Автор Тема: Срединная Литва  (Прочитано 3632 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
Срединная Литва
« : Вторник 26 Апреля 2016 15:43:54 »
Срединная Литва

Претенденты

Я уже рассказывал, что в 1920 году, на территории контролируемой Польшей, был создан ряд "национальных армий", которые на излёте советско-польской войны начали свои меленькие войны. Две из них (Слуцкое вооружённое выступление и рейд Русской народной Добровольческой армии под командованием Булак-Балаховича на Полесье) я подробно описывал. Третье (наступление армии Украинской Народной Республики под командованием Петлюры), надеюсь, разберёт кто-нибудь более сведущий в особенностях Украинского ТВД. Они во многом сходны между собой и все закончились одинаково – полным поражением. Ни Украинской Народной Республики (УНР), ни Белорусской (БНР) на картах не появилось. Однако в ряду есть одно исключение и это история возникновения Срединной Литвы. Откуда же она взялась?

"Малые войны" октября-ноября 1920 г


Синим, показаны действия армии УНР (Петлюра);
зелёным - РНДА (Булак-Балахович);
оранжевым – вооружённых сил Срединной Литвы (Желиговский)


Следует описать обстановку, сложившуюся к началу событий. И начать с перечисления сторон, претендующих на территорию Виленской губернии. А таких оказалось немало.


Территория Виленской губернии выделена оранжевым
Зелёная линия – провозглашённые границы БНР
Коричневая – граница Литвы и РСФСР, установленная договором от 1920 г.
Серым показаны границы губерний и уездов Виленской губернии (последние - тонкими линиями)


Провозглашая 25 марта 1918 независимость Белорусской Народной Республики, Рада БНР включила в Третью Уставную грамоту положение о том, что территория БНР включает все земли, "где живёт и имеет численное преобладание белорусский народ". В том числе белорусские уезды Виленской губернии. Причём, судя по карте, речь не шла о проведении границы по межам уездов – претензия выдвигалась так же на юго-восточные части Виленского и Трокского (включая оба города) и большую часть Свенцянского уездов.

Впрочем, в 1920 году БНР, как реальный игрок в делёжке губернии не участвовал. Ни Народная рада в Ковно, ни Наивысшая Рада БРН в Варшаве никаких реальных инструментов воздействия на ситуациею не имели и были вынуждены ограничиться протестами на действия других сторон.

Советское правительство сначала считало территорию частью России. Потом перешло к идее создания буферных псевдонезависимых республик, что привело к провозглашению 16 декабря 1919 года Литовской Советской Социалистической Республики, а 31 декабря - Советской Социалистической Республики Белоруссия. Обе они претендовали на отдельные уезды губернии, но уже 16 января вопрос разграничения отпал сам собою, объединением двух республик в одну – Литовско-Белорусскую ССР ("Лит-Бел"). Объединённая республика тихо скончалась в августе 1919 г, когда, под ударами польских частей, контроль над территорией был почти полностью утрачен. Вплоть до повторного провозглашения ССРБ 31 июля 1920 г., Советское правительство вело речь о территории РСФСР.

На Виленскую губернию претендовала и Литовская Республика, провозгласившая свою независимость 16 февраля 1918 года. Её претензии распространялись на Гродненскую и Сувлковскую губернии. Но в начале 1920 года все они так же были заняты поляками. Таким образом, у недавних противников (Литвы и РСФСР) образовался общий интерес – борьба с Польшей. Правительство Литвы понимало, что самостоятельно не сможет отвоевать искомое, Совнарком согласен был забыть про почившую Лит-Бел ради обеспечения фланга планируемого наступления Западного фронта. После двухмесячной торговли за территории, 12 июля 1920 был подписан мирный договор, устанавливающий границу между двумя государствами. По договору за РСФСР оставались только Вилейский и Дисненский уезды (за небольшими исключениями), а так же части Лидского и Ошмянского уездов.

Но у Польши были свои планы как на Виленскую, так и на все остальные "литовские" губернии. Здесь под термином не все территории, когда-то входящие Великое Княжество Литовское, а только западные, которые к "литовским" относило административная система Российской Империи. (В противовес восточным, которые числились "белорусскими").

Административно-территориальное деление литовско-белорусских земель на 1797 г.



Начальник польского государства Юзеф Пилсудский пришёл фактически к той же идее, которую реализовывал Ленин – отгораживанию от противника цепью буферных псевдонезависимых "национальных" государств. Сам Пилсудский говорил о конфедерации Польши, Литвы, Белоруссии и Украины, но при этом его план не предусматривал союз равных субъектов. Он вовсе не стремился к возобновлению ситуации с Короной и ВКЛ. О восстановлении мощной Литвы в границах ВКЛ и речи не шло. "Белорусские" губернии (Витебская, Могилёвская/Гомельская и тем более, Смоленская) из плана исключались, как слишком "русские". А оставшаяся территория "дробилась" аж на три государства: Западная (Северная)Литва "на базе" Ковенской губернии с преимущественно литовским населением, Восточная (Южная)Литва - Минская губерния с православным белорусским населением и Срединная Литва – Виленская губерния с католическим белорусским и польским населением.

Административно-территориальное деление литовско-белорусских земель на 1917 г. г.


Красным показана современная граница Республики Беларусь.

А что же Польша?

Переговоры об установлении границы Литвой и РСФСР в апреле-июле 1920 года шли в условиях, когда местность, о которой шла речь, контролировалась польскими войсками. Заключённый договор предусматривал возможность ведения РККА боевых действий на "территорий, по настоящему договору составляющих территорию Литовского Государства, с тем, однако, условием, чтобы по миновании военно-стратегической надобности Российские войска были выведены из означенных территорий". В соответствии с этим пунктом, 14 июля (через два дня после подписания Советско-литовского договора) 15-я кавалерийская бригада 3-го конного корпуса Гая заняла Вильно. Польские части отступали на Гродно под ударами как РККА, так и литовских частей. При этом значительные потери понесла 2-я Литовско-Белорусская дивизия (2 ЛБД) польской армии. Уже 15 июля в Вильно прибыли части 1-й дивизии литовской армии (гусарский полк, 7-й и 8-й пехотные полки) под командованием полковника Ладыги. Однако это отнюдь не означало передачи управления городом Литве. (В какой-то момент литовские войска даже были выведены из города).


Коричневой линией показана граница Литовского Государства и РСФСР согласно договору от 12.07.1920 г.
Фиолетовым – "линия Фоша", предлагаемая в 1919 г.
Сиреневым – демаркационная линия по литовско-польскому соглашению, подписанному 7 октября 1920 г.
Зелёным – провозглашённая граница БНР.
Штриховкой показаны зоны эвакуации РККА согласно конвенции от 6 августа 1920 г. Северо-западная граница зон одновременно показывает демаркационную линией между РККА и частями литовской армии.


Конвенция об эвакуации российских войск из Виленского края была подписана только 6 августа, когда части РККА уже подходили к Варшаве. Предусматривался зональный вывод: – из северной части Виленского края в течение трёх дней после подписания, и из Вильно – к 1 сентября, южная часть – по дальнейшему согласованию. Фактически части РККА покинули город 25 августа после ультимативных требований литовской стороны, на следующий день в него вошли литовские части. Обе стороны имели основания спешить. Литву вполне резонно раздражало функционирование на её территории иностранной администрации и большевистская пропаганда среди местного населения. Но куда более серьёзным фактором стало польское контрнаступление. Для советской стороны Виленский край становился из узла коммуникаций лишними километрами фронта. Литва же опасалась, что поляки на плечах отступающего Западного фронта вновь займут Вильно. А так существовала надежда, что Польша не пойдёт на лишний конфликт. Тем более что 10 июля, под нажимом Великобритании, Польша признала права Литвы на Вильно.

Однако уже в начале сентября, с выходом польских войск к литовской границе, начались столкновения отдельных частей. Уже 28 августа авангард 1-й дивизии Легионов подошёл к Августову и разоружили литовскую пограничную охрану. 2 сентября литовские войска силами 2-й пехотной дивизии попытались отбить город, но безуспешно. Поляки перешли в контрнаступление и оттеснили литовцев к Сейно. 22 сентября в ходе Нёманской операции 1-я дивизия Легионов нанесла 2-й литовской пехотной дивизии серьёзное поражение под Сейно (хотя и не смогла окружить её и уничтожить). 26 сентября поляки выбили части РККА из Гродно, а 28-го заняли Лиду.

В этот момент поляки настаивали (в частности на литовско-польских переговорах в Кальварии) на отвод литовских войск за "линию Фоша" – несостоявшуюся демаркационную линию 1919 года. Тогда её не признали ни Литва (ведь за её пределами оказывалось Вильно), ни Польша (так как её войска уже продвинулись гораздо дальше и отступать не собирались). Однако, под нажимом Лиги Наций, на новых переговорах в Сувалках (начались 30 сентября) умерила свои аппетиты. Новая демаркационная линия, в районе Сувалок (от границы с Германией до Нёмана) совпадала с "линией Фоша". Далее шла по Нёману и его притоку – Меречанки до Оран. Оставляя местечко на литовской стороне, а станцию – на польской. Заканчивалась линия на станции Бастуны (на польской стороне), севернее Лиды. Соглашение было подписано в полночь 7 октября и должно было вступить в действие с 10-го.

P.S. Небольшое отступление, не связанное напрямую с темой статьи. Обращает на себя внимание примерное совпадение "линии Фоша" и границы, на которую претендовала БНР. Похоже, в основу границы с Литовским Государством Рада БНР положила вовсе не принцип "где живёт и имеет численное преобладание белорусский народ", а вполне прагматичное желание контролировать железнодорожную магистраль Петроград-Варшава от Двинска до Белостока.

Интересно так же в этом контексте взглянуть на то, как вопрос делёжки железных дорог решал советско-литовский договор. С одной стороны, Бологое-Седлецкая дорога разрывалась и частично оказывалась на литовской стороне. С другой, примечательно, как был разделён молодечненский железнодорожный узел – для обеих сторон сохранилась возможность перехода с одной ветки находящейся на территории государства на другую без необходимости пересечения границы. То есть литовский поезд мог свободно проехать из Вильно через Сморгонь на Лиду, а советский из Полоцка в Минск (то есть объехать участок дороги, оставшийся на литовской стороне через Минск и Барановичи). В целом оба государства сохраняли вполне целостную сеть дорог вдоль границы.
Пластмассовый мир победил

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
Инициатива с мест
« Ответ #1 : Вторник 26 Апреля 2016 15:49:29 »
Инициатива с мест

"По всей протяжённости названной [демаркационной] линии военные действия между польскими и литовскими войсками прекращаются… [демаркационная линия] ни под каким поводом не может быть нарушена войсками договаривающихся сторон."
(Статья 1 пункт "в" польско-литовского договора в Сувалках. 7 октября 1920г.
22. CVA. Ф.929, оп.3, д.190, л.28-29.)

“Несмотря на международное мнение, Вильну необходимо было занять - это необходимо было сделать быстро, пока не был подписан договор в Сувалках, пока в Вильну не прибыли представители Лиги наций и пока литовская сторона не придвинула к Вильне свои военные соединения для обороны города”.
(Л. Желиговский. AAN. Akta generala L.Zeligowskiego, папка 21, л.8,11.)



генерал Люциан Мечислав Рафаил Желиговский
(19 сентября 1865 - 9 июля 1947)


Официально согласившись отдать разрешение "Виленского вопроса" на откуп Лиге Наций и взяв на себя обязательства не пересекать демаркационную линию, Польша потеряла легальную возможность занять Виленскую губернию своими войсками. Но это отнюдь не означало того, что Начальник государства отказался от видов на Виленщину. Если Польша не может присоединить территорию к себе, то почему бы тут не возникнуть "независимому" государству? Население края (особенно юго-восточной части) составляли в основном белорусы-католики и поляки. Так почему бы им ни взбунтоваться против того, что их землю присоединяют к Литве?

Впрочем, рассчитывать на самостоятельный подъём националистического движения или организовывать его - слишком неопределённо и долго. Да и не факт, что население "повелось" бы на это. А решать вопрос нужно было срочно, пока территорию окончательно не признали за Литвой. Восстанию нужны были боеспособные вооружённые формирования. Причём, сразу и "в товарных количествах", чтобы быстро овладеть территорией. А потом суметь удержать. И где же их взять? А прямо в польской армии – в качестве вооружённых сил нового государства было решено выделить 1-ю Литовско-Белорусскую пехотную дивизию. Тем более, что укомплектована она была как раз подходящим контингентом.

Литовско-Белорусская пехотная дивизия была сформирована по приказу Пилсудского от 16 ноября 1918 года. Полки дивизии не имели номеров и именовались по названиям уездов из которых предполагалось набирать личный состав: Сувалковский, Ковенский (входили в 1-ю бригаду), Белостокский, Гродненский (2-я бригада), Виленский и Минский (3-я бригада), кавалерийский (Гродненский уланский). Со временем были дополнительные пехотные и артиллерийские полки. В связи с ростом численности, 21 октября 1919 года, дивизию разделили на две:

1-ю Литвоско-Белорусскую пехотную дивизию (1 ЛБД) - Виленский и Минский полки (1-я бригада), Гродненский и Новогpудский полки (2-я бригада), Гродненский уланский полк и 1-й Литовско-Белорусский артиллерийский полк.

2-ю Литовско-Белорусская пехотную дивизия (2 ЛБД) - Лидский и Ковенский полки (3-я бригада), Белостокский и Слуцкий полки (4-я бригада), 2-й Литовско-Белорусский артполк.

Дивизии действительно были в значительной мере укомплектованы выходцами из литовско-белорусских губерний, в том числе из Виленской (хотя первоначальный территориальный принцип формирования вскорости забыли). Здесь были белорусы (как католики, так и православные), поляки, русские. Вот этнических литовцев практически не было (в период формирования дивизии Литва уже имела собственную армию), что в данном случае было на руку Пилсудскому. Однако, следует учитывать, что при июньском отступлении обе дивизии понесли значительные потери (4-я бригада 2 ЛБД вообще была вынуждена сдаться литовским войскам) и заново пополнены в том числе за счёт других подразделений (в частности 19-й пехотной дивизии)

В преддверии грядущих событий Пилсудский и командира дивизии (генерала Жондковского) сменил на уроженца Виленщины - генерала Желиговского. Люциан родился 19 сентября 1865 в фольварке Фольварок Переходы, севернее местечка Солы. (Сам Юзеф Пилсудский, кстати, тоже местный – из Зулова). Желиговский участвовал в русско-японской и в Первой мировой войне (командовал полком, потом – бригадой в 1-м Польском корпусе). В польской армии командовал 4-й дивизией стрелков, Литвско-Белорусским фронтом, оперативной группой и 10-й пехотной дивизией. Командование 1-й Литвоско-Белорусской дивизией генерал принял 2 октября.

Но ещё до назначения Желиговский был ознакомлен с планом, инсценировки "бунта" дивизии с последующим маршем на Вильно и провозглашением "независимого" государства – Срединной Литвы. План представлен, но приказ не отдан – решение ложилось на плечи Желиговского. Дальше он должен был действовать на свой страх и риск. Пилсудский и польское военное руководство официально абстрагировались от происходящего.

"Может прийти минута, когда Вы будете иметь против себя не только мнение всего мира, но и Польши. Может наступить момент, что даже я буду вынужден пойти против Вас. Нужно будет взять все на себя. Это я не могу Вам приказать. Такое не приказывают".
(Ю. Пилсудский. 30 сентября 1920 г.
приводиться по: Л. Желиговский. Zapomniane prawdy. Londyn, 1943, s. 34-35.)


Желиговский решение принял. 9 октября (на следующий день, после начала операции) командование армии получило от него "тайную" депешу, которую тут же опубликовало в коммюнике:
Приняв во внимание, что заключенные с ковенским правительством линии перемирия с самого начала не на пользу нам, жителям Виленской, Гродненской и Лидской земли, а наш край вместе с польской Вильней присуждают литовцам, я решил с оружием в pyках охранять право самоопределения жителей моей Отчизны и взял на себя командование над солдатами, происходящими из этих земель.
Не имея возможности поступить вопреки собственной совести и чувству гражданского долга, с сожалением заявляю об увольнении от обязанностей службы и командования группой. Воспитанные в дисциплине и верные идее освобождения Отчизны, подчиненные мне командиры и войско, подчиняются моим приказам, а для остальных частей прошу дать непосредственные приказы.
8 октября 1920 г.
Желиговский, генерал и командующий группой


Свою роль Пилсудский официально признал только через три года, после отставки с поста Начальника государства:

"Марш Л. Желиговского я сам организовал. Мой приказ действовал до самого конца"
(Ю. Пилсудский. 24 августа 1923г.
приводиться по Tomassini F. Odrodzenie Polski. Warszawa. 1928.
)
Пластмассовый мир победил

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
Как выиграть сражение до его начала?
« Ответ #2 : Вторник 26 Апреля 2016 16:01:02 »
Как выиграть сражение до его начала?

"Занятие Оран, является для нас обязательным с военной точки зрения, в связи с чем, Ораны должна нераздельно находиться в собственности польских военных властей."

(Декларация полькой делегации на переговорах в Сувалках
№7 от 4 октября 1920г. СVA. Ф.383, оп.7, д.87, л.124.)


Фраза, вынесенная в эпиграф, в разных вариациях неоднократно произносилась польскими представителями на переговорах в Сувалках в конце сентября - начале октября 1920 г. Чем же так важна была железнодорожная станция (а само местечко Ораны поляки соглашались оставить по другую сторону демаркационной линии)? Неужели “выравнивание оборонительной линии занятой польскими частями на крайнем левом крыле армии, действующей против большевиков”(Декларация полькой делегации на переговорах в Сувалках №4 от 3 октября 1920г. СVA. Ф.383, оп.7, д.87, л.136.) требовало четырёхдневных боёв (а литовцы сопротивлялись упорно, контратакуя, применяя артиллерию, бронепоезда и авиацию)?

Обстановка на 8 октября 1920 г.



желтым показаны места сосредоточения "группы Желиговского";
коричневым – позиции частей армии Литовской Демократической Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.


Первый взгляд на карту вызывает недоумение, – о каком "выравнивании" идёт речь, если Ораны находятся в вершине излома демаркационной линии? Да и РККА успела откатиться почти на полторы сотни километров. Даже польская армия прошла вперёд уже больше чем на сотню. Причём о роли железнодорожного узла в снабжении ушедшей вперёд 2-й армии тоже говорить не приходиться. Её снабжение осуществляется через Лиду, по Бологое-Полоцко-Седлецкой железной дороге. Ораны же для поляков тупик – отсюда дороги расходятся на запад и на север, но не на восток. В чём же дело?

Ответ следует искать в дислокации совсем другой армии - Литовской. Во время боёв в регионе Сувалок в августе-сентябре 1920 все три дивизии были сконцентрированы здесь. После отступления здесь за линию Фоша и перемещения эпицентра событий на восток, перед литовским генштабом встала необходимость срочной переброски частей для прикрытия Виленского направления. Но потеря железнодорожного узла в Оранах лишала литовскую армию железнодорожного сообщения. То есть, застолбив за собой станцию, поляки если не изолировали литовскую армию, то практически исключили её своевременную переброску на новый театр боевых действий.

Валерий Иванов во второй части своей книги "Документальная история Литвы и формирования государства литовцев в межвоенный период 1919-1941гг." (Вильнюс. 2005) неоднократно сетует на то, что "…надо было бы начать срочную переброску войск из Сувалковского региона через Каунас на Вильну по имеющемуся у литовцев железнодорожному пути, который полностью был у них под контролем." Увы, никакой железной дороги "через Каунас на Вильну" в 1920 году не существовало – ветку Шестокай - Мариамполь - Козлова Руда построят только в 1924 году, как раз, чтобы связать оторванный кусок с сетью дорог, оставшихся у Литвы. А в начале октября 1920 года тут застряли шесть паровозов и 284 вагона, которые Каунас пытался провести обратно в Литву, если не через Ораны, то через Сувалки (занятые поляками) и Германию.

В итоге, к началу наступления Желиговского на Вильно, диспозиция литовской армии выглядела следующим образом:

2-я Литовская дивизия - на правом фланге за "линией Фоша" и Нёманом от Сувалок до Меречи;
1-я Литовская дивизия – в центре. Сохраняня связь со 2-й дивизией у меречи, пытается растянуть свой фланг мимо Оран, в сторону станции Бинякони железнодорожной ветки Лида-Вильно;
3-я Литовская дивизия движется от Оран с задачей занять левый фланг армии, от ветки Лида-Вильно (включительно) до границы, определённой советско-литовским мирным договором от 12 июля 1920 г.

На практике всё это означало, что будущему наступлению непосредственно противостояли:
  • в районе Больших и Малых Солечников - 1-й батальон 4-го пехотного полка;
  • в Рудниках - эскадрон 1-го гусарского полка;
  • в Вильно (данные разняться)– до 5 батальонов (4-го, 7-го и 9-го пехотных полков), до двух эскадронов 1-го гусарского полка и 1-2 артиллерийская батареи.
  • в Яшунах - 2-й батальон 4-го пехотного полка;
  • В ряде населённых пунктов расположены дозоры по несколько человек (Беняконе - 12 человек; Бражоле - 5 человек; Раклишки - 5 человек; Варвишки - 6 человек; Константиновск - 9 человек, Кульнишки - 9 человек; Петрашки - 7 человек; Хормонты - 9 человек; Курмеляны - 4 человека; Илино - 7 человек; Васевице - 5 человек).
  • На фланге, в Олдькениках разместился 3-й пехотный полк.

Упоминаются так же ещё 2 батальона 9-го пехотного полка, один эскадрон и батарея, но их локацию я пока определить не могу, возможен двойной учёт. Но даже с их учётом сил недостаточно, особенно с учётом численности противника.

В 1-й Литовско-Белорусской дивизии (с учётом приданных частей) под командованием Желиговского находилось по разным подсчётам от 14 до 17 тысяч человек – шикарный показатель на фоне остальных дивизий всех воюющих сторон. Вся армия ЛДР (то есть три дивизии) насчитывала порядка 19 тысяч. Никаких шансов остановить наступление литовцы, стоящие на пути к Вильно, не имели. Как не имела шансов литовская армия быстро сгруппировать кулак и нанести удар во фланг. Именно ради этого и нужно было захватить и удержать Ораны. Фактически, польская армия обеспечила успех наступления "взбунтовавшейся дивизии" ещё до его начала.

Помимо примерного паритета численности войск ЛДР и Желиговского (при подавляющем перевесе у последнего в районе наступления) на за "буновщиков" продолжала играть польская армия. Даже не вступая непосредственно в бой (а отмечен и ряд таких случаев) она всё равно продолжала висеть домокловым мечом над Сувалками – кто мог поручиться, что здесь на "взбунтуется" какая-нибудь другая дивизия? Именно с целью отвлечения на себя части литовской армии (или борьбы с нею, в случае разрастания конфликта) 5 октября была создана 3-я польская армия под командованием генерала Сикорского. Она включала "группу генерала Осинского", 4-ю пехотную дивизию и 3-ю кавалерийскую бригаду. Сюда же до "бунта" организационно входила и "группа генерала Желиговского". В которую, помимо, собственно 1 ЛБД, включили1-ю саперную роту 19-гo саперноrо батальона, батальон охраны майора Матчынского и группу майора Мариана Зындрам-Косьцялковского (201-й пехотный полк из добровольческой дивизии, по такому случаю переименованный в 6-й Виленский полк, дивизион 216-го полка полевой артиллерии и кавалерийский дивизион)

P.S. "Оторванный" кусок железной дороги вполне самостоятельно функционировал до станции Артиллерия (в десяти километрах от станции Ораны). А некоторое время спустя соединения с железнодорожной сетью страны (не ранее 1927 года) та часть пути, которая шла на Ораны, была полностью демонтирована.

P.P.S. Значительная численность 1-й ЛБД перед операцией заставляет усомниться в том, что к этому моменту она оставалась "местной" по составу - в середине июля 1920 г. в дивизии оставалось 2380 штыков, а впереди предстояло кровавое отступление до Варшавы. К августу, когда дивизия была выведена в резерв для пополнения, численность должна была ещё больше сократиться. Пополнение производилось в центральных районах Польши, в условиях, когда "литовско-белорусские" территории были недоступны для вербовки и мобилизации. Даже если предположить, что "кадр" отбирали в других дивизиях (которые, кстати, так же понесли значительные потери в ходе отступления), похоже, что "литовско-белорусской" дивизия была уже чисто номинально. О том же говорит последующий подсчёт военнопленных - жители Виленского края составляли среди них только десятую часть.

День первый.

"Земли Гродно и Лиды после стольких трудностей и жертв освобождены от диких большевистских орд и Вильно, перед которым союзница Польши Антанта задержала польские ряды, в результате большевистско-литовского договора, без участия жителей этого края, отдано под господство правительства литовцев. Комиссия Антанты, где-то там, в Сувалках, без нашего голоса также хочет решать их проблемы. С этим согласиться не можем. С оружием в руках защитим право - решать самим. Во имя нашего права и чести принимая верховное командование, вместе с Вами освободим нашу землю от вторгшихся на неё, чтобы созвать в Вильно Учредительный Сейм этих земель, который определит сам их судьбу. Для того чтобы управлять этими землями, составляющими Срединную Литву, призываю жителей этого края, чтобы обеспечили согласие, спокойствие и порядок. Во имя этого – вперёд! Остробрамская Богородица пусть благословляет наши чистые намерения"
(приказ за № 1 от 8 октября 1920 г.
главнокомандующего войсками Срединной Литвы генерала Л. Желиговского
приводится по "Vienyb – Единство – Jedno", № 13(27), 08.1990. Вильнюс.)


Боевые действия 8 октября 1920 г.


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.


Итак, в 6 часов утра 8 октября войска Желиговского двинулись на Вильно. Наступление велось тремя колоннами.

На левом фланге группа майора Зындрам-Косьцялковского (6-й Виленский полк, дивизион 216¬-го полка полевой артиллерии и кавалерийский дивизион) решал ту же задачу, что и польские части, занимающие Ораны – прикрытие наступление от флангового удара и предотвращение своевременной переброски литовских частей под Вильно. Но если контроль над Оранами перекрывал для литовцев дорогу из района Сувалок, то взятие станции Ландварово должно было быть перерезать Либаво-Роменскую дорогу, связывающую Вильно со столицей.

Непосредственно на Вильно наступала 1-я бригада 1-й Литовско-Белорусской дивизии (Минский и Виленский полки). Причём, право первым войти в город "резервировалось" за последним.

Вильно являлся конечной целью и 2-й бригады ЛБД (Гродненский и Новогрудский полки), но тут маршрут был несколько длиннее – бригада должна была войти в город не с юга, а с юго-востока. Здесь же действовал дивизион конных стрелков.

Первые столкновение 1-й бригады с литовскими войсками произошло около полудня при форсировании Меречанки. Литовские части пытались пулемётным огнём воспрепятствовать форсированию реки. Но, после подхода артиллерии, последовал решительный удар через мост и броды. До четырёх батальонов (в основном 9-го полка) были рассеяны. Порядка роты сдалось в плен (и тут же были отпущены в Вильно). Управление литовскими частями было на время утеряно. Единственное, чего удалось добиться – несколько снизить темп наступления. В итоге войти в Вильно вечером того же дня Желиговскому не удалось. Так же на руку литовцам сыграли песчаные дороги Рудницкой пущи, на которых "забуксовала" и отстала группа Косьцялковского. В итоге, из полусотни километров, отделявших исходные позиции от Вильно, "взбунтовавшимся частям" удалось преодолеть две трети.

"Войска Срединной Литвы" до Вильно не дошли, но армия Литовской Республики город покинула. Сил на удержание города было явно недостаточно, а обеспечить своевременную переброску было невозможно. Приказом №1291 Главнокомандующий генерал С. Жукаускас мог только указать направление отступления. В городе, для поддержания порядка, оставался отряд комендатуры. Это не означало, что путь на Вильно совершенно свободен – по эту сторону Вилии оставались литовские части помимо гарнизона. Но и они имели приказ оказывать сопротивление настолько, насколько это потребуется для эвакуации учреждений. Приказ на отход они получат в середине следующего дня.

"Бунт" шёл успешно. Хотя поставленная цель ещё не была достигнута, и икону Матери Божьей Остробрамской на Восточных воротах Желиговскому увидеть не удалось, в том, что это случиться уже завтра никто не сомневался.

P.S. Ещё одна приятная новость для генерала пришла с востока – части 2-й польской армии 7 октября заняли Солы и его родной фольварок Переходы.

P.P.S. В тот же день возобновились "боевые действия" на дипломатическом фронте. Представитель литовского правительства в Лиге наций А. Вольдемарас обратился в Совет Лиги Наций с нотой, в которой выражалась просьба, чтобы Совет потребовал от польского правительства наказывать каждого своего генерала, который вздумал бы напасть на Вильну.

Вильно взят!

Виленскому полку не удалось воспользоваться почётным правом первым войти в город, в честь которого он был назван. Несмотря на эвакуацию гарнизона, стычки с отдельными литовскими частями на подступах к городу продолжалось. Тем временем, 2-я бригада, двигавшаяся кружным путём, сопротивления не встречала. И в 14-15 вышла с юго-востока к предместьям города.

Боевые действия 9 октября 1920 г.


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.


В это время представители военной миссии Антанты и литовского правительства безуспешно пытались найти Желиговского, чтобы сообщить ему, что Вильно находиться под опекой Антанты - власть в городе была передана временному губернатору, французскому полковнику Константину Ребулю (ему же подчинили оставшийся в городе отряд комендатуры). "Бунтовщику" такие новости были совершенно ни к чему. Пока представителей "футболили" между населёнными пунктами, он на белом коне въезжал в город через Остробрамские ворота (это произошло около семи часов вечера). Вот теперь, овладев городом, можно было пообщаться с представителями Антанты. И сообщить им пренеприятнейшее известие – им следует покинуть город до завтрашнего полудня. На вопрос представителя Великобритании генерала Бэрта: "По какому праву вы заняли Вильно?" Желиговский ответил: "Я занял Вильно и весь этот край для того, чтобы защищать права населения и дать ему возможность высказаться, чего оно хочет".

Части 1-й литовской дивизии (4-й, 7-й и 9-й полк, 6-я и 10-я батарея, 3-й эскадрон) заранее отошли на другой берег Вилии и там закрепились. Впрочем, попыток форсирования реки никто и не думал предпринимать. 2-я бригада 1-й Литовско-Белорусской дивизии выдвинулась севернее города и заняла оборону на своём берегу. При этом дорога на север на Свентяны была практически открыта. Из литовских частей там имелся лишь поезд с учебным батальоном 9-го полка и новобранцами и комендатурами из Постав и Кобыльников (всего порядка 260 человек)

А вот на юго-западе от Вильно бои вечером только начинались. Похоже, Косцялковский плохо справился с заданием – Вильно уже был взят, а группа, предназначенная для флангового прикрытия наступления, плелась где-то позади. В итоге, ближе к полуночи, атаки на узловую станцию Ландварово повёл Минский полк. Ему противостояли части 3-й литовской дивизии (1-й, 3-й, 5-й и 6-й полк, 1-й батальон 7-го полка, бронепоезд, 2 -я и 3-я батареи, 2-я гаубичная батарея). Они заняли линию обороны по реке Вака и цепи озёр Лионское, Медувис, прикрывая железную дорогу. Однако, Вака – далеко не Вилия. Литовские части были сначала отброшены к железной дороге. А потом и вовсе были вынуждены оставить Ландварово и Троки. Здесь Минский полк и закрепился.

На юге, в районе Сувалок продолжала оставаться на своих позициях 2-я литовская дивизия. Никто не мог поручиться, что поляки не предпримут наступление и здесь. Поэтому, снимать отсюда части литовцы пока ещё не решились.

А на дипломатическом фронте поляки ввели в действие версию "бунта" и "независимых действий" Желиговского. Именно в этот день были озвучены заявления об увольнении Желиговского и его начштаба – Бобицкого (которые, кстати, так и не были удовлетворены и в течение всей эпопеи оба офицера продолжали числиться на польской службе). Был так же сделан ряд заявлений и отправлено несколько официальных телеграмм с изложением этой версии событий. Естественно, что литовская сторона с такой трактовкой не могла согласиться (тем более, что сведения о подготовке "бунта" поступали заранее) и требовала решительной интервенции стран Антанты.
Пластмассовый мир победил

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
Что дальше?
« Ответ #3 : Вторник 26 Апреля 2016 16:08:01 »
Что дальше?

"Желиговский со всей своей армией явно готовиться к нападению на Каунас. Перед такими большими силами не можем выстоять"
(Обращение П. Климаса в Военную контрольную комиссию Лиги наций 10.10.1920 г.
44. CVA. Ф.383, оп.7, д.70, л.152.)

10 октября 1920 года положение Литовской Республики выглядело крайне тревожным. Ожидалось, что Желиговский двинет свои части на Ковно. И противостоять такому наступлению было бы весьма проблематично. Как упоминалось ранее, численность "взбунтовавшихся" частей изначально была сопоставима с литовской армией. А утром 10 октября дорогу на столицу прикрывала только 3-я литовская дивизия, то есть треть армии. 2-я дивизия продолжала прикрывать польско-литовский фронт в районе Сувалок, 1-я находилась на другом берегу Вилии и закрывала дорогу на Вилькомир. То есть теоретически Желиговский имел троекратное преимущество на прямом пути из Вильно в Ковно. Ещё больше нагнетали обстановку сообщение разведки, насчитавшей в его подчинении до 6 дивизий. И, к сожалению для литовской стороны, ошибки в подсчётах возникли не на пустом месте. К Желиговскому продолжали перебрасываться войска из Польши (например, подразделения 2-й Литовско-Белорусской дивизии). А фланги "бунтовщиков" прикрывали польские части.

Боевые действия 10-12 октября 1920 г.


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.
фиолетовым – "линия Фоша"


Однако, взятие Ковно в первоначальные планы Пилсудского (а, соответственно, и Желиговского) не входило. С выходом на территории населённые собственно литовцами (то есть те, которые Пилсудский предполагал для Западной Литвы или Жмуди) уже не приходилось рассчитывать на поддержку местного населения. И реакцию Лиги Наций приходилось учитывать. Последняя (стараниями французов) склонялась к мнению, что судьбу Виленщины должен решать плебисцит среди населения. Что было явно на руку полякам, учитывая как этнический состав населения, так и возможность влиять на результат на подконтрольной территории. Но дальнейшее расширение экспансии Варшавы (а значит усиление влияния в регионе Парижа) вряд ли понравилось бы Лондону. Так что на данном этапе идея ограничивалась созданием буферного "государства", изолирующего РСФСР от Литовской Республики. Нет, Советы и Сейм вовсе не питали взаимных дружеских чувств. Одни с удовольствием вы привнесли в Литву Мировую Революцию, другие считали, что чем больше проблем в России, тем лучше для новообразованных государств. Но московский договор сделал Литву материально заинтересованной. Что потенциально делало её транзитным коридором между РСФСР и Германией. Именно этот коридор и стремился разрушить Пилсудский.

Именно по этой причине, польская делегация на переговорах в Риге (а подписание предварительного договора ожидалось со дня на день) настаивала на том, чтобы советско-польская демаркационная линия начиналась бы от границы с Латвией. Земли к западу от будущей советско-польской границы стали следующей целью как частей Желиговского, так и польской армии. Тем более что оказать серьезное сопротивление тут было попросту некому.

Уже 10 октября польские разъезды достигли Свентян. К вечеру город был в их руках. В Подбродах был замечен бронепоезд. Отходя, литовцы разрушили железнодорожный мост, чтобы воспрепятствовать его движению на Новые Свентяны. 11-го октября части 2-й бригады захватили мост через Вилию возле Неменчина. Это создало угрозу обхода 1-й литовской дивизии с севера. В тот же день литовский Генштаб наконец-то рискнул снять часть сил с юга – 10-й полк 2-й дивизии начали перебрасывать на Ковенское направление. Два оставшихся полка (2 и 8) растягивали свои порядки, чтобы прикрыть освободившееся место.

12 октября были подписаны два весьма важных документа: предварительный договор о перемирии между Советской Россией и Польшей и декрет №1 командующего Срединной Литвы:

Устанавливаю и довожу до общего сведения следующее:
  • Верховную власть на территории Средней Литвы осуществляю я как высший командующий Средней Литвы.
  • В качестве исполнительного органа верховной власти будет призванная мной Временная Правительственная Комиссия.
  • Все декреты будут обнародованы за моей подписью и контрасигнатурой соответствующего директора департамента Временной Правительственной Комиссии.
  • Государственная территория Средней Литвы определяется границами, установленными в литовско-большевистском трактате от 12 июля 1920 г., а также польско-литовской демаркационной линией от июня 1920 г.
  • В качестве герба Средней Литвы устанавливаю щит с Орлом и Погоней.
  • Красный флаг с Орлом и Погоней устанавливаю как флаг государства.
  • Все декреты утрачивают обязательную силу, если не будут представлены учредительному сейму Средней Литвы в день его открытия.
Вильно, 12 октября 1920 г
генерал Желиговский
(приводиться по: Gaгlicki А. Ор. cit., s. 219-220.)[/i]

Замечу, что при этом Срединная Литва (и тылы её армии) прикрывалась со стороны РСФСР узкой полосой польской территории.

Ещё один документ подписал Юзеф Пилсудский. Это письмо, послам Франции и Великобритании в котором он угрожает отказаться от постов Верховного Главнокомандующего и Начальника Государства в случае политического давления на Польшу в связи с действиями Желиговского.

Обстановка к концу дня 9 октября 1920 г.




От взбунтовавшейся дивизии к 1-му корпусу войск Срединной Литвы

Шок постепенно проходил. Вечером 13 октября литовские части даже рискнули перейти в наступление – части 3-й дивизии попытались восстановить линию фронта по реке Вака. В результате удалось отбить Старые Троки и железнодорожный узел Ландварово.

Боевые действия 13 октября 1920 года.


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.
фиолетовым – "линия Фоша"


Но для Желиговского этот участок пока оставался второстепенным. Основной удар его частей приходился на 1-ю литовскую дивизию на другом берегу Вилии. В итоге, 14 октября дивизия была вынуждена частично переправиться на левый берег, частично отойти к Дукштам.

Отход дивизии позволил восстановить связь (через Гедройцы) отрядом Черняускаса (3-й батальоном 9-го полка 1 дивизии и резервный Паневежский батальон), действующими в районе Новых Свентян. К этому времени Черняускас уже отступил северо-западнее железной дороги и оставили станцию. Вскоре её заняли поляки. По крайней мере, литовская разведка доносила, что здесь действует 3-я дивизия Легионов, формально в "бунте" не участвующая. Что не помешало вывесить в Новых Свентянах флаг Срединной Литвы с орлом и "погоней". Впрочем, провисел он недолго – вечером 15 октября литовские части вновь подошли к станции. Польский отряд предпочёл ретироваться не принимая боя. На следующий день поляки предприняли безуспешную попытку отбить станцию.

Боевые действия 14-16 октября 1920 года.



15 октября попыталась перейти в наступление и 1-я литовская дивизия. Однако, несмотря на применение бронеавтомобилей и поддержку артиллерии, значительного продвижения достигнуть не удалось. А вот сами литовцы на левом берегу Вилии были вынуждены оставить Рыконты. 16 октября продолжались атаки частей Желиговского на 3-ю литовскую дивизию.

Впрочем, с этого дня недавние "бунтовщики" получили официальное название – 1-й корпус войск Срединной Литвы. Командовать им было поручено генералу Яну Жондковскому (командир 1-й ЛБД до назначения Желиговского)

В его состав вошли:
1-я Виленская пехотная бригада (полковник Владислав Бейнар);
2-я Гродненская пехотная бригада (полковник Казимир Рыбицкий);
3-я Наднёманская пехотная бригада (полковник Бронислав Богaтыревич);
Харцерский пехотный полк (создан из Виленского батальона бойскаутов и двух рот Kовенского полка 2-й ЛБД);
Артиллерийская бригада (19-й полк полевой артилле¬рии, два дивизиона 216-гo полка полевой артиллерии, дивизион тяжелой артиллерии),
саперный батальон;
взвод броневиков;
тыловые службы и мастерские.

Была объявлена мобилизация в армию восьми призывных возрастов.

Польша же на следующий день ещё раз продемонстрировала свое неучастие в "бунте" Желиговского – 17 октября объявлена демобилизация лиц моложе 18 и старше 22 лет. Естественно, 1-го корпуса войск Срединной Литвы, это не касалось, ведь он формально не являлся частью польской армии. Что не могло положительно сказаться на настроении личного состава.

А в Ковно 16 октября тоже произошло событие, непосредственно повлиявшее на обороноспособность армии, но уже Литовской. Правительство РСФСР "…исходя из дружественных отношений… к Литовскому Народу, и принимая во внимание серьёзность создавшегося ныне положения решило выдать причитающиеся согласно пункта 3 ст.12 Мирного Договора три миллиона рублей золотом ранее обусловленного Мирным Договором срока". Передача денег была осуществлена в полдень в помещении Государственного казначейства на улице Донелайтиса №50.

А на фронте наступило затишье на пару дней.
Пластмассовый мир победил

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13171
Re: Срединная Литва
« Ответ #4 : Вторник 26 Апреля 2016 16:08:26 »
Самая стабильная граница -- южная граница Латвии (Курляндской губернии)  :biggrin:
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
От боёв к плебисцитцу
« Ответ #5 : Вторник 26 Апреля 2016 16:14:36 »
От боёв к плебисцитцу

После затишья, 20 октября войска Срединной Литвы возобновили наступление на левый фланг 1-й литовской дивизии. Тут произошёл, пожалуй, самый болезненный для самолюбия литовской армии эпизод. В ночь с 20 на 21 октября в прорыв в районе Пикелишек был введён 13-й уланский полк под командованием полковника Мстислава Бyткевича (переброшен к Желиговскому буквально накануне). Уланы прошлись по ближним тылам 1-й дивизии и вышли на Йоделе и Келе, где располагались штабы литовских частей. В итоге в плен попали комдив генерал Настопка, командир артиллерии дивизии майор Капцюкас, ещё семь штабных офицеров и около сотни солдат.Сама дивизия откатилась назад до Скетар.

Медленно, но верно отступала и 3-я литовская дивизия. 21октября части Желиговского, при поддержке бронепоезда, атаковали литовцев вдоль железнодорожной ветки от Ландварово на Ораны.

Боевые действия 20-22 октября 1920 года


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.
фиолетовым – "линия Фоша"


Севернее Новых Свентян фланги противников растягивались так же вдоль железной дороги. И тут стоит вспомнить ещё одного участника в игре на делёж пирога. На границу бывшей Курляндской губернии вышли части Латышской армии. Как они себя поведут, литовский Генштаб понятия не имел. Вопрос о границе двух непризнанных государств до сих пор не был решён. И в депешах литовских военных неоднократно выражается беспокойство на счёт того, на выступит ли Латвия на стороне Польши. Пока же на этом участке фронта продолжались небольшие стычки в районе станций Новые Свентяны и Игналино.

И чтобы упомянуть все армии на твд, следует сказать, что в конце октября литовские власти предприняли попытку организовать противовес Срединной Литве в виде… БНР. Ещё в 1919 году в Литву перебрался Вацлав Ластовский со своим "правительством". До сих пор литовские власти спокойно игнорировали мнение этого органа (в частности при заключении Московского договора о границе РСФСР и Литовской республики. Теперь же спешно была создана комиссия по переговорам и правительства быстро (уже 11 ноября) признают друг друга. Литва предоставляет Ластовскому место официального пребывания (Олита), кредит. А, главное – право сформировать национальную армию (причём, сформированные в составе литовской армии "национальные" белорусские части должны быть переданы в состав армии белорусской). Вопрос о границах оставили на потом. Впрочем, ни до него, ни до реального создания армии БНР дело не дошло.

Но вернёмся к событиям реальным. 24 октября поляки, под предлогом занятия литовцами части демаркационной линии, выбивают их из Олькеник. Фактически с этого момента поляки получили под свой контроль прямую дорогу из Варшавы в Вильно. Проводить по ней эшелоны было бы ещё рискованно. Но для бронепоездов путь стал пригоден (хотя, конечно, использование бронепоездов на ветке параллельной линии фронта – не лучший вариант).

Ещё 22 литовцы оставили Гедройцы. А 26-го после ложных атак несколько южнее, Гедройцы занимают части 3-й Наднёманская пехотная бригада (усиленная кавалерийскими частями). И это заявка на очередной прорыв фронта, ибо 1-я литовская дивизия снова потеряла прямую связь со своими батальонами в районе Новых Свентян. В разрыв вновь бросается 13-й уланский полк. 31 октября, он объявился в окрестностях Вилькомира. В тот же день на город был совершён авианалёт. Однако особых дивидендов рейд не принес, и полк вернулся обратно. А 1 ноября 2-му пехотному полку имени Витовта удалось отбить Гедройцы и закрыть брешь.

1-я Виленская пехотная бригада действовала на левом берегу Вилии и 29 октября успешно атаковала в районе Понар.

Во время этих событий 2-я Гродненская пехотная бригада выполняла роль заслона на случай попыток наступления литовцев на Вильно. И из активных действий отметилась лишь тем, что заняла Дукшты.

Боевые действия 23-29 октября 1920 года



На фоне этих событий на Х сессии Совета Лиги наций 28 октября 1920г. принято решение о том, что судьбу "спорных территорий" будет решать плебисцит. "Бои" на время сконцентрировались на дипломатическом и пропагандистских фронтах. А на фронте реальном наступило двухнедельное затишье.

Последний рывок.

Первую половину ноября 1920 г. на фронте сохранялось относительное затишье. Лига Наций бомбардирует литовский Генштаб требованиями придерживаться оборонительной тактики. Впрочем, обе армии испытывали значительные трудности с обеспечением и в бой не рвались. Только на севере поляки понемногу овладели железной дорогой. 10 ноября они заняли Солоки, но через два дня оставили их.

Боевые действия 10-18 ноября 1920 г.


желтым показаны позиции и действия армии Срединной Литвы;
коричневым – Литовской Республики;
красным – РККА;
белым – войск Речи Посполитой;
так же белым обозначена демаркационная линия установленная прелиминарным польско-советским договором о перемирии от 12.10.1920 г.;
сиреневым – демаркационная линия, утвержденная на переговорах в Сувалках 7.10.1920 г.
фиолетовым – "линия Фоша"


А вот в отдалении от линии фронта события кипели. 10 ноября Сейм Польши принимает принципиальное решение добиваться безоговорочного присоединении Виленского края (что было явным поражением сторонников федерализма, в первую очередь – Пилсудского). Сам Пилсудский 12-го ноября тайно посещает Вильно. (Впрочем, для литовской разведки посещение "тайным" не было – доклады о готовящемся событии регулярно поступали в Генштаб). "С собой" Пилсудский привёз три полка из Познани, которые были направлены в район Гедройц.

Литва пытается договориться о поставках оружия из Великобритании через Латвийские порты (напомню, что на текущий момент страна не имеет выхода к морю). А так же старается потихоньку разжиться ресурсами и личным составом в Германии. Решается вопрос о маршруте "эвакуации литовцев" "в первую очередь молодых и крепких мужчин" согласно имеющейся договорённости с РСФСР. Так же велись переговоры о получении от Советов ещё 4 миллионов рублей.

В принципе, время работало на Литву - все литовские мероприятия были "долгоиграющими". Конечно, усилиться настолько, чтобы отвоевать Вильно, литовская армия вряд ли смогла бы. Но перспектива марша на Ковно становилась бы для Желиговского всё более туманной. С другой стороны Желиговскому и Пилсудскому окончание войны было нужно как можно скорее. Содержать армию Срединной Литвы было нечем – на Польшу обрушилась инфляция, а о собственных финансах и говорить не приходилось. Плюс низкий моральный дух и дезертирство на фоне непонимания целей войны и демобилизации в Польше. С другой стороны сказалась банальная жадность – хотелось подвинуть рубеж к заявленной в декрете №1 "польско-литовской демаркационной линии от июня 1920 г.", а то и присоединить Ковно.

Поэтому уже 16 ноября на фронте от Ширвинтов до Оран резко активизировалась польская артиллерия. Наутро следующего дня 17 октября поляки даже изобразили атаку в районе Оран. 2-я бригада на правом берегу Вилии атаковала в направлении на Мусники и Ширвинты. Но основное наступление началось севернее – группа генерала Барановского (3-я бригада усиленная кавалерийскими частями) пошла атаку на участке между Гедройцами и населенным пунктом Дубинки. И снова в прорыв возле Гедройц устремляется Буткевич, на этот раз во главе кавалерийской бригады в составе 11 эскадронов. (Он же, кстати, и являлся автором плана операции). На этот раз конница не пошла на Вилькомир, а забрала севернее и к вечеру следующего дня форсировала Свенту у Коварска.

На следующий день группа Буткевича прошла Ланы. Пехота наступала следом и достигла Куркле. А дальше всё пошло наперекосяк. План Буткевича практически полностью повторял его предыдущий рейд, только в увеличенном масштабе. Стоило бы помнить о том, что прошлый раз прорыв у Гедройц литовцы довольно быстро закрыли. На этот раз они сработали ещё лучше. Месяц боёв не прошёл для литовского Генштаба даром. И, помимо опыта принёс некоторое прояснение обстановки. Стало ясно, что Польша не решиться на открытое наступление своей армии из района Сувалок. По этому, как только шаткое перемирие рухнуло, с сувалковского фронта было снято практически всё и брошено на участки, которым угрожала реальная опасность.

Боевые действия 19-24 ноября 1920 г.



Да и прорыв на этот раз ликвидировался не контратакой в лоб, а срубался под корень фланговыми ударами. Для этого были оперативно созданы ударные группы возле Нидок и Малят. 19 ноября они перешли в наступление по сходящимся направлениям и окружили части Барановского у Куркле. После чего повернули на юг.

Это не был разгром – у Желиговского оставалось достаточно сил для дальнейшей борьбы. Более того, численное преимущество оставалось за армией Срединной Литвы. Но о стремительном наступлении с небольшими потерями, а-ля поход на Вильно можно было забыть. В перспективе маячила долгая кровавая борьба с медленным продвижением по несколько километров в день. И всё это поздней осенью, да ещё войсками, которым глубоко плевать на цели войны. Плюс требования Лиги Наций о прекращении наступления. Игра не стоила свеч и Желиговский уже вечером 19 ноября согласился прекратить наступление (при условии, что то же самое сделает литовское командование). 20 ноября такое согласие было получено.

И тут поляки получили то, чем любили баловаться сами. Поскольку договорённость о прекращении наступательных действий вступала в силу только в 9 утра 21 ноября, литовцы сполна воспользовались оставшимся сроком для наступления, отбив Гедройцы и Ширвинты. А на левом берегу Вилии части 3-й литовской дивизии отбили Рыконты.

Занятно, но наступление продолжала и конная группа Буткевича. В ночь с 20 на 21 Буткевич форсировал Невяж у городя Кейданы. Разрушил часть пути железной дороги Ковно-Шавли. И только после этого развернул коней назад. Причём, пошёл не по своим следам, а забрав ещё севернее. Что тут – желание нанести максимальный урон или банальные проблемы со связью во время рейда по тылам противника? Возможно, и то и другое. Так или иначе, взяв 22 ноября Андронишки и прорвав литовские кордоны, бригада утром 24 ноября благополучно перешла линию фронта. На этом активные действия на фронте прекратились.

В 14 часов 27 ноября 1920 года в Ковно подписано официальное соглашение о перемирии.
Польское правительство дало гарантию, что условия перемирия будет выполнять и Срединная Литва. Согласно документу, боевые действия прекращались с полуночи 30 ноября.

Подписание договора с Желиговским Литвой означало признание Срединной Литвы, как реально существующего субъекта отношений и согласие на решение о судьбе территорий на основе плебисцита. То есть фактический отказ от претензий на Вильно, поскольку результата голосования в свою пользу ожидать не приходилось.

Послесловие

Выборы в Сейм Срединной Литвы состоялись 8 января 1922 года. (приняли участие 64,5% избирателей). 20 февраля 1922 года Сейм Средней Литвы принял решение о присоединении к Польше. 24 марта польский Сейм принял соответственное решение и Виленский край в составе 4 бывших уездов присоединился к Польше на правах воеводства. Совет Лиги наций признал факт присоединения 15 марта 1923 года. Литва (как и СССР) не признали этого решения.


Оранжевым показана территория Срединной Литвы.
Чёрной линией показаны границы государств
Красной линией - современная граница Республики Беларусь



Не только на западе территория Срединной Литвы не дотянула до указанных в декрете №1 границ. Да, на востоке она прошла по границе, установленной советско-литовским договором. Но на севере и юге поляки литвинов «обвесили». Польский коридор отделил Срединную Литву не только от РСФСР, но и от Латвии. На юге «недовес» оказался ещё больше – Лида и Гродно остались за Польшей. Тут, конечно, можно сослаться на договор в Сувалках, но про него в декрете, ни слова, да и Ораны тогда бы тоже пришлось отдать полякам. Впрочем, в свете того, что долгая жизнь для «независимого государства» не предполагалась, вопрос границ с Польшей особой роли не играл.

Что же принесла эпопея со Срединной Литвой участникам?

Белорусы приобрели очередной фантом государственности. (Точнее даже два, учитывая взаимное признание правительств Литовской Республики и правительства БНР в версии Ластовского). Ну и в дальней перспективе – не получили Вильно.

Литва, вроде бы в проигрыше – не получила Вильно. С другой стороны, займи поляки Вильно без трений с Литвой, возможно, Пилсудский потратил бы те же усилия уже на создание не Срединной Литвы, а Северной. Да и по ходу событий была реальная опасность потери Ковно, а то и независимости всей страны. Так что если не удалось обрести, то хотя бы удалось сохранить. Тема более, что в итоге Вильнюс достался Литве. Что вряд ли случилось бы без событий 1920 года.

Для Советов договор стал явной победой – вместо единого фронта антисоветских и антироссийских государств (к чему активно подталкивала Антанта в Риге) получили если не союзника, то страну с общим врагом. Если бы удалось сохранить кусок общей границы, то имели бы ещё и канал транзита. А так, как верно подметили в комментариях к предыдущим частям, он достался Эстонии.

Польша на первый взгляд одержала блестящую тактическую победу – Пилсудскому удалось всех оставить с носом и присоединить малую родину к большой. Но итогом таких побед стало то, что Польша оказалась на ножах со всеми соседями (за исключением небольшого участка границы с Румынией).

Ну а как для всех участников событий эта мина замедленного действия аукнулась в 1939 и так все помнят.

Составлено по материалам "Срединная Литва" francis_maks
Пластмассовый мир победил

Онлайн arunas

  • Amicus amico
  • Модератор Литовской Ветки
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6557
  • Мы маленькие, злобные, и память у нас хорошая
Re: Срединная Литва
« Ответ #6 : Вторник 26 Апреля 2016 17:31:32 »
Очень интересно. Мой дед участвовал в той войне.
Vardan tos.......

Оффлайн bayer_a

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2884
Re: Срединная Литва
« Ответ #7 : Четверг 28 Апреля 2016 17:14:45 »
Очень интересно. Мой дед участвовал в той войне.
Интересно, может награды остались?
Пластмассовый мир победил

Онлайн arunas

  • Amicus amico
  • Модератор Литовской Ветки
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6557
  • Мы маленькие, злобные, и память у нас хорошая
Re: Срединная Литва
« Ответ #8 : Пятница 29 Апреля 2016 13:43:56 »
Интересно, может награды остались?
Осталось 12 гектаров земли, которую он получил как доброволец.
Vardan tos.......

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика