Автор Тема: Молодые "мемельлендеры" в чужих краях. Воспоминания о службе в литовской армии  (Прочитано 7130 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579

Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Nord-Ost Institut
Автор: Эрих Куссау


Молодые "мемельлендеры" в чужих краях

Воспоминания о службе в литовской армии, 1934-35

70 лет назад мне, как и большинству моих современников, было очень непросто поехать в другую страну. Одна только въездная/выездная виза стоила 150 литов (60 рейхсмарок), а кто тогда зарабатывал больше, чем 200 или 250 литов в месяц?


Мемель, казармы (Мольткештрассе?)

Но родина-мать всё же дала нам возможность в течение 18 месяцев изучать другую страну и чужую нам культуру Литвы. Все, начиная с 1909 года рождения, были обязаны служить в литовской армии. Так как я родился во второй половине 1911 года, то в начале мая 1934 я со своим "сандукасом" (деревянный ящик с замком, который задвигали под кровать) отправился в мемельские казармы, которым уже довелось видеть в качестве солдат и немцев, и французов, и литовцев и позже русских. Под маршевую музыку, пусть и не совсем с восторгом, мы отправились дальше на вокзал.


Казармы в Шанчяй. Были построены в 1899 году

Почти 24 часа мы были в пути, рекрутов загружали на различных станциях, вот наконец и Ковно/Каунас, тогда бывший столицей Литвы. Пеший переход примерно 6 километров, на этот раз без музыки, а наши "сандукай" тащились за нами на повозке по каменной мостовой, в Шанчяй/Шанцен, где проживало много литовских немцев. Старые казармы ещё с царских времён на Йозапавичус Гатве (улица Юзепавечуса) были полны рекрутами и я попал в третий артиллерийский полк. Это было ранним вечером.


Казармы в Шанчяй, 2008

Сюрпризы

Кое-что мы узнали от отслуживших коллег, а теперь нам самим пришлось пережить то, как под ножницами падали наши шикарные "гривы", затем мы пошли в каптёрку получать "барахлишко". Лёгкие хлопчатобумажные брюки и гимнастёрки (palaidine), цвета хаки. Переодеться, гражданские вещи тугим узлом сдать на хранение и в комнаты. Комнаты? Огромное помещение на 150 человек, с обеих сторон большие двери, посредине широкий проход для вступления батареи, разделённое тремя, выходящими в проход, кирпичными стенами, на четыре части; в трёх (точнее шести, если с каждой стороны) стояли двухэтажные кровати, в первом от главного входа - длинные столы и скамейки для занятий и для письма, посредине стол и табурет для караульного (дежурный унтерофицер, но не унтерофицер, а ефрейтор или рядовой артиллерист), справа помещение для оружия и верхней одежды.  Шкафов не было, так как у каждого был свой "сандукас". Парадной формы нам не полагалось, её выдавал дежурный в каптёрке тогда, когда мы получали у старшины увольнительную (leidziamas).

Едва каждый из нас нашёл своё место, кровать и разместил свой "сандукас", в 17 часов мы уже отправились на конюшню. В отличие от прусско-немецкой армии, здесь чистить и кормить лошадей должны были также артиллеристы и телефонисты. Для меня, как горожанина, это стало сюрпризом! С любопытством я последовал за вахмистром, распределявшим лошадей. Меня "ждал" старый коричневый мерин, привычный к упряжке, не кусающийся и не брыкающийся, с которым я быстро наладил отношения.

Боевой порядок полка и размещение

Полк имел три подразделения, по две батареи в каждой, из которых персоналом укомплектована была только одна. Другая не имела даже достаточного кадрового состава, который кроме всего прочего обеспечивал и первую батарею. Было 24 орудия, но не было лошадей для них, как и вагона для боеприпасов. Каждое подразделение имело свой казарменный блок с главным входом посредине и одним в торце, половина кадровой батареи была пустой и закрытой на замок. Внизу раполагалась канцелярия, комната старшего (офицера), умывальник и прочее в том же духе. Кстати, умывальник тоже стал "сюрпризом" - простой длинный цилиндр из жести, разрезанный пополам, обе части располагались на специальных подставках примерно на расстоянии 1,20 друг над другом. В верхний полуцилиндр с легко скользящей затычкой, закачивали насосом воду, нижний служил в качестве раковины. При умывании затычка пропускала необходимое количество воды (не очень много). Летом этот патентованный умывальник ставили на улице. Туалет у входа в спальное отделение, которое называли казематом (kasematai), тоже был весьма примечательным: открытые дыры в полу, без смыва, позже в 1943 я видел такие в Бретани, в монастырях.

Спальное место в казарме важно для каждого, солдатом какой бы страны он не являлся. Тюфяки с соломой на двухэтажных кроватях были прикрыты двумя белыми простынями, поверх которых лежало шерстяное одеяло. Простыни, как и нижнее бельё, меняли каждую неделю в субботу вечером, солому обновляли с конюшенных складов каждые две недели.  Просто и незатейливо, зато чисто. Ни блох, ни вшей я здесь не видел. В ногах у каждой кровати стояла раскладная вешалка, куда на ночь вешали брюки и гимнастёрки, кавалерийские сапоги (ботинок не было) ставили под неё, а на них раскладывали портянки, совершенно пропотевшие. Вот это был "дух" в казарме, когда приходилось возвращаться в 12 ночи после смены караула в конюшне. Тумбочек у кроватей не было, под ними стояли два "сандукая", в которых хранились наша посуда (жестяная), умывальные принадлежности, писчая бумага и прочие личные вещи. Так как они были весьма прочными, то использовались и в качестве стульев.

Снабжение

Здесь немецким "гурманам" пришлось подстраиваться. Калорийной еда была, это верно, но и, мягко говоря, однообразной. Ели мы в большой столовой рядом с кухней, где одновременно могли разместиться четыре батареи. Ржаного хлеба всегда было вволю. По утрам фурьер (звание это, в некоторых европейских армиях, носили нижние чины унтер-офицерского звания, исполнявшие должность ротных и эскадронных квартирьеров, прим. перев.) выдавал небольшие порции масла и сахара, рядом с ним стояла большая миска с ржаным солдатским хлебом (немецкое название Kommissbrot - простой и хорошо сохраняющийся хлеб для снабжения армии. С Первой Мировой, комисброт - это как правило ржаной хлеб из муки грубого помола, буханки весом в 750 или 1500 грамм- дневной рацион на одного или двух солдат. С 16 века выпекался в армейских или полевых пекарнях, с Первой Мировой войны в виде запасов и на городских фабриках, частично выпекался в виде консервов в банках. Во время и после обеих войн, приобрёл широкую известность и среди гражданского населения, с тех пор присутствует в ассортименте немецких булочных, прим. перев.). Буханка была разрезана на три части и каждый мог брать, сколько захочет. Утром, днём и вечером. Остатки за несколько дней перерабатывались на квас, и тоже шли нам на пользу. Суррогатный кофе хлебали из жестяных кружек, чашек не было. В обед чередовались щи из кислой капусты, свекольный борщ, суп с перловкой и изредка гороховый, к этому 100 грамм солонины или 150 грамм говядины, изредка баранина. Затем картофельное пюре, капуста или гороховая каша, в том же регулярном порядке. По вечерам опять последовательно супы, хотя тут, возможно, память меня и подводит, так как вскоре я перешёл на "самообеспечение". В первом каземате стоял большой оцинкованный бак с краном, который в 17 часов наполняли кипятком. Здесь я брал горячую воду и размешивал в кружке порошок какао. К этому хлеб из столовой, а также масло, ветчина, колбаса из буфета, где часто был и сыр. Для буфета нужны были, разумется, литы. Об этом я позаботился в последние рабочие месяцы в банке.
Буфет был чисто торговым помещением, но на другой стороне Юзепавичус Гатве одна пожилая дама держала лавочку, которую мы, мемельлендеры охотно посещали, невзирая на запреты. Здесь можно было, особенно по воскресеньям, уютно посидеть, наслаждаясь белым хлебом, маслом, молоком, сыром и фруктами, что вносило приятное разнообразие. Пива я никогда не покупал, так как не пил.


Предместье Шанчяй, 30-е годы прошлого века

Где-то в ноябре 1934 года случилось такое, чего я не переживал больше никогда в жизни. Кто ел когда-нибудь тефтели (большие фрикадельки) из чистого гусиного мяса? В то время в Каунасе начался процесс Ноймана - Засса, суд над мемельскими политиками, симпатизировавшими национал-социалистической идеологии. Тогда литовцы ежегодно экспортировали в Германию большое количество гусей. В знак протеста против процесса, в Рейхе той осенью ввели запрет на ввоз птицы. Ну и куда было девать гусей? Чиновников и других служащих обязали покупать определённое количество птиц, однако это ненамного сократило их количество. Таким образом армия получила для пропитания крупные партии "гусиного экспорта". На нашей кухне гусей кусками варили в перловом супе, причём часто мясо не очень тщательно отделяли от костей, что делало суп очень жирным и с кусочками мяса в нём. Иногда наши повара особенно старались, отделяя кости, а мясо мололи на фарш, из которого и лепили тефтели. Они были размером с кулак. Больше нигде и никогда в жизни я не встречал такие "экземпляры". К сожалению это благословение закончилось весной 1935 года.   

Распорядок дня

4.45                            Побудка. Сигнал горна
5.0 - 6.0 (часто 6.30)      Служба на конюшне
6.0 - 7.45                         Умывание, завтрак
7.45                            Утренняя перекличка
8.0 - 11.0                         Учёба
11.0 - 12.0 (часто 12.30)        Служба на конюшне
12.0 - 14.0                 Обед, отдых
14.0 - 17.0                 Учёба
17.0 - 18.0 (часто 18.30)   Конюшня
18.0 - 20.0                 Ужин, свободное время
20.0                            Сигнал горниста
20.0 - 20.45                 Вечерняя перекличка, назначение в караул и на дежурства

Отход ко сну был свободным, свет тушили в трёх казематах, в учебном отделении свет горел до 22-х.

По воскресеньям три раза работа в конюшне, 9.0 - 10.30 служба в костёле для католиков, у протестантов свободное время.

Во время вечерней переклички старшина, выйдя на середину прохода, раздавал наряды в караул и сыпал во все стороны более или менее длинным очередями ругательств по всевозможным поводам. В заключение все вместе пели молитву "Мария всепресвятая лилия" (Maria, du allerherrlichste Lilie) и национальный гимн "Lietuva, tevyne müsu" (Литва наше отечество). Мы, протестанты, молитву не пели, но оба текста я до сих пор хорошо помню.

Учёба

Первые два месяца строевая подготовка с оружием и без; езда верхом с вольтижированием на песчаном манеже (закрытого не было), в центре которого стоял вахмистр с длинным кнутом, предназначенным больше для людей, чем для лошадей. Езда в седле и с передком, но без орудия (орудийный передок - специализированная двухколёсная повозка, предназначенная для транспортировки буксируемых артиллерийских орудий, прим. перев.), упражнения с орудием (но без таскания пушки в гору вверх и вниз). В конце июня после удовлетворительной аттестации, наконец сортировка: артиллерист, ездовой, разведчик, часть можно было выбирать. Я вызвался в артиллеристы. Определённое число (людей) должно было быть переведено в учебную батарею. С одной стороны там можно было избежать конюшни, так как в батарее не было ни лошадей ни орудий, "арендованных" другими тремя батареями, зато практические и теоретические занятия были строже. Потому я и вызвался в артиллерийскую часть. Через 10 месяцев люди возвращались обратно на батарею, повышенные в звании от ефрейтора до (лучшие) резервного унтер-офицера.

Поскольку я хорошо был знаком с числами и счётом, то досконально изучил, как наводчик, и круговой прицел и ориентирование. Здесь большинство мемельлендеров имели перед литовцами преимущество, но те были лучшими ездовыми. Однако и среди наших был один великолепный наездник, который взял на себя заботу и выездку упрямого своевольного жеребца "Икаруса" на кадровой батарее, принадлежавшего командиру части.



Самым предпочитаемым полигоном был 5-й форт за Панемуне (район в Каунасе, прим. перев.) на левом берегу Мемеля, куда мы с грохотом тащились по улицам предместья. Взобрашивштсь наверх, мы позволяли себе снять гимнастёрки и рубахи. Лето 1934 было очень жарким и так приятно было позагорать, сберегая государству казённую одёжку. С обнажёнными торсами! У "пруссаков" такое было бы немыслимым!


Пятый форт сегодня

Великодушно относились литовцы и к больным. После основательного обследования их освобождали от службы. Это удавалась и некоторым симулянтам, в числе которых был один, хорошо мне знакомый мемелец, отвертеться от военной повинности по "непригодности". За три месяца таких набралось около 30-ти человек.


Вооружение, оружие и так далее


Вначале у нас были только немецкие карабины с Первой Мировой войны, 98 к без штыков (вероятно имеется ввиду магазинная винтовка образца 1898, прим. перев.). Позже появились модели Маузера FN (бельгийские) и Z Brno (чешские).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Фотографии найдены и размещены переводчиком

Оригинал статьи

   
« Последнее редактирование: Четверг 11 Июля 2013 20:46:47 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн dmiyur

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5562
Интересно . Вот так , через описание быта , историю лучше и узнаёшь

Оффлайн Кочевник

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4195
  • Да, скифы мы...
Что-то это мне все напоминает. Простая, здоровая жизнь.... хотя пушек у нас не было...
Отсутствующие редко бывают правы,зато чаще остаются в живых

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Что-то это мне все напоминает. Простая, здоровая жизнь.... хотя пушек у нас не было...

Пионерский лагерь?  :biggrin:

Дальше, кстати, ещё интереснее. Меня вот эти люди восхищают!! Ведь этому Эриху Куссау, когда он писал, уже за 90 было! А какая память, чтоб я так же соображала в таком возрасте. И язык отличный. Пишет хорошо! Я уж молчу про то, что этим людям пришлось пережить на своём веку. В общем сильные личности.  :good: 

Мне про гусей понравилось  :biggrin:

«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн mike

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1680
  • Лучшее - враг хорошего
Это что за мемельский шовинизм!?
Ничего особенного. Только бизнес.  :biggrin:
 Интересно, как позиционирует себя человек, житель Клайпеды (Мемеля), который считает себя мемельлэндером. Это ведь была особая прослойка населения в Клайпедском (Мемельском) крае, которых историки (встречалось такое) причисляют то к литовскому населению, то к немецкому. Но никто точнее не выразит своё отношение к нации, чем сам мемельлэндер. Это интересно. И сразу снимает много вопросов.
В действительности всё иначе, чем на самом деле. Антуан де Сент-Экзюпери

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13171
Мемельские казармы вполне себе целенькие и даже красивые стоят напротив бывшего парка аттракционов.
Раньше их занимала кадрированная Клайпедская дивизия береговой обороны.
Теперь переданы Клайпедскому Университету.
Но название "Красные казармы" прилипло намертво
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

Оффлайн piwasikas

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8161
  • ☭ girmek yasaktir! ☭
Мемельские казармы вполне себе целенькие и даже красивые стоят напротив бывшего парка аттракционов.

по ходу, эти?
« Последнее редактирование: Среда 10 Июля 2013 15:08:27 от piwasikas »

NO GODS, NO MASTERS
AGAINST ALL AUTHORITIES

Оффлайн Митрич

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 13171
"Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителем злобной расы Квислингов, ... " У.Черчилль. 22 июня 1941г

"Там, где для понимания произведения искусства требуется специальное образование, там кончается искусство».

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Мемельские казармы вполне себе целенькие и даже красивые стоят напротив бывшего парка аттракционов.
Раньше их занимала кадрированная Клайпедская дивизия береговой обороны.
Теперь переданы Клайпедскому Университету.
Но название "Красные казармы" прилипло намертво


Меня вот больше Шанцы (Шанчяй) заинтересовал, с их казармами и прочим. Сам район ведёт свою историю с Наполеона, но развивать его начали  когда при царе крепость строили.

Вот проект присоединения Шанцев к Ковно 1889. Правда тогда проект не был осуществлён.



Вообще там интересное место и история интересная...
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
ПРОДОЛЖЕНИЕ



Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Nord-Ost Institut
Автор: Эрих Куссау


Молодые "мемельлендеры" в чужих краях

ПРОДОЛЖЕНИЕ (1)

Начало ЗДЕСЬ



Экипировка, оружие и так далее

Вначале у нас были только немецкие карабины с Первой Мировой войны, 98 к без штыков (вероятно имеется ввиду магазинная винтовка образца 1898, прим. перев.). Позже появились модели Маузера FN (бельгийские) («Бельгийский Маузер» 1889 года -первая винтовка фирмы изначально спроектированная под патрон уменьшенного калибра (7,65×53 мм) с бездымным порохом. Принята на вооружении в Бельгии, где и производилась, прим. перев.)  и Z Brno (чешские) ( Zbrojovka Brno - винтовка Vz. 24  — чехословацкая магазинная винтовка с продольно скользящим поворотным затвором.  Конструктивно представляла собой модификацию Mauser 98, но была короче и удобнее, прим. перев.)

Пушки были немецкие, полевые опрудия 16/n.A. калибра 75 (?) мм (7,5 cm FK 16 nA - FeldKanone 16 neuer Art — 75-мм - полевое орудие образца 1916 года новой конструкции — немецкое полевое орудие времён Первой и Второй мировых войн. Изначально было создано ещё в 1916 году под именем 7,7 cm FK 16 и использовалось кайзеровскими войсками. После Первой мировой Германии было запрещено производить артиллерию, но приход нацистов к власти привёл к возобновлению производства оружия. Сохранившиеся орудия калибра 77 мм были переделаны под калибр 75 мм, вследствие чего и получили приписку «Neuer Art». Прим. перев.)



На замках у них красовалась надпись "Ultima Ratio Regis" (Последний довод королей) и инициалы Вильгельма II с кайзеровской короной сверху (эты надпись по приказу Фридриха II с 1742 года наносилась на все пушки его армии, прим.перев.).



Орудия, которые обслуживал ещё мой отец в 1914 - 1918 гг. и которые я увидел снова в Вермахте в 1941 под Прейсиш Эйлау (Багратионовск в КО, прим. перев.)



Стальные каски и ранцы хранились в оружейной, мы получали их перед отправкой на учения. Противогазов и (поясных) сумок у нас не было ("Brotbeutel", букв. рюкзак, часть экипировки в виде специальной сумки для провианта, табака, почты и других личных вещей. В германской армии с 1931 года использовалась модель B.b 31, на специальных петлях снаружи к сумке крепились посуда и фляга, прим. перев.) Палаток мы также не знали. На ночных учениях просто часть шинелей стелили на землю, укладываллись потесней друг к другу и укрывались сверху оставшимися шинелями. Дождя при этом я не помню. Забавно, что все, даже не верховые артиллеристы носили дребезжащие шпоры.

Старшие по званию и наказания


Звания призывников:
ефрейтор, унтер-офицер резерва

Звания профессиональных солдат:

унтер-офицер, вахмистр, старший вахмистр (чьё звание постоянно было связано с должностью "старшины")

Звания офицеров:
такие же, как в Вермахте

Коллективных "сдираний шкуры" в качестве наказания, типа "лечь/встать", не было. Лишать увольнительных смысла не имело, так как это всё равно была "милость" старшины. Но зато постоянно звучало: "Возьми себе час!". Если тотчас не ответить: "Есть", тут же следовало: "Ещё один!". Час - это кража свободного времени. Выглядело это так. Штрафник брал свой карабин и ровно в 19 часов, причем практически никогда в одиночестве, заступал в центре прохода лицом к стене. С карабином на плече (но не повешенным), так нужно было не шелохнувшись (или как в почётном карауле не меняя плеча) простоять час. Это не было медитационным упражнением, ярость просто душила штрафников, когда по истечение положенного времени, старшина командовал "Разойдись!". Если кто-то казался недостаточно "неподвижным", то час требовалось повторить на следующий день. "Тяжёлый час" - в полном снаряжении, в шлеме, в шинели и с ранцем (заполненным кирпичами), применялся редко. Это соответствовало арестам простого и строгого режима.
Старший вахмистр имел право назначить "один час". Мой первый старшина пользовался им во всю. Имевший школу ещё "царской армии", он охотно  швырял во все стороны шепелявым плевком: "Возьми себе час!"

С нами были на "ты", офицеры требовали к себе "Вы". Лейтенант, как командир взвода, уже мог назначить три "лёгких" или один "тяжёлый" час, у командира батареи их число соответственно возрастало до пяти и трёх.

Литовцы были большими любителями пения. На марше они постоянно заводили одну из своих многочисленных песен ("dainos"), слов которых мы, мемельлендеры, не знали. Лейтенант очень ревностно относился к пению и как только ты замолкал, так часа, считай уже лишился. Я избегал этого посредством громкого "ла-ла-ла" басом до тех пор, пока не выучил тексты на слух.

Денежное довольствие, увольнительные, отпуск


В виде денежного довольствия мы получали пять литов (2,10 рейхсмарок) в месяц. На это можно было купить пять упаковок табака и папиросной бумаги. Литовцы курили "Дом Дреебург" (марка табака, прим. перев.) и постоянно клянчили табак, который часто носили просто россыпью в карманах. Я не курил и частенько, когда в ответ на их просьбы просто выворачивал наизнанку пустые карманы, они злились. Но ровно до тех пор, пока не поняли, что взять с меня нечего.
О денежном довольствии ясно говорила надпись на фасаде казармы. КАМ - это сокращение от Krašto apsaugos ministerija (Министерство охраны края), что мы переделали в "kareiviams alga maza" (мало денег для солдат)



Для чего солдату выходной? В Воскресенье после еды и только тогда, по просьбам и по собственному смотрению, старшина раздавал увольнительные. Только с ними можно было получить "выходную" униформу. Без неё ты слишком бросался в глаза в городе, летом в лёгкой гимнастёрке (palaidine), а зимой в толстой изношенной и пахнущей лошадьми, форменной куртке. После смены караула в 13 часов и до вечерней поверки мы были свободны от службы. У меня был старший и женатый уже друг из Мемеля, который жил у своих литовских тестя и тёщи недалеко от казарм. Здесь я всегда находил теплый приём. Здесь же висели мой костюм и шляпа. Артиллерийские казармы не были огрожены, не имели сторожевых постов а вдоль главной улицы стояло административное здание КАМ. Таким образом, сменившись с караула, я легко попадал к своему другу, переодевался и на автобусе ехал в центр города, расположенный примерно в семи километрах. Где с удовольствием навещал немецкий книжный магазин на Лиайсвес-Аллее, даже тогда, когда не собирался ничего покупать.  Если в автобус в переднюю дверь входил офицер или старший по званию из нашего полка, то на я на следующей же остановке выскакивал вон. Замечу, что до присяги, которую мы принимали на шестой месяц службы, увольнений не было вообще.



Отпуск в большей или меньшей степени можно было "вычесть" из службы. Обычно мы демобилизовались после 18-ти месяцев службы в конце 17-го. Из этого можно было вычесть и положенный месяц отпуска. Однако из-за напряжённых отношений с Рейхом в то время, я должен был отслужить свои полтора года полностью. После травмы, полученной в результате несчастного случая, и потребовавшей не менее четырёх недель лечения в центральном военном лазарете в Ковно, я получил отпуск для долечивания, пять или шесть недель.

Караульная служба и дежурства



Со второго полугодия наша батарея была освобождена от работы на конюшне, исключая караулы. За это однако мы получили бесконечное количество нарядов и дежурств. Посты, на которые назначали в 13 часов, были только в оружейном помещении. После двух часов караула следовало два часа отдыха и два часа боевой готовности в караульном помещении. После суточного дежурства, свободное от службы время. Каждый их двух часовых (sargai) охранял различные склады, с одеждой, экипировкой и так далее в одноэтажных строениях, с 18 часов (окончание службы) и до побудки (в 5 часов). Они сменялись в полночь. Днём они были заняты обычной службой на батарее а в перерывах спали в казарме. Нарядов они не получали. Затем был ещё патруль из двух человек, который по одному и тому же маршруту обходил довольно обширную территорию казарм. Мне больше всего нравились такие дежурства, так как они позволяли общаться. Я изучал литовский язык и ближе знакомился с образом жизни и мыслей молодых крестьянских и сельских парней. Двух немцев патрулировать не назначали никогда.

Продолжение следует

Фотографии найдены и размещены переводчиком

Оригинал статьи

   
« Последнее редактирование: Воскресенье 14 Июля 2013 03:06:05 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн mike

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1680
  • Лучшее - враг хорошего
Судя по самоназванию, это прежде всего человек с немецкими корнями.
Здесь немного сложнее. Формально "мемельлэндеры" - это колонисты-переселенцы и их потомки из Зап. Европы, которых нем. (прусское) правительство привезло в Мемельский край. после эпидемий чумы в начале 18 го века. Эти люди прижились здесь и образовали отдельную социальную прослойку, которая стояла несколько обособленно как от немцев, так и от литовцев. Но вот по данному человеку видно, что он имеет немецкие корни. Возможно, это не буквально "мемельлэндер", а настоящий немец, проживавший на территории Мемельского края. Но приличное знание литовского говорит о том, что он имел постоянный контакт с литовским населением, а это возможно (по большей части) в то время, в сельской местности, в Мемеле преобладал немецкий.
В действительности всё иначе, чем на самом деле. Антуан де Сент-Экзюпери

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Здесь немного сложнее. Формально "мемельлэндеры" - это колонисты-переселенцы и их потомки из Зап. Европы, которых нем. (прусское) правительство привезло в Мемельский край. после эпидемий чумы в начале 18 го века. Эти люди прижились здесь и образовали отдельную социальную прослойку, которая стояла несколько обособленно как от немцев, так и от литовцев. Но вот по данному человеку видно, что он имеет немецкие корни. Возможно, это не буквально "мемельлэндер", а настоящий немец, проживавший на территории Мемельского края. Но приличное знание литовского говорит о том, что он имел постоянный контакт с литовским населением, а это возможно (по большей части) в то время, в сельской местности, в Мемеле преобладал немецкий.

Не верно. Мемельлендеры - это жители Клайпедского края, а не потомки переселенцев. А сам Клайпедский край (Memelland) с 1328 года находился в составе государства Тевтонского Ордена, позже Прусского герцогства и королевства Пруссия.   Мемельлендеры - это не социальная группа. В сущности - это обитатели Восточной Пруссии. Название "мемельлендер" появилось, можно считать тогда, когда появился "Мемельланд", то есть когда Клайпедский край отделили от Германии. Потому что до того "мемельлендеры" были жителями северной части Восточной Пруссии - провинции Германии. А вот сама Восточная Пруссия - это уже другой вопрос  :) Население Пруссии начало формироваться ещё при Альбрехте I, последнем магистре Тевтонского Ордена и первом герцоге Прусском, то есть в 16 веке. Он привлекал в Пруссию шотландцев, силезцев, богемцев и особенно голландцев. Позже, в 17 веке при Великом Курфюрсте появились французы-гугеноты (во всем герцогстве, в том числе и в Бранденбурге), а уже в начале 18 века - зальцбургские переселенцы, которые расселялись по всей Пруссии, так как Фридрих предоставил им право выбора.

Что касается автора, то он противопоставляет себя как немцам (из Рейха), так и (большим) литовцам.
« Последнее редактирование: Четверг 11 Июля 2013 21:23:49 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн mike

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1680
  • Лучшее - враг хорошего
Не верно. Мемельлендеры - это жители Клайпедского края, а не потомки переселенцев....

 Ну здесь можно поспорить ... В руки попадалась книжка на нем. языке из библиотеки Клайпедского университета, где достаточно чётко описывается быт и жизнь "мемельлэндеров" как достаточно обособленной социальной и этнической группы населения, хотя и близкой к немецкому населению Восточной Пруссии (ИМХО), да и в трактовках местных историков "мемельлэндеры" - потомки колонистов. Общеизвестен факт из истории Мемельского края, когда "мемельлэндеры", желая подчеркнуть свой статус. во время очередной переписи, в графе "национальность" указывали - "мемельлэндер".
 Это из вашего же перевода http://p-w-w.org/index.php?topic=4025.0:
"...Примечание переводчика

Прусские литовцы (нем. Memellaender) или летувининки - особая группа литовцев, населявшая до 1945 г. север и восток Восточной Пруссии, так называемую Малую Литву.
По германской переписи 1890 года они насчитывали 121 тыс. чел.
В отличие от остальных литовцев были в основном лютеранами. Противопоставляли себя  литовцам  Большой Литвы, которых они называли жемайтами. Использовали для литовского языка другую орфографию и готический шрифт, по культуре были близки немцам, были активными германскими патриотами.
В 1945 году вместе с остальным населением Восточной Пруссии в основном переселились в Германию, где значительно ассимилировались с немцами, часть осталась в Литве..." (с)  :)

В действительности всё иначе, чем на самом деле. Антуан де Сент-Экзюпери

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Ну здесь можно поспорить ...


С чем спорить-то??

Майк, понятие "Мемельланд", как и "мемельлендер" впервые появляется в так называемой Клайпедской конвенции, принятой на конференции послов в Париже 8 мая 1924 года.

Вот Статья 1 -  dieses Gebiet wird in dem vorliegenden Abkommen als "Memelgebiet" bezeichnet

Далее речь идёт о условиях передачи "Мемельского региона" (Клайпедского края или Мемельланда) Литве. Оговариваются условия широкой автономии и двух официальных языков, а также статуса жителей, вопросы собственности, управления и прочее.

Далее в приложении 2 (статут) в статье 8 говорится о гражданстве.
Все жители "Мемельланда" стали гражданами Литвы (с отметкой в паспорте "Bürger des Memelgebiets" - вот и появились "мемельлендеры")

Далее статья о выборах в местный Сеймелис - Nur Bürger des Memelgebeits sind wählbar - то есть избираются только "Мемельлендеры"

И так далее....  http://www.verfassungen.de/de/x/memelgebiet/konvention24-i.htm

Что касается:
Цитировать
"Общеизвестен факт из истории Мемельского края, когда "мемельлэндеры", желая подчеркнуть свой статус. во время очередной переписи, в графе "национальность" указывали - "мемельлэндер""


То первая перепись с указанием национальности проводилась в 1925 году, а ранее спрашивали только вероисповедание и родной язык.



Потому Ваш отказ считать автора воспоминаний "не настоящим мемельлендером" вызывают недоумение  :unknw:

Цитировать
Возможно, это не буквально "мемельлэндер", а настоящий немец, проживавший на территории Мемельского края.
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
ПРОДОЛЖЕНИЕ



Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Nord-Ost Institut
Автор: Эрих Куссау


Молодые "мемельлендеры" в чужих краях

ПРОДОЛЖЕНИЕ (2)

Начало                 ЗДЕСЬ
Продолжение(1)ЗДЕСЬ



Караульная служба и дежурства




Со второго полугодия наша батарея была освобождена от работы на конюшне, исключая караулы. За это однако мы получили бесконечное количество нарядов и дежурств. Посты, на которые назначали в 13 часов, были только в оружейном помещении. После двух часов караула следовало два часа отдыха и два часа боевой готовности в караульном помещении. После суточного дежурства, свободное от службы время. Каждый из двух часовых (sargai) охранял различные склады, с одеждой, экипировкой и так далее в одноэтажных строениях, с 18 часов (окончание службы) и до побудки (в 5 часов). Они сменялись в полночь. Днём они были заняты обычной службой на батарее а в перерывах спали в казарме. Нарядов они не получали. Затем был ещё патруль из двух человек, который по одному и тому же маршруту обходил довольно обширную территорию казарм. Мне больше всего нравились такие дежурства, так как они позволяли общаться. Я изучал литовский язык и ближе знакомился с образом жизни и мыслей молодых крестьянских и сельских парней. Двух немцев патрулировать не назначали никогда.

Все 24 часа (имеется ввиду, вероятно, аналог суточного наряда, прим. перев.) несли службу дежурный по казарме (в Вермахте дежурный унтерофицер) и дежурные по конюшне. Кроме того днём были ещё наряды на кухне. Здесь унтер-офицеры никогда не дежурили, только ефрейторы, чаще всего "сообразительные команды" (sumani eiliniai)

Все четыре наряда попарно сменяли друг друга каждые четыре часа, в промежутках они несли обычную службу, во время отдыха спали.

Наряды в конюшне должны были убирать навоз за лошадьми и относить его в общую кучу. Учитывая наличие 25-ти лошадей, для одного наряда такая работа не имела конца. Самым напряжённым было время между 4-мя и 5-ю часами, а также с 17-ти до 18-ти часов. Так как в эти часы рано утром нужно было убрать подстилку из соломы (с деревянных настилов в денниках и из загонов с булыжной облицовкой) и тачками также отвезти во двор. Днём лошади стояли в коридорах, а вечером старое сено, ещё пригодное к употреблению, дополняли свежим и стелили обратно в стойла на ночь.

"Казарменные" наряды должны были большими мётлами из веток мести "казематы". Деревянные полы вначале увлажняли, набирая для этого полный рот воды и "разбрызгивая" во все стороны. Необходимо было поддерживать чистоту и в небольших деревянных прямоугольных ящиках с песком, которые обычно служили плевательницами и пепельницами для тушения окурков. Кроме того, дневальные следили также за "чистотой" туалетов и за тем, чтобы упомянутые (выше) цинковые баки были всегда заполнены кипячёной водой для питья. Щедрый на "часы" старшина ревниво надзирал за дежурными в казарме и на конюшне. "Снабженца", как у "пруссаков" не было ( Futtermeister - начальник продовольственного снабжения, в Вермахте в чине капитана, прим. перев.)

Ночные караулы проверялись лично дежурным офицером и его помощником вахмистром. При этом они "крались" в темноте и ожидали своевременного окрика : "Стой!" Офицер мог подать сигнал свистком, на который необходимо было ответить. Если на четвёртый час караула ты чуть "задремал" и засвистел просто по подозрению, то это могло быть опасным в том смысле, что офицер находился поблизости и слышал ответ на сигнал, которого он не посылал.

Многочисленные караулы и наряды принесли с собой то, что поспать напролёт ты мог только каждую третью или четвёртую ночь. Предыдущие ночи были прерваны караулом или патрулированием. Случалось и так, что уже со второй половины ночи после суточного наряда, снова нужно было идти в караул, так как считалось, что 6 часов отдыха у тебя было и половину ночи ты поспал. В общем то, что от нас, молодых людей требовалось, было достаточно напряжённым для мирного времени.




Когда в декабре 1934 года в Ковно начался процесс Ноймана-Засса, последователей национал-социалистов из Мемельланда, мы спали по ночам в "состоянии готовности" одетыми, только без сапог. К счатью тревоги никогда не было. В том полугодии наша батеря имела "скидку", нас будили только в 6 часов.

Виду приближавшихся зимних холодов, в нарядах мы были хорошо экипированы. У каждого была кожаная куртка с мехом внутри (длиной примерно три четверти), поверх которой натягивали длинную до щиколоток шинель. На посту и в патруле поверх куртки надевали (постовой) тулуп, в котором можно было спокойно переносить и минусовые температуры.
Кавалерийские сапоги заменяли на валенки с кожаными голошами, которые доходили до щиколоток. У меня ноги не мёрзли никогда.

Если температура опускалась ниже 15 градусов, то дежурства наполовину уорачивались. С одной стороны неплохо, с другой не хватало и половины часов отдыха. Металлические каски, немецкиие модели мировой войны, мы носили только во время недель на полигонах.

Поскольку во втором полугодии занятий не было, то батарею загрузили дежурствами. Так ежедневно несколько человек должны были отправляться в наряд на кухню. Далее, во дворе стояли огромные чаны, в которые нужно было утрамбовывать квашеную капусту. Тяжёлая трудоёмкая работа. Затем, необходимо было регулярно чистить лошадиную упряжь, без чистящих средств. Мы "шлифовали" её только песком с водой и ветошью. Затем лошадей выводили на песчаный манеж, представлявший из себя большой треугольник между казармами и оружейной. Там их в поводу прогуливали быстрым шагом.
Я часто водил лошадей в расположенную недалеко учебную кузницу для того, чтобы их подковали. Работы по уборке различного сорта находились всегда, без дела не сидел никто.
По определённым дням батарея посещала баню (pirte), что-то типа сауны, которая нравилась всем. Если кто-то был в это время занят неотложными делами, то в "парилку" отрпавлялся позже один, что часто удавалось мне, и тогда положенный час можно было легко продлить. Летом было купание на мелководных местах у Мемеля, где каждый от капитана до рядового артиллериста мог "покрасоваться" голышом. Но для плавания там было слишком мелко.
В третьем полугодии с мая 1935 началась вторая учебная служба, которая тоже иногда прерывалась дежурствами. Например мы должны были на пароконном экипаже возить гальку с мемельского берега для строительства окружной стены, что было одним из любимых занятий, так как заполняло первою половину дня и предоставляло некоторую свободу.

От переводчика: прошу простить за возможные погрешности перевода, но устава караульной службы я не зубрила  :)

Языковые проблемы и товарищеские отношения

На нашей батарее, численностью примерно 120 человек, кроме литовцев было тринадцать мемельлендеров, один литовский немец, четверо евреев и один русский. Удавалось ли всем одинаково хорошо усваивать уроки, я не знаю. Мы, мемельлендеры об этом не говорили. Хотя в школе мы  учили (велико) литовский (так у автора, буквально "Grosslitauesche Sprache") с большей или меньшей охотой, некоторые ещё знали и отличный от него отдельными словами и произношением, прусско-литовский, так что на занятиях худо-бедно могли "тупо" повторить то, что требовал преподаватель. Один мемелец из немцев делал это принципиально так, что неизменно вызывал приступы веселья у всей батареи. Это ему сходило с рук, ни оценок ни наказания он не получал, даже от самого ведущего занятия лейтенанта.



В свободные часы нам никто не запрещал говорить между собой по-немецки. И вообще, как немец я никогда не чувствовал никакой дискриминации. И от других ничего подобного не слыхал. Совершенно иначе, чем дома в Мемеле, где различного рода притеснения от литовских властей не были редкостью.

Разумеется языковые различия препятствовали возникновению тесных дружеских связей с литовцами. Со временем мы стали иногда собираться вместе в одном из шести казематов, где, сидя на койках или на наших "сандукасах", вели беседы обо всём, что нас тогда волновало. И даже позволяли себе не очень громко петь хором. Один из нас, родом из сельской местности, знал большое количество различных "кухонных песен" (разновидность немецкой народной песни, которая возникла в 19 веке в противоположность "салонному искусству". Песни исполнялись кухарками, студентами, курьерами, солдатами и их вдовами, священниками, детьми. Ими и сочинялись. Они звучали на кухнях зажиточных домов, ярмарках, вечерних посиделках и т.д. Исследователи немецких кухонных песен причиной их возникновения называют социальные различия между владельцами зажиточных домов, замков и их тесный контакт с людьми, живущими с ними под одной кровлей, но проводящих практически все
свое время на кухне. Прим. перев.), например "Машенька, сидит плача в саду", или песню лесных стрелков, слов которой я сейчас не упомню. Этим песням он учил и нас. Иногда наши литовские товарищи внимательно слушали нас.

Различные дружеские группки литовцев нас мало привлекали, что думал каждый из них в отдельности я узнавал во время совместного патрулирования. Больше всего они любили петь хором свои перекрасные народные песни, особенно воскресными вечерами. И это был не голодный (вой), как часто злословили в Мемеле, когда из тамошних казарм доносилось пение. У большинства наших литовских товарищей были толстые "песенники" (diarien), в которые они часто, особенно в караулке, переписывали друг у друга недостающие песни. Мне кажется, что долгие советские годы несколько притушили этот пыл. Даже народным хоровым коллективам, которые гостили у нас в Люнебурге, некоторые из песен, слова которых я хорошо помню, были незнакомы.

В буфете места для вечеринок, как это принято было в Вермахте, не было. И я не припомню, можно ли было там купить пиво в бутылке и принести в казарму. Я не пил, я имею ввиду, не видел пива в "казематах".

Четверо евреев получали увольнения только по своим большим праздникам, по субботам они выполняли службу вместе со всеми. Я не могу забыть их отношения к оружию. На первых снайперских стрельбах из карабина, один из них с возгласом "Ой, я дрожать", по-литовски, прицелился по мишени и три раза выстрелил "в молоко" (в немецком языке это выражается фразой пробить проездной билет. Когда пулевые отверстия ложатся по краю мишени, как дырки, пробитые кондуктором. Прим. перев.)

Русского старшина, который сам "был родом" из царской армии, просто сожрал с потрохами. Почти каждый вечер тот отстаивал "свой час.

Я не знаю,  были ли запрещены (азартные) игры в "казематах", но игроки всегда укрывались в умывальнике на первом этаже. Среди мемельлендеров игры не были распространены. Самыми азартными игроками, до глубокой ночи, были профессиональные унтер-офицеры. Иногда они пытались что-то перехватить у нас (имеется ввиду занять денег), когда мы уже спали. В их среде были очень распространены проклятия и ругательства, как литовские, так и русские. Наши товарищи им не уступали в этом. Особенно часто слышался отвратительный русский мат.

Некоторое разнообразие вносил большой читальный зал, с большим количеством газет и журналов, для тех, кто умел читать. Наши литовские сослуживцы часто пропадали там.

Семейные люди из вышестоящего начальства не проживали на территории казарм, и никто из них не имел денщика или уборщика. Командир полка проживал один в деревянном одноэтажном доме на главной улице. Скорее всего он был холост, так как окна на три четверти снизу были заклеены газетами. Он легко впадал в ярость и при этом чертыхался. Таким мне как-то довелось его увидеть во время моего дежурства на кухне. Посещение кухни было его любимым "коньком", склад здесь должен был быть всегда на замке.

Учебный полигон "Gaižiūnų poligonas"


Он находился примерно в 40 километрах севернее Ковно на Нерисе (Вилия). Там оба лета мы провели по шесть недель. В середине июля мы подошли к лагерю ночным маршем, в металлических касках, артиллеристы верхом. Там нас ждали большие бараки, просторные для нескольких батарей, двухэтажные сплошные нары, соломенные тюфяки, тесно приткнутые друг к другу. Ежедневно происходил выезд в поле, поиск позиции, маскировка, стрельба учебными снарядами и ещё прицельная стрельба. При этом позиции занимали в приграничных деревнях между хуторами и стреляли в сторону территории лагеря.
 
Окончание следует

Фотографии найдены и размещены переводчиком

Оригинал статьи
« Последнее редактирование: Воскресенье 14 Июля 2013 12:17:40 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Кочевник

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4195
  • Да, скифы мы...
Сколько лет прошло, а почти ничего в жизни солдата-срочника не  изменилось, мы точно так же в конце 70х ходили в наряды на кухню, по тем же схемам несли караульную службу и выезжали на стрельбы. Возможно потому, что и литовская армия 30х и советская 70х унаследовали их от царской армии начала 20 века.
Отсутствующие редко бывают правы,зато чаще остаются в живых

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
ОКОНЧАНИЕ


Перевод: Tortilla
Страна: Германия
Издание: Nord-Ost Institut
Автор: Эрих Куссау


Молодые "мемельлендеры" в чужих краях

ОКОНЧАНИЕ

Начало                 ЗДЕСЬ
Продолжение(1)ЗДЕСЬ
Продолжение(2)ЗДЕСЬ



Учебный лагерь "Gaižiūnų poligonas"

Он находился примерно в 40 километрах севернее Ковно на Нерисе (Вилия). Там оба лета мы провели по шесть недель. В середине июля мы подошли к лагерю ночным маршем, в металлических касках, артиллеристы верхом. Там нас ждали большие бараки, просторные для нескольких батарей, двухэтажные сплошные нары, соломенные тюфяки, тесно приткнутые друг к другу. Ежедневно происходил выезд в поле, поиск позиции, маскировка, стрельба учебными снарядами и боевые стрельбы. При этом позиции занимали в приграничных деревнях между хуторами и стреляли в сторону территории лагеря. Таким образом мы охватывали стрельбой большие площади. Прицельно били непрямой наводкой. Я в качестве наводчика никогда не целился по движущимся мишеням.

В нектором роде здесь было свободнее, чем в казармах, хотя и будили в 2 часа ночи каждый день, кроме воскресений. Марш к стойлам, поить и кормить лошадей; в 4 часа утра уже на выход, шинели (по погоде), каски, почти всегда верхом. Неравномерный аллюр лошадей часто срывался на рысь.
Между 14-ю и 15-ю часами обратно в лагерь, быстро обедать, ездовые кормят и чистят лошадей, артиллеристы - свои орудия, особенно стволы после боевой стрельбы. Это могло длиться до 17 или 18 часов, затем до вечерней переклички свободное время. Тогда мы охотно прогуливались у границ лагеря, там обычно уже ждали местные крестьянки с окрестных хуторов с малиной, голубикой, молоком, маслом, яйцами, сыром (suris) и ранними яблоками. Там мы, мемельлендеры, всегда оставляли несколько литов. В деревни нам заходить не разрешалось.

Во второе лето мы поселились в палаточном лагере под деревьями. В каждой палатке по три человека. В четырёхугольных выемках глубиной до полуметра были уложены настилы из веток, на них соломенные тюфяки и всё это покрыто брезентом в виде шатра. В изножье выемка была достаточной глубокой для того, чтобы поместиться во весь рост, однако чаще всего мы с товарищами просто сидели на тюфяках. Не очень комфортабельное пребывание, просто кемпинг! Края широких проходов между палатками украшали самые настоящие произведения искусства из прутиков и веточек, здесь же стояли скамейки из тонких стволов берёз. В таких вещах литовцы были искусными мастерами. Однако то лето было дождливым, так что мы имели не так много возможностей посидеть на этих скамейках.
Учебной же службе, теперь требовавшей от нас немного больше знаний и умений, дождь не был помехой. Поверх тонких летних гимнастёрок мы натягивали тяжёлые пропитанные водой шинели. После занятий, если не было дождя, мы натягивали между деревьев телефонный кабель и развешивали шинели на нём, а снизу поджигали хворост и "коптили" их. В надежде, что на следующее утро они высохнут. Сапоги мы пытались просушить, набивая в них на ночь солому, портянки растягивали сверху. Носок у нас не было. Портянки были, во всех отношениях более практичными, чем квадратные в Вермахте. Из льна или бязи, вытянутый четырёхугольник, их можно было наматывать почти до голени.
Где находилась кухня и как мы получали наш нехитрый паёк, я уже не помню. На стрельбах мы иногда занимали позицию в кустах, где, как впрочем и во всей округе, было очень много ягод. Там мы с аппетитом поглощали малину и тёмные ягоды, немного дымчатые, похожие на голубику, но крупнее. И это "на посту" во время службы.
К сожалению, купание на реке Нерис было запрещено из-за сильного течения. Зато в свободное от службы время, особенно по воскресеньям, можно было навестить соседний лагерь пехотной части и там среди мемельлендеров встретить старых друзей и просто хороших знакомых.

Очень зрелищными были вечерние поверки, общие для всех частей в лагере. Музыкальная капелла пехотного полка - у нас такой не было - играла молитву и национальный гимн, и мощный "мужской хор" звучал под заходящим солнцем. Это было очень задушевно.

Таков был учебный полигон, примитивный, полный лишений, порой изматывающий, но тем не менее всегда воспринимаемый как приятный перерыв в наводящем тоску казарменном существовании.


Gaižiūnų poligonas

В конце октября 1935 года мне ещё довелось побывать на трёхдневных учениях в районе Мариамполе. Там мы свободно передвигались по убранным полям, а ночевали у крестьян на сеновалах, палаток у нас не было. Это был финал моей 18-месячной службы. Попытка, хоть за последние недели дать немного отрасти коротенькому ёжику волос на голове, зловредно пресекалась старшиной при помощи "часов". Так что домой я отправился почти "лысым" и только к Рождеству приобрёл более-менее "цивильный" вид.


Литовская армия и образ противника

Литовцы были бедны и экономили на каждом углу. В том числе и в армии, которая часто состояла только из кадровых частей. Насколько я помню, было всего 9 пехотных полков, 3 кавалерийских, 4 артиллерийских и один батальон тяжёлой артиллерии, один батальон разведки и один сапёрный, подразделение бронемашин (только колёсные, гусеничных не было), одна лётная часть и одна военная школа (для действующих и резервных офицеров). В военную школу призывали всех абитуриентов, хотя мемельским немцам успешно удавалось уклониться от этого. Я лично знаю лишь одного-единственного лейтенанта запаса из мемельских.
Главным врагом была Польша. И хотя занятий практически не было и литовская армия явно не доросла до польской, мы почти каждый день возбуждённо пели: "На Вильно, на Вильно.. Все кто только может, не посмотрим на число белых орлов, на Вильно, на Вильно. В любимый край, в страну Гедиминаса, к нашим братьям".

Литовская военная песня межвоенного периода. Называется "Поход на Вильнюс" (Žygis į Vilnių), прим. перев.


Осенью 1939 Литва получила Виленский край от Советского Союза, однако дорого заплатила за него, 50-летней потерей свободы!

В марте 1938 произошёл пограничный конфликт с Польшей. Положение было критическим, мы даже получили приказ о мобилизации. Однако благодаря стараниям Германии, противники пришли к согласию и призыва не было.

Германский Рейх в качестве возможного противника нам никогда не представляли, невзирая на напряжённые отношения осенью 1934 года в связи с процессом Ноймана-Засса по поводу национал-социалистических движений в "Мемельланде". Причина того, что наш призыв был демобилизован месяцем позже, мне неизвестна. Тот факт, что упомянутые трёхдневные учения в Мариямполе проходили вблизи немецкой границы, даёт основание предпологать, что здесь вероятно была связь с литовской политикой в отношении Германии.

Давно, давно это всё было! До 2002 года я уже в течение 10-ти лет жил в Люнебурге и поддерживал хорошие контакты со всеми сотрудниками "Норд-Ост-Института". Они и попросили меня написать воспоминания о службе в литовской армии. Я попытался, а иногда даже сравнивал службу с Вермахтом, который мне также довелось пережить. Кое-что я забыл. Но благодарен Богу за те воспоминания, которые почти 70 лет спустя, у меня, невзирая на мой возраст, ещё сохранились.

Фотографии найдены и размещены переводчиком

Оригинал статьи
« Последнее редактирование: Четверг 18 Августа 2016 17:24:25 от Tortilla »
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн Кочевник

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4195
  • Да, скифы мы...
Помню, как после учений вернулись в часть. Так казарма домом родным показалась. Тяжко солдату в поле, а что поделаешь - служба, она не мед.
Отсутствующие редко бывают правы,зато чаще остаются в живых

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
Помню, как после учений вернулись в часть. Так казарма домом родным показалась. Тяжко солдату в поле, а что поделаешь - служба, она не мед.

И всё равно, хорошее остаётся в памяти, плохое - нет. И эти мемуары тому подтверждение  :)

Приятно читать такие воспоминания, есть в них что-то душевное...
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

Оффлайн piwasikas

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8161
  • ☭ girmek yasaktir! ☭
ну и так- ценность их в том, что автор -не литовец, может, из-за этого более объективная картина получилась

NO GODS, NO MASTERS
AGAINST ALL AUTHORITIES

Оффлайн Tortilla

  • Редакция
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10579
ну и так- ценность их в том, что автор -не литовец, может, из-за этого более объективная картина получилась

Не обязательно. И картина - воспоминания одного человека... Что помнил и как помнил, то и рассказал... Вон постоянно упоминает крестьян с маслом-сыром. Можно подумать, что в сметоновской Литве как сыр в масле катались  ???
«Трагедия начнётся не тогда, когда некому будет написать статью в Nature, а когда некому будет прочитать статью в Nature»

 /Михаил Гельфанд/

 

Rating@Mail.ru
Portal Management Extension PortaMx v0.980 | PortaMx © 2008-2010 by PortaMx corp.
Яндекс.Метрика