цепь ступеней, каждой из которых соответствовала своя задача. Все члены были обязаны слепо повиноваться имаму (высшая ступень), который обладал эзотерическим (сокровенным) знанием.

Современные исмаилиты, живущие в районе Горного Бадахшана (северный Афганистан, Таджикистан), частично в Сирии, Омане и Иране, утратили свой воинственный пыл. Ныне главой исмаилитской общины (49-й имам) является Ага-хан Карим (р. 1936). /Источник "Кругосвет"/

***** Аламут был самым загадочным строением Ирана, величественным и самым неприступным. Крепость высоко в горах, наверное, никогда бы не пала, если бы однажды просто добровольно не сдалась на милость осаждавших.

Аламут возвели к 840 году. В 1256 году крепость сдалась монгольскому войску и была разрушена. Получается, что большую часть своей истории Аламут провел в руинах. Но те четыре века, когда Аламут был заселен, дали ему такую прочную славу, что и сейчас этот образ  увлекает умы писателей, кинематографистов, мистиков.
Такую известность принес Аламуту Хасан ибн Саббах, которому в 1090 году передали крепость исмаилиты. Это и стало вехой для Аламута. Хасан ибн Саббах завоевал окрестные земли, снискал Аламуту славу неприступной твердыни.

Но главное – он сделал крепость средоточием культурной жизни. Сам Саббах последние 35 лет жизни не покидал Аламута, при этом все время проводил в размышлениях и молитвах. Он привлек в крепость больших ученых, мистиков, магов. В их числе был астроном и философ Насир ад-дин ат-Туси. Здесь писались значительные труды и книги, Хасан ибн Саббах собрал в Аламуте богатейшую библиотеку.
Когда крепость завоевали, была сожжена та часть библиотеки, которая содержала исмаилитские догматические тексты. Остальное завоеватель с благоговением принял, так многие труды из потайной библиотеки Аламута нашли заслуженную известность, стали частью мировой культуры.
Аламут долго оставался резиденцией преемников Хасана ибн Саббаха. В 1256 крепость пала. Но пала – без боя. В Аламуте все так было устроено, что взять его силой было бы просто невозможно. Во времена Хасана ибн Саббаха крепость выдерживала суровейшие атаки и осады.
Сама высота утеса – больше 2000 метров – уже была надежной защитой. В массивной стене крепости был только один вход, и только одна дорога вела по склону к этому входу. Остальная окружность горы не давала возможности подойти к Аламуту – галька на отвесных склонах осыпалась, делая подъем слишком опасным.
В случае осады Аламуту было нечего бояться. Археологи уверяют, что в крепости были большие хранилища для воды и продуктов. Целые комнаты-резервуары собирали дождевую и снеговую воду, так что ее запасов хватало на все засушливое лето.
И, как ни обидно, всего лишь 4 дня выстоял Аламут против армии Хулагу. С 15 по 19 декабря 1256 года длился штурм крепости, потом решено было сдаться. Аламут был разрушен пришел в упадок.
Еще до самого 2006 года руины напоминали крепость. Потом землетрясение довершило то, над чем работало время – сейчас от Аламута немногое сохранилось.
Но сегодняшние руины внесены в реестр памятников культуры Ирана.  Источник

Продолжение ниже
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Re: СИРИЯ... Четыре времени года...
« Ответ #28 : Четверг 18 Июля 2013 04:08:55 »
Окончание. Начало в предыдущем посте


****** Сафита (Safita), известная также известна как Кастель-Блан (Chastel-Blanc) находится в западной части Сирии и представляет собой замок в проходе между средиземноморским Левантом и внутренней частью страны, т.н. Хомском коридоре. Первое укрепление здесь было построено ещё византийцами во второй половине Х в., когда они предприняли попытку отвоевать Сирию у владевших ею мусульман. Его стратегическое значение особенно возросло в эпоху Крестовых походов, поскольку именно здесь проходило укрепленное пограничье между христианским графством Триполи и мусульманскими эмиратами Хамы и Хомса. Важнейшим северным форпостом крестоносцев здесь являлся знаменитый замок Крак де Шевалье (Krak des Chevaliers), прикрывавший дорогу из Хомса к гаваням Триполи и Тартуса.


Сафита (или Кастель-Блан)Сафита (или Кастель-Блан)

Замок возвышается на вершине базальтовой скалы Джабал Нусайри на высоте ок. 400 м. над уровнем моря. Окружающая местность отличается плодородием. В древности здесь разводили виноград, оливки и фиги, выращивали шелковичных червей. Севернее Сафиты находился гористый регион, населенный мусульманами исмаилитами. Последние сохраняли свою автономию при условии уплаты крестоносцам немалой дани золотом и зерном. Для контроля над этими территориями и сбора дани в 1132 г. был выстроен замок. В христианских хрониках он фигурирует под названием Chastel Blanc, или Castrum Album, что, по всей вероятности, является переводом средневекового греческого Argyrokastron, т. е. Белый Замок. Современное его название является сокращением от арабского Burdj Safitha, т. е. Белая Башня.

Первоначально укрепления имели форму эллипса и охватывали вершину холма по периметру. Стены были сложены из массивных каменных блоков и включали четырехугольные бастионы, наподобие укреплений Тартуса или Атлита. С наружной стороны укреплений в середине XIII в. был воздвигнут гласис и вырублен в скале 15-метровый ров. За первой линией обороны была устроена вторая. Чтобы проникнуть вовнутрь замка противнику приходилось прокладывать себе путь через четверо ворот, каждые из которых были укреплены башнями. Сердцем обороны являлся 28-метровый донжон, который представлял собой массивную башню прямоугольной формы. Вокруг башни находились вспомогательные хозяйственные постройки, которые представляли собой жилища рыцарей и конюшни. Гарнизон замка насчитывал 50 рыцарей, а в лучшие времена здесь находилось до 700 воинов.

По воспоминаниям современников, в замке жило также множество ремесленников, мастеров самых различных специальностей.
В 1170 г. после мощного землетрясения замок был серьезно поврежден, а на следующий год ограблен войсками Нур ад-Дина (Нуреддин). Осознав невозможность восстановить замок своими силами, Сафита был передан Ордену Тамплиеров, который и провел масштабную реконструкцию замка.

В 1170 г. Сафита была серьезно повреждена мощным землетрясением. В следующем году султан Нур ад-Дин (Нуреддин) на короткое время захватил замок, но не сумел его удержать. Сафита вновь перешла во владения крестоносцев. Поскольку восстановление разрушенных укреплений требовало огромных материальных затрат, граф Триполи передал замок Ордену Тамплиеров. Рыцари вновь отстроили внешний пояс укреплений. После землетрясения 1201 г. рухнувшие стены вновь пришлось восстанавливать.


Вид на город и замок СафитаВид на город и замок Сафита

В 1270 г. султан Бейбарс начал методичное уничтожение крепостей крестоносцев в северной Сирии. В 1271 г. Сафита подверглась осаде и после короткого сопротивления была сдана. Уцелевшие защитники замка ушли в Тартус.

Ещё больше укрепления замка страдали от рук местного населения, которое беззастенчиво использовало добытый из его руин камень для собственных построек. Если на аэрофотографии, сделанной в начале ХХ в. ясно видны ещё остатки стен и надвратных башен, то в настоящее время от них практически ничего не осталось. Только донжон, сложенный из массивных блоков, соединенных к тому же один с другим забитыми в камень железными штырями, как и прежде сопротивляется натиску времени.

Вход в башню находится с восточной стороны. Общая высота башни — 27 метров, размеры основания 30?18 метров, толщина стен — 3 метра. Внутри башня состоит из трех уровней. На первом этаже находится часовня св. Михаила. Её стены поднимаются на 17 метров в высоту и завершаются бочкообразным сводом. В восточной части зала находится полукруглая апсида и алтарь. Интересно, что наружная сторона башни плоская, ниша апсиды оказывается полностью утоплена в толще стен. Шесть узких окон, освещающих алтарь, больше походят на бойницы. Света, который проходит через них хватает лишь на то, чтобы ослабить царящий в зале сумрак. В центре зала находится отверстие цистерны, вырубленной в скале под самой башней.


Средневековая крепость Сафита

В юго-западном углу часовни устроена лестница, которая ведет на верхний этаж. Высота зала здесь почти в полтора раза ниже первого. Свод зала поддерживается тремя парами колонн, а само помещение оказывается разделено на неф и две пристройки. При тамплиерах здесь находился зал совета (palatium). Как и в других принадлежавших Ордену постройках, в зале отсутствуют какие-либо элементы архитектурного декора. Единственными его украшениями должны были быть развешанные по стенам оружие и доспехи. Лестница в западной части стены ведет отсюда на открытую верхнюю площадку башни. Парапет выполнен в виде зубцов с прорезанными в них бойницами для лучников. На верхней площадке башни постоянно несла службу стража. Отсюда глазам открывался панорамный вид на окружающую местность. Ночью посредством световых сигналов, а днем при помощи дыма обитатели замка могли связываться с соседними гарнизонами Крак де Шевалье и Арейхема.

Часовня в башне остается действующей и в настоящее время принадлежит Греческой православной церкви.
Источник

******* Госпитальеры восстановили крепость
и построили множество дополнительных помещений, превратив её в самый большой оплот крестоносцев в Святой земле. Вокруг крепости была выстроена стена толщиной от 3 до 30 метров с дозорными башнями, одну из которых занимал Великий Магистр госпитальеров. За кольцом внешней стены был двор, минуя который можно было попасть во внутренние помещения — зал, часовню (которую позже мусульмане превратили в мечеть) и хранилище длиной 120 метров. Другие складские помещения были спрятаны внутри скалы, на которой стояла крепость, благодаря чему Крак де Шевалье мог выдержать длительные осады. В конце XII — начале XIII вв. череда землетрясений повредила некоторые постройки, и крепость снова пришлось восстанавливать.

Крак де Шевалье был поистине неприступен. Его не раз осаждали, но всегда безуспешно. В 1188 году у стен крепости стояла армия самого Саладина. Во время той осады арабам удалось пленить кастеляна. Воины Саладина подвели его к стенам крепости и потребовали, чтобы он приказал гарнизону открыть ворота. Кастелян сначала отдал по-арабски приказ сдать крепость, но потом уже по-французски приказал сражаться до последнего человека.

Крак де Шевалье удалось взять только обманным путём, когда Бейбарс I, султан Сирии и Египта, направил в крепость фальшивое письмо, в котором граф Триполи якобы приказывал крепости сдаться. В результате 8 апреля 1271 года Крак де Шевалье пал.
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
К христианским святыням Сирии
« Ответ #29 : Воскресенье 18 Августа 2013 15:30:37 »

К христианским святыням Сирии

Автор: Бадарчин Опубликовано 26.03.2013 в рубрике Азия, Личный опыт

Немногие в курсе, что страдающая сегодня от военных действий Сирия — страна, богатая не только мусульманскими, но и христианскими достопримечательностями. Впрочем, достопримечательности только для редких сегодня туристов.



Для всех прочих Сирия — место древнейших христианских святынь, таких, как место обращения надменного фарисея Савла в двадцати с лишним километрах к юго-западу от Дамаска … место крещения — будущего апостола Павла и дом крестившего его Аанании, монастырь, где подвизался св. Симеон Столпник, пещера, в которой обитала св. Фекла или — на местном наречии — св.Такла…

Однако это только самые известные персоны их истории веры, к которым при ближайшем рассмотрении прибавляются еще десятки и сотни других, местночтимых, без которых, однако не было бы и самого христианства. Кстати, среди историков есть мнение, что и само слово «христианство» появилось именно здесь, на сирийской земле.

Упустить шанс побывать в этих местах, увидеть их своими глазами, прикоснуться к камням, которых касались христианские святые, подышать тем же воздухом, быть расплавленным тем же солнцем и пройти по той же выжженой степи, что и они — было никак нельзя. И вот она, Сирия…

Самым известным и популярным местом, своеобразным центром сирийского христианства считаются селения Сайедная и Маалюля, и их окрестности… Некоторые люди считают, что дата основания Саеднайи относится еще к ветхозаветным временам. По одной из местных легенд, еще сам Ной посадил первые виноградники в Саеднайе.

Итальянский монах Франческо Суриано, хорошо известный на Востоке, также заявлял, что Ной построил свой ковчег в долинах Барзех и Саеднайя. История поселения знает захоронения относящиеся к 187 году до н.э., когда Саеднайя, тогда еще под названием Данаба, была центром провинции. В первом веке нашей эры христианство достигло города, который, после того, как византийская монархия приняла христианскую веру, начал отсчитывать свой Золотой век (продолжительностью около 170 лет) как центр епископата.

Примерно в это время название Данаба изменено на Саеднайя, что означает «охота». Некоторые источники, правда, утверждают, что арамейское слова «Саеднайя» означает «Богоматерь».



«…и был ему глас девицы из туристского информационного бюро на ул. 29 мая: «Иди по улице Саруджа и придешь ты к площади Биляль, о путник. Спроси на площади Биляль, еще аль-Заблатани именуемой — «О люди, где ж тут автобусы к селению Саеднайя?» И услышат тебя люди, и если поймут, то ответят».
И встал он утром, и пошел он по улице Саруджа, и пришел на площади Биляль, и нашел там автобус к селению Саеднайя, и заплатил возничему 25 лир и поехал»….


Пути от Дамаска до Саеднайи оказалось всего ничего, минут 20-30 на маршрутке по окрестным горным ущельям. Маалюля расположена подальше, километрах в 50 км, притом, автобусы туда идут по шоссе на Халеб, не через Саеднайю (хотя имеется и асфальтовая дорога, связывающее эти два селения).

Автобус петляет по ущелью, затем начинает подниматься в гору, и наконец, останавливается возле широкой каменной лестницы. Местные водители давно изучили интерес иностранцев, и знают, где кого высаживать. Хватаем рюкзаки и шагаем вслед за несколькими местными жителями по лестнице вверх. Несколько десятков метров, и площадка с туристскими автобусами, над которыми поднимается песчаного цвета крепость самого известного местного монастыря — Богоматери Сайеднайской…

Местная легенда рассказывает, что когда византийский император Юстиниан I повел свое войско на персов, он прошел через Сирию и разбил лагерь в окрестностях этого места. Византийская армия сильно страдала от нехватки воды в этом районе. И тут Юстиниан из лагеря увидел лань, пробегавшую мимо, и бросился преследовать ее до вершины скалистого холма, где та упала, измученная погоней. Затем лань встала и подошла к источнику с кристально-чистой водой. Только Юстиниан приготовился убить свою добычу, как та внезапно обратилась в фигуру Пресвятой Богородицы, сияющую эфирным светом.

Она протянула руку, сказав: «Нет, ты не можешь меня убить, Юстиниан, но ты должен построить церковь для меня на этом самом холме». Богородица внушила Юстиниану образ церкви, которую ему следует построить. Этот образ, как говорят, была добросовестно претворен в сооружениях монастыря Богоматери в Саеднайе аж в 547 году.



Внутрь монастыря можно попасть как на лифте, скрытом внутри четырехугольной колокольни, или подняться по лестницам к узкому и невысокому входу. Его размерам есть свои резоны: во-первых, воспоминания о временах, когда окрестности были полны шалых людей, всегда готовых поживиться в монастырских закромах, во-вторых, всякий входящий внутрь волей-неволей совершает земной поклон. Следом за мной, через вход, кряхтя, протискиваются тетушки в солнечных очках и панамах, увешанные фотоаппаратурой — группа европейских туристов — и тут же стукаются затылком о низкий потолок…

В нескольких шагах от входа — двери церкви, из-за которых слышно пение — идет служба. Сдуру пытаемся вломиться внутрь с рюкзаком, но стоящие внутри монахини жестами показывают, что котомки лучше оставить снаружи. Ни малейшего намека на такое знакомое и ожидаемое «научились бы сначала вести себя в церкви, перед тем, как приходить»… Рюкзаки оседают на лавке снаружи…



Входим и сразу в глаза бросаются отличия: иконы, написанные в той же технике и канонах, что и в российском православии, но — с арабскими обозначениями… Богослужение ведется тоже на арабском, прихожане при этом сидят, и только в определенных местах поднимаются со скамеек или встают на колени. «Свечной киоск» не существует как факт: свечи лежат свободно на отдельном столике, можно оставить деньги в пожертвование и взять свечей, сколько потребуется, никто за этим не следит. Свечи не такие, как в России: из белой массы, непохожей на воск, короткие и раза в три толще привычных,

Монастырь удивительно либерален. По нему можно бродить абсолютно везде, за исключением, разве, келий насельниц, гулять по переходам и лестницам, отдыхать в тени маленького дворика — здесь весьма прохладно даже в жару. Можно забраться на самую крышу, на смотровую площадку, и затихнуть перед открывшейся панорамой окрестностей, с дымкой Дамаска на юге, и вершинами гор — уже ливанских, к западу. Сидеть на скамейке и глядеть на сухую и желтую пустыню, на песчаные здания селения, на зелень полей и деревьев, и отчаянно синее небо с пылающей пуговицей Солнца, укрывающее всю эту благодать. А рюкзаки ваши все это время стоят там, где вы их бросили, никто к ним и не подумает притронуться — для Сирии это норма, умноженная на два за счет монастырских стен… Если ваше сидение в монастыре затянется, или просто появится желание побыть тут подольше, вам отведут отдельную келью, невзирая на ваш пол…

Обычно паломники, помимо богослужений, стремятся к монастырю Богоматери Сайеднайской, чтобы поклониться чтимой иконе Пресвятой Богородицы, по преданию, написаной евангелистом Лукой, или по одной из версий, списку с такой иконы. Хранится она в небольшой комнате, освещенной только свечами и множеством лампад. Перед тем, как войти, по местной традиции принято разуться… Икона находится в нише восточной стены, покрытой серебряной сеткой. Называется она по своему арамейскому имени «Шахура» или «Шагура», означающему «известная, прославленная».

Над нишей с иконой — множество серебряных и золотых монет, цепочек и крестов, пожертвованных разными паломниками в надежде на исцеление или в благодарность за него: в поклонение к иконе особо стремятся бездетные пары, причем, не только христиане, но и мусульмане. Рядом с ними — вырезанные из тонкого металла… руки, ноги, какие то непонятные фигуры, в которых с трудом можно опознать части человеческого тела: их тоже оставляют тут в надежде на исцеление или, наоборот, в знак состоявшегося чуда…

Возле иконы постоянно находится монахиня, она не только присматривает за иконой и за порядком в комнате, но и готовит для паломников пакетики с ватой, пропитанной маслом от иконы, смешанным с миром от иконы, поджигает свечи от горящей перед ней лампады и тут же гасит… свечи и масло от чудотворной иконы расходятся не только по всей Сирии, но и по всему миру. Денег за это не просят, любой паломник получит и масло, и свечи бесплатно. Кто может, оставляет пожертвования, и заметно, что поток сирийских фунтов в монастырскую казну не слабеет.

Есть в храме и другие почитаемые иконы, утверждают, что некоторые из них написаны в V-VII веках… Монастырские летописи сообщают множество историй о чудесах, произошедших в монастыре, в том числе, и об исцелениях множества больных паломников благодаря иконе Пресвятой Богородицы.

Из монастырского буклета о Саеднайе:
(вольный перевод)


    «Саедная — уникальный город, туристский и исторический объект, привлекающий гостей из всех стран мира благодаря своим известным историческим реликвиям и великолепному природному ландшафту. Саеднайский монастырь находится к северу от Дамаска на горном хребте Каламун, ранее известном как «гора Санир», высотой около 1500 метров над уровнем моря, с видом на обширную равнину. Зима в Саеднайе холодная, с частыми снегопадами, лето умеренное.

    Реликвии, обнаруженные в городе и его окрестностях, знакомят гостей с увлекательным отблеском прошлых цивилизаций. Инструменты каменного века найдены в гроте Курнет Джирра. Тут можно увидеть много других пещер и гротов, наибольший интерес для посетителей представляют те, что находятся на холме монастыря, а также пещеры Мар Саба, Сент-Джордж, Херувимы грот, Сент-Томас, Умм-Аль Бзайзат, и Курнет Джирра. Арамейские реликвии: археологические находки и научные документы говорят исследователям, что Саеднайя раньше называлась «Данаба», и что тут были арамейские, греческие и арабские поселения. Диалект современных жителей Саеднайи до сих пор хранит следы арамейского языка, и некоторые географические названия сохранили свое арамейское происхождение. Например, Хусбнайя, Шаматба, Ноуйя и Рбата. Некоторые арамейские древности можно увидеть и сейчас, например, такие как «Рас аль Амууд» («верхняя часть колонны»), саркофаги, храм бога Данаба, в святини Мар-Саба, пещеру Святого Иоанна и множество различных гротов.

    Греческие реликвии:Язычники-греки оккупировали город к концу 4-го века до н.э., и поселились там почти на четыре столетия. Греческое влияние на цивилизацию Сайданайский монастырь, дух, культура и язык были сохранены даже после падения греческого правления и роста римского владычества в регионе. Древности, оставленные греками в странах, которые они занимали, не уничтожило ни время, ни разрушения. Греческие завоеватели не изменили название Саеднайи. Вдали от разрушений, они восстановили части города уничтоженные во времена персидского владычества, а также восстановили храм Данаба, чтобы сделать его своим собственным Храмом Солнца. Под храмом греки выкопали в скале пещеру, которая теперь называется пещера идолов, где они устроили кладбище для священников храма, подобно христианской практике хоронить священников возле и под церквями. Пещера Идолов содержит в общей сложности 26 могил, высечена в скалистой плите и оформлена изображениями идолов и гравюрами. Каждая гробница покрыта каменной плитой установленной на уровне земли, так что вся гробница находится на едином уровне. Статуи и гравюры выше двери пещеры отмечают это место и указывают на храм, который был возведен на вершине пещеры.

    8 сентября, в Рождество Богородицы гости со всего мира совершают паломничество в Сайеднайский монастырь Божьей Матери.  Неподалеку от него находится монастырь святого Томаса, один из самых больших и красиво расположеных остатков римского монастыря на севере Сайеднайи, на расстоянии около 2 км. Для того чтобы попасть в монастырь, нужно подняться по труднодоступному горному рельефу, но сделавший это будет щедро вознагражден захватывающим видом с места монастыря, где можно увидеть старое кладбище и несколько монашеских землянок-пещер. Сохранились некоторые из внешних стен, в дополнение к лестнице вырезанной в скале. На стенах церкви видны изображения и греческие надписи. Широкие пещеры, выкопанные в твердой породе, с колоннами, выходами и платформами, как полагают, были предназначены для погребения. Они около 18 метров в длину и 6 метров, с потолком высотой почти 3 метра. Эти пещеры когда то принадлежали совету старших монахов, содержащих их книжные шкафы и ковры, и поэтому называются «Пещера Конгрегации». Другая пещера рядом называется «Пещера пресса» потому, что в ней когда то выжимали виноградный сок.

    Кроме них в Саеднайе: церковь Айя Софии, одна из старейших и самых известных церквей во всей Сирии. У церкви было много имен, среди которых «Церкви множества» или «Церковь всех святых», как об этом упоминает английский священник Анри Маундрелл, побывавший тут в 1697 году; о том свидетельствуют изображения на алтаре пророка Элиаса в «церкви Множества». Историк / поэт Исса Хазар, который был тут раньше Маундрелла на несколько сотен лет, заявил, что его название было «София». Примерно 125 лет спустя, Барский и британский писатель-путешественник Ричард Покок поддерживает заявление Хазара. Самое популярное имя Церкви — и то, которое остается до сегодняшнего дня — это Айя Софии. Церковь в Сайеднае названа в честь св. Софии, христианской мученицы.

    Церковь Св. Петра, один из сохранившихся римских остатков Саеднайи, напоминает укрепленную башню или квадратную крепость. Эта церковь была ранее названа в честь святых Петра и Павла, и называлась как «Спиральная Церковь», поскольку ее внутренняя лестница построена в виде спирали, ведущей на крышу. Здание является одним из старейших храмов в Сайеднае, сохранившихся с языческих времен. Дверь была первоначально высокой и широкой. Когда здание было превращено в церковь, большая часть дверного проема была заблокирована большой каменной плитой, в которой была вырезана небольшая дверь. Обычай делать в Церкви небольшие и низкие двери пришла во времена, когда захватчики один за другим прошли через этот регион. Для предотвращения въезда в церковь верхом на лошади, ранние христиане использовали простую хитрость: минимальный размер двери.

    Святыня Мар-Саба, по мнению некоторых историков, первоначально языческий храм. Часовня святого Иоанна, в 0,5 км к западу от монастыря Божией Матери. Документы показывают, что это старейшая часовня в Сайеднайе, была построена на развалинах языческого храма во времена правления императора Юстиниана 1. Монастырь Св.Георгия, содержит изображение Георгия, убивающего дракона.

    Хотя св. Георгий был христианским мучеником, он также почитаем мусульманами, которые называют его «Ходр». Специальные торжества в честь святого Георгия происходят в каждый День мучеников, 6 мая, когда жители Сайеднайи идут помолиться в часовне Св. Георгия, а затем возвращаются в праздничном шествии-карнавале, в котором всадник, представляющий Святого Георгия, угрожает дракону.

    Монастырь Херувимов. «Херувимы», то есть ангелы, это слово, полученных от арамейского. Монастырь находится на самой вершине восточного хребта Каламун, на высоте 2000 метров над уровнем моря, в 7 км извилистым горным дорогам от Сайеднайи. Монастырь Херувимов был основан в 3 веке в результате преследований язычниками христиан, и был разрушен в 16-м веке, но впоследствии восстановлен игуменьей Сайеднайского монастыря Богоматери Екатериной Абу Хайдера. Шихаб ад-Дин аль-Омари, в своей книге о достопримечательностях Билад-Аль-Чайн, описывает чудесный вид из Монастыря Херувимов в направлении долины Бекаа, на одной стороне и плодородных Гоута со стороны Дамаска на другой.

Продолжение ниже
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика