Автор Тема: ИРАН  (Прочитано 21999 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Tortilla

  • Гость
Тегеран возобновляет Движение
« Ответ #120 : Вторник 28 Августа 2012 14:07:07 »

Тегеран возобновляет Движение


Иран заново переписал план Аннана по сирийскому урегулированию

28.08.2012, 00:30 "Российская газета" - Федеральный выпуск №5869 (196)
Текст: Виктор Фещенко


В Тегеране стартовал саммит Движения неприсоединения. В него входят 120 стран, объединенных принципом неучастия в военных блоках.

Движение было организовано в разгар холодной войны, однако после распада СССР потеряло свою значимость. Нынешний саммит преследует две основные задачи. Для страны-организатора это способ разрушить миф о политической и дипломатической изоляции Ирана. Местные СМИ уже активно муссируют мысль, что саммит "продемонстрирует силу против глобальной надменности" и станет "мощной плотиной на пути политики США". Для самого движения это попытка восстановить авторитет организации. По крайней мере, главные темы, которые внесены в повестку дня, не оставляют сомнений: движение хочет участвовать в урегулировании глобальных мировых проблем. Вопрос лишь в том, сможет ли оно предложить какие-то неординарные меры для их решения.

Главная интрига саммита сохранится до его окончания, намеченного на пятницу. Ближе к этому дню в Тегеран приедут все 50 глав государств, подтвердивших свое участие. На их суд Иран намеревается представить свой план мирного урегулирования сирийского конфликта. Пока что в детали этого проекта посвятили только руководство Арабской Республики во главе с Башаром Асадом. Специально для этого в Дамаск прибыла делегация из Тегерана под руководством председателя комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского меджлиса Алаэддина Боруджерди. Вероятно, план предполагает диалог между правительством и оппозицией. По крайней мере, после переговоров с представителями Исламской Республики глава сирийской дипломатии Валид Муаллем обозначил два условия, на основе которых власти Сирии готовы вступить в переговоры с повстанцами: "Они должны прекратить вооруженную борьбу и открыто выступить против внешнего вмешательства. Переговорный процесс может стартовать только после того, как вся Сирия будет очищена от террористических банд". Ранее спецпосланник ООН и ЛАГ Кофи Аннан также предлагал сирийским властям и оппозиции усесться за стол переговоров, однако до сих пор эта затея так и не была реализована. Чем иранский план сирийского урегулирования отличается от плана Аннана, пока непонятно.

Интересно, что перед саммитом свой проект разрешения сирийского конфликта представил и недавно избранный президент Египта Мухаммед Мурси. Он предложил Турции, Ирану и Саудовской Аравии, естественно, при активном участии Египта, сформировать контактную группу по Сирии. Он пообещал сделать все, чтобы работа группы оказалась успешной, однако так же воздержался от оглашения конкретных предложений.

Президент Сирии Башар Асад, кстати, тоже получил приглашение на саммит, но приедет ли он, пока неизвестно. А вот египетский президент точно посетит Тегеран. И это довольно большая неожиданность. Отношения между двумя странами были разорваны в 1979 году после исламской революции в Иране из-за того, что Египет предоставил политическое убежище свергнутому шаху Мохаммеду Резе Пехлеви. Теперь эксперты говорят о потеплении отношений между Тегераном и Каиром, однако вчера представитель Мурси Насер Али опроверг предположения о скором восстановлении дипломатических отношений. Он подчеркнул, что визит Мурси в Иран продлится всего несколько часов, в течение которых не запланировано никаких двусторонних переговоров.

Еще одним довольно неожиданным участником саммита станет генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Он принял решение о приезде, несмотря на настоятельные рекомендации США бойкотировать саммит из-за "отсутствия уступок Ирана на переговорах с "шестеркой" международных посредников по его ядерной программе" и "оскорблений и угроз в адрес Израиля". В ответ на это представитель Пан Ги Муна Мартин Несирки пообещал, что генсек "воспользуется возможностью выразить опасения и ожидания международного сообщества, к которым относятся иранская ядерная программа, проблема терроризма, ситуация с правами человека". Да и где еще генсек, ранее занимавший пост министра иностранных дел Южной Кореи, мог бы встретиться с председателем президиума верховного народного собрания КНДР Ким Ен Намом для обсуждения "вопроса мира на Корейском полуострове и взаимоотношений Южной и Северной Корей"?

Израиль также просил Пан Ги Муна не участвовать в саммите, за что получил гневную отповедь уже на церемонии открытия. Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи назвал Израиль "основной причиной конфликтов в регионе" и призвал Тель-Авив "прекратить оккупацию палестинских территорий". Кроме того, он высказался за "коренную реформу ООН для соответствия современным мировым событиям". По мнению Салехи, ее итогом должно стать создание "более демократичного Совета безопасности". Нынешний порядок, по мнению Тегерана, характеризуется несправедливостью, дискриминацией, вооруженными столкновениями, чрезмерным использованием силы и иностранной оккупацией.

Напоследок Салехи сам поднял волнующую всех тему иранской ядерной программы. В очередной раз заявив о праве всех государств развивать атомную энергетику в мирных целях, он подтвердил ранее провозглашенную Движением неприсоединения цель полностью избавиться от ядерного арсенала к 2025 году. По мнению Салехи, этого реально достичь, только если "действовать очень решительно".

Справка "РГ"

Движение неприсоединения было учреждено на Белградской конференции в сентябре 1961 года. В его состав первоначально вошли 25 государств, сейчас в рядах этой международной организации насчитывается порядка 120 стран. Основным принципом ДН является неучастие в военных блоках, в частности в НАТО. Входящие в Движение страны составляют порядка двух третей от числа членов ООН. В них проживает около 55 процентов всего населения земного шара. Последний саммит ДН прошел в египетском Шарм-эш-Шейхе в 2009 году.


http://www.rg.ru/2012/08/27/sammit-poln.html

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #121 : Пятница 9 Ноября 2012 16:11:25 »
Иран и Армения начали строительство гидроэлектростанции



ИРНА – В пятницу (9 ноября) Иран и Армения открыли строительство в приграничном городе совместной ГЭС.

Армянский президент Серж Саркисян и министр энергетики ИРИ Маджид Намджу заложили символический первый камень на строительстве электростанции на реке Аракс.
Данная ГЭС, мощностью в 130 мегаватт и расходами на 323 млн. долл., будет построена в течение пяти лет. Первые 15 лет эксплуатации будет производить энергию для Ирана, а затем будет передана в пользование Армении.

Источник
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #122 : Четверг 9 Мая 2013 00:14:23 »
Перевод ИноСМИ

Кем являются шесть претендентов на пост президента?
("Javan ", Иран)


Скорее всего уже в мае определится точный список кандидатов, допущенных к участию в выборах президента Ирана, и многие из тех, кто раньше заявлял о готовности выставить собственную кандидатуру, получат отказ.  Очевидно, из примерно 20-ти кандидатов до выборов дойдут только шесть. Чрезвычайно высока вероятность того, что из двух коалиций претендентов на пост президента Ирана в последний тур выборов выйдут двое. Председатель Совета по целесообразности Ирана Мохсен Резаи и бывший министр здравоохранения Камран Багери-Ланкарани заявили, что не возьмут самоотвод в пользу кого-то из кандидатов. Наиболее вероятен сценарий, по которому, с  учетом всех возможных претендентов, на предстоящих президентских выборах в Иране борьба за голоса избирателей развернется между пятью или шестью участниками.

Почти все кандидаты от реформаторов заявили, что они снимут свою кандидатуру с голосования, если на выборах будут баллотироваться такие крупные политические фигуры, как Али Акбар Хашеми-Рафсанджани или Мохаммад Хатами, занимавшие пост президента соответственно в 1989-1997 и 1997-2005 годах. В частности, генеральный секретарь партии «Демократия» («Мардомсалари») Мустафа Кавакбайан, выдвижения кандидатуры которого, по его собственным словам, требовали 500 человек, заявил, что откажется баллотироваться и поддержит Хатами, если тот решит участвовать в выборах. Бывший министр торговли Мохаммад Шариатмадари в общении с журналистами на недавней церемонии прощания с видным шиитским богословом аятоллой Резвани подтвердил готовность снять свою кандидатуру с выборов в случае участия Хатами или Хашеми-Рафсанджани. Вместе с тем, Шариатмадари подчеркнул, что на сегодняшний момент нет подтвержденной информации об их согласии выдвинуть свои кандидатуры.

Вероятнее всего в случае выдвижения Хашеми-Рафсанджани возьмет самоотвод и его ставленник Хасан Рухани, который не так давно заявил о свое желании участвовать в президентской гонке и уже сформировал свой предвыборный штаб из приближенных экс-президента и министров возглавляемого им правительства. Ранее депутат парламента Теймур Али Асгари отмечал, что Рухани откажется от участия в выборах в том случае, если свои кандидатуры выдвинут четыре человека, обладающие духовным саном, а именно: Хашеми-Рафсанджани, Хатами, бывший спикер парламента Али Акбар Натег-Нури и Хасан Хомейни, внук основателя Исламской республики. Однако пока никто из них не заявил о своем желании участвовать в выборах. О готовности снять свою кандидатуру с предстоящих выборов заявил и Мохаммад Реза Ареф, занимавший при Хатами пост вице-президента. В беседе с прессой он отметил, что испытывает к Хатами и Хашеми-Рафсанджани сыновьи чувства, поэтому при их желании баллотироваться сразу же откажется от борьбы за президентское кресло.


Коалиция Прогресса и Коалиция Пятерых


В целом на политической арене Ирана вырисовываются две коалиции. Одна из них, так называемая Коалиция Прогресса, состоит из мэра Тегерана Мохаммада Багера Галибафа, верховного советника Духовного лидера и по совместительству президента Академии персидского языка и литературы Голам Али Хедад-Аделя, а также советника Духовного лидера по международным вопросам Али Акбара Велаяти. Несмотря на то, что председатель Коалиции Прогресса Хасан Мозаффар объявил о выдвижении кандидатур всех трех, в конечном итоге двум из них придется отказаться от президентской борьбы в пользу третьего.


Во вторую коалицию входят пять кандидатов: первый вице-спикер парламента Мохаммад Хасан Абутараби-Фард, глава Генеральной инспекции Мустафа Пурмохаммади, бывший министр иностранных дел Манучехр Моттаки, директор Торгово-промышленной палаты Яхья Аль-Эсхаг и председатель Исламского общества инженеров и по совместительству вице-спикер парламента Мохаммад Реза Бахонар. Есть основания полагать, что некоторые участники этой коалиции откажутся от участия в выборах в случае выдвижения кандидатуры нынешнего спикера парламента Али Лариджани, хотя Абутараби-Фард и заявил, что на данный момент вся коалиция не намерена этого сделать. Скорее всего на этот шаг могут пойти два вице-спикера парламента Абутараби-Фард и Бахонар. Также высока вероятность того, что кто-то один выйдет из состава данной коалиции, а оставшиеся четыре кандидата объявят о своей поддержке другого претендента. Абутараби-Фард заявил, что Коалиция Пятерых должна до начала официальной регистрации выдвинуть одного кандидата, которого больше всего поддерживает общественное мнение. По словам первого вице-спикера, если таким человеком будет он сам, то он не снимет свою кандидатуру в пользу другого, а если нет, тогда он откажется от участия в выборах и будет поддерживать единого кандидата данной коалиции.

Относительно своего самоустранения от участия в выборах или возможности присоединения к другому кандидату Моттаки заявил, что вопрос о коалиции с представителями близких по духу политических движений и прогрессивными силами общества чрезвычайно актуален, но важно и то, какими принципами будет руководствоваться эта коалиция. Поэтому, по мнению бывшего главы иранского МИДа, несмотря на его убежденность в целесообразности выдвижения единого кандидата, при создании коалиции следует учитывать некоторые реалии и немного подождать, чтобы узнать точнее, какое в обществе сложилось представление о том или ином претенденте на президентское кресло.

Абутараби-Фард относится к тем кандидатурам, которые, скорее всего, не примут участия в выборах. Первый вице-спикер отметил, что он будет продолжать политическую борьбу для создания диалога революционных сил нынешнего правительства и увеличения потенциала национального единства и исламской солидарности, но если он поймет, что его присутствие мешает реализации этих целей, то оставит свои усилия.


Пурмохаммади, другой член Коалиции Пятерых, отвечая на вопрос о своем возможном отстранении от выборов в случае выдвижения кандидатуры Хашеми-Рафсанджани, заявил: «Зачем мне отстраняться? Баллотироваться могут все. Кроме того, я выполняю свою обязанность. Хашеми-Рафсанджание несколько раз уже говорил, что не намерен участвовать в выборах, и я не рассчитываю на его участие. Однако, если он все же решит выставить свою кандидатуру, это никак не повлияет на мое решение баллотироваться». Ранее делались предположения, что Пурмохаммади откажется от участия в выборах в пользу Абутараби-Фарда, однако сам глава Генеральной инспекции опроверг эту версию.


Что касается Бохонара, то ранее он лично объявлял о своем самоотводе в случае выдвижения кандидатуры Лариджани, однако после этого он отклонил факт объединения Коалиции Пятерых вокруг фигуры спикера парламента и заявил: «Если Лариджани желает участвовать в выборах, он должен зарегистрироваться, но никто не собираться ради него снимать собственную кандидатуру».

Аль-Эсхаг, в свою очередь, также заявил о своей готовности отстраниться от участия в выборах, если Коалиция изберет одного самого достойного кандидата.

Они не снимут свою кандидатуру в пользу другого

Кандидат от «Фронта стойкости Исламской революции» Багери-Ланкарани еще раньше заявлял, что не намерен соперничать на предстоящих выборах с секретарем Высшего совета национальной безопасности Саидом Джалили и бывшим министром энергетики Парвизом Фетахом. Несмотря на это, представитель Фронта Мирхоссейн Газизаде подчеркнул, что даже в случае выдвижения кандидатуры Саида Джалили Багери-Ланкарани останется их главным кандидатом на выборах.

После ряда встреч генерального секретаря общества «Ищущие путь Исламской революции» («Рахпуйан») Алирезы Закани с Саидом Джалили, другое общество под названием «Жертвы Исламской революции» («Исаргяран») поддержало кандидатуру секретаря Высшего совета национальной безопасности. В связи с этим велика вероятность того, что сам Закани откажется баллотироваться и поддержит Джалили.

Такие независимые кандидаты, как Мохсен Резаи, бывший министр жилищного строительства Мохаммад Саидикия, депутат и университетский профессор Хасан Собхани, заявили, что не снимут свои кандидатуры в пользу кого бы то ни было.

На вопрос о готовности отказаться от участия в выборах в случае решения баллотироваться Хашеми-Рафсанджани председатель Совета по целесообразности ответил, что в прошлом он уже много раз отказывался от выдвижения собственной кандидатуры в пользу разных политических деятелей, а сейчас настало время, чтобы другие отказывались от этого ради него самого.

Перевод Тарасовой Светланы.

http://inosmi.ru/world/20130508/208808203.html#ixzz2SjYrTeQA

«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн piwasikas

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8161
  • ☭ girmek yasaktir! ☭
Re: ИРАН
« Ответ #123 : Понедельник 13 Мая 2013 17:16:50 »
фоторепортаж татьяныча про иран
http://tema.ru/travel/iran-1/
http://tema.ru/travel/iran-2/

NO GODS, NO MASTERS
AGAINST ALL AUTHORITIES

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #124 : Понедельник 13 Мая 2013 17:24:58 »
фоторепортаж татьяныча про иран
http://tema.ru/travel/iran-1/
http://tema.ru/travel/iran-2/


Насчёт лицемерия это он точно подметил - не в бровь, а в глаз!!  Кстати, персы - это не арабы! Во всяком случае себя они таковыми не считают. И сам Хаменеи, кстати, не перс по происхождению  ;)
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #125 : Понедельник 13 Мая 2013 17:43:20 »


На вопрос о готовности отказаться от участия в выборах в случае решения баллотироваться Хашеми-Рафсанджани председатель Совета по целесообразности ответил, что в прошлом он уже много раз отказывался от выдвижения собственной кандидатуры в пользу разных политических деятелей, а сейчас настало время, чтобы другие отказывались от этого ради него самого.




Вот, кстати, штрихи к портрету Рафсанджани. Интересная личность!



Али ХАШЕМИ-РАФСАНДЖАНИ
Ali Hashemi-Rafsandjani


Год рождения: 1934
Гражданство: Иран


С КОРАНОМ В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

Несмотря на скромный религиозный ранг (ходжатольэслам), Рафсанджани долгое время (прежде чем стать президентом) был в глазах многих иранцев некоронованным королем. Второй человек в государстве после Хомейни, он обладал реальной политической властью с середины 80-х годов. Этот человек вызывал (и продолжает вызывать) противоречивые чувства.



Летом 1997 года Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, отслужив два срока президентом Исламской республики Иран, покинул этот пост. Тем самым, он продемонстрировал свою приверженность конституции, в соответствие с которой глава государства может занимать президентское кресло не больше двух раз.

Сегодня Рафсанджани возглавляет так называемый Совет целесообразности - государственный орган, дающий рекомендации нынешнему правительству Ирана по самому широкому кругу вопросов. Но бывший президент по-прежнему остается, как отмечают многие наблюдатели, "самым сильным и популярным иранским руководителем после аятоллы Хомейни, фигурой, заметно влияющей на политику этого государства".

Несмотря на скромный религиозный ранг (ходжатольэслам), Рафсанджани долгое время (прежде чем стать президентом) был в глазах многих иранцев некоронованным королем. Второй человек в государстве после Хомейни, он обладал реальной политической властью с середины 80-х годов. Этот человек вызывал (и продолжает вызывать) противоречивые чувства.

МАЛЬЧИК ИЗ НУГИ

Али Акбар Хашеми Бахремани Рафсанджани родился в 1934 году в Нуге 9округ Рафсанджан), в "глухой деревне", по его собственному выражению, в провинции Керман, расположенной на юго-востоке Ирана, где растут фисташковые деревья.

Его отец - Мирза Али - состоятельный мулла, был крупнейшим в стране владельцем фисташковых плантаций. От этого человека Али Акбар унаследовал два призвания - религиозное и коммерческое, которые он в дальнейшем использовал с одинаковым успехом.

Всего в семье было девять детей. Один брат погиб в автомобильной катастрофе. Другие же после революции 1979 года заняли видное положение. Рассказывают (скорее всего, это шутка), когда мать Али Акбара на пути в Мекку впервые увидела цветной телевизор, она была так восхищена, что молила Аллаха сделать ее младшего сына Мохаммеда начальником цветного телевизора. Сообразив, что не подумала о старшем, Али Акбаре, она тут же добавила, что, надеется, он станет шахом. Она почти не ошиблась: младший стал главой службы информации иранского телевидения и радио, а старший - президентом. Почти шахом...

В шесть лет Али Акбар поступил в школу. В 1948 году покинул родительский дом и отправился в священный для мусульман-шиитов город Кум, где расположено знаменитое медресе Файзие, издревле готовившее кадры священнослужителей самого радикального толка.

Зачем наследнику весомого состояния понадобился сан богослова? Уже в зрелом возрасте он признался, что выбрал религиозную карьеру с целью использовать ислам для "большой политической игры".

В Куме можно было свободно выбирать религиозного наставника по своему вкусу. Рафсанджани остановился на Рухолле Мусави Хомейни, хотя в то время будущий аятолла, а позднее - имам особого авторитета еще не имел. Его занятия он посещал с огромным усердием. С тех пор религиозная, а затем и политическая карьера Рафсанджани была неразрывно связана с Хомейни. Там же он познакомился со многими людьми, игравшими ведущую роль в революционном движении, включая аятоллу Хусейна Али Монтазери, который позднее был официально назначен наследником Хомейни.

В начале 50-х Рафсанджани впервые вступает в противоборство с шахским режимом. В те годы он стал рьяным сторонником правительства доктора Мосаддыка, проводившего политику укрепления национальной независимости страны. Когда законное иранское правительство было свергнуто, все, кто поддерживал Мосаддыка, оказались в "черных списках" шахских властей.

Десять лет спустя режим шаха Мохаммеда Реза Пехлеви в обстановке ухудшающегося экономического положения в стране и нарастания политического кризиса пошел на проведение социально-экономических реформ, названных "белой революцией". Некоторые из них подрывали всевластие мусульманских богословов. Духовный пастырь Али Акбара аятолла Хомейни поднял в Куме бунт, который был подавлен. Его организаторов выслали из страны, а учеников аятоллы, включая Рафсанджани, бросили в тюрьму.

Начиная с этого времени, его арестовывали еще четыре раза, подвергали пыткам, унижениям и издевательствам. Он перенес все и остался верен своему учителю. В мрачные дни подполья он проявил несравненные организаторские способности. Хороший сборщик денежных взносов, прекрасный оратор, Равсанджани поддерживал контакт с народом и одновременно пользовался симпатией "представителей базара".

В промежутках между арестами он основал свое издательство, которое выпускало книги по исламу и истории Ирана. Впрочем, он и сам написал несколько книг, в том числе по палестинской проблеме - запрещенной теме при шахском режиме, поддерживавшем тесные связи с Израилем. Любитель стихов великого Саади, поклонник жившего в прошлом веке либерального реформатора-модерниста Амира Кабира, Рафсанджани в 1967 году посвятил последнему хвалебную биографию. В ней он восхищался человеком, который поддерживал западные методы модернизации государства, включая индустриализацию.

Эта идея, однажды появившись, уже не оставляла его. Позднее, во время выборов, в своем манифесте он подчеркнул важность образования, воспитания, науки и техники для развития страны.

- Только наука и техника на уровне космической может решить наши проблемы! - говорил он. - Народу не следует думать, что все это роскошь далекого будущего. Нет, нам нужно со всей определенностью видеть, что это приносит пользу уже сегодня.

За несколько лет до революции он посетил Европу и США. В пути сделал остановку, чтобы встретиться с палестинским лидером Ясиром Арафатом. Когда об этом стало известно иранским властям, его опять отправили в тюрьму. Там он пробыл до амнистии, пожалованной правительством Бахтияра как раз перед революцией.

Среди определенной части иранских политологов существует мнение, что Рафсанджани не блещет богословской ученостью и слабо знает арабский язык. По их мнению, это объясняется, прежде всего, тем, что в Куме он не столько учился богословию, сколько занимался бизнесом, ибо в нем еще с отрочества начала пульсировать коммерческая жилка. Равно как и политическая...

Во всяком случае, он сумел проявить себя как опытный и ловкий политик. "Он гибкий, как бамбук, и изворотливый, как кошка", - говорили о нем в Тегеране. То он блокировался с левыми исламскими группировками, то неожиданно переходил к правым. Впрочем, почему неожиданно? Рафсанджани тонко улавливал тенденции политической жизни Ирана конца 70-х годов. Он прекрасно понимал, что в силу специфических иранских условий руководство политической борьбой народных масс против деспотического шахского режима непременно окажется в руках мусульманского духовенства во главе с аятоллой Хомейни. И не ошибся...

ПРАВАЯ РУКА ХОМЕЙНИ

Вооруженное восстание в Тегеране в феврале 1979 года свергло шахский режим. На гребне революционного движения в Иран из ссылки вернулся Хомейни и обосновался в Куме. Аятолла много и часто выступал. А за его спиной всегда можно было увидеть безбородого муллу в белом тюрбане, сдвинутом, когда на ухо, когда на затылок. Это был Хашеми-Рафсанджани. Некоторое время спустя заговорили о его жестокости в расправе с противниками, особенно с левыми и коммунистами.

Пока же он оставался в тени. Впрочем, недолго...

Сразу же после 1 апреля 1979 года, когда, в соответствие с результатами референдума, Иран был официально провозглашен Исламской Республикой, Рафсанджани получил несколько ответственных постов. В частности, министра внутренних дел. Этот пост давал ему возможность изучать любые досье секретной службы САВАК и соответственно использовать это в политической игре.

Следует подчеркнуть, что его особенностью является чрезвычайная жизнеспособность, как физическая, так и политическая. Он - везунчик... Так, в 1979 году он едва не погиб в результате террористического акта, подготовленного группировкой "Форган". Потом было еще много взрывов, но Рафсанджани всегда при этом отсутствовал. Например, в июне 1981 года он покинул штаб-квартиру Исламской республиканской партии за несколько минут до того, как взрыв бомбы уничтожил более 70 руководящих партийных работников. Тогда же был серьезно ранен иранский президент Али Хосейни-Хаменеи. Последняя попытка покушения на жизнь Рафсанджани была предпринята 2 марта 1994 года у мавзолея имама Хомейни. Рассказывают, что он сам обезвредил нападавшего, применив прием каратэ. Этот эпизод еще больше укрепил его популярность.

После ранения Хаменеи Рафсанджани занял его место руководителя пятничных "намазов" в Тегеране, завладев таким образом общенациональной трибуной. Дело в том, что человек, получивший эту должность, приобретал огромное политическое влияние, поскольку его проповеди на многотысячных (а порой миллионных) "намазах", проводимых обычно в Тегеранском университете, обязательно публиковались всеми иранскими газетами, транслировались по радио и телевидению. Именно благодаря этой высокой трибуне Рафсанджани приобрел авторитет, сделавший его самым популярным политическим деятелем в стране после аятоллы Хомейни.

За его проповедями (нередко импровизированными, которые он произносил на обиходном, даже грубом, персидском языке), не лишенными порой юмора, с огромным вниманием следили не только верующие, но также и зарубежные дипломаты, работавшие в Иране. Ведь еженедельные пятничные речи шейха Хашеми-Рафсанджани всегда содержали важную политическую информацию.

Мне довелось видеть его на трибуне. Маленького роста, болезненный, серый цвет лица. Одет небрежно. Но, когда он заговорил, я понял, что это блестящий оратор, умеющий увлечь толпу и держать ее в постоянном напряжении.

В 1980 году Рафсанджани занял кресло председателя меджлиса (парламента). Это был пост, которому никто не придавал особого значения, и никто из видных политических деятелей Ирана не стремился его занять. А зря! Новый председатель парламента доказал, что власть в стране определяют не должности, а личности. Он превратил меджлис в центр власти, хотя и второй по значению после небольшой группы мулл из ближайшего окружения Хомейни. Дело в том, что при формировании кабинета министров и назначении главы правительства решающее слово оставалось за парламентом, а точнее - за его председателем.

На выборах в меджлис 3-го созыва, проходивших в мае 1988 года, Рафсанджани ввел в парламент значительное число преданных ему людей, чем еще больше укрепил свои позиции в стране. Его родные братья - Махмуд, бывший посол, стал директором департамента Ближнего Востока министерства иностранных дел, а Мохаммед, получивший депутатский мандат, стал директором Управления телевидения и радиовещения. Двоюродный брат - Хусейн Хашеми после избрания в парламент возглавил Ассоциацию производителей и экспортеров сухофруктов. Еще один родственник, являясь депутатом, занимал солидный пост в министерстве внутренних дел.

Должность председателя меджлиса Рафсанджани умело сочетал с обязанностями члена Наблюдательного совета, который осуществлял связь между аятоллой Хомейни и парламентом, а также за тем, чтобы принимаемые законы соответствовали положениям ислама и новой конституции страны. Когда началась война с Ираном Рафсанджани - ярый сторонник военных действий - был назначен личным представителем Хомейни в Высшем совете обороны, а позднее занял пост главнокомандующего вооруженными силами.

УМЕРЕННЫЙ ПРАГМАТИК

Еще задолго до смерти Хомейни многие иранцы считали, что именно Рафсанджани является главным претендентом на власть после имама. Официальный преемник аятолла Монтазери не обладал той реальной властью, которую сосредоточил в своих руках председатель меджлиса. Иранцы были убеждены, что Монтазери достанется роль религиозного лидера, а Рафсанджани - политического главы государства.

В феврале 1988 года он стал инициатором создания "Совета по анализу практической целесообразности". В него вошли президент Ирана Али Хосейни-Хаменеи, председатель Верховного суда Ардебели, сын Хомейни - Ахмад, а также ряд теологов и правительственных чиновников, занимавших умеренные позиции и являвшихся в основном сторонниками Рафсанджани. Новая организация взяла на себя роль высшего "советника" по делам национальной безопасности.

В то время Рафсанджани активно стремился заручиться поддержкой корпуса "Стражей исламской революции" ("пасдаранов"), который насчитывал 350 тысяч бойцов. Он сам участвовал в создании этого корпуса в противовес регулярной армии. И надо признать, что "стражи" были готовы в любой момент выполнить его приказ. Однако после того, как Хомейни (по настоятельному совету Рафсанджани) принял решение одобрить резолюцию ООН © 598 о мирном урегулировании вооруженного конфликта между Ираном и Ираком, "пасдараны", видимо, разочаровались в своем кумире. Для них это явилось своего рода отречением лидеров режима, прежде всего Рафсанджани, от идеалов исламской революции.

А произошло это так...

15 июля 1988 года в 12 часов 30 минут Рафсанджани выехал за ограду Тегеранского университета. Его черный "мерседес" направился к северной окраине столицы, к единственно стоявшему и тщательно охранявшемуся особняку Хомейни. В машине он еще раз перечитал досье, содержавшее с десяток машинописных страниц. Это был доклад высшего командования вооруженных сил о положении на ирано-иракском фронте.

После восьми лет боевых действий все вернулось к исходной точке. Ирак отвоевал те 1200 километров территории, которые оккупировали иранцы. Ненавистный "багдадский сатана" президент Саддам Хусейн не только не был свергнут народом, чего всегда желал Хомейни, но стал еще сильнее, чем прежде. Он укрепил свою армию иностранными советниками, изменил тактику, располагал эффективными воздушно-десантными войсками, способными молниеносно атаковать иранские войска. К тому же состояние армии Ирана было плачевным: плохо обученные солдаты, не очень-то рвавшиеся в бой, устаревшее оружие и т. д. "В таких условиях мы не в состоянии противостоять иракским войскам", - думал Рафсанджани, листая досье.

На пороге особняка его встретил сын аятоллы Ахмад.

- Я приехал предложить кончить войну, - сказал Рафсанджани, входя в прихожую.

85-летний Хомейни в длинном сером одеянии и чалме только что закончил свою традиционную 20-минутную прогулку по комнате. Он чувствовал себя неважно - раковая опухоль предстательной железы, искусственный стимулятор сердца.

Рафсанджани усадили на небольшой диван. Он говорил два часа подряд. Хомейни, который в прошлом выступал против заключения мира, угрожая "пораженцам смертью и бесчестьем", молча слушал. Затем сказал:

- Вы требуете, чтобы я принял яд. Дайте мне еще немного времени. Я вызову вас, когда буду готов принять решение.

Продолжение ниже
« Последнее редактирование: Понедельник 13 Мая 2013 17:47:43 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #126 : Понедельник 13 Мая 2013 17:45:20 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ


Утром 17 июля Рафсанджани позвонил Ахмад Хомейни.

- Приезжайте, пора...

18 июля во второй половине дня Рафсанджани объявил иранцам, что война между Ираком и Ираном, в ходе которой погибли миллион человек, окончилась.

...Смерть духовного и политического лидера Исламской Республики Иран имама Рухоллы Мусави Хомейни, наступившая 4-го июня 1989 года, вызвала у иранцев ощущение, что в истории их страны закончилась одна и начинается другая эпоха. Они не ошиблись...

28 июля 1989 года Хашеми-Рафсанджани был избран президентом. Набрав 95 процентов голосов избирателей, он тем самым доказал, что является наиболее влиятельным политическим деятелем в Иране. Он всегда считался умеренным прагматиком, поскольку ратовал за улучшение отношений с Западом. Став главой государства, он начал активно претворять эту линию в жизнь.

Он выступал за активное участие Ирана во всех событиях на международной арене. И даже на Олимпийских играх!

Он говорил своему народу:

- Иранцам не следует выглядеть невежественными террористами, стремящимися к авантюрам. Мы должны экспортировать нашу исламскую революцию мирным путем, распространяя по всему миру священные идеи Корана. Ислам победит повсюду. Даже в СССР и Китае.

Он призывал к установлению хороших отношений с бывшими врагами. Включая "главного сатану" - Соединенные Штаты Америки.

Здесь требуется небольшое отступление. Отношения с США были никудышные. Но с приходом Рафсанджани к власти тяга с обеих сторон к улучшению отношений стала усиливаться. Он прекрасно понимал, что без Америки диалога с Западом не получится. Но, как опытный политик, он понимал и другое: в Иране еще сильны антиамериканские настроения, поэтому с ними необходимо считаться, пусть до поры до времени.

Хотя его и критиковали за проамериканский курс, он, тем не менее, настойчиво проводил мысль о необходимости восстановления ирано-американских отношений. Рафсанджани не скрывал своей заинтересованности в сближении с США и всячески давал понять американцам, что он именно тот человек в Иране, с которым можно иметь дело.

Но особая его симпатия - японцы. Находясь в Иране, я заметил, что они там весьма активны. Японские бизнесмены, судя по всему, сделали ставку на президента Рафсанджани.

Что касается отношения к СССР, а после его развала к России, то можно отметить следующее. Были периоды, когда в разгар антисоветских кампаний в Иране, Рафсанджани не делал никаких заявлений. И наоборот...

Во время своего президентства он никогда не сомневался в том, что его позиции не просто прочны, но даже неуязвимы. Пожалуй, поэтому он рискнул посягнуть на основной принцип Исламской республики "велаяти факих" (правление законоведа-теолога), согласно которому только Хомейни мог издавать указы в качестве наместника Бога на земле.

Поскольку он реалист и почитатель Амира Кабира, он искренне хотел добиться развития в экономике. Он мечтал воплотить в жизнь некоторые из несбывшихся надежд революции, включая повышение жизненного уровня бедных слоев населения и превращение Ирана в развитую страну. Увы, многие начатые им реформы не дали положительных результатов. Крахом закончились его попытки привлечь в страну иностранный капитал. По мнению лидеров оппозиции, при Рафсанджани экономические реформы и не могли дать иных результатов. Ведь он "задушил любые формы инициативы и свободомыслия". Люди жили в условиях постоянного страха перед репрессиями. В тюрьмах, как и при шахе, пытали и убивали политических противников без суда и следствия.

Впрочем, были и позитивные сдвиги. Так, Рафсанджани разрешил женщинам вместо черных шарфов покрывать головы яркими разноцветными платками, носить некогда запрещенные ажурные чулки и туфли с высокими каблуками. Появились и другие признаки "оттепели". Если Хомейни в свое время запретил большую часть произведений светской музыки, то при президенте Рафсанджани разрешалось слушать и приобретать записи музыки и песен из кинофильмов.

Иран, который при Хомейни был в положении отверженного, в годы правления Рафсанджани даже начал кампанию по развитию туризма. Правительство отпечатало красочные буклеты, приглашая иностранных туристов осмотреть наиболее красивые исламские святыни. Кроме того, Рафсанджани отдал распоряжение привести в порядок и модернизировать тегеранский международный аэропорт Мехрабад. Однако, Иран так и не превратился в "туристическую Мекку".

Инстинктивно понимая необходимость адаптации страны к новым условиям, Рафсанджани вряд ли стремился в корне изменить ту систему, созданию которой посвятил свою жизнь. Прежде всего потому, что был лишен возможности поставить под вопрос наследие революции и ее законность. Тем более, что его не вынуждала к этому ни внешняя, ни внутренняя оппозиция режиму. А логика либерализации "по западному образцу" могла лишь окончательно подорвать власть, осуществляемую этой новой политико-клерикальной элитой. И, тем не менее, он пользовался широкой поддержкой среди бедняков, равно как и среди представителей среднего класса и богатых иранцев. Они верили, что именно с Рафсанджани связаны лучшие надежды на будущее для Ирана.

МАСТЕР МАНЕВРА

Природный ум и обостренное чутье помогали Рафсанджани маневрировать на политическом "минном поле" послереволюционного Ирана. Противники (а их у него много) считали его оппортунистом, утверждали, что за его неоспоримой тактической ловкостью скрывалось отсутствие долговременной стратегии. Сторонники предпочитали говорить о его прагматизме, о том, что его гибкость полностью служит патриотическому и религиозному устремлениям.

С одной стороны, занимаемое им высокое положение означало, что его имя связано со всеми правительственными перипетиями. С другой - это проницательный, умный и компетентный человек, который, как признавали даже его недруги, сумел восстановить (правда, отчасти) политические потери, понесенные Ираном за время, прошедшее после революции 1979 года.

Кстати сказать, программное интервью, которое он дал иранской газете "Джомхурийе эслами" перед первым избранием на пост президента, - это своего рода шедевр двусмысленности. В одном и том же абзаце, а иногда в одной и той же фразе, он высказывался за поворот в сторону национальных вкладчиков капитала и за рабочее самоуправление. За отказ государства от участия в экономике и против того, чтобы ею завладели держатели капитала.

Человек, не поддающийся квалификации? Возможно... Тем не менее, Хомейни испытывал почти отеческую привязанность к своему ученику, который, как рассказывают, умел заставить имама смеяться.

Одним из ключей к успехам Рафсанджани являлась его способность завоевывать расположение различных группировок. Он пользовался ревностной поддержкой среди стражей революции и одновременно был привлекателен для частного сектора. Трезвый взгляд на вещи облегчал ему решение многих проблем, с которыми сталкивалось правительство.

Рафсанджани верил (и продолжает до сих пор) в коллективный труд и творческое единение, что нетипично для иранского образа мышления. Он старался больше убеждать, чем принуждать, когда приходилось склонять членов правительства к согласию с ним. Сомнительно, чтобы меджлис стал столь оживленно дискутирующей палатой, если бы он не был его председателем.

В общении Рафсанджани демократичен. При встрече обязательно улыбнется, поздоровается с каждым за руку, поинтересуется здоровьем. Любит общаться с западными журналистами. Не уходит от обсуждения острых проблем, умеет вызвать выгодные для себя вопросы. Моментально реагирует на события, обладает способностью не только предугадать, но иногда и упредить их. Все иранские сенсации исходили, как правило, от него.

Рафсанджани - один из самых богатых людей Ирана. У его состояния два источника - фисташковые плантации и недвижимость. Впрочем, до 1979 года он, не скупясь, жертвовал часть своих доходов на финансирование исламской революции. По некоторым сведениям, он был спонсором самого Хомейни. Свое богатство он, естественно, никогда не афишировал, но оно - предмет постоянных пересудов.

По исламским законам, мусульманин может иметь четыре жены. У Рафсанджани - одна, которая родила ему трех дочерей и двух сыновей. У него всегда была репутация хорошего семьянина.

Одним словом, Али Акбар Хашеми-Рафсанджани может служить эталоном иранца, сформировавшемся за многие века ислама. Националист, ученый человек и политик, приспособленный к любой погоде. Совершенное воплощение древней тактики, которая состоит в том, чтобы, нейтрализовав одного противника, разбить другого.
Источник
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #127 : Вторник 14 Мая 2013 22:02:45 »
Вот портрет ещё одного кандидата в президенты Ирана. Мне лично, именно он кажется имеющим наиболее реальные шансы на пост. Но я не эксперт.  :)

Али Лариджани



Спикер парламента Ирана

Иранский политик консервативного толка, спикер парламента Ирана с мая 2008 года. Бывший секретарь Верховного совета национальной безопасности Ирана (2005-2007), ранее представлял в этом органе верховного лидера страны аятоллу Хаменеи. Получил известность как ключевой участник международных переговоров по вопросам ядерной программы Ирана. Бывший глава Организации радио и телевидения Ирана (1994-2004), министр культуры и исламской ориентации (1992-1993). В 1980-х и начале 1990-х годов занимал различные посты в правительстве и Корпусе стражей исламской революции. В 2005 году Лариджани баллотировался в президенты Ирана, занял на выборах шестое место.

Али Ардашир Лариджани (Ali Ardashir Larijani) родился в 1958 году (по некоторым данным – в 1957 году [26]) в городе Наджаф, в Ираке.  Его отцом был шиитский богослов аятолла Хашем Амоли (Hashem Amoli). В 1980 году Лариджани окончил Промышленный университет "Шариф" в Тегеране по специальности математик-программист. Изучал западную философию в Университете Тегерана и получил по этой дисциплине докторскую степень. Его авторству принадлежит книга об Иммануиле Канте.

Благодаря семейным связям вскоре после исламской революции 1979 года Лариджани стал руководителем отдела телевещания в Организации радио и телевидения Ирана. С 1983 по 1992 год занимал различные государственные посты: заместителя министра труда и социальных ресурсов, заместителя министра телекоммуникаций, заместителя главы министерства Стражей исламской революции, а затем исполняющего обязанности начальника штаба Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В администрации президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани (Ali Akbar Hashemi Rafsanjani) Лариджани с 1992 по 1993 год занимал пост министра культуры и исламской ориентации.

Лариджани приобрел известность как один из преданных последователей верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи (Ali Khamenei). В 1990-е годы он вошел в созданную Хаменеи секретную группу руководителей, призванную противостоять угрозам для Исламской республики. Помимо Лариджани, в эту группу также входили Саид Эмами (Saeed Emami), заместитель министра разведки и безопасности, и Бакер Золькадр (Baqer Zolqadr), заместитель командующего КСИР. По некоторым данным, эта группа организовывала убийства политических диссидентов и их дискредитацию в СМИ. Когда деятельность группы получила огласку, к ответственности был привлечен только Саид Эмами. Он был арестован и покончил с собой в тюрьме.

В 1994 году Лариджани был назначен руководителем Организации радио и телевидения Ирана. За десять лет во главе этой организации он значительно увеличил ее мощь. Аппарат государственного телевещания включил семь телеканалов (ранее их было всего два) и тринадцать радиостанций. Лариджани создал массовую газету Jam e Jam, которая стала крупнейшим печатным изданием в стране. Была также основана государственная кинокомпания Sima Film. В 2003 году Лариджани создал два арабоязычных телевизионных канала, al-Alam и Sahar, а также круглосуточное зарубежное радиовещание. Цель этого заключалась в распространении идей исламской революции на Ближнем Востоке.

Лариджани проводил политику исламизации телевизионных программ. Значительному редактированию подвергались зарубежные передачи, новости, часть информации о работе иранских властей. В январе 2004 года 150 парламентариев-реформистов выступили с критикой государственного телерадиовещания, обвинив его руководство в том, что оно вынуждает иранцев обращаться к зарубежным СМИ. Кроме того, реформисты упрекали Лариджани в предвзятом освещении выборов.

Курс Лариджани также вызывал критику со стороны администрации президента Мохаммада Хатами (Mohammad Khatami). В частности, претензии были предъявлены, когда Хатами и спикер парламента (Меджлиса) Меди Каруби осудили попытки Совета хранителей конституции блокировать участие реформистов в выборах февраля 2004 года, а государственные каналы умолчали об этом.

Лариджани отстаивал правильность своего курса. Он утверждал, что его нововведения осуществлялись в соответствии с указаниями аятоллы Хаменеи. По словам Лариджани, протесты со стороны реформистов играли на руку иностранцам и были направлены на подрыв исламских ценностей. Критикуя реформистов, Лариджани утверждал, что они переоценивают значение политических преобразований. По его словам, 75 процентов потребностей иранского народа относились к экономической области, и лишь пять процентов – к политической и культурной.

В мае 2004 года аятолла Хаменеи на трехлетний срок назначил Лариджани своим представителем в Высшем совете национальной безопасности (ВСНБ). В 2005 году Лариджани как ультраправый кандидат баллотировался на президентских выборах, но по итогам голосования занял шестое место. Победа досталась другому консерватору – Махмуду Ахмадинеджаду, и он 16 августа 2005 года назначил Лариджани на ключевой пост секретаря ВСНБ.

Одной из главных задач Лариджани на новом посту стало ведение переговоров с международным сообществом по вопросу ядерной программы Ирана. Один из источников приводит слова Лариджани, сказанные в марте 2005 года. Секретарь ВСНБ назвал любые уступки по вопросу ядерной технологии "равноценными величайшему предательству". Его назначение на место, которое ранее занимал умеренный Хасан Рохани (Hassan Rohani), наблюдатели сочли знаком грядущего ужесточения позиции Ирана.

Действительно, в 2006 году Ахмадинеджад объявил о приостановлении добровольного сотрудничества Ирана с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) и возобновлении обогащения урана. В апреле 2006 года Ахмадинеджад объявил о вхождении Ирана в группу государства, обладающих ядерными технологиями. В ходе роста напряженности вокруг ядерных амбиций Ирана Лариджани приобрел репутацию прагматика, для иностранных государств он стал более предпочтительным партнером по переговорам, нежели Ахмадинеджад, известный своими бескомпромиссными заявлениями.

23 марта 2007 года иранские пограничники задержали 15 британских военных моряков, которые были обвинены в незаконном пребывании в иранских территориальных водах. Лариджани стал ключевым участником международного процесса по освобождению моряков. Он давал понять британской стороне, что единственным препятствием к освобождению задержанных является ее нежелание признать факт нарушения границы и принести необходимые извинения. 4 апреля Ахмадинеджад освободил британцев в качестве "пасхального подарка", и 5 апреля 2007 года они вернулись на родину.

20 октября 2007 года Лариджани был отправлен в отставку с поста секретаря Верховного совета национальной безопасности Ирана. По мнению экспертов, его отставка была вызвана разногласиями с президентом Ахмадинеджадом и относительной независимости главного переговорщика по вопросам иранской ядерной программы.

28 мая 2008 года Лариджани был избран спикером парламента Ирана. Его кандидатуру поддержали 232 из 287 членов парламента. В новом парламенте, избранном в два тура в марте и апреле 2008 года, большинство мест досталось представителям консервативных сил.

В связи с влиянием Лариджани в среде иранских консерваторов и поддержкой, которую ему оказывала консервативная часть духовенства, некоторые исследователи называли его вероятным претендентом на президентский пост в 2009 году. Однако в августе 2008 года духовный лидер Ирана Хаменеи высказался за то, чтобы иранским президентом остался Ахмадинеджад.

В июне 2009 года Ахмадинеджад победил на президентских выборах, однако оппозиция обвинила иранские власти в массовых фальсификациях. После того как власти начали жестоко подавлять протестные акции оппозиции, Лариджани обвинил министерство внутренних дел в необоснованных нападениях на гражданских лиц и студенчество, а в конце июля призвал власти отнестись к арестованным оппозиционерам с милосердием.

У Лариджани обширные родственные связи. Его зять – аятолла Мортеза Мотахари (Morteza Motahhari), известный духовный лидер и один из руководителей революции 1979 года. Один из братьев Лариджани, Садег Лариджани (Sadegh Larijani) – представитель духовенства, член Совета хранителей конституции, в августе 2009 года он был назначен главой судебной системы Ирана. Другой брат Али Лариджани, Мохаммад Джавад Лариджани (Mohammad-Javad Larijani) – бывший депутат парламента, бывший заместитель председателя парламентской комиссии по внешней политике и международным делам, бывший заместитель министра иностранных дел, ведущий идеолог сторонников Хаменеи. Двоюродный брат Лариджани, Ахмад Таваколи, также бывший депутат парламента, в 2005 году был одним из кандидатов в президенты.

Источник
« Последнее редактирование: Вторник 14 Мая 2013 22:06:58 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Ахмадинежад, ломающий "табу"
« Ответ #128 : Вторник 11 Июня 2013 01:58:15 »

Нашла и перевела : Tortilla
Издание: Pârse & Pârse پارسه و پارسه
Автор: Šâhin Ša’bâni
Дата опубликования статьи: 4 июня 2013


Ахмадинежад, ломающий "табу"

Уходящий президент, невольно открывший миру во время своего правления истинный характер Исламской республики



Вероятно Махмуд Ахмадинежад является наиболее ненавидимым политиком в Исламской республике за последние годы. "Маленький" незначительный человек, чья звезда внезапно загорелась, быстро возведя его по идейной лестнице Велаят-э-факих* на самый верх, от провинциального губертнатора к президенту страны. И хотя большая часть среднего класса и интеллигенции не питает к нему доверия, для нижних, менее осведомлённых слоёв общества он играет роль эдакого Робин Гуда!

Невзирая на его предательские и злые поступки, совершённые в прошлом, по отношению к Ирану и иранцам, выражавшиеся в полной поддержке аятоллы Али Хаменеи и организаций под его руководством; дела, которые трудно оправдать и преодоление последствий которых вероятно займёт ещё многие годы, он провел, может и неумышленно, ряд вещей, которые не остались незамеченными.
Цель этой статьи - не  оправдание совершённых им предательских шагов и прочих преступных действий, а попытка признания и признательности за разрушение табу, причём ломка этих табу была возможно и не такой быстрой; но это его поведение сильно испугало господствующее духовенство, причём так, что до сих пор они (муллы) считают его и его последователей "отклоняющимся течением" [jarayâne enherâfi]. Здесь мы рассмотрим наиболее важные табу, сломанные им:

Он показал всему миру истинное лицо исламской республики

Перед президентскими выборами в 2005 году, западные страны, прежде всего европейские, имели самые различные взгляды на Исламскую республику; они испытывали оптимизм в том, что касалось реформ исламского режима; они питали надежду и полагали, что возможно Исламская республика сможет проложить дорогу к сотрудничеству с международным сообществом; однако спорные речи и интервью Ахмадинежада, касательно "управления миром" и "уничтожения Израиля" по любому поводу, а также обман на выборах в 2009 году, за которым последовали убийства мирных жителей на улицах, показали миру, что Исламская республика неисправима. Нападение на британское консульство в Тегеране стало "контрольным выстрелом" в надежды западных стран, обуздать Исламскую республику. Выбор трёх других кандидатов в президенты (Мусави, Карруби, Мохсен Резайи) в 2005 году, на годы сформировал замкнутый круг для всех надежд на улучшение положения в стране, как внутри её, так и за пределами; те же надежды, что 8 лет подряд подавал иранскому народу и всему миру Хатами (пятый президент Исламской республики Иран. Избран президентом в 1997 году, переизбран на второй срок в 2001 году. Прим. перев.) и которые в конце не принесли ничего, кроме отчаяния.


Он открыл иранскому народу и миру истинное лицо Али Хаменеи


Вплоть до выборов Ахмадинежада президентом, прежде всего в 2005 году, Хаменеи был вполне харизматичной и приемлимой фигурой для средних и низших слоёв общества и лишь немногие пытались приобщиться к критике "статус кво" духовного руководства; однако в результате выборов Ахмадинежада, обнажились истинная природа и характер Хаменени, которые он успешно прятал под маской морали и корректности, как от людей, так и от ближайшего окружения. Отзывы друзей Ахмадинежада в узком кругу для того, чтобы оправдать его в связи с убийствами и преступлениями 2009 года и указания на прямую роль (духовного) лидера (прямой приказ подавить протесты любыми средствами) стали важнейшими деяниями периода президенства Ахмадинежада. Самым свежим примером разоблачения стало публичное обнародование телефонных разговоров между прокурором Мортазави и Можатабом Хаменеи (младшим сыном аятоллы), последовавшие за неофициальными судебными договорённостями по делу убийств в (тюрьме) Кахризак (летом 2009 года в связи с протестами против подтасовок на президентских выборах, иранские власти арестовали группу демонстрантов. Трое заключённых, в числе которых был и сын советника кандидата в президенты Мохсена Резаи - одного из лидеров консерваторов и противника партии Ахмадинежада - были убиты. Прим. перев.) Независимо от Рафсанджани или Хатами, которые пытались презентовать мировой общественности приукрашенную фигуру Хаменеи, Ахмадинежад повёл себя по-другому, приоткрыв огромное число вмешательств духовного лидера в дела государства (Как известно, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи приказал закрыть тюрьму "Кахризак" после смерти заключенных, и распорядился провести расследование обстоятельств их гибели. Прокурор Мортазави был отстранен от должности, а несколько тюремщиков – арестованы. Мортазави заявил агентству "Фарс", что никак не мог отдать приказ поместить задержанных оппозиционеров в "Кахризак", потому что отсутствовал в то время. Ранее иранский парламент возложил на него ответственность за смерть нескольких человек. Вместе с тем, он защитил решение судей о заключении демонстрантов в эту тюрьму.
Он подчеркнул, что задержанные были вооружены ножами и спровоцировали беспорядки, поэтому заслужили быть помещенными под стражу. Тем не менее, иранские депутаты сообщили, что парламентское расследование пришло к выводу об ответственности Мортазави за смерть оппозиционеров. Прим. перев.
)

Разоблачение политической и экономической активности революционной гвардии в качестве "братства контрабандистов" (barâdarâne qâcâqci)

Иранская революционная гвардия, сфлрмированная в качестве военного крыла против иранской армии, сегодня проявляет активность во всех областях жизни, в первую очередь в сфере политики и экономики; она является агрессивной раковой опухолью, которая день ото дня всё больше и больше разрастается, вторгаясь во все элементы общества. Размах этой активности настолько велик, что части Кодс ( спецподразделение Корпуса стражей исламской революции, основными функциями которого являются военная разведка и взаимодействие с исламскими революционерами по всему миру. Подчиняется напрямую верховному правителю Ирана Хаменеи. Командует подразделением бригадный генерал Кассем Сулеймани. Прим. перев.) играют важную роль и во внешней политике Исламской республики. И хотя Ахмадинежад пришёл к власти при полной поддержке революционной гвардии, однако основанием к разоблачению деятельности последней и постоянных вмешательств в дела государства и в вопросы управления страной, стали конфликты и прежде всего с высшим командованием КСИР, находящимся под прямым руководством Хаменеи.  Протест Ахмадинежада против слов лидера и представителей революционной гвардии в связи с "Манипуляциями на выборах", стало сигналом к вероятности повторения государственного переворота силами революционной гвардии. В противоположность  Ахмадинежаду, Хатами, имевший гораздо большую поддержку населения и парламента, перед лицом послания десяти командиров КСИР, угрожавших ему путчем, удовлетворился отступлением и пассивностью. Он даже назвал Мохаммада Багера Галибафа- одного из нынешних кандидатов в президенты** - бывшего одним из офицеров, подписавших письмо, представителем президента в комитете по борьбе с контрабандой и валютными махинациями. На открытии международного аэропорта им. Имама Хомейни, Хатами также показал свою неспособность противостоять революционной гвардии и предпочёл отмолчаться (спустя всего несколько часов после открытия аэропорт был блокирован КСИР и занят под предлогом недостаточной безопасности. Военные машины гвардейцев воспрепятствовали на несколько часов взлёту и посадке самолётов. И всё это перед работающими камерами журналистов и иностранных гостей и делегаций).

Раскрытие тайной коррупции друзей лидера и учредителя Исламской революции

Во время президентских дебатов (2009) Ахмадинежад свободно и легко раскрыл коррупцию трёх других кандидатов, а также семей Хашеми Рафсанджани и Натек Нури (Али Акбар Натек Нури, бывший лидер Маджлиса (иранского парламента), прим. перев.); он даже угрожал ещё большими разоблачениями коррупции за кулисами, в то время как ни один из его врагов был не в состоянии привести ни единого реального доказательства, что Ахмадинежад лжёт, они могли лишь софистикой и жоглированием слов указывать на предательство Ахмадинежада и даже во время прямой дисскуссии они не смогли оказать сопротивления. Только впоследствии, на следующем раунде и после консультаций с советниками, кандидаты на президентский пост смогли кое-как оправдаться. Речь Ахмадинижеда, неважно назвать ли её моральной или аморальной, показала масштабы распространения всеобщей коррупции среди ответственных лиц страны, когда  каждый на свой лад и в соответствии с властью использовал своё положение для личных выгод.

Обнажение противоречий внутри системы

До того, как Ахмадинежад стал президентом и вообще до выборов 2009 года, главные государственные лица пытались демонстрировать единство между собой и (духовным) лидером и потому последнее слово всегда оставалось за верховным правителем, чтобы избежать вероятных споров. Многосторонние споры между Ахмадинежадом и Хаменеи, особенно при увольнении министра министерства контрразведки  и безопасности, а также министра иностранных дел и 10-дневный уход от дел Ахмадинежада в знак протеста против вмешательства духовного лидера в правительственные дела, приоткрыли занавес и показали ухудшение отношений в верхах. Хотя у Хаменеи было достаточно власти для того, чтобы навязать свою волю Ахмадинежаду, команда последнего и в юстиции вскрыла злоупотребление доверием и использование власти для собственной выгоды, особенно в деле убийства Саттара Бехешти ***; раскрытие коррупции клана Лариджани на публичном заседании парламента (один из братье Лариджани является спикером парламента) показывает, как широко распространились раздоры в среде парламентариев, и эти разногласия больше не могут быть скрыты за красивой болтовнёй и риторикой.

Разоблачение "заказного" президентского правления в Исламской республике

С 1997 года, после победы реформистов, Хаменеи сопротивлялся как мог распределнию власти, пытаясь потеснить всех своих соперников с политической сцены. Вопреки первоначальным обещаниям Хатами (президент от реформистов) разъяснить людям суть проблем, у него так и не хватило мужества рассказать, что он не более, чем марионетка. А Ахмадинежад много раз грозил Хаменеи тем, что за ним 26 миллионов голосов избирателей и что именно он является истинным представителем народа, если кто-то нелигитимен здесь, так это сам Хаменеи, который был избран без поддержки и прямого согласия народа. Он часто говорил о Конституции и о том, что президент является вторым номером в стране, сопротивляясь давлению Хаменеи и его "праву сильного". Ахмадинедаж единственный из президентов, кто постоянно игнорировал указания и слова Хаменеи и делал то, что хотел. Кроме того, в своих интервью Ахмадинежад часто касался "некоторых персон", которые вмешиваются во все государственные дела, ясно давая понять, что в заключение они же и сваливают всю вину на правительство и президента. Под "этими персонами" Ахмадинежад понимал в первую очередь Хаменеи, который считает себя всесильным.

Раскрытие правды о "заказанном" парламенте и его депутатах

Ахмадинежад показал людям, что парламент и его депутаты всего лишь марионетки, беззвучно подчиняющиеся приказам верховного властителя. Это происходило часто, под различными предлогами, даже когда он должен был давать отчёт депутатам и отвечать на их вопросы, он просто насмехался над парламентом и уходил. Ахмадинежад единственный президент, который защищал своих друзей и помощников от произвола лидера, принимая все хлопоты на себя и оставаясь твёрдым. Если министры или назначенные им лица смещались с постов, он находил им другие должности. Даже после письма Хаменеи об отставке вицепрезидента Рахима Машайе с поста, он назначил его своим начальником канцелярии, добавив к этому ещё несколько важных постов. Пследнюю гримасу Ахмадинежад продемонстрировал Хаменеи к моменту регистрации кандидатов в президенты, когда сопровождал Рахима Машайе в министерство внутренних дел; когда же журналисты и члены парламента выразили протест в связи с противозаконностью этой акции, он едко заявил, что сегодня взял отпуск на один день. В противоположность ему, Хатами промолчал, когда его министра внутренних дел терзали в суде; он молчал, когда министра внутренних дел и министра культуры и исламской ориентации избили на улице и даже тогда, когда на его собственного советника (Саида Хаджариана) среди бела дня было совершено покушение, он смолчал. Таким образом он продемонстрировал всем, как важны для него собственные преимущества, спрятанные под маской "приверженности законам". Когда "реформисты" решили бойкотировать парламентские выборы, Хатами пошёл, чтобы отдать свой голос в городе Варамин, тем самым показав, что собственное положение и система (nezâm)**** для него важнее всего.

Разоблачение незаконного образа действий и коррупции органов юстиции Исламской республики

Требование Ахмадинежада, посетить тюрьму Эвин, после ареста его советника по связям с журналистами и прессой, нашло широкий отклик в стране.***** Отказ главы иранской судебной власти (Садеха Лариджани) на требование Ахмадинежада, а также убийство Саттара Бехешти во время его заключения, стало знаком репрессий и давления на заключённых со стороны органов юстиции. А смерть Саттара Бехешти была использована Ахмадинежадом и правительством для пропаганды собственных преимуществ, обнажив при этом неэффективную судебную систему Исламской республики. Причём глава судебной власти описал использование правительством убийства как "бессовестный акт"!
Арест и заключение Саида Мортазави (прокурора по делу об убийствах в тюрьме Кахризак) вызвало реакцию Ахмадинежада, что "судебная система должна быть для народа, и это не особая семейная организация". "Нельзя ожидать от юстиции, полностью находящейся под под властью и контролем лидера и органов ему познадзорных, какой-либо справедливости", добавил Ахмадинежад.

Поведение Ахмадинежада, особенно в последние 4 года, ведёт к тому, чего люди ожидают от следующего президента, чтобы он оставался стойким и решительным перед давлением и эксцессами лидера, а не танцевал, как марионетка под его дудку. За требования, которые никогда не исполнятся, после заказного президента на вкус и выбор верховного правителя (Ирана), Ахмадинежад своим упрямством жёстко поплатится, если только он не сможет настоять на своём, используя компрометирующие материалы на лидера и его семью, которые ему удалось собрать во время своих президентских сроков. Это игра, финал которой мы увидим в ближайшие дни.

Оригинал статьи

Примечания переводчика на следующей странице
« Последнее редактирование: Вторник 11 Июня 2013 02:02:31 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Ахмадинежад, ломающий "табу"
« Ответ #129 : Вторник 11 Июня 2013 02:01:43 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Примечание переводчика

* Политический режим, существующий сегодня в Исламской республике Иран, характеризуется термином велаят-э-факих (наместничество законоведов). В шиитском исламе изначально не существует четкого разделения между духовной и светской сферами. Вся мирская жизнь верующего мусульманина, а значит, и его отношения с государством и политическими институтами должна быть (в идеале) подчинена религиозным предписаниям и нормам, изложенным в Коране, хадисах Пророка и в хадисах Имамов, являющихся толкователями вероучения. При этом источником легитимности верховной власти служит институт Имамата. Основой концепции Имамата является необходимость в существовании интерпретаторов Священного Писания. Такие толкователи-Имамы обладают одновременно статусом руководителей общины (уммы). Согласно исламскому вероучению, последним пророком, «печатью пророков», является Мухаммед. Для шиитов конец цикла пророчества (нубувват) одновременно – начало нового цикла, цикла велаята и Имамата. Совокупность духовных наставников правоверных в эту эпоху, 12 Имамов шиизма, называется по-арабски Авлийа Аллах, а по-персидски Дустан-э Хода – то есть «друзья», или «возлюбленные Бога».

** Мохаммад-Багер Галибаф
— иранский государственный деятель, мэр Тегерана с 2005.
Родился 23 сентября 1961 года в Мешхеде, в семье курда и персиянки.
Во время ирано-иракской войны служил в спецподразделении КСИР, а затем — в ВВС (также в составе Корпуса стражей). В 1999 был назначен начальником полиции Ирана. В 2005 принял участие в президентских выборах, проиграв Махмуду Ахмадинежаду. В сентябре того же года Городской совет Тегерана избрал его мэром города 8 голосами из 15. Ранее этот пост занимал Ахмадинежад. Один из вероятных преемников Ахмадинежада на посту президента.

*** Иранская полиция по кибербезопасности арестовала 35-летнего блогера 30 октября прошлого года за публикацию статей с критикой в адрес правительства. Несколько дней спустя он был найден в тюрьме мертвым. По словам оппозиции, Бехешти жаловался, что к нему применяют пытки.
Согласно отчету парламентского комитета, в деле Бехешти полиция нарушила нормы иранского законодательства и шариата. Законодатели призвали установить в местах предварительного заключения скрытые камеры, чтобы предотвратить повторение подобных инцидентов.
Спустя неделю после смерти Бехешти иранское правительство отправило в отставку главу полиции по кибербезопасности, обвинив его в некомпетентности и недостатке контроля за своими сотрудниками. Еще трое сотрудников полиции остаются под арестом в связи с делом Бехешти.

**** Иранский «незам»
— режим — это политическая структура, которая предполагает единство теократического правления и республиканского. Есть Верховный Лидер, исламский вероучитель и законник. А есть республиканский слой управления — с политическими партиями, избираемыми политиками и назначаемыми чиновниками. Там наверху — аятолла, далекий и всезнающий. Здесь, ближе к нам — президент, министры, их заместители, начальники департаментов. Они вполне публичны, они реализуют политические решения, но не они их принимают.

Разумно и честно это разделение на небожителей и земных политиков не прятать. Двойственность системы не скрывать, а подчеркивать. Иран — не Европа и не Америка, а древняя цивилизация, следующая своим особым путем развития. Подотчетность власти обществу и разделение властей — западные идеи. Акцент на правах — тоже. Действительно: что делать, если по закону я прав, а нравственно — нет? Ведь это постоянно случается в западных обществах. А вот ответ: у политики есть религиозно-моральное измерение, и оно первично. Политики слишком легко могут об этом забыть и пойти на поводу у граждан, которые голосовали за них на выборах. И потому над политиками мы поставим религиозных лидеров, за которых простые граждане не голосуют.

При таком подходе ясно, что отстаивает иранская власть, охотно ввязываясь в конфликт со всем миром. Она отстаивает свой путь. Ясно, за что стражи исламской революции преследуют инакомыслящих — за то, что те хотят разорвать связь между клиром и миром, так сказать. Одни хотели бы примата общества в делах государства, другие — свободы политиков делать то, что те считают нужным, третьи хотят большей религиозной свободы или, наоборот, строгости. И первые, и вторые, и третьи хотят разрушить систему — и за это их судят и сажают в тюрьму.

Система, придуманная аятоллами, хороша только одним — она не пытается казаться тем, чем не является. Президенту Ахмадинежаду не придет в голову говорить, что очередной закон, принятый по его приказу, соответствует европейским образцам. Это не европейские образцы, это иранские образцы — единственные и неповторимые. Этому подходу и нужно учиться российскому президенту и его пресс-службе у иранских коллег. Сравнения с европейскими образцами звучат откровенно глупо. Убедить никого они не могут, а только вызывают раздражение или смех. Второе, конечно, лучше первого.

Российский режим содержит ту же двойственность, что и иранский. Только эта двойственность не признается и стыдливо прячется за республиканским фасадом. В идеале Путину следовало бы разделение на небожителей и простых публичных политиков признать открыто. Круг друзей, избранных членов администрации и, возможно, иерархов Русской православной церкви следовало бы оформить в Верховный Моральный Совет. Совет ведал бы всем, что над законами и правилами (то есть всем тем, чем и так ведает — неформально и без институционального оформления): доходами от «стратегических» предприятий, раздачей «стратегических» контрактов, доступом к месторождениям и собственности, а в оставшееся время — общественной моралью. Всем было бы легче. Сами члены Совета лучше бы понимали, как идет дележ пирога. Правительству не приходилось бы делать вид, что оно за что-то отвечает. И гражданам было бы ясно, где их место.

Только одна оговорка — создание Совета нужно будет закрепить в Конституции, а значит, сформулировать его цели, порядок формирования и состав. Тогда существующему режиму придется пройти испытание формулированием и открытым обсуждением его нынешнего стыдливо скрываемого устройства. Это было бы честно. И может быть, это всем понравится.

Автор — редактор отдела комментариев газеты «Ведомости»



***** Ахмадинежад обратился за разрешением на посещение тюрьмы вскоре после того, как в нее был заключен один из его ближайших помощников. Советника арестовали в момент, когда президент находился в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Однако представитель прокуратуры заявил, что посещение президентом тюрьмы было бы неуместным в то время, когда страна сталкивается с неотложными экономическими проблемами.
"Поскольку мы сталкиваемся с особыми обстоятельствами и приоритетом правительства должна быть экономика и условия жизни людей, все органы власти должны сосредоточить усилия на этих важнейших проблемах… и посещение тюрьмы тут излишне", - заявил главный прокурор Голам Хоссейн Мохсени Эджейи.
Он добавил, что в предыдущие семь лет своего президентства Ахмадинежад ни разу не изъявлял желание проинспектировать тюрьму Эвин.
Прокурор отметил, что желание президента посетить тюрьму связано с "лицом, близким к правительству", очевидно, имея в виду советника президента Али Акбара Джаванфекра.
Он был арестован в сентябре по обвинению в оскорблении иранского руководства.
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Кочевник

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4195
  • Да, скифы мы...
Re: ИРАН
« Ответ #130 : Вторник 11 Июня 2013 09:35:56 »
Такое впечатление, что статейка писана одним из иранских "болотных".
Отсутствующие редко бывают правы,зато чаще остаются в живых

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #131 : Вторник 11 Июня 2013 13:55:03 »
Такое впечатление, что статейка писана одним из иранских "болотных".


Я бы не стала сразу вешать ярлыки. Кстати ситуация с Исламской революцией очень сильно напоминает и положение дел в России накануне февраля 1917. Шах слишком долго цеплялся за власть, а позже реформаторские меры уже не спасли положение. Бахтияр разрешил вернуться в страну из эмиграции Хомейни. А последний сбросил его, установив полную власть духовенства. Вмешательство имамов в дела государства раздражает многих и тормозит духовное развитие Ирана.

Вот, кстати, неплохая статья по этому поводу (выдержку из неё я привела в комментариях к переводу)

Отцы и дети исламской революции


Правящее духовенство Ирана столкнулось с новыми вызовами


Один из наиболее выдающихся политических деятелей современного Ирана Али Акбар Хашеми-Рафсанджани 10 марта с.г. (2011) ушел с поста руководителя Совета экспертов Исламской Республики. Отставка этого политика, являющегося представителем исламского духовенства и одной из ярких фигур первого поколения иранской революционной элиты, близкого к основателю современного иранского государства имаму Хомейни, несомненно, является знаковым событием. Хашеми-Рафсанджани, бывший президентом ИРИ в 1989–1997 годах, обладает в Иране не только политическим, но и значительным экономическим весом. Его семья имеет хорошие позиции в сельскохозяйственном бизнесе, владеет несколькими частными университетами и даже контролирует сеть фастфуда. Эта отставка отражает глубинные процессы в современном иранском обществе, руководство которого во многом осуществляется высшим шиитским духовенством.


Власть законоведов


Политический режим, существующий сегодня в Исламской Республике Иран, характеризуется термином велаят-э-факих (наместничество законоведов). В шиитском исламе изначально не существует четкого разделения между духовной и светской сферами. Вся мирская жизнь верующего мусульманина, а значит, и его отношения с государством и политическими институтами должна быть (в идеале) подчинена религиозным предписаниям и нормам, изложенным в Коране, хадисах Пророка и в хадисах Имамов, являющихся толкователями вероучения. При этом источником легитимности верховной власти служит институт Имамата. Основой концепции Имамата является необходимость в существовании интерпретаторов Священного Писания. Такие толкователи-Имамы обладают одновременно статусом руководителей общины (уммы). Согласно исламскому вероучению, последним пророком, «печатью пророков», является Мухаммед. Для шиитов конец цикла пророчества (нубувват) одновременно – начало нового цикла, цикла велаята и Имамата. Совокупность духовных наставников правоверных в эту эпоху, 12 Имамов шиизма, называется по-арабски Авлийа Аллах, а по-персидски Дустан-э Хода – то есть «друзья», или «возлюбленные Бога».


Лидер иранской революции великий аятолла Рухолла Мусави Хомейни так оправдывал теорию Имамата в своей книге «Исламское правление»: «Если бы Аллах не поставил над людьми Имама, во имя закона и порядка, вера подвергалась бы гниению и распаду. Исчезли бы ее обычаи и институты, обряды ислама изменились бы, а то и вовсе исчезли. Если бы Аллах не поставил над людьми того, кто будет вести их по пути, указанному Пророком, люди предались бы грехам и разврату, институты, обычаи, обряды ислама подверглись бы изменениям, и в результате человечество сошло бы с истинного пути». Осуществлявшаяся им политическая концепция велаят-э-факих подразумевает, что верховным источником власти для шиитов является скрытый Имам – Махди, незримый духовный руководитель исламской уммы, в то время как исламское духовенство замещает имама Махди в его отсутствие. В результате высшее исламское духовенство Ирана становится в Исламской Республике элитой, определяющей основные направления внутренней и внешней политики этой страны.


Необходимо отметить, что уже в начале внедрения этой концепции далеко не все представители высшего духовенства поддержали такой подход. Ему оппонировали базировавшийся в Надажфе (Ирак) традиционалист аятолла Абу’ль Касим аль-Хойи, либеральный аятолла Мухаммад Казем Шариатмадари из Кума и ближайший соратник и друг Хомейни аятолла Махмуд Талегани, придерживавшийся левых взглядов. По мнению Талегани, власть в Иране после революции 1979 года должны были взять революционные комитеты, своего рода аналог российских Советов в 1917 году, но эта теория не получила развития. Талегани пытался сочетать в своей социальной философии шиитское богословие и социализм, также отстаивал необходимость сохранения широкого фронта революционеров в составе исламистов, марксистов и либералов. Однако уже в конце 1979 года, незадолго до его смерти, клерикалы начали дистанцироваться от попутчиков, беря всю полноту власти в свои руки.


Кто есть кто среди аятолл


Элиту шиитского духовенства составляют аятоллы, обладающие непререкаемым авторитетом в вероучительных вопросах. Сам термин «аятолла» происходит от арабского «аяту ль'Лах» («знак Бога»).


Аятоллой становится ученый, занимающийся вопросами мусульманского права и религиозной философии, около которого группируется кружок учеников. Обычно аятолла окормляет значительную общину верующих, собирающихся на пятничные проповеди в его мечеть. Когда духовное наставничество аятоллы распространяется на целый регион Ирана или на всю страну, он получает статус великого аятоллы.


В настоящее время в Иране насчитывается 85 аятолл и 40 великих аятолл. Как правило, великие аятоллы – почтенные старцы. Их средний возраст – 75–80 лет. Например, одному из наиболее авторитетных аятолл – Насеру Мокарем Ширази – недавно исполнилось 87 лет. Многие из высших иранских духовных лиц участвовали не только в исламской революции 1979 года, но и в антишахской оппозиционной борьбе, неоднократно арестовывались и провели немало времени в застенках.


В соответствии с идеями имама Хомейни в Иране в 80-е годы прошлого века была установлена система, сочетающая светские и религиозные органы правления страной. Наряду с демократически избираемым парламентом и институтом президентства в Исламской Республике Иран функционируют органы власти, составленные на коллегиальной основе из представителей духовенства: Совет стражей Конституции, Совет экспертов, Совет по высшей целесообразности, а главой государства является верховный лидер, рахбар. Несмотря на это, не все представители духовенства активно участвуют в политической деятельности. Многие из них занимаются исключительно религиозно-правовыми, морально-этическими и богословскими вопросами.


Высшей ступенькой в шиитской духовной иерархии считается статус марджа-э-таклид («образца для подражания»). Марджа уполномочен выносить фетвы (обязательные для исполнения установления) по различным вопросам духовно-нравственной, общественной и политической жизни. Разные иранские источники указывают на разное количество марджа, тем не менее большинство называют наиболее авторитетными духовными лидерами великих аятолл Мокарема Ширази, Юсефа Санеи, Али Мохаммада Дастгейба Ширази, Мухаммеда Таги Месбаха Йазди, Хоссейна Нури-Хамадани, Казим-Хоссейна Хаери, проживающего в Ираке Али аль-Систани и нынешнего духовного лидера Ирана Али Хаменеи.


Последние политические события в Исламской Республике, связанные с внутриэлитной политической борьбой, внесли раскол и в ряды высшего духовенства. Подоплекой политической турбулентности в Иране во многом является приход на политическую авансцену второго поколения исламских революционеров – технократов и силовиков, связанных с нынешним президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом постепенно оттесняющих факихов от рычагов власти. Президентские выборы 2009 года и последующие события показали существующий в среде аятолл водораздел. Так, великие аятоллы Юсеф Санеи, Дастгейб Ширази и умерший в 2010 году в 90-летнем возрасте Сафи Гольпайегани поддержали оппозиционное зеленое движение. Мокарем Ширази и Казим-Хоссейн Хаери призвали враждующие стороны к примирению и признанию результатов выборов, а Нури-Хамадани и Месбах Йазди решительно встали на сторону Махмуда Ахмадинежада.


Фигура великого аятоллы Месбаха Йазди представляет особый интерес. Этот пламенный проповедник и решительный сторонник идеалов исламской революции является духовным наставником Ахмадинежада. Он возглавляет религиозное течение Ходжатийе, в наибольшей степени проникнутое мистицизмом и ожиданием прихода скрытого Имама Махди. Месбах Йазди считает корнем всех бед современного мира ростовщический финансовый капитал и обличает в проповедях «безбожное проклятие доллара и евро». В 1997–2005 годах он последовательно выступал против реформаторского курса тогдашнего президента Мохаммеда Хатами.


Интересно отметить, что Махмуд Ахмадинежад, блокируясь с консерваторами в политических вопросах, расходится с ними во взглядах на ряд аспектов повседневной жизни иранцев. Например, Ахмадинежад способствует по мере сил увеличению роли женщин в иранской общественной жизни. Он назначает иранских дам на высокие посты в своем аппарате и правительстве, в том числе министерские. В этом президент солидарен со своим политическим противником аятоллой Санеи, заявлявшим, что добродетельная и ученая женщина может быть даже главой государства или марджа-э-таклид. Между тем консервативный аятолла Мокарем Ширази издал фетву, осуждающую назначение женщин даже на пост губернаторов останов (провинций). Осудил он и послабления в ношении исламской одежды, сторонником которых является президент.

Дилемма Хаменеи


Нынешний верховный лидер Ирана Али Хаменеи относительно молод по сравнению с другими аятоллами. Ему «всего лишь» 72 года.


Своей биографией и увлечениями Хаменеи опровергает представление о мулле-традиционалисте как об ограниченном фанатике, не ориентирующемся в реалиях современной жизни. В молодости Хаменеи, живший в городе Мешхед на северо-востоке Ирана, писал не только стихи (что не редкость среди богословов), но и художественную прозу, принимал активное участие в деятельности Литературной ассоциации Фирдоуси. Главным увлечением молодого Хаменеи было чтение книг. Среди его любимых книг «Божественная комедия» Данте, «Война и мир» Льва Толстого и «Тихий Дон» Михаила Шолохова. Рахбар прекрасно знаком и с европейской философией, причем из мыслителей в молодые годы он больше всего ценил Жана-Поля Сартра. Сам он написал книгу о роли мусульман в борьбе за освобождение Индии и исследование по персидской литературе в Индостане.


Широкий кругозор и знакомство с мировой культурой сочетались в нем с гибкостью в политических взглядах. Хаменеи рано примкнул к оппозиционному религиозному движению и провел много времени в шахских тюрьмах. Во время одной из отсидок он сдружился со своими сокамерниками: левым журналистом Хушангом Азади и молодым коммунистом Рахманом Хатефи. Следует заметить, что уже в начале 70-х годов большинство иранских мулл, даже подвергавшихся преследованиям со стороны режима, враждебно относилось к коммунистам, считая их вероотступниками. Тем не менее будущий рахбар не разделял этого предубеждения. Позже, в 1989 году, Хаменеи предотвратил массовую казнь 500 заключенных-коммунистов в одной из тегеранских тюрем.


Однако долгое пребывание у власти не могло не наложить отпечаток на Хаменеи. Оказавшись после революции 1979 года в высшем иранском руководстве, он порвал знакомства с левыми оппозиционерами и интеллектуалами из ассоциации Фирдоуси. Политическая гибкость подразумевает в том числе и умение в нужный момент отказаться от своих взглядов. Так, выступая в 1982 году за народную демократию, Хаменеи позже стал жестким сторонником системы велаят-э-факих. На посту рахбара ему неоднократно приходилось вступать в компромиссы, блокируясь то с прагматиком Хашеми-Рафсанджани, то с реформатором Мохаммедом Хатами, то с радикалом Ахмадинежадом.


Во время выборов 2009 года Хаменеи решительно поддержал Ахмадинежада, видя в нем гарант от сползания страны в пропасть распрей и политического противостояния. В то же время преданный ему лично президент начал ограничивать права и привилегии того общественного класса, к которому принадлежит рахбар.


В связи с этим представляют определенный интерес политические шаги нынешнего иранского президента, которые можно истолковать как попытку избавиться от опеки духовенства и, сохранив исламские принципы государственности и шариатское законодательство, сменить правящую элиту Исламской Республики.


Во-первых, это назначение четырех спецпосланников президента по вопросам внешней политики (регионы Азии, Ближнего Востока, Афганистана, вопросы Каспия), что было истолковано некоторыми наблюдателями как попытка президента самостоятельно решать внешнеполитические вопросы в обход духовных лидеров, контролирующих Министерство иностранных дел. В декабре 2010 года Ахмадинежаду удалось отправить в отставку бывшего министра иностранных дел Манучехра Моттаки, считавшегося человеком духовенства, заменив его своим протеже. Во-вторых, участившиеся кадровые назначения на важные посты светских лиц, не связанных с духовенством. В-третьих, публичные моления президента в мечети Джамкаран в городе Кум. Согласно шиитским религиозным представлениям, молитвы, совершаемые в этой мечети, непосредственно доходят до Махди. Тем самым иранский президент как бы подчеркивает, что не нуждается в посредниках для обращения к скрытому имаму.


В случае, если Махмуду Ахмадинежаду удастся расширить свои полномочия, он может привлечь к основным рычагам управления страной силовиков, связанных с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), и технократов (менеджеров предприятий и промышленных компаний, руководящих высокотехнологичными отраслями производства и военно-промышленным комплексом). В этом смысле Ахмадинежад является как раз не ретроградом, а представителем нового поколения иранской политической элиты, борющегося за власть и влияние с «отцами революции».


Иранская политическая система, созданная 30 лет назад, не раз доказывала свою гибкость и устойчивость, однако, похоже, сейчас пришла пора решительных перемен. Перед верховным лидером Али Хаменеи стоит нелегкая дилемма: выбор между интересами духовенства, плотью от плоти которого он является, и вызовами современности.

Александр Андреевич КУЗНЕЦОВ - научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат политических наук

Источник
« Последнее редактирование: Вторник 11 Июня 2013 17:30:47 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Выборы президента Ирана-2013: кто придёт на смену Ахмадинежаду?


Кандидаты в президенты Ирана выражают политическое разнообразие, и гражданам страны будет из кого выбирать. Об этом заявил чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в Москве Реза Саджади 10 июня в Москве в ходе пресс-конференции на тему «Иран накануне президентских выборов», сообщает корреспондент ИА REX.

«В настоящее время у нас есть 8 кандидатов на пост президента Ирана. Если мы будем их группировать по политическим позициям, можно включить их в 3 группы:

    2 человека из „Фронта реформаторов“ — Хассан Рухани и Мохаммад-Реза Ареф — сейчас ходят разговоры о коалиции из них двоих, дабы затем выдвинуть кого-то одного из них. 3 человека —из „Фронта консерваторов“, или же „Принципиалистов“: Голям-Али Хаддад Адель, Мохаммад-Багер Галибаф, Али Акбар Велаяти. Ещё три человека — независимые кандидаты, и невозможно их отнести в какие-то группы: Мохсен Резайи, Мохаммад Гарази, Саид Джалили», — перечислил он.

Посол выразил своё недоумение в связи с разговорами на Западе относительно недемократичности выборов в Иране: «Разговоры о недемократичности кандидатов в президенты Ирана непонятны — какие стандарты у западников в демократии, мы не понимаем. Мы наблюдаем, что самые близкие друзья США — это страны, которые не проводили в последние годы выборов, и у которых нет парламента. В Иране, где постоянно происходят общенациональные выборы, говорятся о недемократичности выборов. 8 лет тому назад говорили, что господин Расванджани будет президентом, но Махмуд Ахмадинежад победил на выборах. Сейчас тоже непонятно, кто из 8 кандидатов будет президентом.

    Мне кажется, что то, что происходит — это пик демократии: там различные подходы, различные точки зрения среди кандидатов, и ничего заранее определённого здесь не существует. Даже те кандидаты, которые входят во „Фронт консерваторов“, не пошли на коалицию, потому что думают о большом количестве завоёванных голосов».

Напомним, 14 июня 2013 года в Иране состоятся выборы нового президента. Согласно Конституции Ирана, нынешний президент Махмуд Ахмадинежад не может претендовать на третий срок правления в стране. Кандидат на пост президента страны должен быть не моложе 45 и не старше 75 лет, иметь по меньшей мере степень магистра, либо эквивалентную ей степень традиционных исламских школ высшего образования. Баллотироваться на нынешних выборах президента Ирана будут 8 кандидатов.

http://www.iarex.ru/news/37616.html


Мохаммад Багер Галибаф
бывший шеф иранской полиции и бывший мэр Тегерана. 51-летнего Галибафа наблюдатели считают серьезным игроком. Он уже пытался стать президентом Ирана в 2005 году, но тогда набрал менее 14% голосов.


Мохсен Резаи
секретарь Совета по целесообразности. В прошлом командовал Корпусом стражей исламской революции (КСИР) и был кандидатом консерваторов на выборах президента в 2009 году , где занял третье место.


Хасан Рохани
президент Центра стратегических исследований Совета по целесообразности, бывший глава делегации Ирана на международных переговорах по иранской ядерной программе.


Саид Джалили
48 лет, секретарь Высшего совета национальной безопасности, дипломат, ведущий переговоры по иранской ядерной программе. Считается фаворитом аятоллы.


Али Акбар Велаяти
врач-педиатр по образованию, бывший министр иностранных дел Ирана, советник Верховного лидера по международным делам.


Мохаммед Гарази
участвовал в войне с Ираком в составе Корпуса стражей исламской революции и занимал различные министерские посты (в частности, министра почты Ирана)


Голям-Али Хаддад Адель
экс-спикер парламента, занимавший ряд постов в правительстве. Представляет политический блок радикалов «Абадегаран». Дочь Аделя замужем за одним из сыновей Хаменеи.

Мохаммад Реза Ареф
академик, член Высшего совета культурной революции; в прошлом министром технологии в первом кабинете Хатами, позднее - бывший вице-президент.

http://ru.euronews.com/tag/iran-elections-2013/

Еще один кандидат снялся с президентских выборов в Иране
11.06.2013 |
Источник:Правда.Ру
 
Бывший вице-президент Ирана Мохаммад Реза Ареф не будет участвовать в президентских выборах. Такое решение представитель реформаторского крыла принял после консультаций с лидером иранских реформаторов, бывшим президентом Махаммадом Хатами. Ранее в понедельник снял свою кандидатуру еще один политик — экс- председатель иранского парламента Голям Али Хаддад. На сегодняшний день в выборах президента Ирана, которые должны состояться 14 июня, принимают участие шесть кандидатов.
---------------------------------

Мохаммад-Реза Ареф,считающийся кандидатом-реформистом, снял свою кандидатуру в пользу другого претендента на президентский пост Хасана Рохани.

Ареф был единственным реформистом, чья кандидатура была одобрена Советом стражей иранской конституции. Ранее он занимал должность вице-президента при президенте Хатами. Именно с ним, как сообщается, Ареф консультировался прежде, чем принять решение об окончании предвыборной борьбы.

Хасан Рохани – один из наиболее популярных кандидатов в президенты Ирана. Ранее он представлял Иран на переговорах с Западом по ядерной проблематике, а теперь занимает пост представителя духовного лидера в Высшем совете национальной безопасности и считается центристом-клерикалом. Ранее появлялись сообщения, что Рохани, в случае избрания его президентом, может назначит снявшего свою кандидатуру Арефа вице-президентом.

http://ru.euronews.com
« Последнее редактирование: Вторник 11 Июня 2013 14:49:20 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #133 : Понедельник 17 Июня 2013 01:29:38 »
Хасан Рохани – новый президент Ирана

/ Фахраддин Абосзода


Поможет ли Ирану «прозападная ориентация» нового президента?

Итак, выборы 11-го президента Исламской Республики Иран завершились. Выборы проводились в 96 странах и на 128 избирательных участках, в которых были задействованы 290 урн для голосования. Граждане Ирана, совершающие паломничество в Ирак и Саудовскую Аравию, также могли проголосовать в пунктах, открытых в священных городах. Президент Ирана избирается на четырехлетний срок на национальных выборах.

«Данный избирательный процесс был хорошим, и позитивная вещь, что диалог общества основывался на законе. Голос за любого из участвующих кандидатов является голосом за Исламскую республику и голосом доверия к системе и механизму выборов», - написал в субботу в своем аккаунте в сети Twitter Верховный лидер Ирана аятолла А. Хаменеи.

Победителем на выборах объявлен представитель «реформаторского крыла» (по иранским меркам) 64-летний Хасан Рохани (Роухани) – богослов, доктор наук по «исламскому праву», сообщает агентство Farsnews со ссылкой на МВД Ирана, ответственное за проведение выборов президента. По последним данным МВД, из 36.704.156 чел., участвующих в голосовании за Х. Рохани проголосовали  более 18.613.329 млн. избирателей (свыше 50,7%). На втором месте - Багер Галибаф (6.077.292 голосов), на третьем - Саид Джалили (4.168.946 голосов), на четвертом - Мохсен Резаи (3.884.412 голосов), на пятом - Али Акбар Велаяти (2.268.753 голосов) и на шестом месте - Мохаммад Гарази (446.015 голосов). По данным МВД, явка на выборах составляла почти 73%.

    Новый президент Исламской Республики Иран Хасан Рохани родился 12 ноября 1948 года в г. Сорхе провинции (остана) Семнан. По национальности – перс. Окончил медресе в г. Кум (Иран) и юридический факультет Тегеранского университета, в 1972 году получил степень доктора права в университете Глазго (Великобритания). Он занимал ведущие посты в командовании вооруженными силами Ирана во время ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), в 1980-2000 гг. - депутат парламента, 1992-2000 гг. – вице-спикер иранского парламента, 1989-2005 гг. - председатель Высшего совета национальной безопасности, глава делегации Ирана на переговорах с «шестёркой» по иранской ядерной программе, с 1992 года - глава Центра стратегических исследований Ирана, член Совета целесообразности Исламской Республики Иран с 1991 года, член Высшего совета национальной безопасности с 1989 года, член Совета экспертов с 1999 года, кандидат от политической религиозной организации «Общество борющегося духовенства». В молодости Х. Рохани выступал как активный сторонник шиитского духовенства. Он ездил по стране, агитируя против Мохаммеда Реза Пехлеви, за что неоднократно подвергался арестам. Одно время власти были вынуждены запретить Рохани любые публичные выступления. По сообщениям некоторых СМИ, в 1977 году Х. Рохани впервые назвал аятоллу Хомейни «имамом». Чувствую опасность для своей жизни, он по совету аятоллы Мохаммада Бехештии и аятоллы Муртаза Мутахари на время покинул Иран и за границей продолжил агитационную работу среди иранских студентов. В Париже он присоединился к Рухолле Мусави Хомейни – будущему основателю Исламской революции. После победы исламской революции Х. Рохани вернулся на родину.

11 апреля 2013 года Рохани объявил, что будет баллотироваться на пост президента Ирана. Он заявил, что в случае его избрания, он подготовит «Хартию гражданских прав», восстановит экономику страны, урегулирует проблему безработицы и занятости молодежи («Созидая эффективные рабочие места можно решить экономические проблемы и, следовательно, добиться успехов и прогресса в исламском Иране»). Он обещает в случае своего избрания повысить зарплаты рабочих на 40% пропорционально росту инфляции (агентство ILNA). По его мнению, нынешнее положение дел в экономике является результатом экономических, культурных, социальных и политических проблем. Во внутренней политике Рухани выступает за «полифронтальность» и полагает, что беспорядки после президентских выборов в 2009 году были вызваны тем, что всю власть в государстве сосредоточил в своих руках фронт консерваторов. Рухани заявляет: «Мы откроем все замки, которые повесили на жизни людей за последние 8 лет».

Согласно его предвыборным заявлениям, основным приоритетом во внешней политике для Х. Рохани станет улучшение сложных отношений с Западом. В прошедший понедельник вечером он назвал расширение отношений с разными странами мира приоритетом его возможного правительства в будущем (агентство mehrnews). Он уверен в том, что в современном мире невозможно создать стену вокруг Ирана. «Народ Ирана не сдается перед сверхдержавами мира и не противостоит им, а продолжит путь к эффективным связям», - заявил Рохани. Он призывает к «конструктивному взаимодействию» со всем миром, и именно так намерен решить существующие в Иране проблемы и добиваться развития своей страны. Исходя из этого, он намерен добиваться отмены международных санкций против Ирана. Рохани выступает за продолжение переговоров по ядерной проблеме Ирана и верит в то, что в этом деле можно полагаться на европейских лидеров.

Для нас немаловажное значение во внешнеполитической платформе Х. Рохани имеет его отношение к Азербайджанской Республике и политике ее руководства. «Иран не должен проявлять равнодушие к угрозам Азербайджана». Об этом Х. Рохани заявил в начале июня в интервью иранскому сайту irdiplomasi.ir. Согласно его словам, в настоящем Азербайджан представляет серьезного соперника и заядлого врага для Ирана. «После распада СССР в регионе Каспийского моря были созданы новые государства, в числе которых и Азербайджан. Без преувеличения можно сказать, что в настоящее время Азербайджан стал угрозой для безопасности Ирана. Большие чиновники из Азербайджана предпринимают такие меры, которые угрожают территориальной целостности Ирана. Следовательно, ответственные чиновники не должны пропускать угрозы мимо ушей и обязаны начать проявлять хотя бы какую-то активность в плане защиты, чтобы в будущем не жалеть о бездействии и равнодушии, проявленных ранее», - заявил будущий президент Ирана.

К нашему удивлению, ни в одном программном обращении или интервью в ходе предвыборной борьбы Х. Рохани мы не нашли ни единого слова о России и отношении будущего президента к этому государству, что не может не вызвать определенное недоумение. Вместе с тем, в этом может быть и некоторый положительный момент в смысле того, что российскому руководству придется налаживать отношения с новым президентом Ирана «с чистого листа».

Некоторые российские журналисты, наблюдающие за выборами в Иране, думают, что на фоне своих соперников по предвыборной гонке Хасан Рохани выглядит «почти реформатором». Один из главных пунктов в его программе – борьба с коррупцией. «Ключ к чистому Ирану – в руках чистых людей», скандируют его сторонники (ключ являлся символом предвыборной гонки Рохани).

В отличие от них, большинство наблюдателей, особенно западные, отмечают, что «реформатором» Рохани может считаться лишь условно (его относят к «умеренным реформаторам»). Кроме того, они обращают внимание на то, что определение главного политического курса страны находится в исключительном ведении аятолла Хаменеи. По их мнению, в политической системе, где духовный лидер, а не президент обладает полномочиями по принятию окончательных решений, в том числе по командованию армией, не так уж важно, кто является президентом. Так, управляющий директор специализирующегося по Ирану веб-сайта EA World View Йоанна Паращук в интервью «Радио Свобода» говорит, что у президента «есть поле деятельности в рамках параметров, обозначенных верховным лидером». Это поле деятельности включает назначение ключевых управленцев в администрации, проведение экономических программ внутри страны и представление Ирана в отношениях с миром. Однако президент не вправе противоречить политике Рахбара, в том числе тогда, когда речь заходит о наиболее насущной проблеме Ирана - тяжелейшей экономической проблеме.

«Новому президенту придется иметь дело с практически неосуществимым заданием по восстановлению экономики при ужесточающихся санкциях Запада. Какой бы план он ни решил внедрять, он в любом случае столкнется с проблемой невозможности в чем-либо винить эти санкции, поскольку это против линии верховного лидера, которая заключается в том, что санкции ни на что не влияют и что экономика сопротивления на самом деле работает», - говорит Йоанна Паращук.

Исходя из этого, Йоанна Паращук с подозрением смотрит так же на обещание Х. Рохани об изменении отношений Ирана с Западом во время своего президентства. 

«Сегодня ясно, что истинным владыкам Ирана не нужна на посту президента сильная личность, каковой был Ахмадинежад, удостоившийся в итоге за свои яростные словесные нападки на Израиль и США обвинений в провоцировании Запада на ускоренное введение экономических санкций. Ахмадинежадом двигал даже не столько ислам, сколько агрессивный иранский национализм, и духовенство он рассматривал как декорацию, порой совершенно лишнюю. Те, кто ныне борется за президентство, – люди иного склада, лучше владеющие своими эмоциями, но при этом не менее фанатичные, чем уходящий глава государства», - пишет обозреватель общественно-политического журнала «Commentary» Майкл Рубин.

Таким образом, как мы уже ранее неоднократно писали об этом, президент в Иране – фигура во многом церемониальная, лишенная реальных рычагов для воздействия на политику Рахбара внутри страны и за ее пределами. В этом плане, грозным предупреждением для будущего президента являются слова наместника представителя Духовного лидера Ирана в «Сепахе» ахунда Абдулла Хадж Садеги, который 12 июня заявил, что «кто бы ни победил на выборах, он всегда должен быть готов выполнять приказы Духовного лидера страны. Он должен понять Духовного лидера по первому его намеку. Если понадобится, то он должен быть готов отдать свою голову ради этого».

Между тем, в США считают, что с победившим на выборах в Иране Рохани будет проще вести переговоры по ядерной проблеме. Они его считают гибким политиком, пытающимся найти компромиссы с Западом, пишет Haff Post.

Комментируя избрание президентом Ирана Хасана Рохани, пресс-секретарь президента США Джей Карни заявил в субботу: «США готовы напрямую общаться с иранским правительством, чтобы достичь дипломатического решения, которое полностью ответит на обеспокоенность международного сообщества относительно ядерной программы Ирана», сообщает РИА Новости. Напомним, во время предвыборных теледебатов, Рохани выступил за прямые переговоры с США.

Вслед за США МИД Франции приветствовало стремление иранского народа к демократии и выразило готовность сотрудничать с новым президентом Ирана. «Сильны ожидания международного сообщества от Ирана, особенно в части, касающейся ядерной программы (страны) и поддержки Сирии. Мы готовы работать с новым президентом. Франция приветствует непоколебимое стремление иранского народа к демократии», - говорится в коммюнике главы французского внешнеполитического ведомства Лорана Фабиуса, сообщает РИА «Новости».

Бывший министр иностранных дел Британии Джек Стро, имеющий опыт участия в переговорах с Х. Рохани в 2003 и 2005 годах, сказал, что последний являет «очень опытным дипломатом и политиком» и что эта вероятная, на момент интервью, победа «знаменательна», сообщает Reuters. Он добавил, что широкая поддержка, которую выразили иранцы Х. Рохани, демонстрирует сильное желание иранского народа порвать с пустым и обреченным на провал подходом прошлого,  а также установить более конструктивные отношения с Западом.

Итак, результат выборов известен. Х. Рохани стал 11-м президентом ИРИ. Сейчас главным для самого Ирана и аналитиков во многих странах мира является вопрос о том, что изменится в политике руководства Ирана при новом президенте.

Х. Рохани 12 июня в ходе своей встречи с избирателями в области Хорасан заявил о своей грядущей уверенной победе в первом же туре выборов. Далее он сказал: «С помощью Аллаха, в субботу в вечерние часы мы будем праздновать свою победу». Но, на наш взгляд, самые интересные слова он сказал в конце. Продолжая свое торжественное выступление, Рохани добавил: «Указания духовного лидера, советы аятоллы Х. Рафсанджани и экс-президента М. Хатами будут основным капиталом новообразованного правительства. Мы будем пользоваться всеми их советами».

Нет ничего странного в этих словах, если они на самом деле сказаны в знак благодарности за поддержку, оказанную ему со стороны двух экс-президентов. Страшно будет в том случае, если новый президент на практике станет марионеткой в их руках. Потому что, учитывая мстительность многих иранцев, в таком случае в стране могут начаться настоящие преследования политических оппонентов, в том числе и сторонников Ахмадинежада, так как последний является чуть ли не личным врагом Рафсанджани и Хатами! По всей видимости, Х. Рохани будет очень сложно стать независимым президентом, если иметь в виду на порядок укрепившиеся влияние этих политиков на иранское общество после победы того кандидата, который «согласился баллотироваться по их совету». При таком исходе событий будет очень трудно добиться «укрепления национального единства в стране», о чем в своем недавнем заявлении громогласно заявил Х. Рафсанджани. Неслучайно и то, что Х. Рафсанджани, по сообщениям агентства Fars, один из первых сразу после оглашения данных МВД, поздравил Рохани с победой, при этом особенно акцентируя внимание на факт «проведения справедливых выборов». «Если враги исламской республики Иран проявят хоть немного справедливости, то они должны признать, что Иран провел наиболее демократические выборы в мире, и они не смогут поставить под сомнения их итоги», - сказал Х. Рафсанджани. В свою очередь, Мохаммад Хатами назвал избрание Рохани «торжеством демократии».

Сложность ситуации для нового президента заключается еще и в том, что кроме этих двух политиков, в Иране имеется немало других влиятельных политических и религиозных деятелей, которые заранее поддержали кандидатуру Рохани на выборах и, следовательно, более чем уверены в том, что «он обязан им».     

Продолжение ниже
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #134 : Понедельник 17 Июня 2013 01:34:54 »
ПРОДОЛЖЕНИЕ


Самой большой интригой прошедших выборов был вопрос об участии в них граждан страны. Мы ранее уже писали о том, что начиная с Духовного лидера, все влиятельные политики и религиозные деятели Ирана неустанно призывали население к активному участию в голосовании. Но, несмотря на все эти призывы, последние опросы населения показывали, что около 60 процентов иранцев еще не решили, за кого голосовать, а многие были даже уверены в том, что не стоит в них участвовать, так как от их голосов все равно ничего не зависит. В подтверждение этому, в день выборов некоторые СМИ распространили информацию, согласно которому, время выборов было продлено не потому, что «голосующие стояли в очереди», как об этом говориться в официальных сообщениях МВД Ирана, а потому, что желающих участвовать в голосовании было ничтожно мало. Иранские власти делали все, чтобы максимально усложнить работу журналистов, а Интернет был чрезвычайно медленным. Иностранные корреспонденты могли передвигаться по стране с большим трудом, поэтому видео-информации с избирательных участков было крайне мало. В результате, журналисты были вынуждены довольствоваться видеокадрами из некоторых избирательных участков, организованных в мечетях г. Тегеран, где были зафиксированы очереди перед урнами.

Кроме того, согласно сообщениям сайта Baybak, почти во всех избирательных участках имеются «урны-близнецы», внутри которых находятся готовые бюллетени с именем победителя.

Все это свидетельствует о том, что призывы к активному участию в голосовании имели цель повысить легитимность выборов в глазах населения и международного сообщества.

В своей предыдущей статье на тему иранских выборов мы предполагали, что «если выборы пройдут честно и справедливо, нет сомнений в том, что больше всех остальных кандидатов шансы стать президентом имеет кандидат-реформатор Хасан Рохани, вокруг которого за последние дни активным образом объединяются «недовольные» рядовые граждане, так и довольно влиятельные представители высшего духовенства и многочисленные реформаторские организации». Вот, он и стал победителем выборов. Но вопрос о том, были ли вообще выборы, и, если да, были ли они справедливыми и честными?

В этой связи можно предполагать наличие двух основных факторов, обуславливающих именно такой исход выборов, таким образом, определить, насколько они были честными.

    1. «Победа реформаторов» была «предназначена» для понижения протестного градуса в стране, т.е. для того, чтобы избежать недовольства широких слоев в случае победы консерваторов. С другой стороны,  здесь, возможно, еще есть попытка сбить с каждым разом набирающее ход противостояние с Западом, так как, безусловно, победа очередной «темной лошадки» для Запада - это необходимость ожидания: «что же будет дальше? какие действия предпримет новоявленный, фактически никому не известный президент?». А это дает, в свою очередь, дает режиму время для маневров.

Напомним, что выборы 2005 года называли битвой «тюрбана и шляпы» (исходя из подобного названия, можно легко сделать вывод, кому давали на Западе предпочтение), подразумевая борьбу между бывшим президентом аятоллой А. Х. Рафсанджани и фактически неизвестным мэром Тегерана М. Ахмадинежадом, не являвшимся частью духовенства. Это событие – впервые на выборах президента победил не представитель духовенства - было воспринято, как отторжение народом клерикальной системы и предзнаменованием грядущих перемен. Никто не знал, чего ожидать от нового президента. И это дало время руководству на некоторую передышку.

После выборов 1997 года к власти также пришел малоизвестный, в целом, М. Хатами, который в ходе своего восьмилетнего президентства провел различного рода реформы внутри страны, а также интенсифицировал контакты страны с внешним миром. Однако после прихода к власти нового президента, например, в области развития местных национальных культур вновь появились определенные ограничения. Возможно, сейчас «маятник» опять качнется в реформистскую сторону. Но насколько серьезны будут эти шаги, и насколько долгосрочны они будут, сказать еще нельзя.

Победа Рохани обернулась праздником в Тегеране. Столица вышла на улицы, но не для того, чтобы высказать свой протест и пойти против Рахбара и устоев Исламской революции, а чтобы продемонстрировать свою радость победой. Кроме того, некоторые западные журналисты говорили о том, что победа Рохани есть сигнал к грядущим изменениям. Глава тегеранского бюро «The New York Times» Томас Эрдбринк еще до завершения подсчета голосов написал в своем аккаунте в сети Твиттер: «Победа Рохани будет означать передышку для простых иранцев, которые задыхаются в атмосфере опеки». Но не станет ли победа Рохани «передышкой» для режима? Пока сказать сложно.

Во всяком случае, как заявил вчера (еще до окончания подсчета голосов) каналу «Аль-Джазира» президент Национального ирано-американского совета Трита Парси: «Если этот результат удержится, западная история, гласящая, что аятолла Али Хаменени и КСИР [Корпус Стражей Исламской Революции – прим. Ф.Ф.А.] всесильны, должна быть пересмотрена». Но не на это ли и была рассчитана «победа» Рохани?

Х. Рохани (а также стоящие за ним Хатами и Рафсанджани) является представителем духовенства (примечательна победа Рохани в одном из религиозных центров страны – в г. Кум, который готовит основные кадры для государственного аппарата), поэтому какие-либо ожидания, что он сдвинет клерикалов с политической авансцены Ирана, мягко говоря, весьма сомнительны.

На данный момент, вопрос о том, был ли Х. Рохани на самом деле избран, или же его «назначили» на этот пост, лично для нас остается открытым.

    2. Не исключено, что в определенной степени эта победа олицетворяет собой реальную смену повестки дня в Иране, которая приведет к, если и не кардинальным, то ощутимым реформам в различных сферах жизнедеятельности страны, а также к смене тона отношений ИРИ с внешним миром.

А реформы в стране, конечно, назрели, о чем говорили и сами кандидаты в ходе предвыборной кампании. Но в этом случае встает новый вопрос: к чему могут на практике привести такие реформы?

Уже вчера брат экс-президента М. Хатами Мохаммад Реза Хатами выступил с призывом освободить лидеров «Зеленого движения» Мусави и Карруби. Пойдет ли на этот шаг новый президент? Вернее, будет ли ему позволено это сделать?

Наконец, вопреки ожиданиям многих наблюдателей, прошедшие выборы президента не привели к беспорядкам в Иране (если придерживаться первого из двух означенных выше вариантов, это означает победу Рахбара – временную, но все же победу). Означает ли это, что с победой «реформатора» Запад уже перестанет замышлять какие-то «цветные революции» в Иране, и население страны избавится, наконец, от бремени жестких санкций, о чем с такой уверенностью обещал сам Рохани?

Учитывая годы учебы Х. Рохани в Великобритании и его дальнейшую эмиграцию во Францию, первые осторожные, но все же, в целом, положительные реакции стран Запада на избрание его президентом ИРИ, плюс ко всему этому, еще его «безразличное» отношение к ближайшему соседу Ирана – России, конечно, Запад вполне может считать Х. Рохани «своим человеком», при президентстве которого можно ожидать какого-то «налаживания отношений». С другой стороны, если учитывать, что «церемониальный президент» Ирана вовсе не в силах самостоятельно решить какие-то существенные проблемы, и высшее руководство государства продолжит свой же курс, то это вряд ли может удовлетворять Запада и его союзника – Израиль. Как заявил на вчерашней встрече со своим американским коллегой министр обороны Израиля, «выборы в Иране не приведут к изменениям» («The Jerusalem Post»). Более того, ни для кого не является большим секретом, что Западу нужен не «свой» президент в Иране (хотя и это уже не плохо). Ему нужен Иран целиком и полностью. А это вряд ли  в силах Х. Рохани даже с его «прозападной ориентацией». Об этом свидетельствуют первые реакции западных аналитиков на прошедшие в Иране выборы.  «Мы – единственная страна мусульманского мира, которая проводит честные президентские выборы, заявляет Иран, - пишет ведущий эксперт Центра международных и стратегических исследований Эдвард Люттвак. - И в 2005 году это было действительно так: серьезная схватка двух реальных соперников, Ахмадинежада и Рафсанджани. Выборы 2009 года тоже замышлялись как честные, но, когда стало ясно, что Мусави побеждает, духовенство дрогнуло и решилось на откровенный подлог. На сей раз аятоллы не обеспечили даже видимости подлинного выбора, признав тем самым полное идейное фиаско. Отныне иранский режим есть ничем не прикрытая диктатура».

Поэтому иранскому руководству вряд ли стоит успокаиваться фактом спокойного завершения выборов. Не исключено, что такой спокойный исход может быть обусловлен горьким опытом предыдущих выборов президента в 2009 году, когда «Зеленое движение», поддерживаемое Западом, потерпело полное фиаско. Судя по всему, Западная коалиция для главного удара по Ирану, в плане организации там «новой весны», выберет более подходящее время, когда иранские власти меньше всего будут ожидать этого. Так было во всех остальных революциях «Арабской весны», так было на площади Таксим в Турции, скорее всего, так будет и в Иране.

В этом плане, избрание нового президента для Ирана является лишь началом новых и тяжелых испытаний. Поможет ли Ирану выкарабкаться из тяжелой ситуации «прозападная ориентация» нового президента? Отметим, что ни в одной другой стране такая ориентация руководителя государства на Запад ей не помогла.

http://www.iarex.ru/articles/37794.html

Цитировать
Самой большой интригой прошедших выборов был вопрос об участии в них граждан страны.


Знакомые  из Тегерана в субботу рассказывали по телефону, что народ очень неохотно шёл голосовать. Так что сроки продлили явно не из-за очередей  ;)
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Израиль игнорирует протянутую Ираном руку
« Ответ #135 : Вторник 17 Сентября 2013 23:26:39 »

Нашла и перевела : Tortilla
Издание: Pârse & Pârse پارسه و پارسه
Автор: Ardašir Pârse
Дата опубликования статьи: 12 сентября 2013


Иран - Израиль

Израиль игнорирует протянутую Ираном руку



Израиль опасается потерять право на возможный удар по Ирану и боится того, что США поддадутся на мягкий тон Хассана Рухани. Это достойно лишь сожаления, что премьер-министр Беньямин Нетанияху и президент Шимон Перес не утруждают себя реакцией на дружественный жест (нового) иранского президента Хассана Рухани. Вместо этого, Нетанияху избрал путь дальнейших угроз и просто высмеял попытку Рухани. Вероятно, можно понять того, кому знакома сущность Исламской Республики, тот вполне может недоверчиво относиться к мягким тонам (речи). Нет никакого сомнения, что Иран нужно оценивать по его делам, а не по речам, тем не менее, даже в состоянии вражды, царящей между двумя странами, не будет излишним, и скорее всего даже выгодным, соблюдать известную меру вежливости и норм поведения. *

Иран является единственной страной среди соседей Сирии, не приведшей свою армию в положение боевой готовности. В то время, как военные Турции, Иордании, Ирака и, разумеется, Израиля,  во всю демонстрируют игру мускулов, проводят передислокации частей и располагают группы для отражения химических атак на сирийской границе, Иран пытается настаивать на точке зрения, что угроза военного вторжения в Сирию не должна осуществиться. И хотя Иран не является страной, которой непосредственно угрожают, как минимум в настоящий момент, тем не менее в нём нет и уверенности, что сирийский президент Башар аль-Асад сможет и в дальнейшем сопровождать национальные интересы Ирана и его позицию в регионе.

В Иране растёт число публичных выступлений на тему "Мы полагаем, что правительство Сирии допустило ряд серьёзных ошибок, которые, к сожалению вымостили дорогу к (нынешней) ситуации и создали возможность применения насилия", как сказал на прошлой неделе в интервью "Aseman Weekly" министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф. Согласно другому сообщению, Ала аль Дин-Бороуджерди, глава международного комитета и комитета безопасности иранского Меджлиса ясно дал понять аль-Асаду, что "Иран не пойдёт на сделку с Западом для того, чтобы свергнуть его, но и не будет принимать участия в военных действиях, возможно предпринятых для его защиты".

Иранский профессор и комментатор Садех Зибакалам, пишущий для реформистской газеты "Etemaad", представил сирийскую дилемму с новой, оригинальной точки зрения. Если Сирия подвергнется нападению Запада, пишет он, то отношения между союзниками Сирии и Западом станут настолько холодными и тёмными, что у нового иранского президента Хассана Рухани не останется ни одного шанса на улучшение отношений и разрядки напряжённости между Ираном и Западом. В таких условиях Рухани остаётся только влиться в ряды своих офицеров, в то время как политика разрядки отношений с Западом полностью исчезнет с повестки дня, как и сам Рухани со своего поста (президента), пишет Зибакалам.

Мухаммед али Субхани пишет в "Bihar", что иранское правительство должно в первую очередь нести ответственность за иранский народ и выполнять свои обязанности, а также обещания, данные своим собственным гражданам. Потому оно (правительство) не должно отклоняться от взвешенной полтики и не должно допускать влияния событий в соседней Сирии на внутренние дела Ирана.

И если иранский министр обороны генерал Хуссейн Дехган скажет, что нет необходимости посылать в Сирию войска или оружие, а у Ирана нет таких намерений, поскольку Сирия не нуждается в помощи, то это даёт возможность сделать вывод, что вопреки нынешней стратегии, согласно которой удар по Сирии будет расцениваться как удар по Ирану, всё больше набирает силу новый тренд развития мнений в Иране: Сирия стала обузой.

Выбор президентом Хассана Рухани имел ясную, большую и заранее обозначенную цель: окончание санкций против Ирана, что может вернуть бурный экономический рост, не затрагивая при этом собственных интересов. Термин "интересы" включает в данном случае возможность дальнейшего развития ядерных технологий. Хотя это два взаимоисключающих друг друга принципа, но Рухани стремится снять это противоречие посредством своих дипломатов - новая форма диалога с Западом, основанная на новых, успокоительных словах, включающих признание Холокоста, новогодние приветствия и обращения к евреям, активную деятельность вновь открытого посольства Великобритании в Тегеране и передачу ведения переговоров по ядерным вопросам в ведение Министерства иностранных дел и его нового руководителя Зарифа, вместо прежнего Верховного Совета Национальной Обороны. 

Все эти изменения на Западе оцениваются как косметические, и Запад требует доказательств серьёзности намерений Ирана. Но и "косметика" может иметь стратегический смысл, в первую очередь тогда, когда её поддерживает сам Верховный правитель аятолла Али Хаменеи.

Первый важный международный экзамен наступит для Рухани ещё в этом месяце, когда он будет держать речь на Генеральной ассамблее ООН, речь, которую ждут в мире для того, чтобы услышать как конкретно озвучит Тегеран новые веяния. Хотя никто не ожидает, что Рухани откроет планы Ирана, рассказывающие о том, что заморожено обогащение урана на ядерных реакторах или остановлено дальнейшее развитие атомных технологий. Но сообщение о некоторой "прозрачности" - в том числе и о доступе международных инспекторов на (военно-промышленный) комплекс Парчин и другие объекты, в посещении которых до сих пор было отказано - стало бы более чем ясным сигналом о стратегическом повороте в политике. Однако о выполнении требований США и Израиля о контроле над объектами, находящимися вне компетенции МАГАТЭ, например над иранской ракетной программой, не может идти и речи.

Хоты до сих пор высказывания Рухани и его главного руководства не дают ни намёка на то, что существуют практические планы замораживания работ по обогащению урана, или, по крайней мере, их сокращения. И ещё меньше указаний на то, что Хаменеи согласится на ряд уступок Рухани, которые вообще позволят сделать такие шаги. Однако отсутствие агрессивной риторики, которая характеризовала бывшего иранского президента Махмуда Ахмадинежада, как например: "Иран никогда не откажется от права проводить обогащение урана", и не в последнюю очередь дискуссии, о которых хочет договорится Зариф со своей коллегой из ЕС Кэтрин Эштон, назначив ранний срок в рамках заседания группы "5+1", могут стать первым ясным сигналом, что это может быть более чем просто "косметическая дипломатия".

Эти изменения ожидают реакции Запада. И потому вызывает сожаление, что премьер-министр Беньямин Нетанияху и президент Шимон Перес не утруждают себя реакцией на дружественный жест иранского президента. Вместо этого, Нетанияху избрал путь дальнейших угроз и просто высмеял попытку Рухани. Вероятно, можно понять того, кому знакома сущность Исламской Республики, тот вполне может недоверчиво относиться к мягким тонам. Нет никакого сомнения, что Иран нужно оценивать поего делам, а не по речам, тем не менее, даже в состоянии вражды, царящей между двумя странами, не будет излишним, и скорее всего даже выгодным, соблюдать известную меру вежливости и норм поведения.

Оригинал статьи



* Хммм, забавная интерперетация... А вот что пишут по этому поводу в израильской прессе:

Рухани: "Израиль - старая рана, которую пора вылечить"

Сегодня (2 августа) в Тегеране в рамках "Дня Аль-Кудс" ("Дня Иерусалима"), который отмечается в последнюю пятницу месяца Рамадан, прошла массовая антиизраильская демонстрация. Новый президент Хасан Рухани воспользовался этой возможностью, чтобы в очередной раз заклеймить "сионистского врага".

Он заявил, что "сионистский режим был в течение многих лет раной на теле исламского мира и пора уже залечить эту рану". Таким образом, косвенно он подтвердил стремление руководства Ирана уничтожить Израиль.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу так отреагировал на эти слова президента Ирана: "Истинное лицо Рухани раскрылось раньше, чем ожидалось. Даже если сейчас власти станут отрицать суть сказанного, всем понятно, что это и есть план действий иранского режима".

"Мир должен избавиться от иллюзии по поводу Ирана", - добавил он.

Несмотря на свои высказывания, Хасан Рухани считается самым умеренным кандидатом из шести баллотировавшихся на пост президента Ирана, так как в прошлом он призывал к освобождению политических заключенных и возобновлению дипломатических отношений между Ираном и Соединенными Штатами.
http://9tv.co.il/news/2013/08/02/155581.html


А между тем...

МАГАТЭ не может подтвердить мирный характер ядерной программы Ирана
Иран не дает возможности проверить отсутствие неучтенных материалов

ВЕНА, 16 сентября. /Спец. корр. ИТАР-ТАСС Николай Гончаров/. Международное агентство по атомной энергии / МАГАТЭ/ не может подтвердить использование Ираном ядерных материалов исключительно в мирных целях. Об этом заявил сегодня гендиректор МАГАТЭ Юкия Амано, выступая на Генеральной конференции этой организации.

«Агентство продолжает проверку неучтенных ядерных материалов, согласно соглашению о гарантиях. Однако Иран не осуществляет необходимого сотрудничества для того, чтобы дать возможность проверить отсутствие незаявленных материалов и деятельности», — сказал он. «Поэтому агентство не может сделать вывод о том, что все ядерные материалы используются в мирных целях», — указал гендиректор.

Он также констатировал, что представления МАГАТЭ о ядерной программе КНДР «являются ограниченными». «Мы не смогли выполнить действия по проверке в КНДР начиная с 2009 года», — сказал он.

Амано признал, что ему «не удалось выполнить» возложенный на него мандат по выполнению гарантий МАГАТЭ по ядерному нераспространению на Ближнем Востоке.

Переговоры с «шестеркой»

21 августа стало известно о замене иранского представителя при МАГАТЭ. Так, представителем Исламской Республики при Международном агентстве по атомной энергии стал Реза Наджафи. Он сменил Али Асгара Солтание, который приобрел в Вене репутацию неуступчивого партнера.

Вести переговоры с «шестеркой» президент Роухани уполномочил МИД страны. Как ранее сообщало агентство ИРНА, главой делегации на переговорах возможно станет секретарь Высшего совета национальной безопасности Саид Джалили. Смена представителя Ирана при МАГАТЭ «выглядит вполне логичной» после того, как ранее бывший глава МИД Али Акбар Салехи был назначен на должность руководителя Организации по атомной энергетике Ирана, отмечают источники.

Ранее новый иранский министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф, входивший в состав переговорной группы под руководством нынешнего президента Роухани, заявлял, что Тегеран «интересует не сам переговорный процесс, а его успешное завершение, отвечающее интересам всем сторон».

11 сентября президент Ирана заявил о готовности страны к переговорам по своей ядерной программе.

«Мы полностью готовы к серьезным переговорам со всем миром, с “шестеркой” и Международным агентством по атомной энергетике /МАГАТЭ/», — подчеркнул Роухани.
http://news.mail.ru/politics/14785197/
« Последнее редактирование: Вторник 17 Сентября 2013 23:28:17 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Персидские сладости Роухани
« Ответ #136 : Среда 25 Сентября 2013 17:02:50 »
Персидские сладости Роухани


Новый президент Ирана начал тонкую дипломатическую игру, целью которой должно стать снятие с его страны экономических санкций. Шанс на это у иранцев появился после того как военная операция против Сирии была отложена благодаря блестящей дипломатической операции России. Однако Запад не торопится снимать санкции – слишком явно нежелание Тегерана давать какие-то конкретные обещания.

Очередная сессия Генеральной ассамблеи ООН, которая редко приносит серьезные новости, неожиданно оказалась в центре внимания СМИ. Дело в том, что именно там недавно избранный президентом Ирана Хасан Роухани заявил, что Холокост – это преступление, совершенное нацистами, которое "достойно порицания". Сказано это было, правда, не в ходе сессионного вступления иранского лидера, во время которого по традиции зал покинула израильская делегация. Роухани всего лишь ответил на вопрос журналистики телеканала CNN, которой он согласился дать интервью после выступления. Причем ответил весьма уклончиво.

"Я не историк… но могу сказать, что любое преступление против человечности, в том числе то, которое совершили нацисты как против евреев, так и против неевреев, достойно порицания", — сказал Роухани. А затем уточнил, что не думает, что такого рода исторические события, тем не менее, дают той или иной нации право на захват чужих территорий, явно намекая на Израиль.

В ходе своего официального выступления Роухани также давал поводы к оптимизму, заявляя, например, что готов незамедлительно начать переговоры по поводу иранской ядерной программы, если право его страны на мирную ядерную энергию не будет поставлено под сомнение.

Тем не менее, это заявление стало сенсационной новостью, в связи с тем, что предшественник Роухани на посту президента Ирана Махмуд Ахмадинежад категорически заявлял, что Холокост – это миф. На фоне появлявшегося ранее в микроблоге в Twitter поздравления от действующего иранского президента с иудейским праздником Рош Ха-Шана многие комментаторы поторопились заговорить об изменении иранской внешней политики, потеплении отношений с Западом и даже готовности к компромиссу с Израилем.

Определенные предпосылки к этому, конечно, есть. Практически одновременно с выступлением Роухани на сессии Генассамблеи ООН иранский министр иностранных дел встречался со своим британским коллегой. Тема была обозначена как "нормализация отношений". В связи с чем глава МИД Великобритании Ульям Хейг пояснил: "От Ирана требуются конкретные шаги, как только они будут приняты, наши отношения улучшатся. И мы начали обсуждать улучшение наших двусторонних отношений".

Тем не менее очевидно, что первая часть заявления британского министра заметно важнее второй. Запад уверен, что Иран начинает сгибаться под давлением экономических санкций, и ждет от хитрых персов не просто покаяния, признания Холокоста или даже, на что вряд ли стоит сегодня надеяться, признания права государства Израиль на существование.

От иранцев ждут сворачивания ядерной программы или, как минимум, постановки ее под жесткий международный контроль, на что Роухани в здравом уме и твердой памяти вряд ли согласится. А если бы он на это и пошел, в Иране найдутся силы, которые смогут "поправить" президента страны, который вовсе не является в Исламской республике верховным правителем.

Весьма показательно, что в кулуарах ООН после выступления иранского президента распространились слухи, будто он отказался от прямой встречи с президентом США Бараком Обамой. Такая встреча стала бы куда более весомым шагом, чем туманные заявления и неопределенные, но доброжелательные жесты в сторону Израиля. Иранцы явно надеются, что этого хватит для того, чтобы добиться отмены хотя бы части действующих против их страны на данный момент экономических санкций. Большего они явно не хотят. Роухани вряд ли так уж нуждается просто в улучшении отношений с Западом без извлечения из этого экономической выгоды.

Однако и западные дипломаты не первый день имеют дело с иранцами и неплохо изучили их тактику. На сладкие комплименты из Тегерана на Западе отвечают столь же бессодержательными обещаниями и добиваются конкретных гарантий и договоренностей. Если министр иностранных дел – то юридических обязывающих документов. Если президент – то встречи с американским лидером. Потому что при переговорах такого уровня и подписывать ничего не надо – любое публичное заявление становится аналогом официального документа.

Роухани это отлично понимает. Потому и не идет на встречу с Обамой, а делает свои прекраснодушные заявления в эфире телеканала CNN. Медийный эффект почти одинаковый – а обязательств никаких. Вопрос только в том, как долго получится у иранцев продолжать эту игру – ведь экономика принуждает их не на словах, а на деле добиваться отмены санкций. Для этого придется идти на вполне реальные уступки, к чему в Тегеране явно пока не готовы.

Иван Преображенский
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2013/09/25/1179864.html
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн piwasikas

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8161
  • ☭ girmek yasaktir! ☭
Re: ИРАН
« Ответ #137 : Пятница 27 Сентября 2013 14:08:38 »
«Прирученный Иран»: о возможном мире c Америкой и мишени «экспорта шиитской революции» на севере

В полной мере понять смысл прорывного, если не вообще сенсационного заявления президента Ирана о Холокосте, который был, — невозможно, не рассмотрев хотя бы вкратце, предшествующие сенсации события.


Итак. Началось с того, что в «цивилизованную» прессу внезапно просочились смутные намёки о том, что, дескать, м-р Обама по доброй воле и безо всякого принуждения направил новоизбранному главе Исламской Республики теплое письмо с предложением начать жизнь с чистого листа. Экспертное сообщество мгновенно рассудило в том смысле, что новость, скорее всего, вброс, — но ошиблось. Практически сразу факт отправки письма в Тегеран подтвердил сам президент США, после чего официальный спикер Госдепа, развивая мысль босса, заявил, что нельзя исключать «случайной встречи» двух лидеров в кулуарах ООН.

А потом — чудо чудное! — подтверждение пришло и с иранской стороны. «Да, президент Обама направил мне письмо, — признал г-н Рухани. — На мой взгляд, тон этого письма позитивен и конструктивен. Это, возможно, совсем незаметная и незначительная подвижка, однако она может приблизить к большому будущему. Считаю, что лидерам всех государств следует действовать в соответствии с национальными интересами и не поддаваться давлению со стороны…»

Намек прозвучал более чем внятно. Мгновенно встревожилась пресса Эр-Рияда и (крайности сходятся) Иерусалима, которым любое американо-иранское потепление как нож острый; многие влиятельные лица выразили, как говорится, «осторожное недоумение» — и когда 24 сентября выяснилось, что иранская делегация, прибывшая в Нью-Йорк на сессию ГА ООН, «не рассматривает всерьёз возможности» той самой «случайной встречи», у многих отлегло от сердца.

Но, как выяснилось, зря: спустя всего сутки г-н Рухани дал большое интервью, в котором расставил все точки над «ё», пояснив, в частности, что «личная встреча с Обамой не состоялась лишь потому, что, хотя желание было взаимным, времени на подготовку к разговору не оставалось совершенно, а такие встречи должны приводить к серьезным результатам», далее подчеркнув, что готов к «серьезным переговорам по поводу ядерной программы Ирана, настроен идти очень далеко и уполномочен народом предложить американцам мир и дружбу».

И вот в этом-то интервью как раз и был затронут ключевой для обеих сторон вопрос о Холокосте. Причем, в формулировках настолько важных, что без обширной цитаты не обойтись. «Я не историк, — заявил Хасан Рухани, — и не могу судить о масштабах Холокоста, но могу сказать, что любое преступление, совершенное в прошлом против человечности, включая преступление нацистов против евреев, достойно порицания и осуждения… Все те преступные деяния, которые они совершили против евреев, мы осуждаем. Лишение человека жизни является недостойным. И не важно, является ли эта жизнь— жизнью еврея, христианина или мусульманина. Для нас они равны». Далее, разумеется, последовало и прозрачное пояснение насчет Израиля: «Но если нацисты совершили преступления против определенной группы, это не дает данной группе права узурпировать землю другой группы и занять её территорию. Это достойно осуждения. Должна вестись беспристрастная дискуссия».

Вот здесь уже, в самом деле, сенсация. Буквально в каждой формулировке.
Следовательно, без разъяснений не обойтись.

Прежде всего, журналистская мантра, разлетевшаяся по всему миру, — дескать, «Президент Хасан Рухани в отличие от своего предшественника Махмуда Ахмадинеджада не отрицает Холокост», — запредельно упрощена. Строго говоря, г-н Ахмадинежад тоже не отрицал того факта, что где-то в Европе когда-то нацисты убивали евреев. Открыто выражал сомнение в цифрах, нюансах, деталях, но факта не отрицал. Однако выводы из этого делал совершенно конкретные: если евреев убивали в Европе, то с какой стати потери им компенсированы за счет арабов, а не немцев? — а следовательно, пусть Израиль убирается куда угодно и процветает где угодно, но не на Ближнем Востоке. И плюс к этому, позволял себе то, что с точки зрения Запада позволять себе нельзя ни в коем случае: озвучивал факты, свидетельствующие о причастности к Холокосту не только немцев, но и тогдашних политических элит Великобритании и США, а также (опосредованно) руководителей сионистского движения.

Такой подход, — практически полностью воспроизводивший взгляды покойного аятоллы Хомейни, — делал невозможным хотя бы минимальное политическое сближение. В отличие от позиции г-на Рухани, который, — ни в чём не поступаясь принципами, — по максимуму возможного смягчает все острые углы: (а) допускает, что масштабы Холокоста были очень велики, (б) осуждает действия нацистов как «преступные», (в) конкретно и четко говорит только о «нацистах» и, более того, в отличие от предшественника, констатирует, что по вопросу о существовании Израиля возможна «беспристрастная дискуссия».

По большому счету, тем самым снимаются все принципиальные противоречия и открывается возможность диалога, причем вполне понятно, что такое смягчение позиции санкционировано духовенством Ирана и лично рахбаром Хаменеи. Говорить подобное от себя лично президент (в иранских раскладах фигура подчинённая) не посмел бы. А дополнительно одобрение свыше подтверждено фактом недавнего выступления г-на Рухани на встрече с командованием Корпуса Стражей исламской революции, которых он предостерёг от вмешательства в политику. Учитывая, что фактически главой КСИР является аятолла Хаменеи, совершенно ясно, что это заявление, — прозрачный намек на неуместность радикализма, — прозвучало с подачи рахбара.

Что же, в самом-то деле, происходит? А происходит вот что.

Иран в принципе на подъёме. Эпоха революционного порыва давно прошла, страна вполне динамично развивается, возник и оброс жирком городской класс профессионалов, установился социальный консенсус, — и его гарантом выступают кумские дедушки, которым только и по силам обеспечивать определенные социальные гарантии, сдерживая предельно взрывоопасный потенциал перенаселённых деревень и предместий. Аятоллы, — назовем их идеологами, — держат страну в жесткой узде, жестоко выжигают преступность, но не мешают тому самому городскому классу расти и процветать, и городской класс это ценит.

При этом аятоллы, люди старые и мудрые, вовсе не хотят «экспортировать революцию»; им вполне хватает Ирана, они сознают, чем может кончиться прямая стычка с Западом, и дорожат стабильностью. В отличие от бывшего президента. Тот, человек предельно богобоязненный, в политике был не прагматиком, но чистым романтиком. Он выражал интересы той самой деревни и тех самых предместий, и потому стремился к «перманентной революции», при которой политику определял бы он, а духовенство бы только молилось и следило за благопристойностью, — и готов был идти на максимальное обострение внешней политики.

Нет никакого секрета в том, что эти острые, хотя внешних приличий не нарушающие противоречия между Кумом и Тегераном в последние два года были контрапунктом иранской политики. Г-н Ахмадинежад стремился расширить зону влияния, а духовенство всячески его одёргивало, не позволяя пускаться в авантюры, которые, укрепляя позиции президента, в то же время могли бы поставить под раздачу Исламскую Республику.

В итоге, как известно, г-н Ахмадинежад проиграл: его попытка организовать «бахрейнскую весну» была купирована, а затем на его политической стратегии и вовсе поставили полумесяц, просто-напросто не допустив к выборам его ближайшего друга и единомышленника, при котором экс-президент рассчитывал реально управлять страной. А теперь, когда «линия Ахмадинежада» оборвана, и оборвана демонстративно, — возникли условия и для диалога с США.

Ведь, если подумать, что нужно аятоллам? Чем они не могут поступиться?

Поступиться они не могут своей властью (то есть, принципом теократии), «особыми связями» с шиитами Ирака и Ливана и предельно важным идеологически принципом «борьбы за права мусульман Палестины». Вопрос о ядерном оружии принципиальным не является — при условии, что Штаты дадут гарантии, но серьезные гарантии, ненападения. Взамен они хотят снятия санкций и права управлять Ираном так, как считают правильным.

А что нужно США?

Спокойствие за свою зону интересов (в первую очередь, монархии Залива и Израиль), «корректное» решение сирийского вопроса (то есть, свёртывания иранской ядерной программы) и возможность (при необходимости, которой сейчас нет, но может появиться) контролировать поставки иранской нефти Китаю.

В такой ситуации казавшийся недавно полной фантастикой консенсус для обеих сторон желателен и возможен. Благо самые сложные вопросы, если вдуматься, не так уже сложны. В случае потепления, а то и примирения Тегеран, конечно, не прекратит проклинать Израиль, но брань на вороту не виснет, а если вопрос удастся перевести в режим «беспристрастной дискуссии», так и тем паче. А что касается гарантий после отказа от ядерного проекта, то тут есть интересный нюанс.

Многие эксперты полагают, что аятолл должен насторожить пример Каддафи, пытавшегося поладить с Западом и на том проколовшегося. Однако в данном случае расклады совсем иные. «Прирученный» шиитский Иран, контролирующий шиитские районы Ирака и шиитов-хазарейцев в Афганистане, по прогнозам — правильным, на мой взгляд — американских аналитиков, может быть идеальным «жандармом региона».

То есть противовесом суннитским соседям, — и монархиям Залива, и Пакистану, если там дорвутся до руля исламские радикалы (что, к сожалению, более чем вероятно). И афганским талибам, которые (в этом сомнений нет) скоро вернутся в Кабул. Однако всем понятно, что такие функции Иран может исполнять только при условии сохранения там жесткого идеологического режима, а при любой демократии Иран поползет по швам, открывая дорогу халифатчикам. Следовательно, теократия аятолл на обозримый период будущего Дом и Холм вполне устраивают.

Таким образом, глобальные интересы двух стран не противоречивы, а обо всём прочем можно договориться. Известно же: незачем убивать, если можно купить и приручить. А пассионарную энергию огромного количества иранской молодежи из упомянутых деревень и предместий, которую г-н Ахмадинеджад планировал канализировать в «экспорте исламской революции», всегда можно перенаправить в русло новой, согласованной с американцами зоны иранских интересов, на Южный Кавказ и вообще Каспий. Где, правда, Ирану придется так или иначе столкнуться с Россией, но тут со стороны Дома и Холма возражений не будет.

Лев Вершинин
однако

NO GODS, NO MASTERS
AGAINST ALL AUTHORITIES

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Re: ИРАН
« Ответ #138 : Суббота 28 Сентября 2013 16:37:19 »
Логично рассуждает Вершинин.... Интересно!! Может так оно и есть. Роухани не Ахмадинежад. Вполне себе ручной и пушистый, а бывший президент продолжает оставаться и по сей день виновным в том, что в результате санкций ухудшилось положение народа в Иране. Правда только народа, муллы не особо пострадали (как рассказывают мои знакомые иранцы из Тегерана). В Тегеране, кстати, жизнь вполне себе ничего. Провинции больше попали под раздачу.




Президенты США и Ирана поговорили впервые за 34 года


Барак Обама и Хасан Роухани по телефону обсудили соглашение по ядерной программе Тегерана. Это первые переговоры между американским и иранским президентами с 1979 года.

По словам президента Обамы, он заявил иранскому коллеге, что в процессе достижения соглашения могут возникнуть серьезные препятствия, и успех переговоров не гарантирован.

В тоже время Обама верит, что лидеры стран могут найти комплексное решение проблемы.

Тегеран всегда утверждал, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер, тогда как западные страны настаивали, что цель ядерных разработок Ирана – создание оружия массового поражения.
http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2013/09/130927_rn_obama_rouhani_talk.shtml
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Зверь Мохнатая

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3301
  • Из Дремучего Леса
Re: ИРАН
« Ответ #139 : Суббота 19 Октября 2013 18:16:38 »
Реза Саджади уезжает из России  :(

В ЖЖ Резы Саджади,  посла Ирана в России
До свидания, прекрасная, чудесная Россия!



Мои дорогие друзья,

Наш земной мир устроен так, что им правит время, и все дела этого мира привязаны ко времени – а потому, всякое начало имеет и свое завершение.

К сожалению, этому правилу следуют и дипломатические миссии. Вынужден сообщить печальную новость: срок моего пребывания на посольском посту подходит к концу и мне придется покинуть прекрасную, чудесную Россию и ее замечательных жителей примерно через 20 дней.

Но есть и хорошая новость: любовь и сопереживание связаны с нашими душами и, в отличие от материального мира, не поддаются диктату места и времени. Поэтому, уезжая из России, я уверен, что любовь добрых жителей этой прекрасной страны не только не уменьшится, но будет лишь расти и я всегда буду с радостью вспоминать дни, проведенные здесь с дорогими мне друзьями, которые годами оставались рядом со мной.

Я верю, что судьбы двух наших стран и народов связаны вместе, и мы вместе находимся на палубе корабля, пробивающегося сквозь бурлящие морские волны в шторм. И потому, даже если мы сами того захотим, мы все равно не сможем забыть друг друга и друг от друга отдалиться.

Даст Бог, перед отъездом из России, я скажу свои заключительные слова вам в форме видеозаписи.
Причина того, что я сообщил о данной новости сейчас в том, что я хотел сам рассказать вам о своем отъезде прежде, чем вы услышите об этом от других.

3 октября, 2013
http://sajjadi.livejournal.com/315543.html

Обращение посла Ирана перед отъездом из России
 (видео)

18 октября, 2013
http://sajjadi.livejournal.com/322072.html


Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Детские браки в Иране
« Ответ #140 : Пятница 25 Июля 2014 16:28:47 »

Нашла и первела с немецкого: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Тransparency For Iran
Автор: (перевёл с персидского) Фаруг Хуссейн Поур
Дата опубликования статьи: 23 апреля 2012



Украденное детство


Детские браки в Иране

Растёт количество детских свадеб в стране. Заключение браков между несовершеннолетними разрешено уже более 34-х лет.  В то время, как консерваторы поддерживают это, борцы за права женщин и детей требуют ликвидации детских браков.



Они ещё были детьми, посещали школы и играли в куклы. И вдруг внезапно должны стать супругами мужчин, зачастую гораздо более старшего возраста.  Заключение брака подразумевает и уход из школы. Детству приходит конец. Таковы впечатления многих иранских женщин, которых в юном, или даже детском возрасте, насильно выдали замуж.

Согласно официальным заявлениям, такая судьба в современном Иране не является чем-то исключительным.  На прошлой неделе иранская "Национальная организация гражданских регистраций" обнародовала новые цифры: только в период с марта по декабрь 2013 было выдано замуж примерно 31.000 девочек моложе 15-ти лет.  Эта цифра в четыре раза превышает аналогичные данные 2011 года - тогда насчитали всего 7.440 детских браков.

При этом дети получаются предоставлены не только воле своих родителей, но и закону.  Согласно параграфу 1014 иранского гражданского кодекса, который базируется на исламском праве, девочки имеют право вступать в брак с 13 лет, а мальчики - с 15-ти.  Кроме того, родители девочек моложе 13-ти лет могут обратиться к судье, который подтвердит "брачную зрелость" дочери. Таким образом, уже детей в возрасте от 7-8 лет родители могут вполне легально выдать замуж.

Иранский адвокат Ширин Эбади * уже много лет борется за права детей в Иране.  Под угрозой таких насильственных ранних браков находятся, в первую очредь, девочки из бедных семей, говорит в интервью TFI лауреат Нобелевской премии, живущая с 2009 в эмиграции.  Это "один из видов торговли людьми", уверена Эбади: "Поскольку чаще всего совсем молоденьких девочек выдают замуж за состоятельных мужчин. И родители  при этом выторговывают себе за невесту солидный выкуп".

Никаких убежищ



Ширин Эбади: мы должны достичь того, чтобы в будущем мужчины, которые женятся на несовершеннолетних девушках и отцы, принуждающие дочерей к насильственным бракам, несли бы наказание.

Однако причиной детских браков являются не только экономические основания. Эбади известно несколько семей, которые хоть и живут на грани нищеты, тем не менее, делают всё возможное для того, чтобы обеспечить  детям школьное образование.  Чаще всего причинами, ведущими к насильственным ранним бракам, являются строгие культурные традиции.  Потому правозащитница настаивает на "просветительской деятельности".  Основанная в 1994 году  организация "Общество по защите прав детей", стала первой в Иране, предложившей пострадавшим горячую телефонную линию.  Эбади вспоминает, что тогда о помощи просили и девушки, состоявшие в насильственных браках.  Однако в этой ситуации мало чем можно помочь.  В первую очередь потому, что в Иране нет убежищ для пострадавших: "Здесь не существует так называемых "Женских приютов". Многие девушки, бегущие от насильственных браков, оказываются просто на улице."

Жестокие последствия

Девушки и женщины, вступившие в брак ещё детьми, чаще становятся жертвами физического и сексуального насилия, чем женщины, самостоятельно вышедшие замуж в более зрелом возрасте. Кроме того, насильственные браки часто являются причиной правонарушений со смертельным исходом между супружескими парами, объясняет Эбади со ссылкой на научное социологическое исследование, проведённое Тегеранским университетом.  Согласно этим данным число женщин преступниц перевешивает число мужчин.  При этом речь идёт именно о девушках, насильно выданных замуж в детском возрасте.  Таким образом в 2011 исследованы были супружеские убийства в 15 провинциях страны (всего их 31).

Согласно исследованиям, в провинциях, где разводы не имеют явно негативных последствий, число женщин, совершивших убийство мужей, значительно ниже, чем в других.  По официальным данным, в год совершается в среднем 800 разводов пар, в которых супругам всего от 10 до 14 лет, и 15.000 разводов с женами в возрасте от 15 до 19 лет.

Кроме того, ранние браки ведут к негативным последствиям для здоровья.  Смертность среди матерей моложе 15-ти лет в пять раз превышает смертность среди взрослых.  Дети от несовершеннолетних матерей также больше подвержены риску заболеваний, подчёркивает Эбади.  Опасность того, что дети несовершеннолетних матерей умрут  на первом году жизни, на 50% выше, чем для женщин, чей возраст к моменту родов достиг 18-ти лет.

Исламское право имеет преимущество


Сегодняшиние правила, регилирующие брачный возраст, базируются на законе, которому более 70 лет

Хотя Иран в 1990 году подписал международную конвенцию детских прав, однако при этом поставил одно условие, говорит Эбади. Это значит: "Исламское право имеет преимущество". Это некорректно, говорит юрист, во-первых,  "что-то подписывать, но при этом ставить условия, а во-вторых, Иран не дал при этом чёткого пояснения, какие именно параграфы конвенции противоречат исламскому праву". ЮНИСЕФ много раз настоятельно просила Иран высказаться по этому вопросу.  Однако они должны проявить больше настойчивости и давления, полагает Эбади: "Речь тут идёт о нарушении международных правил".

"Запретить бракосочетания до 18 лет"


Эбади - как человек и как правозащитница - уже много лет борется за изменение законов. Вместе с другими активистами она смогла добиться того, что во время правления президента-реформатора Мохамеда Хатами (1997 - 2005) брачный возраст для девочек был повышен с 9-ти лет до 13-ти.  "Нашей целью было добиться повышения возраста вступления в брак для девушек до 16 лет", говорит Эбади. Однако Совет стражей (Исламской революции) так долго отказывался утверждать это парламентское предложение, пока не подключился примирительный совет, предложив альтернативный вариант брачного возраста для девочек - 13 лет.

"Брачный возраст должен быть повышен до 18 лет", заявляет Эбади. Нынешние правила основаны на законе 70-летней давности. Во время исламской революции 1974 года, тогдашний глава Ирана шах Мухаммед-Реза Пахлави повысил возраст брачующихся до 18 лет в соответствии с новым семейным законодательством. Однако сразу после революции, реформам дали обратный ход.

Эбади настроена на решительную борьбу до тех пор, пока на родине не появятся законы, лучше защищающие женщин и девушек. "Мы должны добиться того, чтобы мужчины, которые берут в жёны несовершеннолетний, а также отцы, принуждающие дочерей к насильственным бракам, подвергались наказанию."

Оригинал статьи



Примечание переводчика

Ширин Эбади -
 иранская правозащитница и юрист, лауреат премии памяти профессора Торолфа Рафто (2001), лауреат Нобелевской премии мира (2003) «за вклад в развитие демократии и борьбу за права человека, особенно женщин и детей в Иране».

Ширин Эбади родилась в городе Хамадан, в семье профессора коммерческого права Мухаммеда Али Эбади, бывшего главным хамаданским нотариусом. Согласно Британнике она иранского происхождения. В своей Нобелевской лекции, характеризуя свою культурную принадлежность, она заявила: «Я — иранка. Я — потомок Кира Великого».

Окончила факультет права Тегеранского университета (1969) и после полугодовой практики стала судьёй. В 1971 г. она защитила диссертацию, а в 1975 г. стала первой в Иране женщиной, возглавившей местный суд (городской суд Тегерана). Однако после исламской революции в Иране она, как и другие женщины в судебной системе, была переведена на должность секретаря суда, поскольку, по мнению пришедших к власти исламистов, женщина не должна выносить решений, обязательных для мужчин. Эбади подала в отставку и на протяжении более чем 10 лет не могла работать по юридической специальности. В 1993 г. ей удалось наконец получить разрешение на открытие юридической консультации. В 1980-е гг. Эбади, в основном, писала книги и статьи, принесшие ей значительную известность в Иране.

В 1990-е гг. Эбади получила возможность преподавать в Тегеранском университете. Она сыграла важную роль в усилении умеренно-либеральных тенденций в иранском обществе конца 1990-х, а её агитация за увеличение роли женщин в иранской общественной жизни стала важным фактором в победе Мохаммада Хатами на президентских выборах 1997 года.

В качестве адвоката Эбади участвовала в ряде важнейших судебных процессов в Иране 1990-х. В частности, она представляла интересы семей погибших в нескольких делах по поводу убийств иранских интеллектуалов, придерживавшихся оппозиционных взглядов. В ходе одного из этих процессов в 2000 году. Эбади обнародовала видеозапись показаний Амира Фархада Ибрахими, свидетельствовавшего о поступлении от консервативных религиозных лидеров Ирана заказов на убийства политиков из окружения президента Хатами. За разглашение этих показаний Эбади была приговорена к 5 годам тюрьмы (позднее приговор был отменён). Кроме того, Эбади вела ряд дел по поводу запрета иранских газет, защищала неизменно преследуемых в Иране приверженцев религии Бахаи.

Ширин Эбади основала и возглавила две иранские правозащитные организации: Иранское общество защиты прав ребёнка и Правозащитный центр.

Известие о присуждении Эбади Нобелевской премии мира (2003) встретило в Иране двойственную реакцию. По некоторым сообщениям, иранское общество выражало широкую поддержку этого решения, вплоть до уличного ликования. В то же время президент Ирана Хатами выступил с весьма сдержанным заявлением, смысл которого сводился к тому, что Нобелевская премия мира — во многом инструмент политического давления на те или иные страны.

В различных выступлениях после объявления о своём лауреатстве Эбади подчёркивала свою приверженность исламу и свой патриотизм. Так, она высказалась против какого-либо иностранного вмешательства в дела Ирана, заявив, что борьба за права человека должна вестись в Иране самими иранцами. Эбади также выступила в защиту иранской ядерной программы, заявив, что, «не говоря уже об экономической целесообразности, развитие ядерной энергетики — предмет гордости любого народа со славной историей, и никакое иранское правительство, независимо от его идеологических симпатий, не может остановить эту программу».

В ноябре 2009 года у правозащитницы иранские власти изъяли медаль и диплом Нобелевской премии.
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10574
Новая железная дорога соединила Центральную Азию с Ираном

Объем грузоперевозок планируется на уровне до 12 миллионов тонн, в будущем может быть открыто движение и пассажирских поездов



Официальная церемония открытия железной дороги, связывающей Центральную Азию с Персидским заливом, состоялась в среду на станции, расположенной на границе Ирана и Туркменистана.

В церемонии открытия дороги в приграничной туркменской деревне Ак-Яйла приняли участие президенты Ирана, Казахстана и Туркменистана. Дети вручили белые перчатки лидерам трех стран, которые вместе установили на место последний, «золотой» сегмент пути.

Магистраль протяженностью 928 километров, соединяющая Западный Казахстан с городом Горган на севере Ирана, позволит значительно ускорить перемещение грузов между Центральной Азией и рынками Ближнего Востока и других стран Азии.

Железная дорога вписывается в более широкие многонациональные усилия по созданию транспортной сети, облегчающей перевозку грузов через Западную Европу, Россию, Южную Азию и Дальний Восток.

Из представленной видеопрезентации следует, что использование более коротких наземных маршрутов позволит сократить время прохождения грузов между портом Ляньюньган в Китае и Бендер-Аббас в Иране с нынешних 22 дней до 13.

Начальный объем грузоперевозок по открытой в среду железнодорожной магистрали составит до 5 миллионов тонн в год, но ожидается, что позднее эта цифра вырастет до 12 миллионов тонн. Также планируется, что в будущем по ней будут ходить пассажирские поезда.

В своем выступлении на приграничной станции президент Ирана Хасан Роухани назвал открытие маршрута историческим событием для региона.

http://www.golos-ameriki.ru/content/iran-central-asia-new-railway/2543882.html
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн piwasikas

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8161
  • ☭ girmek yasaktir! ☭
Железная дорога вписывается в более широкие многонациональные усилия по созданию транспортной сети, облегчающей перевозку грузов через Западную Европу, Россию, Южную Азию и Дальний Восток.

правильные проекты, которые реально реализуются- в европе все больше треплются на отвлеченно-толерантные темы.

NO GODS, NO MASTERS
AGAINST ALL AUTHORITIES

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика